0
4408
Газета История Интернет-версия

25.10.2019 00:01:00

Жестокая битва в ядовитом облаке

Особенности применения химического оружия на Русском фронте Первой мировой войны

Тэги: химическое оружие, первая мировая война, россия


химическое оружие, первая мировая война, россия Французские солдаты наносят газовый и огненный удар по немецким окопам во Фландрии. Фото Национального управления архивов и документации США

Боевым отравляющим веществом называется применяемое в ходе боевых действий химическое вещество, поражающее живые существа либо заражающее пред­меты, с которыми последние могут соприкасаться.

Уже в эпоху древности, в Cредние века и в Новое время присутствовали попытки боевого применения различных веществ (сера, смола, селитра, растительные масла, сырое дерево и просто со­лома). В 1855 году британское командование рассматривало проект уничтожения гарнизона Севастополя с помощью сернистого газа. Такие вещества, как хлор и фосген, были известны уже в XVIII веке; дифенилхлорарсин был открыт в 1885 году, а знаменитый иприт (горчичный газ) впервые (в нечистом виде) был получен и описан в 1888-м.

Но отсутствие производственной базы не позволило применять в серьезных масштабах отравляющие вещества до начала Первой мировой войны.

22 апреля 1915 года в 16 часов 45 минут французские войска, находящиеся на позициях между Биксшутом и Лангемарком, подверглись химическому удару германцев. Германцы первыми прибегли к новому способу ведения войны, достигнув технической внезапности – и впервые применив химическое оружие в апреле 1915 года на Французском и в мае 1915-го на Русском фронтах. А в кампании 1916 года русская армия нанесла ответный химический удар.

Первая газовая атака германцев у Ипра 22 апреля 1915-го была проведена газобаллонным методом – хлор, находящийся в жидком состоянии, выпускался из специальных баллонов – при повороте вентиля он выходил в газообразном состоянии, образуя облако, или так называемую газовую волну, гонимую ветром в сторону противника. Газобаллонный метод требовал трудоемкой установки оборудования (зачастую под огнем противника), а также наличия определенных метеорологических условий: определенного направления и скорости ветра, соответствующей влажности воздуха и температуре почвы.

Газобаллонный способ по сравнению с применением химических снарядов обладал многими существенными недостатками, главным из которых является его зависимость от наличия определенных метеорологических условий – прежде всего от направления и силы ветра.

Несомненным преимуществом газобаллонного способа следует признать возможность в течение короткого времени, при помощи простых манипуляций, получить «газовое облако» значительной мощности. Для образования «газового облака» такой же концентрации и размеров посредством применения хими­ческих снарядов потребовалось бы сосредоточить большое количество артиллерии и прибегнуть к огромному расходу снарядов. Правда, при обстреле химическими снаря­дами «газовое облако» создается непосред­ственно в месте расположения противника, и потеря концен­трации газа отсутствует (в отличие от облака, которое при баллонном газопуске постепенно перемещается от своих к вражеским позициям, постепенно захватывая все большую местность – и концентрация падает). С другой стороны, обстрел химснарядами может осуществляться при отсутствии ветра в сторону противника (необходимом условии газобаллонных атак). Но применение газобаллонного способа позволяло поразить позиции противника на более значительную глубину.

Конструкция газового баллона была достаточно проста. Почти до самого дна баллона доходила сифонная трубка, соединенная с вентилем. При открывании вентиля небольшое количество газообразного хлора, находящееся внутри баллона, оказывало давление на столб жидкости и выгоняло жидкий хлор наружу – и на воздухе он немедленно превращался в газ. При первом газобаллонном ударе было использовано 6000 баллонов. Баллон весил 38 кг, а его содержимое – 20 кг. Первое время на­полнение германских газовых баллонов происходило внутри страны. Впослед­ствии каждый химический полк получил примерно по 40 ва­гонов‑цистерн – жидкий хлор доставлялся изнутри страны и переливался в стальные баллоны в близком армейском тылу.

При установке газобаллоны соединялись по 20 единиц в «газовые батареи». На каждый километр фронта полагалось по 50 таких батарей, или 1000 баллонов (20 000 кг газа). Баллоны закапывали до шейки на дне окопов – у ската, обра­щенного в сторону неприятеля, закрывая торчавшие наружу головки землей. Таким образом, баллоны не привлекали внимания даже в случае поиска неприятельских дозоров. Установка оборудования требовала много времени. В среднем для установки 12 000 баллонов силами химического полка требо­валось 3­–5 дней (ночей).

Чтобы скрыть работы от противника, при­ходилось принимать особые меры предосторожности. Укры­тие от наблюдения, особенно с воздуха, достигалось тем, что подвоз баллонов и работы по их установке производились ис­ключительно ночью. Во избежание звона металлических частей при выгрузке баллонов и завинчивании соединительных трубок приходилось обертывать соломой баллоны и инструменты.

Перед газовой атакой пехота отводилась во вторую линию. В переднем окопе оставались, кроме бойцов химических частей, лишь пулеметчики и дозорные. К выпускному вентилю каждого баллона привинчивалась свинцовая трубка длиной в несколько метров, которая выводилась через бруствер и закладывалась насыпанной землей, камнями или мешками с песком. Эта работа требовала тщательного выполнения – если трубки изгибались, то газ попадал в собственные окопы. По соответствующему сигналу открывали все баллоны, предназначенные для данной газовой волны. С течением времени количество газовых волн значительно возросло – до 7 и более. На Французском фронте газобаллонная атака могла продолжаться даже по несколько дней – и серии волн постепенно выводили из строя противогазы противника. Глубина облака зависела от продолжительности газопуска и скорости ветра. Концентрация облака была тем выше, чем ко­роче продолжительность пуска, меньше скорость ветра и больше количество опорожненных за один раз баллонов.

Вначале для газобаллонных ударов служил лишь хлор. Но очень скоро его заменила смесь хлора с фос­геном (иногда пропорция фосгена достигала 60%) и хлорпикрином. Возможность применения смеси в значи­тельной мере зависела от времени года. Например, зимой смесь с высоким содержанием фосгена была непригодна (в мо­роз фосген в смеси с хлором превращается в газ очень медленно). Немцы пытались устранить это не­удобство тем, что во время некоторых атак выпускали фосген из особых баллонов при помощи газа с низкой температурой кипения – и облака хлора и фосгена смешивались уже в воздухе.

Применение газобаллонного способа зачастую приводило к более масштабным результатам (в то время как огонь химическими снарядами носил точечный характер и был призван поражать артиллерийские позиции, узлы связи, командные пункты и т.д.). Зачастую оба способа применялись в комплексе. Если газобаллонный способ являлся вспомогательным, это позволяло ограничиться меньшим количеством орудий и избежать необходимости массового перемещения артиллерии. Газобаллонный способ в качестве доминирующего был незаменим при атаке укрепленных районов (пример – удар по крепости Осовец 24 июля 1915 года).

Артиллерийская химическая стрельба по тактической гибкости ее применения занимала первое место.

Не требуя сложной предварительной подготовки, она подчинялась обычным правилам техники ведения артиллерийского огня. Правда, для грамотного применения химических боеприпасов все равно требовалось учитывать различные условия, влияю­щие на успешность химической стрельбы (силу ветра, дождь и другие метеорологические условия).

Подобно газобаллонному ­пуску, химическая стрельба артиллерии зависела прежде всего от двух факторов – погоды и местности. Но влия­ние этих факторов сказывалось не так сильно, как при га­-зобаллонном способе – особенно направление ветра, играв­шее решающую роль в газобаллонных атаках, не имело почти никакого значения. Крайними пре­делами скорости ветра немцы считали для «стрельбы с целью создания облака» – 1,5 метра в секунду, для «газового нападения» – 3 метра в секунду, для «стрельбы на заражение» – 5 метров в секунду. За этими пределами стрельба была малодейственна – несмотря на значительное увеличение расхода химических боеприпа­сов. Напротив, выпуск химических снарядов одновременно с осколочными был допустим при необходимости в любую погоду. Сильный дождь прибивал газ к земле и де­лал его недействительным, укрытые от ветра места, как лощины, ущелья, населенные пункты, леса и другие заросли, всегда были более пригодны для химического обстрела – горизонтальное движение воздуха было слабее.

Германцы применяли три основных типа химических снарядов: зеленый, синий и желтый кресты. Незадолго перед окончанием войны они ввели ипритные снаряды осколочно‑химического действия.

Существовала и особая тактика артиллерийской химической стрельбы, предусматривавшая как порядок применения, так и нормативы объема используемых химических боеприпасов. Немцы применяли следующие ее виды: при наступлении: газовый налет, стрельба на отравление, осколочно‑химическая стрельба; при обороне: стрельба на заражение.

Русские артиллеристы в 1916–1917 годах также получили аналогичные снаряды – так называемые красные (снаряжались смесью хлорпикрина и хлористого сульфурила – корпус снаряда окрашивался в красный, а головная часть в серо‑дикий), сине‑серые (снаряжались колонжитом – смесью фосгена и хлор­ного олова; корпус снаряда окрашивался в синий, а головная часть в серо‑дикий) и синие (снаряжались венсенитом и окрашивались в синий цвет).

Химические снаряды отличались от обычных отсутствием фугасного действия, значительно более слабым звуком при разрыве и образованием густого белого облака. Последнее обстоятельство объяснялось конструкцией химического снаряда, почти целиком заполненного отравляющей жидкостью, помещенной или непосредственно в снаряд, или в свин­цовую либо стеклянную капсулу внутри него (для химических жидкостей, разъедавших металл). Разрыв такого снаряда (точнее – его раскрывание) осуществлялся с помощью незначительного количества взрывчатого вещества (от 1 до 3% от объема отравляющей жидкости), помещенного в запаянном стакане взрывателя. Эта величина для снарядов калибра свыше 76 мм несколько увеличивалась, доходя до 15% (для 3‑дюймового снаряда на 900 г отравляющего вещества приходилось 23 г взрывчатого вещества).

Об увеличении удельного веса химических снарядов говорит, например, тот факт, что в арсенале германских войск к началу второго Марнского сражения весной 1918 года их объем дошел до 89%.

Облако от разрыва одного 75–76‑мм химического снаряда накрывало площадь в 5 кв. метров. Но при расчете количества снарядов, необходимых при стрельбе по площадям, исходили из нормы: один 3‑дюймовый снаряд на 40 кв. метров и один 6‑дюймовый снаряда на 80 кв. метров. Ключевое по важности обстоятельство – систематический характер ведения огня химическими боеприпасами. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


ОДКБ укрепляет коллективные силы

ОДКБ укрепляет коллективные силы

Владимир Иванов

Члены объединенного штаба обсудили совместный план боевой подготовки

0
1051
Армагеддон в руках Москвы и Вашингтона

Армагеддон в руках Москвы и Вашингтона

Владимир Иванов

Россия и США владеют 9/10 запасов ядерного оружия планеты

0
1516
Актуальные уроки Первой мировой войны для современной России

Актуальные уроки Первой мировой войны для современной России

Александр Колесников

В монографии представлено описание состояния стран – членов Антанты и Тройственного союза

0
884
Москва и Вашингтон не поделили Хасаку

Москва и Вашингтон не поделили Хасаку

Александр Шарковский

Генерал ВВС США считает, что российские военные провоцируют американцевв Сирии

0
1712

Другие новости

Загрузка...
24smi.org