0
2524
Газета История Интернет-версия

20.03.2020 00:01:00

Штурм Южных фортов Кенигсберга

С середины февраля 1945 года Красная армия от наступательных операций перешла к позиционной войне

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель.

Тэги: кенигсберг, вторая мировая, война, штурм, ркка, вермахт, ссср, восточная пруссия, артиллерия, военное искусство, история


кенигсберг, вторая мировая, война, штурм, ркка, вермахт, ссср, восточная пруссия, артиллерия, военное искусство, история Здесь поработала Бр-5. Кенигсберг. Апрель 1945 года. Фото из книги А. Широкорада «Артиллерия в Великой Отечественной войне». 2010

В заключительных сражениях 1945 года особую роль сыграл штурм самой мощной крепости Третьего рейха – Кенигсберга.

Среди наград, учрежденных в годы Великой Отечественной войны, есть только одна, которая посвящена взятию или освобождению не иностранной столицы, а взятию города-крепости. Речь идет о медали «За взятие Кенигсберга», которой были награждены 760 тыс. солдат и офицеров. Ну а 216 воинам присвоено звание Героя Советского Союза.

Крепость Кенигсберг являлась самой мощной крепостью кайзеровской Германии. Она была построена на обоих берегах реки Прегель в 8 км от впадения ее в залив Фришес-Хафф. Мелководье залива мешало большим морским судам входить в реку Прегель, они обычно останавливались в гавани Паллау в 50 км от Кенигсберга, с которым гавань была соединена морским каналом.

К началу Первой мировой войны крепость состояла из долговременной центральной ограды около 9 км в обводе с несколькими люнетами впереди, из 12 больших крепостных фортов, 4 таких же промежуточных (малых) фортов, 25 казематированных казарм-убежищ для пехоты и 22 артиллерийских казематированных погребов на фортовых промежутках. Фортовый обвод составлял 44 км. К фортовой линии подходили 11 радиальных шоссейных и 5 железных дорог. Кольцевое шоссе шло вдоль всей позиции. Среднее удаление фортов от центра города составляло 6,89 км. Промежутки между фортами – от 1,6 до 3,75 км.

НА ПОДСТУПАХ

С середины февраля 1945 года на подступах к Кенигсбергу Красная армия от наступательных операций перешла к позиционной войне.

Германская пропаганда, превозносившая неприступные форты Кенигсберга, оказала определенное воздействие на советское командование и на 3-й Белорусский фронт, с конца марта началось поступление соединений и частей РВГК.

Командование Балтийского флота направило к Кенигсбергу 1-ю гвардейскую морскую железнодорожную артиллерий­скую бригаду в составе одной батареи 180-мм пушек с дальностью стрель­бы в 34 км и четырех батарей 130-мм пушек с дальностью стрельбы в 24 км – всего четыре 180-мм пушек и одиннадцать 130-мм.

В итоге к началу операции 3-й Белорусский фронт имел в своем со­ставе 7242 орудия и миномета от 76-мм и выше, 860 зенитных орудий 37-мм и 85-мм калибра, 388 рам и 322 боевые машины реактивной артил­лерии.

Отличительной особенностью действий под Кенигсбергом являлось участие значительного количества артиллерии большой и особой мощности, предназначенной для разрушения мощных долговременных крепостных укреплений. Так, в составе фронта имелось 842 орудия от 152-мм и выше, из них: 152-мм пушек – 12.180-мм пушек – 4.203-мм гаубиц – 94.210-мм пушек – 12.280-мм мортир – 18 и 305-мм гау­биц – 18.

Для штурма крепости и разгрома кёнигсбергской группировки противника были привлечены четыре армии: 43-я армия под командованием генерал-лейтенанта А.П. Белобородова и 50-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ф.П. Озерова блокировали Кенигсберг с севера и востока, а 11-я гвардейская армия, которой командовал генерал-полковник К.Н. Галицкий, занимала рубеж южнее Кенигсберга фронтом на север; 39-я армия под командованием генерал-лейтенанта И.И. Людникова находилась северо-западнее Кёнигсберга в готовности перерезать коммуникации гарнизона крепости и выйти к побережью залива Фришес-Хафф.

Помимо двух воздушных армий 3-го Белорусского фронта привлекались авиационные соединения Ленинградского и 2-го Белорусского фронтов, 18-й воздушной армии и Балтийского флота. Вместе с советскими летчиками продолжал успешно действовать французский истребительный авиаполк «Нормандия-Неман». Всего в операции участвовало 2444 самолета.

На юге в полосе действия 11-й гвардейской армии было сосредоточено 4 отдельных дивизиона особой мощности:

– 330-й под командованием полковника С.Д. Кручинина (6 – 305-мм гаубиц обр. 1915 года);

– 328-й под командованием майора А.А. Катунина (6 – 305-мм гаубиц обр. 1915 года);

– 316-й под командованием майора Н.И. Штефона (6 – 280-мм мортир Бр-5);

– 329-й под командованием подполковника И.С. Торпинского (6 – 305-мм гаубиц обр. 1915 года).

Они должны были действовать против фортов № VII, VIIb, IX и Х.

На северо-западе в полосе действия 43-й армии были сосредоточены два отдельных дивизиона особой мощности:

– 245-й под командованием подполковника С.С. Мальцева (6 – 280-мм мортир Бр-5);

– 75-й под командованием капитана П.С. Чубакова (4 – 211-мм пушки K. 38).

На северо-востоке в полосе действия 50-й армии сосредоточили также два отдельных дивизиона особой мощности:

– 226-й под командованием подполковника А.В. Осипчука (6 – 280-мм мортир Бр-5);

– 105-й под командованием капитана П.И. Кобзаренко (4 – 211-мм пушки K. 38).

Части 43-й и 50-й армий должны были действовать против фортов IV, V, Va, VI и VIIa.

Восточные форты № I, Ia, II, IIa, III, XI и XII атаковать не планировалось.

Пользуясь тем, что огневая мощь противника была относительно слаба, командование фронта придвинуло артиллерию особой мощности к переднему краю. Огневые позиции оборудовались часто на открытой местности по ночам. Орудия ставились в очень глубокие окопы, тщательно маскировались, чтобы противник не обнаружил их заранее. К позициям тяжелой артиллерии были проложены тщательно замаскированные узкоколейные железнодорожные пути. По ним подвозились снаряды, заряды, различные принадлежности и механизмы.

Почти вся реактивная артиллерия сосредоточилась в полосе дей­ствий ударных группировок фронта 39-й, 43-й, 50-й и 11-й гвардейской армий.

Любопытно, что под Кенигсбергом активно использовались трофейные германские шестиствольные реактивные минометы 15 cm Nb. W 41. Официальные советские историки повсеместно ругали их, но в частях их любили. У меня есть даже ксерокопия советского «Руководства службы» на 15-см миномет, изданного Артакадемией в 1942 году в Самарканде.

ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ

Командование 3-го Белорусского фронта создало группы артиллерийской блокады района Кёнигсберга и железнодорожной артиллерии для воздействия по морским и сухопутным коммуникациям и разрушения важных объектов в тылу противника.

Группа артиллерийской блокады создавалась из состава артиллерии 48-й армии и включала армейскую группу в составе двух пушечных артполков особой мощности, 329-го и 570-го корпусных артполков, двух аэростатов 2-го воздухоплавательного дивизиона аэростатов наблюдения, 56-й прожекторной роты, 510-го отдельного корректировочно-разведывательного авиаполка;

кор­пусную группу 29-го корпуса в составе 11-го, 356-го и 668-го авиаполков, двух прожекторов 56-й прожекторной роты; корпусную группу 53-го корпуса в составе 164-го, 379-го, 980-го артполков, 1-го и 3-го дивизионов 367-го артполка, 1-й и 3-й батарей 346-го артдивизиона 152-го укрепленного района, 1-го и 3-го дивизионов 68-й армейской пушечной артиллерийской бригады и одного аэростата 2-го воздухоплавательного дивизиона аэростатов наблюдения; корпусную группу 42-го корпуса в составе 294-го артполка и 2-го дивизиона 68-й армейской пушечной артиллерийской бригады. Всего группа артиллерийской блокады насчитывала 234 орудия, из них более 50% калибром от 100 мм и выше.

Тут следует сделать маленькое уточнение: два пушечных артполка особой мощности – это артполки № 2 и № 20. В составе каждого имелось по две 210-мм пушки Бр-17 и по шесть 152-мм пушек Бр-2.

Командование 3-го Белорусского фронта специально для штурма Кенигсберга сформировало несколько штурмовых групп и отрядов.

Для непосредственного сопровожде­ния штурмовых групп и отрядов из состава артиллерийских полков выделялись орудия и минометы калибром от 76 мм и выше. Кроме этого, действия штурмовых групп и отрядов поддерживались огнем одного-двух артиллерийских дивизионов. В отдельных случаях штурмовым отрядам придава­лись 152-мм и 203-мм орудия и 160-мм минометы для разрушения наибо­лее прочных целей.

В состав штурмового отряда, как правило, включались: взвод полко­вой батареи – два 76-мм орудия, две пушечные (6–7 орудий 76-мм) и одна гаубичная (2–3 орудия 122-мм гаубицы) батареи дивизионной артиллерии, рота 82-мм минометов, батарея 120-мм минометов, 4–5 самоходно-артиллерийских установок СУ-122, а также 3 танка Т-34. Штурмовые группы усиливались одной-двумя 45-мм пушками, одним-двумя 76-мм полковыми или дивизионными орудиями, одной 122-мм гаубицей; одной-двумя СУ-122 и одним-двумя танками.

РАБОТА АРТИЛЛЕРИИ

За четыре дня до начала операции предусматривался однодневный период огневой разведки и вскрытия фортов и железобетонных сооружений с целью выявления и уточнения их расположения и трехдневный период разрушения.

В соответствии с планом 2 апреля артиллерия фронта начала огневое вскрытие долговременных сооружений. Вслед за огневым вскрытием артиллерия приступила к разрушению долговременных сооружений. Всего с 3 по 5 апреля разрушению подверглось 67 целей, из них 6 фортов.

Для разрушения фортов, железобетонных огневых сооружений и бетонированных убежищ привлекались орудия от 203-мм до 305-мм калибра. Разрушение каждого форта, как правило, производилось дивизионом, ко­торый работал в течение 3 суток по 5–6 часов в день. На каждый форт расходовалось от 360 до 440 снарядов. В результате получалось от 90 до 200 прямых попаданий с 12–15 сквозными пробоинами в стенах форта. Несмотря на большое количество прямых попаданий, форты полностью разрушены не были.

На разрушение железобетонных огневых сооружений и убежищ расходовалось 120–150 снарядов 203-мм калибра. Разрушение производилось, как правило, одной батареей в течение 2–4 часов. Камен­ные строения и блиндажи легко разрушались 152-мм орудиями со средним расходом 30–50 снарядов.

В 9 часов утра 6 апреля началась артиллерийская подготовка в 11-й гвардейской армии, а часом позже к ней присоединилась артиллерия 43-й и 50-й армий. Неодновременное начало ее было вызвано сокращением на один час периода разрушения в 43-й и 50-й армиях вследствие того, что в период предварительного разрушения большинство целей было раз­рушено.

В 12 часов дня после мощной артиллерийской подготовки пехота и танки, прижимаясь к разрывам снарядов своей артиллерии, двинулись на штурм кенигсбергских укреплений.

10-9-1350.jpg
Схема оборонительных сооружений
противника вокруг Кенигсберга. Иллюстрация
из книги А. Широкорада «Артиллерия
в Великой Отечественной войне». 2010
Согласно показаниям командира 69-й пехотной дивизии полковника Фолькера Каспара, «5 апреля 1945 года русские предприняли наступление на Шарлотенбург (северное предместье Кенигсберга), в результате которого им удалось полностью окружить Кенигсберг и прекратить его снабжение по суше и водным путем.

Бой за Кенигсберг после его окружения. 5 апреля 1945 года кольцо окружения вокруг крепости полностью сомкнулось. В этот момент в Кенигсберге находились 61-я, 69-я, 367-я, 548-я и 561-я пехотные дивизии общей численностью до 7.000 человек, крепостная противотанковая артиллерия, насчитывавшая 20.88-мм орудий и 1200 человек, крепостная артиллерия – 50 стволов трофейных орудий калибра 150.105 и 72 мм и 1000 человек, крепостные саперы – 1200 человек, полиция – 3000 человек, фольксштурм, таможенники, железнодорожники и т.п. – 2.000 человек. Всего в гарнизоне крепости было более 9.400 человек. Каждая пехотная дивизия имела в своем составе артиллерийский полк из четырех дивизионов (три легких дивизиона и один тяжелый). В каждом полку было 30 легких и 10 тяжелых полевых гаубиц. Таким образом, артиллерия всех дивизий, находившихся в крепости, насчитывала до 120 легких и 40 тяжелых полевых гаубиц. Боеприпасов было в каждом артиллерийском полку по 180 выстрелов на орудие; что касается трофейных пушек, то они имели только по 30–40 выстрелов.

6 апреля 1945 года в 10.00 по центру участка обороны 69-й пехотной дивизии, а также по участкам 157-го и 159-го пехотных полков русские открыли ураганный огонь. Одновременно форты, расположенные на этих участках, были обстреляны тяжелой артиллерией. Русским удалось оттеснить нас к южным окраинам Понарт и Зелигенфельд. Началась борьба за Ной Форверк, который мы потеряли вечером. На участке 561-й и 548-й пехотных дивизий противник совершил глубокий прорыв до Шарлоттенбург. Наш контрудар на этом участке не увенчался успехом, большая часть Шарлоттенбурга осталась в руках русских. В первый день боев 69-я, 561-я и 548-я пехотные дивизии потеряли примерно 30% своего личного состава, иначе говоря, каждая дивизия потеряла до 3500 человек убитыми и ранеными».

Как уже говорилось, штурм южных фортов от № 7 до № 10 был поручен 11-й гвардейской армии. Перед началом операции 11-я гвардейская армия была усилена рядом артиллерийских частей РВГК, в том числе 10-й артиллерийской дивизией прорыва.

Вся приданная армии артиллерия, за исключением трех пушечных артиллерийских бригад, была распределена между корпусами и объединена в полковые, дивизионные и корпусные группы. Пушечные бригады, оставленные в распоряжении армии, составили армейскую артиллерийскую группу.

Всего 11-я армия имела 1511 орудий и минометов. Такое число их обеспечивало создание средней плотности артиллерии в полосе намечавшегося прорыва в 177,7 орудий и минометов (в том числе 90,5 крупных калибров) на 1 км фронта. На направлении же главного удара (в полосе 1-й и 26-й дивизий) артиллерийская плотность достигала 190 стволов. В артиллерии мы превосходили противника в 2,8 раза.

В районе станции Гутенфельд, находившейся в полосе 11-й гвардейской армии, развернулись 404-й дивизион береговой железнодорожной артиллерии (четыре 130-мм батареи с дальностью стрельбы 24 км) и 18-я отдельная батарея 180-мм орудий с дальностью стрельбы 34 км. Их орудия вели огонь по удаленным целям: по трем танковым и одному пороховому заводам в Кенигсберге, по фортам и мостам через реку Прегель.

СИЛЫ И СРЕДСТВА

К 30 марта в районы огневых позиций были выведены пристрелочные орудия, которые к 4 апреля закончили пристрелку целей и участков подавления. Тщательная разведка целей позволила только на первой позиции обороны Кенигсберга выявить 109 целей, подлежавших разрушению артиллерией большой и особой мощности, а также орудиями крупных калибров. Из них было решено разрушить 88. Для предварительного разрушения орудиями большой и особой мощности намечалось 38 целей, в том числе форты № 8 и 10.19 железобетонных убежищ, 5 узлов сопротивления из приспособленных к обороне групп каменных зданий.

ПВО 11-й гвардейской армии располагала 2-й зенитно-артиллерийской дивизией, 1280-м армейским полком малокалиберной зенитной артиллерии и девятью зенитно-пулеметными ротами стрелковых дивизий. Всего армия имела 85-мм зенитных орудий – 16.37-мм – 86 и 12,7-мм зенитных пулеметов – 172.

1280-й армейский зенитно-артиллерийский полк прикрывал армейские объекты (переправы через реку Прегель, штаб армии и армейские склады), 2-я зенитно-артиллерийская дивизия и зенитно-пулеметные роты стрелковых дивизий – боевые порядки войск. Кроме того, оперативное построение армии на всю глубину и особенно армейские объекты прикрывали фронтовые средства и средства ПВО страны.

В 11-ю гвардейскую армию входила 23-я гвардейская танковая бригада (44 танка Т-34) и 260-й, 338-й и 348-й гвардейские тяжелые самоходно-артиллерийские полки (в каждом по 21 машине ИСУ-152). Самоходно-артиллерийские дивизионы стрелковых дивизий насчитывали 92 машины СУ-76. Плотность танков и самоходно-артиллерийских установок непосредственной поддержки пехоты составляла в армии 23 машины на 1 км участка прорыва.

Каждому корпусу было придано по одному самоходно-артиллерийскому полку, а 8-му и 16-му корпусам, кроме того, и по одному батальону танков Т-34. Командиры корпусов распределили эти средства по дивизиям.

Бронетанковые средства использовались главным образом на направлении главного удара армии. Так, 26-ю и 1-ю гвардейские стрелковые дивизии поддерживали по три батареи САУ и по роте танков, имевших 66 единиц бронетехники. Фланговые же дивизии (83-я и 16-я) располагали лишь штатными самоходно-артиллерийскими дивизионами СУ-76.

Особо стоит сказать о форте Кенигсберга «Фридрих I». Его строительство закончилось в 1894 году. Форт был построен в основном из кирпича. Бетонные сооружения возвели позже. В плане он пред­ставлял собой вытянутый по фронту пяти­угольник размером 205 Ч 135 м и со­стоял из следующих сооружений: вала и рва, опоясывающих форт по всему периметру; ширина рва по дну составляла 10 м, глубина – 7 м.

Артиллерия и минометы гарнизона распола­гались на открытых позициях. При огневом воздействии наступающих весь гарнизон мог укрыться в подземных сооружениях. Расчеты артиллерии и минометов могли укрыться в двух внутренних двориках, которые обес­печивали их защиту от навесного огня.

БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ

Штурм форта № VIII был поручен 243-му стрелковому гвардейскому полку 84-й гвардейской дивизии. К началу наступления 243-й гвардейский полк имел три стрелковых батальона, в каж­дом батальоне – по две стрелковых роты численностью 50–60 человек каждая. Вместе с приданной артиллерией в полку было 8 пушек 45-мм, 2 пушки полко­вой артиллерии 76-мм, 13 минометов 82-мм, 5 минометов 120-мм, 6 пушек дивизионной артиллерии 76-мм, 10 гаубиц 122-мм. Кроме того, наступление полка обеспечива­лось артиллерией из состава артиллерий­ских групп армии, корпуса и дивизии. В ре­зультате плотность составляла около 100 орудий и минометов на 1 км фронта.

6 апреля в 9.30 началась ар­тподготовка атаки. Из-за не­благоприятных погодных условий советская авиация в первой половине дня бое­вых действий не вела.

В 11.50, за 8 минут до окон­чания артиллерийской подготовки, 3-й и 1-й батальоны 243-го гвардейского полка пере­шли в атаку.

3-й батальон, уничтожив боевое охранение противника у отметки 14,1, быстро преодо­лел передний край обороны и на своем участке вышел на дорогу восточнее форта № VIII. Командир полка решил развить успех 3-го батальона, введя в бой 2-й батальон, который развернулся из-за правого фланга 3-го батальона и во взаимодействии с ним начал наступление в направлении му­комольной фабрики. 1-й батальон, преодо­левая огневое сопротивление противника, с ходу овладел первой траншеей, уничтожил в ней расчеты трех пулеметов, захватил 12 пленных из 236-го пе­хотного полка и подошел непосредственно к форту № VIII, охватив его полукольцом с юго-востока и запада.

Слабый огонь немцев в момент наступления связан с тем, что значитель­ная часть их живой силы была уничто­жена огнем нашей артиллерии, а оставшиеся в живых отошли на промежуточный оборо­нительный рубеж: Праппельн, Шпандинен, мукомольная фабрика.

Гарнизон форта № VIII, оборонявший рубеж на отметках 14,1 и 6,6, укрылся в подземных сооружениях форта, оставив в тран­шеях незначительное прикрытие. 2-й и 3-й батальоны, обойдя форт с северо-востока и развивая наступление, к 15 часам 6 апреля завязали бой у мукомольной фаб­рики.

245-й стрелковый полк справа в это время вел бой за насе­ленный пункт Праппельн, 43-й стрелковый полк слева – за Каль­ген.

ШТУРМ

В районе мукомольной фабрики противник от­крыл сильный огонь. Бой за овладение опорным пунктом не прекращался всю ночь, и только к 5 часам утра 7 апреля 2-му и 3-му батальонам удалось уничтожить оборо­нявшихся здесь немцев. 245-й стрелковый полк к утру 7 апреля занял Шпан­динен.

К 18 часам гарнизон форта № VIII был отрезан 1-й и 2-й ротами от господского двора Кальген и района мукомольной фабрики и прочно блокирован в подземных укры­тиях.

К вечеру 6 апреля в распоряжение коман­дира 1-го батальона прибыли два взвода фугасных огнеметов.

В течение ночи по наружной стороне рва над центральным капониром были расстав­лены веером фугасные огнеметы и установ­лены станковый и ручной пулеметы. На рассвете 7 апреля в ров севернее цент­рального капонира было сброшено несколь­ко мелких дымовых шашек. Нацеленные по амбразурам семь фугасных огнеметов за­ставили противника прекратить огонь. 2-я рота быстро спустилась на дно рва по заготовленным заранее лестницам, преодо­лела его и по пологой противоположной стенке довольно легко поднялась на цент­ральную часть форта, где захватила не­сколько проломов, образовавшихся в пере­крытиях в результате нашего артиллерий­ского огня и бомбометания. Противник, сосредоточив все свое внимание на действиях 2-й роты в районе централь­ного капонира, ослабил огонь по централь­ному входу в форт. Этим воспользовалась первая рота, которая быстро спустилась в ров с восточной стороны и под прикрытием пулеметного огня и огня снайперов начала забрасывать гранатами окна первого этажа правого крыла казармы. Воспользовавшись паникой противника, ро­та свободно прошла по рву, достигла центрального входа и через него проникла внутрь форта.

К этому времени солдаты 2-й роты проник­ли внутрь форта сверху, через проломы в перекрытиях и, очищая помещение фор­та, начали продвигаться навстречу 1-й роте.

Немцы, не выдержав одновременно уда­ра с двух сторон, сложили оружие. К 11 часам 7 апреля из казематов форта было взято в плен до 100 германских сол­дат и офицеров, среди них капитан – ко­мендант форта № VIII, три обер-лейтенанта, шесть фельдфебелей и три обер-фельдфебе­ля. На втором этаже казармы наши солда­ты обнаружили 38 раненых. Было уничтожено до 250 солдат и офице­ров противника. Батальон захватил 6 ору­дий, 38 пулеметов, 200 винтовок, 4 миномета 81,4-мм и склад с ме­сячным запасом продовольствия, горючего и боеприпасов.

Следует заметить, что по форту № VIII непрерывно вел огонь 329-й артдивизион (шесть гаубиц образца 1915 года) 305-мм. Сооружения форта получили 78 попаданий 305-мм снарядов. Однако сквозных пробоин было всего пять. При этом полностью разрушенным оказался только правый капонир.

О штурме форта № IX «Дона» известно из отчета коман­дира 3-го взвода 2-й роты 8-го отдельного гвардейского штурмового инженерно-саперного батальона гвардии лей­тенанта Кислякова.

9 апреля в 14.00 его штурмовой отряд остановился в 400 м от форта. «Отделение автоматчиков и отделение саперов под прикрытием минометного огня пошли в раз­ведку. Разведка прошла в целом успешно, хотя и поте­ряли двух солдат. Главное же – доставили «языка», ко­торый довольно охотно и подробно рассказывал об обо­роне форта.

Из амбразур форта по открытой перед ним местно­сти били восемь станковых пулеметов и несколько ору­дий. С наступлением темноты после короткого огневого артналета группа штурма под прикрытием танков вор­валась в первую траншею. Саперы немедленно присту­пили к проделыванию проходов в минном поле между траншеями. Гитлеровцы открыли огонь, но четыре про­хода саперам проделать все же удалось. По ним к форту подошли танки, самоходные установки и стали бить по нему прямой наводкой. Автоматчики ворвались во вторую траншею, а саперы обошли тем временем форт с тыла, забрались на капонир и взорвали его сосредото­ченным зарядом, открыв таким образом свободный под­ход к форту слева.

К массивным воротам форта через ров был переки­нут мост. Не оставалось сомнений, что он заминирован. Отделение саперов сержанта Голышева успело опередить замешкавшихся гитлеровцев и обрезало все про­вода, ведущие к подвешенным к мосту зарядам.

При помощи стрелков саперы стали подтаскивать взрывчатку, чтобы подорвать ворота и стены форта. К рассвету полтонны взрывчатки готовы были поднять часть форта на воздух. Но тут начальник его гарнизона выслал парламентеров с предложением о безоговорочной капитуляции.

В 5.0.10 апреля штурмовой отряд вошел в крепость», – писал генерал П.Г. Григоренко.

Несколько слов стоит сказать и об артиллерии 31-й гвардейской стрелковой дивизии (16-го гвардейского стрелкового корпуса), наступавшей в районе форта № IX.

К началу наступления на Кенигсберг дивизия имела в своем составе 4528 человек и на вооружении, кроме винтовок и автоматов, 105 ручных и 53 станковых пулемета, 45-мм орудий – 23.82-мм минометов – 45.120-мм минометов – 14.76-мм полевых пушек – 6.76-мм дивизионных пушек – 32 и 122-мм пушек – 10.

В состав дивизии входили 95-й, 97-й и 99-й гвардейские стрелковые полки, 64-й гвардейский артиллерийский полк и 36-й отдельный гвардейский самоходно-артиллерийский дивизион. В каждом стрелковом полку было по три стрелковых батальона, в каждом батальоне – по две стрелковые роты. Стрелковые роты имели по 60–65 человек личного состава.

Из средств усиления дивизии были приданы батарея тяжелого самоходно-артиллерийского полка (четыре САУ-122), истребительно-противотанковый артиллерийский полк, минометный полк, гаубичный артиллерийский полк, две батареи корпусного артиллерийского полка, батальон штурмовой инженерно-саперной бригады, отдельный моторизованный противотанковый огнеметный батальон и взвод отдельного батальона ранцевых огнеметов.

Во время атаки дивизии дополнительно должны были поддерживать минометный полк и дивизион пушечной артиллерийской бригады. Кроме того, в полосе дивизии должна была действовать артиллерия из состава корпусной и армейской артиллерийских групп.

Таким образом, в полосе дивизии было сосредоточено 252 орудия и миномета калибром 76 мм и выше, что позволяло иметь плотность 126 орудий и минометов на 1 км фронта. С учетом артиллерии армейской артиллерийской группы плотность повышалась до 140 орудий и минометов.

Если вспомнить 1941 год, то о такой огневой мощи не мог мечтать ни один корпус, да и не всякая армия.

О судьбе фортов № Х «Канитц», № XI «Денроф» и № XII «Ойленбург», находившихся в полосе наступления 8-го гвардейского стрелкового корпуса, известно мало. К концу дня 6 апреля оба форта были окружены. По форту № Х вели огонь 305-мм гаубицы 330-го артиллерийского дивизиона. Попало 172 снаряда, сквозных пробоин оказалось только две, центральный вход был завален, разру­шен правый капонир.

Утром 7 апреля форт № Х капитулировал, в середине дня взяли форт № XI. Вечером сдался форт № XII. Части 8-го гвардейского стрелкового корпуса прошли район Розенау и вышли к реке Старый Прегель (Аьтер Прегель) – левый рукав реки Прегель. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возбуждайтесь и не болейте

Возбуждайтесь и не болейте

Алиса Ганиева

Казанова и де Сад – юбилеи, тюрьмы и секс-философия

0
1219
Из великой плеяды

Из великой плеяды

«НГ-EL»

Не стало Юрия Бондарева

0
210
Непонятый, непризнанный, невыносимый

Непонятый, непризнанный, невыносимый

Елизавета Александрова-Зорина

Вместо некролога прозаику Ивану Зорину

0
243
Ливийскую войну может остановить эпидемия

Ливийскую войну может остановить эпидемия

Равиль Мустафин

Год боевых действий не приблизил к победе ни одну из враждующих сторон

0
655

Другие новости

Загрузка...
24smi.org