0
4717
Газета История Интернет-версия

13.09.2019 00:01:00

Радиационная передовая

Еще раз о ликвидации последствий чернобыльской катастрофы

Владлен Малышев

Об авторе: Владлен Платонович Малышев – доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

Тэги: аварии, ликвидации, чернобыльской, аэс, реактора, дезактивации


аварии, ликвидации, чернобыльской, аэс, реактора, дезактивации Чернобыльская АЭС после взрыва реактора. 1986 год. Фото Reuters

После демонстрации англо-американского сериала о чернобыльской аварии в средствах массовой информации появились воспоминания многих свидетелей этих событий. К сожалению, в самом фильме и в ряде публикаций приводится немало недостоверных сведений о самой аварии и деятельности некоторых участников ликвидации. 

Большинство тех, о ком сейчас вспоминают, уже ушли из жизни и не могут реагировать на происходящее. Мне как человеку, бывшему в гуще событий начального периода ликвидации последствий чернобыльской  аварии, хочется дать более взвешенную оценку многому из того, что происходило в ходе ликвидации последствий чернобыльской аварии.

Хронология основных событий по ликвидации последствий аварии

26 апреля, 1.23 – взрыв и последующий пожар на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС.

26 апреля, 1.30–1.35 – прибытие дежурных караулов пожарных частей.

26 апреля, 6.35 – ликвидация очагов пожара на крыше станции и в машинном зале.

27 апреля, 14.00–17.00 – эвакуация жителей г. Припять численностью около 50 тыс. человек.

29 апреля – начато тампонирование разрушенного реактора с вертолетов поглощающими материалами.

3 мая – выполнены работы по оценке радиационной обстановки в 30-километровой зоне ЧАЭС.

6 мая – завершено тампонирование разрушенного реактора, мощность радиоактивных выбросов снижена в тысячи раз, развернуты крупномасштабные работы по дезактивации промышленной площадки, зданий и сооружений АЭС.

30 мая – выполнены основные работы по очистке промышленной площадки от высокорадиоактивных источников и начато строительство укрытия.

28 июня – завершено сооружение защитной плиты под разрушенным реактором.

30 сентября – завершены первоочередные водоохранные мероприятия бассейна реки Припять. Эти работы были выполнены по настоятельному требованию руководства Украины. Хотя последующий контроль радиационной обстановки показал, что существенный перенос радиоактивных загрязнений в бассейн Днепра и тем более в Черное море не наблюдается.

1 октября – выполнены наиболее опасные работы по очистке кровли третьего блока от высокорадиоактивных источников. Эти работы в искаженном виде были показаны в англо-американском фильме. В то же время, по свидетельству участников, к работам привлекались только добровольцы, которые находились в особо опасной зоне не более 30 секунд.

30 октября – осуществлен ввод в эксплуатацию первого энергоблока ЧАЭС.

30 ноября – завершено строительство объекта «Укрытие» и осуществлен ввод в эксплуатацию второго энергоблока ЧАЭС.

30 декабря 1987 года – осуществлен ввод в эксплуатацию третьего энергоблока ЧАЭС.

В течение 1988 года завершено строительство первой очереди г. Славутич и обеспечена возможность безвахтовой эксплуатации ЧАЭС.

Таким образом, к декабрю 1986 года за семь месяцев были завершены мероприятия по ликвидации режима чрезвычайной ситуации на атомной станции и наступил длительный период преодоления последствий аварии, который продолжается и по настоящее время.

Эффективность действий по ликвидации последствий аварии

Следует признать, что человечество впервые столкнулось со столь масштабной радиационной аварией, наша страна не была, да и не могла быть готова к ликвидации чрезвычайной ситуации подобного масштаба. Однако в этой сверхэкстремальной обстановке было налажено достаточно эффективное взаимодействие различных министерств и ведомств, в сжатые сроки была сформирована многофункциональная группировка сил и средств для смягчения последствий аварии, что позволило оперативно осуществить необходимые мероприятия по защите населения, локализовать основные источники радиоактивного загрязнения и постепенно нормализовать радиационную обстановку на атомной станции.

Анализ результативности выполненных работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и реабилитации территорий позволяет признать, что наиболее успешными были следующие мероприятия:

– ликвидация очагов пожара на крыше станции и в машинном зале;

– организация массовой эвакуации жителей г. Припяти и других населенных пунктов из 30-километровой зоны;

– тампонирование разрушенного реактора с воздуха набором веществ, обеспечивающих снижение температуры активной зоны реактора;

– работы по дезактивации промышленной площадки, зданий и сооружений АЭС;

– строительство саркофага для укрытия разрушенного четвертого блока атомной станции;

– мероприятия по социально-экономической реабилитации пострадавших людей и территорий.

Вместе с тем необходимо отметить, что задержка с информацией о произошедшей аварии на Чернобыльской АЭС, ее характере и масштабах не только в районе аварийной АЭС, но и по стране отрицательно сказалась на своевременности принятия мер по организации защиты населения от радиационных воздействий. Не была своевременно проведена йодная профилактика, и в необходимом объеме не была развернута сеть радиационного наблюдения. В результате с запозданием были обнаружены факты радиоактивного загрязнения территорий не только на Украине, но и в России и Белоруссии.

Самой главной ошибкой в организации действий по ликвидации последствий аварии было привлечение к работам в загрязненных зонах большого количества людей, психологически не подготовленных для работы в особо опасных условиях. Это в последующем повлекло за собой существенные социально-экономические издержки по поддержанию жизни и здоровья многих ликвидаторов аварии. Отрицательно влияли на психологический настрой ликвидаторов недостатки в организации дозиметрического контроля. Вначале весь индивидуальный контроль облучения в основном осуществлялся войсковыми дозиметрами ДК-0,2, ДКП-50, ИД-1 и ИД-11. Все они не обеспечивали решение этой задачи. Одни (ДК-0,2) зашкаливали, другие (ДКП-50) имели большую погрешность измерения, а третьи (ИД-1 и ИД-11) не обеспечивали контроля при небольших дозах облучения до 10 бэр. Кроме того, дозиметров просто не хватало. Был использован групповой метод контроля, когда дозиметр выдавался старшему группы и всему личному составу группы зачислялась доза с этого единого дозиметра. Безусловно, данный метод контроля не выдерживал никакой критики при пятнистом характере загрязнения местности, но другого выхода не было. Попытка использовать расчетный метод больших положительных результатов не дала. Лишь переход со временем на использование ряда других дозиметров (Д-2р, ДПГ-0,3 и др.) позволил решить эту проблему. В целом же надо констатировать, что дозиметрический контроль при работах в начальный период ликвидации последствий чернобыльской аварии был организован плохо.

Малорезультативными оказались крупномасштабные работы по дезактивации населенных пунктов и территорий в 30-километровой зоне, которые не привели к существенному снижению уровня радиации. Не следовало проводить работы по пылеподавлению местности и строительству плотин на реке Припять и ее притоках, так как отсутствовал измеряемый перенос радионуклидов между ландшафтными комплексами.

В 2011 году произошла тяжелая радиационная авария на японской атомной станции «Фукусима». Цунами повредило часть оборудования, важного для безопасности, в том числе были выведены из строя дизель-генераторы системы аварийного электроснабжения. Возникла ситуация полного обесточивания АЭС. Следует признать, что японские специалисты при организации работ учитывали опыт ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Была организована экстренная эвакуация населения из зон заражения. Работы по ликвидации аварии проводились только на территории станции. К участию в работах привлекался ограниченный контингент ликвидаторов: на начальном этапе аварии всего 180 пожарных-добровольцев.

Однако сравнительный анализ эффективности действий ликвидаторов чернобыльской аварии и аварии на «Фукусиме» свидетельствует о недостаточной оперативности выполнения работ японскими ликвидаторами.

При возникновении аварии на четвертом блоке Чернобыльской АЭС пожарные расчеты смогли в течение пяти часов ликвидировать 30 очагов возникших пожаров и тем самым предотвратить разрушение остальных энергоблоков. В то время как на станции «Фукусима» из-за длительной доставки новых дизелей для питания энергоблоков, запаздывания в регулировании давления в энергоблоках остановить дальнейшее развитие аварии не удалось. В течение 10 суток продолжались взрывы и пожары на всех четырех энергоблоках, что, естественно, вызывало панические настроения в обществе. Недостаточно оперативно велись работы по ликвидации опасных радиационных загрязнений. Вместе с тем наличие защитных корпусов для ядерных реакторов «Фукусимы» существенно (на несколько порядков) сократило объемы выбросов радиоактивных веществ и уменьшило масштабы загрязнений.

Таким образом, если бы наши ликвидаторы действовали так же неспешно, как японские, и допустили разрушение всех четырех ядерных реакторов ЧАЭС, большая часть европейской территории страны подверглась бы сильнейшему радиоактивному заражению и находилась бы в зонах отчуждения.

33-10-1.jpg
Академик Валерий Легасов. 1986 год.
Фото со страницы МАГАТЭ в Flickr
Участники ликвидации последствий аварии

Академик В.А. Легасов. О нем распространяют много мифов, связанных с его самоубийством. Некоторые даже высказывают предположение, что он был убит. В англо-американском сериале он показан безвольным исполнителем указаний председателя правительственной комиссии Бориса Щербины. В то же время практически все, кто с ним работал в Чернобыле, считают его одной из самых ярких и легендарных личностей. Он является основоположником науки о безопасности и риске.

За несколько лет до чернобыльской катастрофы, основываясь на анализе аварии на американской АЭС Три-Майл-Айленд в 1979 году, Легасов и его единомышленники выступили с предложением о разработке новой методологии безопасности ядерной энергетики, основанной на концепции приемлемого риска и исключающей ведомственные интересы. В статье, опубликованной ими в 1980 году в журнале «Природа», говорилось: «При определенных обстоятельствах, несмотря на наличие мер безопасности, на АЭС возможно возникновение условий для аварии с повреждением активной зоны и выбросами в атмосферу определенного количества радиоактивных веществ». Это утверждение вызвало неприятие не только со стороны административно-бюрократического аппарата, но и многих ученых и конструкторов, специалистов в области ядерной энергетики. Даже после чернобыльской аварии, которая произошла на фоне практически всеобщей убежденности в полной безопасности ядерной энергетики в СССР, методологические подходы в нормативной базе безопасности атомных электростанций менялись крайне медленно.

Скорее всего это идеологическое противостояние с ведущими специалистами в области ядерной энергетики сыграло главную роль в безвременном его уходе из жизни. Особенно болезненно он переживал провальное голосование по его кандидатуре на должность директора Института атомной энергии. Видимо, его коллеги не могли смириться с тем, что крупнейший в стране физический институт возглавит химик-технолог по основному образованию. Однако жизнь преподносит сюрпризы: в настоящее время этим институтом руководит не известный физик и не известный химик, а выдающийся специалист разговорного жанра.

При ликвидации последствий чернобыльской аварии одной из основных технических проблем, вставших перед участниками, было «укрощение» разрушенного реактора. Бушующий внутри реактора пожар выбрасывал в атмосферу значительное количество высокоактивных частиц ядерного топлива, существенно увеличивая уровни радиоактивного загрязнения местности. Вначале разрушенный реактор заливали водой, предназначенной для охлаждения активной зоны. Однако высокоактивная вода переполнила имеющиеся емкости и стала поступать в помещения нижних этажей третьего, второго и первого энергоблоков, угрожая безопасности других ядерных реакторов. Тогда коллектив экспертов под руководством академика Легасова предложил решение о тампонировании реактора с воздуха набором веществ, обеспечивающих снижение температуры активной зоны реактора. С целью сокращения выхода радиоактивных газов и аэрозолей из развала реактора была предложена засыпка поврежденного реактора песком, борной кислотой, доломитовыми глинами, свинцом и другими материалами. Практическое выполнение столь сложных и масштабных задач по засыпке реактора легло на плечи летчиков вертолетных частей под руководством Героя Советского Союза генерала Н.Т. Антошкина. Для транспортировки мешков с песком использовались списанные тормозные парашюты, прикрепленные к внешней подвеске вертолетов. С 27 апреля по 6 мая на реактор было сброшено около 5 тыс. т материалов, в результате чего шахта реактора покрылась слоем сыпучей массы, интенсивно сорбирующей радионуклиды. Благодаря этому к 6 мая выброс радиоактивности снизился до нескольких сотен, а к концу мая – до нескольких десятков кюри в сутки. Одновременно с этим было обеспечено устойчивое охлаждение оставшихся в реакторе топливных композиций.

Валерий Алексеевич Легасов постоянно искал в науке новые пути. Он не боялся рисковать, мог ошибаться. Но неизменным оставалось его стремление принести максимальную пользу стране, изменить к лучшему положение дел в тех областях науки и практической деятельности, с которыми была связана вся его жизнь. Все сделанное им остается достоянием народа нашей страны, и новые поколения граждан России будут еще не раз обращаться к творческому наследию этого выдающегося ученого и замечательного человека.

Генерал-полковник В.К. Пикалов. Его роль в развитии вооружения химических войск и средств защиты чрезвычайно велика. Американские коллеги мне рассказывали, что когда к ним поступили советские, захваченные у египетской армии трофейные образцы бронетанковой техники, оснащенные системами защиты личного состава от оружия массового поражения, они поняли, насколько СССР опередил США в развитии технических средств защиты, и предложили своему правительству начать переговоры о запрещении химического оружия. Задолго до чернобыльской катастрофы, предвидя особо тяжелые последствия возможных чрезвычайных ситуаций с мирным атомом, В.К. Пикалов еще в конце 1970-х годов создал управление радиационной безопасности. По сложившейся традиции руководителем управления был назначен специалист высшей квалификации кандидат химических наук, капитан 1 ранга В.А. Владимиров (впоследствии контр-адмирал, заместитель министра ЧС России). К концу 1970-х годов за счет численности химических войск был сформирован мобильный отряд быстрого реагирования, оснащенный необходимой техникой для ликвидации последствий аварий, связанных с ядерными энергетическими установками. Поэтому, когда случилась чернобыльская беда, только военные химики обладали силами быстрого реагирования и необходимым составом специалистов для выполнения подобных задач. Именно с помощью личного состава мобильного отряда Пикалову удалось решить одну из первостепенных задач – убрать высокоактивный радиационно опасный мусор, образовавшийся в результате разрушения четвертого блока Чернобыльской АЭС. Этим были созданы необходимые условия для строительства саркофага. В течение короткого времени Пикалову удалось развернуть несколько частей и соединений химических войск, которые выполнили основной объем работ по дезактивации района аварии и населенных пунктов. Авторитет Пикалова среди участников ликвидации последствий аварии был непререкаем, они с большим удовлетворением восприняли известие о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.

Соединив в себе качества крупного военного начальника, творца-ученого, системного аналитика-организатора, Владимир Карпович Пикалов добился выдающихся успехов в развитии военно-химической науки и оснащении нашей армии высокоэффективными образцами вооружения и средств защиты.

Заместитель председателя Совета министров СССР Ю.Д. Маслюков. Он руководил Правительственной комиссией по ликвидации последствий аварии в течение июня 1986 года. В отличие от своих предшественников Маслюков при принятии решений обязательно советовался со специалистами по данному вопросу. Практически всю свою сознательную жизнь он проработал в наиболее успешной в Советской Союзе оборонно-промышленной отрасли, везде пользовался заслуженным авторитетом у сослуживцев. Начинал на оборонных предприятиях в Ижевске, где ему установлена памятная доска. В период возникновения аварии он возглавлял Военно-промышленную комиссию Совета министров СССР и к работе Правительственной комиссии привлек ряд своих сотрудников, которые курировали разработку образцов вооружения, используемых в работах по ликвидации последствий аварии. С помощью этих сотрудников Маслюков смог привлечь к работе над подготовкой тех или иных решений наиболее компетентных специалистов, участвующих в ликвидации последствий аварии. Хорошая инженерная подготовка и широкий кругозор позволяли ему легко ориентироваться в различных областях науки и техники. При нем было развернуто строительство укрытия, завершено сооружение защитной плиты под разрушенным реактором, исключающей возможность загрязнения подземных источников водоснабжения. Ему удалось существенно сократить малоэффективные работы по пылеподавлению, не допустить развертывания крупномасштабных работ по очистке пруда-охладителя. К этому времени нами было выявлено быстрое снижение уровня загрязнений на акваториях рек и водоемов за счет высоких скоростей распределения радионуклидов в водной среде. Маслюкову удалось нейтрализовать попытку некоторых украинских ученых-физиков во главе с академиком Пасечником обвинить военных химиков в том, что они занижают уровни радиации на территории Украины. По его указанию была создана межведомственная группа из числа видных специалистов по радиационному контролю с участием обвинителей, которая, оценив характеристики используемых средств радиационного контроля, смогла убедить всех заинтересованных лиц в необоснованности данных претензий. Он поддержал наши предложения о нецелесообразности дальнейшего проведения работ по дезактивации населенных пунктов и территорий в 30-километровой зоне, но оперативная группа Политбюро ЦК КПСС по вопросам, связанным с ликвидацией последствий аварии, решила продолжить эти работы, исходя из политических соображений: «Власть должна показать народу, как она стремится вернуть пострадавших в родные края».

Его как талантливого организатора высоко ценил Евгений Максимович Примаков. Не случайно в период тяжелого экономического кризиса в августе 1998 года Маслюкова назначили первым заместителем председателя правительства Российской Федерации. Умелые действия Юрия Дмитриевича Маслюкова по управлению экономикой России позволили в течение года успешно преодолеть последствия кризиса.

Академик А.Д. Кунцевич. О нем тоже было очень много клеветнических измышлений. В период его работы на должности председателя Комитета по конвенциональным проблемам химического и биологического оружия при президенте Российской Федерации против него была развернута клеветническая кампания в прессе, которая представляла его главным «химическим ястребом» – идеологом продолжения работ по дальнейшему развитию химического оружия в нашей стране. Для того чтобы окончательно отстранить Кунцевича от участия в работах по уничтожению химического оружия, по дипломатическим каналам спецслужбами западных стран была распространена информация, что Кунцевич оказывает помощь все той же злополучной Сирии в создании химического оружия. К сожалению, на эту утку клюнули органы государственной безопасности и возбудили против него уголовное дело. Естественно, сфабрикованное уголовное преследование существенно сократило жизненный путь Анатолия Демьяновича.

В период чернобыльской аварии академик Кунцевич занимался самой сложной технической проблемой – разработкой новых технологий ликвидации радиационных загрязнений на пострадавших территориях. Эффективность традиционных способов дезактивации, основанных на использовании водных процедур, оказалась низкой. В связи с этим необходимо было в сжатые сроки провести широкий поиск различных рецептур и технологий дезактивации. В начале мая на заседании оперативной группы Политбюро ЦК КПСС по вопросам, связанным с ликвидацией последствий аварии, академик Кунцевич по согласованию с Президиумом Академии наук в своем выступлении впервые обозначил масштабы долговременных последствий чернобыльской катастрофы и предложил сформировать научный центр Министерства обороны для практической апробации различных способов ликвидации последствий радиоактивных загрязнений и подготовки рекомендаций по экологической реабилитации пострадавших территорий. Кроме этого, по его инициативе для непосредственного научно-технического сопровождения действий частей химических войск по ликвидации радиационных загрязнений в помещениях и на территории Чернобыльской атомной станции была сформирована оперативная группа специалистов Научно-исследовательского института химических войск и Военной академии химической защиты. Рекомендованные этой группой способы дезактивации позволили личному составу частей химических войск в кратчайшие сроки (в течение двух месяцев) удалить основные радиационные загрязнения на территории станции, что, в свою очередь, обеспечило развертывание работ по строительству укрытия для разрушенного блока и ввод в эксплуатацию остальных трех энергоблоков.

Научно-технические проблемы, решаемые Научным центром в ходе преодоления чернобыльской катастрофы, носили более долговременный, комплексный, междисциплинарный характер и требовали привлечения широкого круга ученых и специалистов. Исследования, выполненные Научным центром, ускорили прогресс в ряде отраслей науки и техники. Были созданы массовые (бытовые) радиометры, новые образцы дозиметров, достоверно регистрирующих малые дозы облучения, экспресс-анализаторы изотопного состава, новое поколение средств наземной и воздушной радиационной разведки с использованием геоинформационных технологий, улучшена картография результатов измерений. Дальнейшее развитие получили средства индивидуальной защиты, в первую очередь газо-пылезащитные респираторы, специальная защитная одежда от радиоактивных веществ, костюмы с автономным жизнеобеспечением, создано новое поколение медицинских средств радиационной защиты. Особое развитие после чернобыльской аварии получили технологии и средства дезактивации. В Чернобыле впервые были апробированы различные робототехнические устройства для работы в особо опасных условиях.

Анатолий Демьянович Кунцевич был выдающим представителем военно-химической науки. Все сделанное им остается достоянием нашей страны, и новые поколения военных химиков будут еще не раз обращаться к творческому наследию этого выдающегося ученого и замечательного человека.

Всех этих людей объединяло умение глубоко вникать в порученное им дело, проявлять высокое чувство ответственности за выполнение поставленных задач и способность сосредоточить усилия специалистов различных отраслей науки и промышленности на решении крупных оборонных и народно-хозяйственных проблем. Именно эти качества позволили им добиться значительных жизненных успехов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Уроки физики разрушения для ЕАЭС: ставка на пластичность

Уроки физики разрушения для ЕАЭС: ставка на пластичность

Анастасия Лихачева

Объединению важно найти пути тесного сотрудничества с третьими странами – и это не только зоны свободной торговли

0
1600
Евразийский экономический союз расколол Узбекистан

Евразийский экономический союз расколол Узбекистан

Станислав Притчин

В республике обсуждают плюсы и минусы интеграции

0
21719
Инвестиционная недостаточность: Как и и чем России могут помочь Казахстан и другие соседи

Инвестиционная недостаточность: Как и и чем России могут помочь Казахстан и другие соседи

Владислав Иноземцев

0
2927
"Сторожевой пес" ядерной безопасности

"Сторожевой пес" ядерной безопасности

Николай Тебин

Кто и как контролирует атомную энергетику Страны восходящего солнца

0
9782

Другие новости

Загрузка...
24smi.org