0
4672
Газета История Интернет-версия

18.10.2019 00:01:00

Черный порох и «золотой порох» в Стране тысячи озер

К 210-й годовщине подписания Фридрихсгамского мира

Сергей Перелыгин

Борис Соколов

Об авторе: Сергей Игоревич Перелыгин – руководитель управления по ЮЗАО Московского отделения РВИО

Тэги: Война ШведскоРусская, 1808 1809 годов, генерал, Багратион, Карл Густав, Финляндия


Война Шведско-Русская, 1808 -1809 годов, генерал, Багратион, Карл Густав, Финляндия Русско-шведская война – сражение при Ратане. Картина Карла Густава Гилберта. 1809 г.

Сейчас практически все знают, что окно в Европу через выход к Балтийскому морю прорубили русские армия и флот в результате Северной войны со Швецией 1700–1721 годов. Но немногие помнят о том, что на обрамление этого североевропейского окна потребовалось еще почти 100 лет: 17 сентября 1809 года с подписанием Фридрихсгамского мира Россия окончательно обрела контроль над Балтийским побережьем. Дорога к этому миру пролегла через очередную русско‑шведскую войну.

«Полное граду Петрову безопасие»

В 1808 году отношения между королевством Швеция и Российской империей в очередной раз обострились. Долговременным фактором напряженности с российской стороны являлось стремление обезопасить Санкт‑Петербург. Основанный Петром I в 1703 году, город стремительно рос, численность его населения в 1800 году – 220 тыс. человек – уже опережала многие европейские столицы. Город стал важнейшим торгово‑экономическим центром империи, требовалось защитить его от шведской угрозы, отодвинув границу на максимально возможное расстояние. Шведские короли, в свою очередь, по выражению русского военного историка Петра Ниве, мечтали о том, «как бы воспользоваться первым же благоприятным случаем, чтобы отнять у России хотя бы часть завоеваний Петра». Две войны 1741–1743 и 1788–1790 годов, развязанные шведами, не привели ни одну из сторон к удовлетворяющему ее результату. Разделяла Россию и Швецию территория герцогства Финляндского, покоренная шведскими феодалами еще в раннем Средневековье.

Площадь шведской Финляндии составляла более 290 тыс. кв. км, более 10% ее было покрыто озерами, а 20% – болотами. Сами финны называют свою страну «тысячеозерным краем». Зимой земля покрыта глубоким снегом, в мае начинается сход тающих снегов.

В первом десятилетии XIX века доминантой европейских международных отношений были завоевания наполеоновской Франции. Шли кровопролитные войны,

формировались и разрушались коалиции. В 1807 году, после Тильзитского мира, Франция и Россия ненадолго стали союзниками. Российская империя вынуждена была присоединиться к Континентальной блокаде, главной целью которой было экономическое удушение Великобритании. Шведский король Густав IV Адольф решил продолжить борьбу с Наполеоном, которого называл «апокалиптическим зверем». Последний написал в своем личном послании императору Александру, чтобы он «удалил шведов от своей столицы», а в середине февраля 1808 года в Париже высказал русскому послу, что не будет возражать, если Россия завоюет Швецию вместе со Стокгольмом и Финляндией. Хитрый Наполеон стремился также не допустить укрепления влияния России на Востоке, в пределах Османской империи.

Одновременно Великобритания, стремящаяся разрушить блокаду, подталкивала шведов к войне с Россией. В начале февраля 1808 года был заключен союзный договор со Швецией, по которому последняя в случае войны с Россией получала от Туманного Альбиона военную и военно‑морскую помощь, а также ежемесячные субсидии в размере 1 млн фунтов стерлингов в течение всей войны.

Ко всему этому примешивались и личные отношения между Александром I и Густавом IV Адольфом. 29‑летний шведский король был весьма эксцентричным и, по‑современному выражаясь, упертым. Невзирая на недовольство, тлеющее внутри страны, он начал готовиться к войне с Данией, союзницей Франции и России, с целью завоевать принадлежащую ей Норвегию, отдал приказ перекрасить пограничный мост через реку Кюмень (Кюмийоки) в цвета шведского флага и вернул императору Александру I свои ордена Св. Андрея Первозванного и Св. Александра Невского. Возможно, это и повлияло на окончательное решение Александра начать войну со Швецией. Он, в свою очередь, вернул королю орден Серафимов и отдал приказание начать концентрацию русских войск у границ Финляндии.

Главнокомандующим был назначен соратник Суворова 57‑летний генерал от инфантерии граф Федор Буксгевден. Войска включали три дивизии. Эта новая тактическая единица появилась после войны 1806 года и состояла из шести‑семи пехотных, трех кавалерийских, двух казачьих полков и артиллерийской бригады. Численность армии составляла 24 тыс. человек.

В Финляндии у шведов находилась армия, которой временно командовал 74‑летний генерал‑лейтенант Карл Клеркер. Главнокомандующим был назначен 64‑летний генерал от инфантерии граф Вильгельм Клингспор, который в начале войны находился в Стокгольме. Генерал Клингспор имел опыт Семилетней войны в рядах сначала французской, а позже австрийской армии. Шведские войска в Финляндии насчитывали 19 тыс. человек.

Надо заметить, что и Швеция, и Россия были ослаблены другими параллельно ведущимися войнами. Часть шведских войск с 1806 года безуспешно воевала против Наполеона в составе четвертой коалиции. Русская армия также понесла большие потери после войн третьей и четвертой коалиций и находилась в стадии восстановления своих сил. К тому же на Кавказе с 1804 года шла война с Персией, а на Дунае с 1806 года – еще и с Турцией. Часть русского флота была задействована в начавшейся с 1807 года войне с Англией. В результате ни та, ни другая сторона сильных армий для боев за Финляндию выделить не могли.

5 февраля 1808 года к русскому послу в Стокгольме Давиду Алопеусу был послан курьер с ультиматумом шведскому правительству, однако из плавучих льдов в Ботническом заливе сообщение со Швецией было прервано на три недели. Курьер вынужден был ехать сухопутным путем через всю Финляндию и Швецию. Невзирая на это, на рассвете 21 февраля 1808 года части 17‑й и 21‑й дивизий в сильную метель начали переходить пограничную речку Кюмень, причем некоторые части для ускорения движения были поставлены на лыжи. Началась Финляндская война, как ее тогда назвали в России (в Швеции и Финляндии она известна как Финская война). На стороне России в конце февраля 1808 года выступила Дания.

25 февраля авангард 21‑й дивизии генерал‑лейтенанта князя Петра Багратиона при 20‑градусном морозе в 50 км от Гельсингфорса, вблизи города Борго (ныне Порвоо), разбил шведский полк, после чего авангард начал наступление на северо‑запад, в сторону Тавастгуса, а основные силы – в направлении Гельсингфорса. Утром 3 марта Гельсингфорс был взят лихой кавалерийской атакой отряда генерал‑майора графа Василия Орлова‑Денисова. Комендант спасся на санях, шведский гарнизон отступил в крепость Свеаборг, русские при потере 1 человека взяли 124 пленных, 19 орудий, большое количество артиллерийских боеприпасов и военного имущества.

В ночь на 3 марта 1808 года послу Алопеусу была вручена нота шведского правительства о разрыве дипломатических отношений. За этим последовал арест членов русского посольства, которых продержали несколько месяцев в тюрьме.

Генерал Клеркер решил собрать все войска в районе крепости Тавастгус и здесь организовать оборону, а затем перейти в контрнаступление против сильно растянутых русских войск. Но 2 марта к шведской армии прибыл главнокомандующий Клингспор и, узнав о начале 28 февраля наступления от границы 5‑й русской дивизии, приказал отступать к Улеаборгу (ныне Оулу), на севере Ботнического залива. В Тавастгусе шведам пришлось бросить большие запасы военного имущества, включая 13 пушек и более 8500 ружей. 8 марта русские войска во главе с Буксгевденом вступили в крепость.

После взятия Гельсингфорса 21‑я дивизия начала преследование отступающего на север противника, авангард 17‑й дивизии (генерал‑лейтенант Алексей Горчаков, племянник Суворова) занял все южное побережье Финского залива вплоть до города Або, а 5‑я дивизия (генерал‑лейтенант Николай Тучков) двинулась через центральную Финляндию с целью отрезать шведов от города Ваза (ныне Вааса) на побережье Ботнического залива. Сам Буксгевден с основными силами 17‑й дивизии направился к крепости Свеаборг, главной цели кампании.

11 марта русские войска вступили в Таммерфорс (ныне Тампере), в 50 км к северо‑западу от Тавастгуса. Шведы продолжили свое отступление, теперь они шли к Бьернеборгу (ныне Пори) на побережье Ботнического залива.

В этот же день во внутренней озерной части Финляндии был занят город Варкаус, в котором было захвачено 21 орудие, а озерную флотилию шведы успели сжечь. Севернее Варкауса у Леппявирты произошел первый в этой войне серьезный шестичасовой бой, в котором авангард 5‑й дивизии (1,5 тыс. человек) одержал победу над шведами (примерно 2,5–3 тыс. человек), продолжившими быстрое отступление на север.

«Княжество Финляндское по всем отношениям можно считать покоренным»

Дивизия Багратиона вновь была разделена: был сформирован отряд под командованием генерал‑майора Николая Раевского (около 2 тыс. человек, 5 орудий), который продолжил преследование отступающей шведской армии, основные силы направились южнее, где оказали помощь 21‑й дивизии под командованием генерал‑майора Дмитрия Шепелева в занятии Або (ныне Турку), ключевого города на финском побережье, находящегося всего почти в 50 км до Аландских островов, от которых, в свою очередь, рукой подать до Стокгольма. 18 марта сдалась крепость Сваргольм, а 21 марта был занят Ганге, или знаменитый Гангут, на Финском заливе (ныне Ханко). 22 марта русские во главе с генералом Буксгевденом торжественно вошли в оставленный шведами Або. На Аландские острова по льду был послан отряд под командованием полковника Николая Вуича, которые он и занял 28 марта. В это же время из Либавы (ныне латвийская Лиепая) на торговых судах был послан отряд под командованием контр‑адмирала Николая Бодиско для занятия острова Готланд (ныне принадлежит Швеции).

24 марта Буксгевден написал рапорт на имя императора Александра I: «Чрез занятие города Або Великое Княжество Финляндское по всем отношениям можно считать покоренным Высочайшей воле и власти Вашего Императорского Величества».

Успехи, достигнутые русскими войсками, вызвали в высших кругах Санкт‑Петербурга энтузиазм, оказавшийся преждевременным. 28 марта была издана декларация Александра I для европейских держав, а 1 апреля был обнародован Манифест к населению Финляндии: «Страну сию, оружием нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской Империи и вследствие того повелели Мы принять от обывателей присягу на верное Престолу Нашему подданство». Одновременно на территории Финляндии активно распространялись прокламации, в которых местному населению предлагалось мирно перейти в русское подданство.

5‑я дивизия Тучкова, наступая через центральную Финляндию, стремилась окружить основные силы шведов на северо‑восточном побережье Ботнического залива, но шведские войска сумели быстро отступить на север и 29 марта соединили свои силы южнее Улеаборга. Русские же сборные отряды были в начале апреля объединены под командованием Тучкова. Его авангард под началом подполковника Якова Кульнева (1 тыс. человек и 6 орудий) продолжал теснить шведов на север, приближаясь к Улеаборгу. 18 апреля у деревни Сийкайоки, где шведы выстроили оборонительную позицию, произошел бой с их арьергардом – 3‑й бригадой генерала Георга Карла фон Дебельна. Кульнев имел первоначальный успех, однако, сильно растянув свои фланги, попал под удар подошедших главных сил шведов (6,3 тыс. человек) и вынужден был отойти, потеряв 387 человек против 211 у шведов. После одержанной тактической победы Клингспор возобновил отступление на север. Кульнев за свои действия по преследованию шведских арьергардов был произведен в полковники и награжден золотой саблей «За храбрость».

27 апреля произошел значимый для шведов бой у Револакса. Здесь отряд генерал‑майора Михаила Булатова (1,5 тыс. человек), не имея точных сведений о противнике, был окружен и разбит превосходящими шведскими силами. Булатов, отвергший предложение о капитуляции, тяжело раненным был взят в плен, но часть его отряда смогла пробиться в южном направлении. Наши потери составили около 500 человек и 3 орудия, шведские – около 100. Последствия этого боя не замедлили сказаться, генерал Тучков решил отступить на юг на 160 км, а финское население начало оказывать сопротивление русским войскам. Генерал Клингспор был произведен в фельдмаршалы. Отстраненного же Тучкова 23 мая сменил в командовании 5‑й дивизией генерал Раевский, который, чтобы сократить линии снабжения, находящиеся под ударами финских партизан, вынужден был отступить к Вазе.

В отличие от неудач на севере Финляндии на южном побережье 8 мая 1808 года сдалась мощнейшая твердыня шведов, Свеаборг – множество бастионов на 7 скалистых островах. После небольшой бомбардировки крепости между начальником штаба армии генерал‑лейтенантом Петром Сухтеленем, руководившим осадой крепости, и комендантом вице‑адмиралом Карлом Улофом Кронстедтом начались таинственные переговоры, и вскоре последний подписал капитуляцию, выехал в Санкт‑Петербург и в дальнейшем принял русское подданство. В плен сдались более 7,5 тыс. человек, было захвачено более 2 тыс. орудий, 110 гребных судов и огромное количество военных запасов! По мнению историка Ниве, при взятии Свеаборга, а также крепости Свартгольм русскими был успешно использован... «золотой порох». Пленных разделили на две группы: шведов отправили в Россию, а финнов распустили по домам. Падение крепости в Стокгольме произвело эффект разорвавшейся бомбы. Кронстедт был заочно разжалован, лишен дворянства и имущества, приговорен к смертной казни.

38-5-1_t.jpg
«Портрет Петра Ивановича
Багратиона». Картина
неизвестного художника XIX в.

Одновременно была сформирована новая колонна из войск 6‑й дивизии и приданных частей (7,5 тыс. человек) под командованием генерал‑лейтенанта Михаила Барклай‑де‑Толли, которой было поручено возобновить наступление в глубь Финляндии и выйти во фланг и тыл шведской армии.

Война на театре, омываемом морскими волнами с трех сторон, не мыслилась без участия флотов. К сожалению, превосходство на море было у противников России. К мощному шведскому флоту из 12 линейных кораблей и 10 фрегатов присоединились 16 линейных кораблей британского Балтийского флота вице‑адмирала Джеймса Сумареза. Поскольку 9 лучших линкоров русского Балтийского флота эскадры вице‑адмирала Дмитрия Сенявина при возвращении из Средиземного моря были заблокированы английским флотом в Лиссабоне, им могли противостоять лишь оставшиеся 9 новых линкоров и 7 фрегатов. Но морской министр адмирал Павел Чичагов не согласился с сухопутным главнокомандующим Буксгевденом, требовавшим активной поддержки действий армии и настаивал на независимом проведении операций. Их препирательства закончились тем, что русский флот адмирала Петра Ханыкова 19 августа был заблокирован в Балтийском порту (ныне эстонский Палдиски) англо‑шведским флотом и потерял линкор «Всеволод». Уже поврежденный русский корабль защищался до последнего и, чтобы не достаться врагу, сел на мель. Англичане обстреляли его, а затем пошли на абордаж. После кровопролитной рукопашной схватки «Всеволод» был захвачен, и англичане сожгли его, не сумев снять с мели. Ханыков впоследствии был отдан под суд «по высочайшему повелению».

«Не выйдем отсюда живы, не разбивши шведов в пух»

После ряда поражений и неудач русской армии шведы перешли в наступление с целью «обратного отвоевания Финляндии». Они организовали две десантные операции на побережье Ботнического залива с целью организовать широкое народное восстание на территории Финляндии, при этом личный состав десантов должен был стать кадрами для новой армии.

Первый десант под командованием генерал‑майора Эберхарда фон Фагезака (до 4 тыс. человек, из них 1 тыс. гвардейцев и 6 орудий) вышел с Аландских островов и высадился 20 июня южнее Або, второй десант (около 1 тыс. человек) отправился из шведского города Умео и высадился 25 июня в Вазе под командованием генерал‑адъютанта короля полковника Юхана Бергенстроле. Оба десанта русскими были успешно разгромлены, причем полковник Бергенстроле попал в плен со своим штабом. При отражении десанта Фагезака особенно отличился полковник Яков Вадковский, который был награжден орденом Св. Георгия III класса, весьма редкой для полковников награды, он также был произведен в генерал‑майоры.

20 июня генерал Барклай занял Куопио, в начале лета оставленный русскими войсками. Затем его 6‑я дивизия двинулась на запад с целью выхода во фланг армии Клингспора, однако из‑за постоянных нападений партизан на ее коммуникации 30 июня была вынуждена вернуться в Куопио. Барклай серьезно заболел и вернулся в Россию, вместо него командование вновь принял Тучков.

На севере отряд генерала Раевского под давлением шведов был вынужден постепенно отступать к юго‑востоку от Вазы. В это же время наши войска на побережье Ботнического залива отступили к Бьернеборгу. 24 июля генерал Раевский был заменен героем суворовского Швейцарского похода 31‑летнего генерал‑лейтенанта графа Николая Каменского.

Из войск, находящихся на побережье и в центре Финляндии, был организован Улеаборгский корпус. К 13 августа, пользуясь бездействием семитысячной шведской армии у Сальми, в районе Таммерфорса удалось сконцентрировать до 10,5 тыс. человек при 38 орудиях. 14 августа корпус выступил в поход на север в направлении Алаво и, пройдя за пять дней более 180 км, вновь его заняла. 21 августа произошел успешный для нас десятичасовой бой восточнее Сальми, здесь отличился командир 24‑го егерского полка полковник Егор Властов, награжденный за этот бой орденом Св. Георгия III класса. После этого боя Клингспор начал обдумывать план эвакуации всей шведской армии в собственно Швецию. 31 августа Каменский начал наступать на укрепленные позиции шведов у Сальми. Подойдя к ним, русские войска одержали победы в двух сражениях и начали непрерывное наступление к Вазе. Потери сторон были примерно одинаковыми – по 850–900 человек.

К 13 сентября шведская армия закрепилась чуть севернее Вазы, у селения Оравайс, здесь 14 сентября произошло ключевое 16‑часовое сражение войны. Чашу весов в нашу пользу перевесили подошедшие резервы: Литовский полк, шесть рот Могилевского полка и гродненские уланы, которых перед атакой напутствовал по‑суворовски сам Каменский: «Покажем шведам, каковы русские; не выйдем отсюда живы, не разбивши шведов в пух! Ружья на перевес! За мной! С нами Бог! Ура!» Войска бросились вслед за Каменским на штурм шведских позиций и взяли их.

Наши потери составили около 900 человек, шведы потеряли 1235 человек. Усталость войск была такова, что солдаты легли отдыхать на голую землю даже без приема пищи, не было также сил, чтобы преследовать отступивших шведов.

«Мы завоевали Финляндию – сохраните ее»

В это время император Александр I находился в Эрфурте на встрече с Наполеоном, в Петербурге все решения принимал Совет министров, который по предложению генерала от инфантерии барона Богдана Кнорринга отверг перемирие. Император Александр I впоследствии также назвал его непростительною ошибкой. Совет министров принял решение направить в Финляндию подкрепления, в том числе гвардейские части. Генералу Тучкову было поручено сообщить о прекращении перемирия и возобновлении боевых действий с полудня 27 октября 1808 года. В этот день у Иденсальми произошел бой (в шведской историографии «Сражение на мосту Вирта»), в котором шведам удалось отстоять свои позиции. В этом бою погиб командир авангарда отряда Тучкова 27‑летний генерал‑лейтенант князь Михаил Долгоруков, один из близких друзей императора Александра I. Русские потеряли 774 человека, шведы – 316.

Однако, несмотря на свой успех, шведы вновь начали отступление на север, к Улеаборгу. 15 ноября авангард Кульнева вышел к селению Сийкайоки, здесь 19 ноября было заключено еще одно перемирие между генералами Каменским и Клеркером. По его условиям шведы должны были очистить город Улеаборг, оставив имущество и архивы нетронутыми. После этого Каменский оставил командование Тучкову и уехал в Петербург для поправки здоровья, произнеся слова: «Мы завоевали Финляндию – сохраните ее». Каменский за свои успехи был награжден 19 ноября 1808 года орденом Св. Георгия II класса «За успешные действия в Финляндии в войне 1808 года». 2 декабря в Улеаборг приехал Буксгевден, здесь было оставлено 1200 больных и раненых шведов, которым оказывали соответствующую помощь. Жители города были приведены к присяге в подданство России. Таким образом, цель войны была фактически достигнута, вся Финляндия вновь оказалась в русских руках. Но шведы не сдавались, и заключение конвенции о перемирии не удовлетворило императора Александра, он распорядился готовить армию к новому походу и уволил своим указом от 20 декабря Буксгевдена, наградив его бриллиантовыми знаками к ордену Св. Андрея Первозванного.

Вместо него был назначен 64‑летний генерал Кнорринг. Император повелел новому главнокомандующему немедленно и решительно перенести военные действия на шведский берег, пользуясь редчайшей в истории возможностью перейти туда по льду обычно незамерзающего Ботнического залива. Начать наступление предполагали в январе, однако новый главнокомандующий тянул время, ссылаясь на различные трудности. 24 февраля 1809 года император написал Кноррингу резкое письмо: «Я привык требовать точности в исполнении моих требований и не люблю их повторять» – и направил в Финляндию военного министра генерала от артиллерии графа Алексея Аракчеева для форсирования подготовки. Русская армия была доведена до численности в 52 тыс. человек.

11 марта корпус генерала Багратиона (17 тыс. человек) вышел из района Або на лед Ботнического залива. При нем находились военный министр, главнокомандующий и посол Алопеус. К 17 марта были полностью заняты Аландские острова, при этом взято свыше 2 тыс. пленных, 32 орудия, 8 канонерских лодок, 138 торговых судов, огромное количество боеприпасов и имущества.

«Понесенные труды единственно русскому преодолеть можно»

Король Густав IV Адольф окончательно отвратил от себя шведов неумением вести войны. Не победив русских, он отправил армию покорять Норвегию, не смог договориться с англичанами о взаимодействии на суше. 13 марта 1809 года он был низложен группой гвардейских офицеров. Корона перешла в руки его дяди герцога Карла Зюдерманландского, взошедшего на трон под именем Карла XIII.

16 марта в штаб Багратиона прибыл шведский генерал фон Дебельн, который попросил заключить перемирие. Кнорринг, опасаясь вскрытия льда и появления шведского флота, согласился. Авангард под командованием генерал‑майора Кульнева по льду достиг шведского берега и 19 марта занял деревню Грисслехамн, расположенную в 100 км от Стокгольма, однако после подписания перемирия получил приказ вернуться на Аландские острова. Затем 23 марта и весь корпус Багратиона вернулся в Або, оставив на островах небольшой гарнизон.

В это же время в 600 км к северу в 30‑градусный мороз начал наступление корпус под командованием генерал‑лейтенанта Павла Шувалова (10 тыс. человек). 16 марта Шувалов потребовал сдачи гарнизона Торнео. 25 марта шведские войска у селения Каликса капитулировали без боя, было взято около 7 тыс. пленных.

20 марта в свой исторический поход по льду через центр Ботнического залива выступил корпус генерала Барклая (3,5 тыс. человек). Войска продвигались в 15‑градусный мороз, через торосы и глубокий, по колено снег, вынужденные оставить орудия и почти всех лошадей, ночуя на льду. Пройдя более 100 км, они застали шведов врасплох, после переговоров те сдались. 22 марта русские торжественно вошли в Умео. Как доносил Барклай, «понесенные в сем переходе труды еди можно». 22 марта пришел приказ Кнорринга в связи с перемирием покинуть Умео, что Барклай и сделал 27 марта.

31 марта в Або прибыл император Александр I, который повелел прервать заключенное на Аландах перемирие. 10 апреля новым главнокомандующим вместо уволенного Кнорринга был назначен произведенный 1 апреля в генералы от инфантерии, Барклай.

30 апреля корпус Шувалова (5 тыс. человек) вышел из Торнео, наступая на юг вдоль шведского побережья и, не встречая сопротивления, форсированным маршем дошел до Шеллефтео. Отряд генерал‑майора Ильи Алексеева, совершив переход по льду Ботнического залива, вышел в тыл отступавшему из Шеллефтео шведскому отряду (700 человек) и 15 мая заставил его капитулировать. 1 июня наши войска снова заняли Умео.

В начале июля командиром корпуса вместо Шувалова был назначен генерал от инфантерии Каменский. 4 июля произошло сражение при Хернефорсе, в котором войска под командованием генерал‑майора Кирилла Казачковского разбили шведский отряд генерала Юхана Августа Сандельса. 16 августа он направился к Хернесанду, в 170 км к югу от Умео, рассчитывая пополнить запасы продовольствия за счет противника. Шведы, стремясь окружить и уничтожить Каменского, направили ему в тыл корпус генерала Густава Вахтмейстера (8 тыс. чел. под прикрытием двух линкоров). 17–18 августа десант высадился у Ратани, в 35 км на северо‑восток от Умео, и двинулся к городу. Каменский, оставив часть войск у Хернесанда, чтобы сдерживать шведов с юга, суворовским темпом двинулся на север и 19 августа с ходу атаковал шведов у Севара. После ожесточенного девятичасового боя десант начал отступать. 20 августа произошел еще один бой у Ратани, после чего шведы на судах ушли в море. В двух боях они потеряли до 2,6 тыс. человек, в том числе 570 пленными, потери русских – около 1,5 тыс. человек. В этот же день шведские войска на юге прекратили атаки.

Карл XIII и его Двор понимали, что Каменский, получив подкрепления, возобновит наступление, что силы армии на исходе, а моральный дух надломлен, что приближается зима, а вместе с ней период новых ударов русских по льду. Шведы запросили мира.

17 сентября 1809 года в городе Фридрихсгам был заключен мирный договор между Российской империей и королевством Швеция. С русской стороны его подписали министр иностранных дел граф Николай Румянцев и посол Алопеус. С шведской – посол Стедингк и полковник Андерс Скьельдебранд. По договору Швеция обязывалась заключить мир с Данией и Францией и присоединялась к континентальной блокаде, запретив английским кораблям входить в шведские порты. Вся Финляндия, включая Аландские острова, переходила к России. Допускалось переселение шведского населения из Финляндии в Швецию и в обратном направлении.

Эта небольшая относительно происходивших в то время войн кампания имела серьезные и далеко ведущие последствия. Победа в ней поставила окончательную точку в шестисотлетней череде войн с нашим северным «надменным соседом», начавшейся победой новгородского князя Александра в 1240 году.

Россия, помимо выполнения непосредственной цели – надежного прикрытия Северной пальмиры, получила контроль над обширным краем.

Значительный боевой опыт приобрели полководцы – герои грядущей Отечественный войны 1812 года.

Проигравшей Швеции Финская война, как это ни странно, тоже принесла пользу. Произошедшие изменения в форме и содержании правления государства вывели ее на путь долговременного устойчивого мирного развития. С тех пор и до наших дней Швеция в войнах не участвует.

Обрела благополучие и Финляндия: как имущие классы, так и простой народ были избавлены от шведского гнета и получили широкие возможности для экономического роста и улучшения условий жизни в рамках княжества Финляндского, развивавшегося практически независимо от Российской империи.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Коренные народы Заполярья приспосабливаются к глобальным вызовам

Коренные народы Заполярья приспосабливаются к глобальным вызовам

Катерина Лабецкая

Транснационализация Арктики вышла на новый виток

0
943
Смерть на Эвересте

Смерть на Эвересте

Ольга Елагина

Высота все проясняет – дает понять, кто ты есть

0
6653
Тернистый путь к триумфу на Востоке

Тернистый путь к триумфу на Востоке

Сергей Перелыгин

Борис Соколов

К 190-й годовщине подписания Адрианопольского мира

0
4134
История создания Российской армии

История создания Российской армии

Анатолий Цыганок

Трансформации и задачи переходного периода

0
3970

Другие новости

Загрузка...
24smi.org