0
9061
Газета История Интернет-версия

13.06.2019 20:05:00

Забытый подвиг

Об одной из первых операций Ржевско-Вяземской битвы

Анатолий Малышев

Об авторе: Анатолий Михайлович Малышев – доктор военных наук, профессор.

Тэги: Великая отечественная, война, ржев, вязьма, масленников, богданов, жуков, конев


12-1-1-t.jpg
Генерал армии Иван Масленников.
Фото из книги Самуила Штутмана
«Внутренние войска. История в лицах». 2011
В статье «Несостоявшееся наступление», опубликованной в «Независимом военное обозрении» от 24 мая 2019 года, указывалось, что со 2 по 27 июля 1942 года немецкое командование силами 9-й полевой армии провело операцию «Зейдлиц» против войск 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта, действовавших между городом Белый и населенным пунктом Сычевка на территории Холм-Жирковского выступа. Официальная историческая наука определяет события июля 1942 года на Холм-Жирковском выступе как «оборонительную операцию войск Калининского фронта в районе Белый 2–27 июля 1942 года». В данном материале мы рассмотрим ход данной операции и ее результаты.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Согласно последней официальной версии (Великая Отечественная война – день за днем. По материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии в 12 т. Т. 3 – «Через новые испытания». 1 января – 30 июня 1942 г. – М.: Военное издательство, 2008. – 688 с.: ил.), после окончания общего наступления Красной армии под Москвой большую угрозу немецкой группе армий «Центр» представляли соединения 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта, действовавшие в тылу немецкой 9-й полевой армии на территории выступа с центром в поселке Холм-Жирковский. С целью устранить эту угрозу немецкое командование спланировало и подготовило частную наступательную операцию.

Для ее проведения были созданы три ударные группировки: северная – в районе Оленино, южная – в районе города Белый и восточная – в районе Сычевки. Наступление немецких войск началось 2 июля. Через два дня группировка советских войск была окружена, а 6 июля противник отрезал 11-й кавалерийский корпус от 39-й армии. В результате окруженные советские войска оказались расколотыми на две части – северную и южную.

4 июля командующий 39-й армией генерал-лейтенант Иван Масленников отдал приказ о выводе войск с выступа. Немцы сразу же направили на пути отхода советских войск спецгруппы, переодетые в форму военнослужащих Красной армии. Они присоединялись к отходившим частям, уничтожали командиров и комиссаров, распространяли ложные слухи, создававшие панические настроения среди военнослужащих и жителей ближайших населенных пунктов.

Командование Калининского фронта организовало эвакуацию по воздуху командующего 39-й армией генерала И.И. Масленникова, бывшего одновременно заместителем наркома внутренних дел, Военного совета и группы штабных командиров. Руководство оставшимися в окружении войсками было возложено на заместителя командарма генерал-лейтенанта Ивана Богданова. Из кольца окружения удалось выйти примерно 18 тыс. военнослужащих – около 10% от численности войск, находившихся на территории выступа к началу операции. С ликвидацией крупного плацдарма Красной армии в тылу группы армий «Центр» под Ржевом опасность возобновления противником наступления на Москву возросла.

Таково современное официальное представление оборонительной операции войск Калининского фронта в районе Белый 2–27 июля 1942 года.

В более ранней версии эти же события излагаются в еще более сжатой форме. В июле 1942 года немецкое командование предприняло частную наступательную операцию в зоне ответственности группы армий «Центр» с целью отвлечь резервы Красной армии и улучшить оперативное положение своих войск на центральном участке Восточного фронта. 2 июля соединения 9-й немецкой армии перешли в наступление в полосах обороны 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта, занимавших Холм-Жирковский выступ в районе города Белый. Противнику удалось окружить советские войска. После трехнедельных боев отдельные части и подразделения смогли выйти из окружения южнее и севернее города Белый в полосах ответственности 41-й и 22-й армий. Важный плацдарм советских войск юго-западнее Ржева был потерян.

Изучение тематической литературы позволяет представить более развернутую версию июльских событий 1942 года, произошедших в районе города Белый.

12-1-2-t.jpg
Генерал-лейтенант Иван Богданов.
Фото из книги Светланы Герасимовой
«Ржевская бойня». Эксмо. 2014
ЖУКОВ ПОДДЕРЖИВАЕТ КОНЕВА

Оборонительная операция войск Калининского фронта (22-я, 39-я, 41-я армии, 11-й кавалерийский корпус и 3-я воздушная армия; командующий генерал-полковник И.С. Конев) проводилась в июле 1942 года юго-западнее Ржева, между Сычевкой, Белым и Оленино, в районе выступа в линии советско-германского фронта вокруг (условно) поселка Холм-Жирковский. Выступ образовался на заключительном этапе Московской битвы в ходе Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции войск Западного и Калининского фронтов 8 января – 20 апреля 1942 года, внутри большого Ржевско-Вяземского выступа немецких войск в линии советско-германского фронта. На территории выступа оборонялись соединения и части 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса (командир полковник С.В. Соколов). Выступ узким (до 28 км в поперечнике) коридором между городами Нелидово и Белый соединялся с территорией, занятой основными силами фронта.

По воспоминаниям Маршала Советского Союза И.С. Конева, «...во второй половине зимы 1942 года у членов Ставки возникло намерение спрямить линию фронта. Речь шла о выступах на Северо-Западном фронте в районе Демянска, на Калининском – в сторону Великих Лук, Холма и других. Представлялось, что, срезав эти выступы, оставив часть территории и выровняв фронт, Ставка выкроит одну-две армии для того, чтобы держать их в резерве» (Конев И.С. В боях на калининском направлении. В пламени войны. – М.: Воениздат, 1969).

Верховный главнокомандующий И.В. Сталин хотел услышать мнение по этому вопросу главкома войсками Западного направления, а также командующих войсками Калининского и Северо-Западного фронтов. Поэтому в Ставку были приглашены генерал армии Г.К. Жуков, генерал-полковник И.С. Конев и генерал-лейтенант П.А. Курочкин. По воспоминаниям Конева, когда очередь дошла до него, он объяснил, «что если мы и сэкономим некоторые силы на спрямлении Северо-Западного и Калининского фронтов, то немцы в этом случае тоже высвободят столько же, если не больше сил и используют их для усиления своей группировки, стоящей перед Западным фронтом и нацеленной на Москву. Сейчас, пока фронт не спрямлен, пока силы немцев растянуты, им не из чего создать ударную группировку, и нам это выгодно. Особенно это выгодно Западному фронту, поскольку Калининский фронт своим далеко выдвинутым на запад выступом к Холму буквально нависает над немецкими войсками, стоящими перед Западным фронтом. Немцы вынуждены держать против нас войска вдоль всего этого выступа, а если они их смогут высвободить, то, несомненно, используют для создания группировки против Западного фронта, и это может соблазнить их на новый удар по Москве».

Доводы Конева поддержал Жуков.

ПОМОЩЬ НАСЕЛЕНИЯ

Таким образом, к лету 1942 года частью войск Калининский фронт удерживал выступ, именовавшийся Холм-Жирковским. Этот выступ лежал на стыке Калининской и Смоленской областей, занимая огромные массивы густых лесов, вязких болот и торфяников. Здесь было множество рек, речушек и ручьев. По более или менее возвышенным местам проходили одиночные проселочные дороги, вдоль которых стояли небольшие села и деревни. Районные центры соединялись большаками. В южной части выступа проходила тупиковая ветка железной дороги. Площадь выступа – около 5 тыс. кв. км. На ней была восстановлена советская власть и воссозданы коллективные хозяйства. Местное население активно помогало командованию 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса, в частности на строительстве оборонительных укреплений, при сборе на полях боеприпасов, оружия и военной техники, в снабжении продуктами питания и решении вопросов пополнения личным составом.

В частности, как указывает С.А. Герасимова в статье «Оборонительная операция войск Калининского фронта в июле 1942 года», опубликованной в журнале «Военно-исторический архив» № 8 за 2001 год, жители Холм-Жирковского района передали воинским частям 2,5 тыс. ящиков снарядов, 1295 ящиков патронов, 420 ящиков гранат, 1,5 тыс. винтовок, 92 пулемета, 14 автоматов, 28 минометов, 18 орудий; жители Батуринского района – 63 орудия, 12 танков, 43 миномета, около 7 тыс. винтовок, 230 повозок, 7 полевых кухонь, 50 грузовиков. Жители Андреевского района ходили по «коридору» в город Нелидово за 60–80 км и несли на себе снаряды, мины, ящики с гранатами, сдавали их частям, стоящим в обороне на территории их района. Они же передали воинским частям 967 коров и нетелей, 69 телят, 3664 овцы и козы, 173 свиньи, 2440 голов птицы, 17 998 центнеров картофеля, 16 498 центнеров зерна.

Соединения и части, находившиеся внутри выступа, задействовали инженерные сооружения Ржевско-Вяземского оборонительного рубежа, построенные в конце лета – осенью 1941 года и не использованные тогда войсками Красной армии.

Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж представлял собой систему полевых и долговременных оборонительных сооружений и инженерных заграждений, строившихся в 250–300 км западнее Москвы в июле–сентябре 1941 года. Рубеж создавался в связи с угрозой прорыва немецких войск к столице. Его строительство началось по приказу Ставки ВГК от 14 июля 1941 года после выхода соединений немецкой группы армий «Центр» на ближние подступы к Смоленску. Рубеж проходил в 50–80 км позади переднего края обороны войск Западного фронта по линии Кувшиново, Ржев, Вязьма, Киров и состоял из двух оборонительных полос: 1-й – сплошной, 2-й – прерывчатой, оборудованной на отдельных направлениях. К началу октября 1941 года рубеж был готов на 40–50%. Вследствие неудачного для советских войск начала Вяземской операции 1941 года (быстрый прорыв немецких соединений 3-й и 4-й танковых групп к Вязьме и Ржеву, в тыл войск Западного фронта) Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж использовался лишь частично.

12-1-3-t.jpg
Артиллерийский расчет
в ходе боев подо Ржевом.
Фото © РИА Новости
КРУПНАЯ ГРУППИРОВКА

По состоянию на 1 июля 1942 года в состав 39-й армии входили две гвардейские (21-я и 41-я) и шесть стрелковых (252-я, 256-я, 262-я, 357-я, 373-я и 381-я) дивизий, артиллерийский полк, три дивизиона гвардейских минометов, один танковый и два инженерных батальона (на карте «Обстановка 22-й, 41-й и 39-й армий на 2 июля 1942 года» 41-я гвардейская и 262-я стрелковая дивизии отсутствуют (числились выведенными в резерв фронта. – А.М.).

В составе 11-го кавалерийского корпуса числились четыре кавалерийские дивизии (18-я, 24-я, 46-я и 82-я), минометный полк, отдельный конно-артиллерийский дивизион и отдельный дивизион связи.

39-я армия и 11-й кавалерийский корпус удерживали фронт протяженностью около 300 км. На севере выступа 39-я армия соседствовала с 22-й армией (командующий – генерал-майор В.А. Юшкевич), оборонявшей северную сторону «коридора». Южную его сторону обороняли войска 41-й армии (командующий – генерал-майор Г.Ф. Тарасов).

По оценке немецкого командования, к началу июля 1942 года в тыловом районе группы армий «Центр» находилось до 60 тыс. советских военнослужащих. Поэтому немецкое командование приняло решение о проведении ряда частных операций с целью очистить тылы и выровнять линию фронта. В их числе планировалась и операция 9-й ненемецкой армии против советских войск на Холм-Жирковском выступе (условное наименование операции – «Зейдлиц»). Ее замыслом предусматривалось нанести удары по советским войскам с четырех направлений: вначале – в «коридоре» по войскам 22-й и 41-й армий, через двое суток – с севера и востока по войскам 39-й армии, и через трое суток – с юга в полосе обороны 11-го кавалерийского корпуса. К участию в операции привлекались 13 дивизий (в том числе три танковые) и до 80 боевых самолетов.

За несколько суток до начала операции «Зейдлиц» командование Калининского фронта общее представление о возможных сроках начала, месте и характере действий противника имело. 29 и 30 июня командующий войсками фронта по телефону сориентировал командующего 39-й армией и командира 11-го кавалерийского корпуса о возможных действиях противника. Готовясь к предстоящей обороне, командующий 39-й армией и командир 11-го кавалерийского корпуса обратились к командованию фронта с просьбой о срочном пополнении подчиненных им войск боеприпасами и продовольствием (в соединениях и частях 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса имелось в среднем по одному боекомплекту боеприпасов и по четыре сутодачи. – А.М.), а также усилении хотя бы одной стрелковой дивизией и одним танковым батальоном. В усилении войсками им было отказано, а удовлетворить потребности в боеприпасах и продовольствии не успели.

НАСТУПЛЕНИЕ

Рано утром 2 июля немецкие войска перешли в наступление в самой узкой части «коридора» в направлении на Белый против 17-й гвардейской стрелковой дивизии 41-й армии и в направлении на Оленино против 185-й и 380-й стрелковых дивизий 22-й армии, а также в полосе обороны 21-й гвардейской стрелкой дивизии 39-й армии. 4 июля противник перешел в наступление также с востока – на сычевском направлении – в полосах обороны 381-й и 252-й стрелковых дивизий 39-й армии.

В первые же сутки боев особенно тяжелое положение сложилось в полосах обороны 380-й и 355-й стрелковых дивизий 22-й армии, а также 17-й гвардейской стрелковой дивизии 41-й армии. 5 июля, введя в действие свежие танковые части со стороны города Белый в северном направлении, противник овладел населенным пунктом Нестерово, а с востока – прорвал оборону 256-й стрелковой дивизии. 6 июля в районе деревни Пушкари соединились части 1-й и 2-й танковых дивизий 9-й немецкой армии, перерезав «коридор». В окружении оказались 39-я армия, 11-й кавалерийский корпус, соединения левого фланга 41-й армии (17-я гвардейская и 135-я стрелковая дивизии, 21-я танковая бригада) и правого фланга 22-й армии (355-я стрелковая дивизия и отдельные части 380-й и 185-й стрелковых дивизий). Меры, в срочном порядке предпринятые командованием 22-й и 41-й армий, по деблокированию окруженных успеха не имели.

За сутки до окружения (5 июля) командующий 39-й армией и командир 11-го кавалерийского корпуса получили приказ командующего войсками фронта оставить выступ. Соединения и части начали отход к рекам Белая и Обша в район села Егорье, где находились переправы, еще удерживаемые 135-й стрелковой дивизией 22-й армии. В ночь на 6 июля первые подошедшие к селу части 373-й стрелковой и 52-й кавалерийской дивизий завязали бой с противником за переправы. Основные силы 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса подошли к Егорью сутками позже – 7 июля.

В этой обстановке немецкому командованию ударом на Егорье удалось рассечь оборону советских войск и выйти к Белому, образовав второе кольцо окружения. Советские войска оказались рассеченными на две части: северную и южную. В северной части окружения в заболоченных лесах между большаками Белый–Оленино и Белый–Кострицы сосредоточились разрозненные части и подразделения 22-й, 41-й, 39-й армий и 11-го кавалерийского корпуса, пытавшиеся по дороге на Оленино выйти из окружения.

Командование немецких соединений и частей, участвовавших в операции, на основе сообщений, полученных от пленных и перебежчиков, а также по данным радиоперехвата и своей разведки имело довольно полное представление о состоянии советских войск в северной и южной окруженных группах и их замыслах. Поэтому 8 и 9 июля к дороге Белый–Оленино севернее Нестерово были стянуты значительные силы с задачей не допустить выхода из окружения советских войск северной группы.

Не менее трагичным оказалось положение южной группы окруженных соединений и частей 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса, которые к 10 июля сосредоточились в урочище Костино и лесном массиве между Варварино, Шапково, Тупик, Владимирское.

13 июля немецкое командование распространило сообщение об уничтожении нескольких окруженных юго-западнее Ржева советских стрелковых и кавалерийских дивизий и одной танковой бригады общей численностью свыше 30 тыс. человек. Однако боевые действия войск 22-й и 41-й армий, направленные на деблокирование окруженных в Холм-Жирковском выступе, продолжались. До 1,5 тыс. советских военнослужащих сосредоточились в лесу у Грядцева, до 8 тыс. – под Шиздерёво. В составе последней группы находились командующий 39-й армией генерал-лейтенант Масленников, заместитель командующего армией генерал-лейтенант Богданов, командующий артиллерией армии генерал-майор Кутейнов и член Военного совета армии бригадный комиссар Юсим (все кроме Богданова эвакуированы самолетами 19 июля по распоряжению командующего войсками Калининского фронта).

20 июля группа советских военнослужащих численностью около 5 тыс. человек под командованием генерал-лейтенанта Богданова предприняла попытку прорваться из окружения через дорогу Кострицы–Белый у отметки 278,3. 21 июля частью сил 4-й ударной армии Калининского фронта было организовано наступление на Демидовском направлении с целью обеспечить выход прорывающимся из окружения. Командования 22-й и 41-й армий с аналогичной целью сосредоточили усилия на участке хутор Мята, Ивановка. К исходу дня в полосе ответственности 185-й стрелковой дивизии из окружения вышли до 3,5 тыс. человек, а к утру 22 июля – еще около 7 тыс. В числе вышедших из окружения был и генерал-лейтенант Богданов.

Таким образом, оборонительная операция войск Калининского фронта в районе Белый завершилась фактически 22 июля 1942 года с выходом из окружения южной группы остатков соединений и частей 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса, хотя организованное сопротивление оставшихся в окружении продолжалось до 27 числа. Отдельные же небольшие группы советских военнослужащих прорывались через линию фронта на запад, север и даже восток вплоть до начала октября.

ИТОГИ

В конце июля командование Калининского фронта подвело итоги потерь личного состава 22-й, 39-й, 41-й армий и 11-го кавалерийского корпуса за месяц – 61 722 человека, из которых 47 072 числились пропавшими без вести («Военно-исторический журнал» № 2 за 1999 год приводит общие потери войск Калининского фронта в оборонительной операции в июле 1942 года, равные 20 360 человек, в том числе 7432 – безвозвратные и 12 928 – санитарные; число пропавших без вести не указывается. – А.М.). По немецким данным, в ходе операции «Зейдлиц» в плен было взято до 50 тыс. советских солдат и офицеров (число пропавших без вести очень близко к числу плененных).

Результаты июльской 1942 года оборонительной операции войск Калининского фронта оказались для Красной армии неудачными и даже трагичными. С ликвидацией Холм-Жирковского выступа был потерян важный плацдарм, который в дальнейшем мог бы использоваться в решении стратегических задач. С его потерей командование Красной армии вынуждено было искать резервы для восстановления целого ряда соединений и частей. Но самое трагичное – потеря десятков тысяч человеческих жизней, большая часть которых канула в неизвестность.

Вероятно, именно из-за ошибок высшего командования, которые привели к таким трагическим последствиям, эта операция и была «забыта» военными историками на долгие десятилетия, а вместе с нею забыты были и те, кто остался лежать в бельских болотах или умер в плену на чужбине.

Но мужество, стойкость, верность долгу и своей Родине офицеров и солдат 39-й, 22-й и 41-й армий, 11-го кавалерийского корпуса не были напрасными. Хотя и нет конкретных данных о потерях противника в этой операции, немецкие источники свидетельствуют о том, что соединения и части, принимавшие участие в операции «Зейдлиц», были обескровлены и нуждались в срочном пополнении.

Главный же итог оборонительной операции войск Калининского фронта в июле 1942 года состоит в том, что войска группы армий «Центр» не были использованы командованием вермахта в летнем наступлении на южном крыле советско-германского фронта. Более того, высвободившиеся по окончании операции соединения и части 9-й немецкой армии вынуждены были остаться на ржевско-вяземском плацдарме для обеспечения сплошной линии обороны. И эта линия обороны понадобилась немецкому командованию уже 30 июля – в этот день началась первая Ржевско-Сычевская наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сергей Шойгу выразил надежду, что ядерной войны, все-таки, не будет

Сергей Шойгу выразил надежду, что ядерной войны, все-таки, не будет

Владимир Иванов

0
354
В Таллине почтили память освободителей города от немецко-фашистских захватчиков

В Таллине почтили память освободителей города от немецко-фашистских захватчиков

0
197
Нацисты могли захватить все Средиземноморье и выйти к нефтяным месторождениям Персидского залива

Нацисты могли захватить все Средиземноморье и выйти к нефтяным месторождениям Персидского залива

Александр Шарковский

Западные эксперты вновь признали, что вторжение Германии в Россию было величайшей стратегической ошибкой Гитлера

0
600
«Военный потенциал» и «военная мощь» не синонимы

«Военный потенциал» и «военная мощь» не синонимы

Сергей Самарин

Опыт русской императорской армии в РККА не пригодился

1
1586

Другие новости

Загрузка...
24smi.org