0
1217
Газета Идеи и люди Интернет-версия

30.09.1999

Государство есть общение

Владимир Аннушкин

Об авторе: Аннушкин Владимир Иванович - доктор филологических наук, профессор Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, председатель Российской ассоциации исследователей, преподавателей и учителей риторики.

Тэги: риторика, имидж


Рисунок Вадима Мисюка

CЛОВО "риторика" можно понимать либо вульгарно, либо научно. В вульгарном понимании "риторика" означает ложное ораторство, краснобайство, велеречивый обман. Именно этим словом громят друг друга многие наши политики и журналисты. Словно не предполагают и не знают, что в целях убеждения пользуются именно риторическими средствами. (Может, и правда не знают.)

ОБ ИДЕОЛОГИИ И ЭТИКЕ

Если рассуждать научно, то придется признать, что риторика - это учение о мысле- и речетворчестве, искусство убедительной, оптимальной, эффективной и нравственно безупречной речи. Риторика лежит в основе европейского понимания политики и юриспруденции, ибо "государство есть общение" (Платон). Основными формами обсуждения государственных дел являлись ораторская совещательная речь на форуме и судебная речь в ареопаге - аналоги современных парламентов и судов. Для оптимального государственного устройства должны быть организованы речевые отношения, и современная риторика есть прежде всего искусство управления общественным процессами.

Риторика - этична. Главное требование к оратору - вызвать доверие слушателей. Доверие завоевывается не остроумными хитросплетениями или словесной эквилибристикой, а пробуждением отношения к оратору как к "добродетельному мужу" (лат. vir bonus).

Основа риторики - идеология, образованность оратора. Подлинное красноречие предполагает знание предмета речи и просвещенность. К сожалению, боязнь идеологии (само слово оказалось как бы под запретом) привела к снижению интеллектуального уровня общества. В это же время утрачивалось умение изобретательно мыслить и быть внимательными к слову.

Всякое социально новое деяние, попытка создать новый стиль жизни предполагают замысел, воплощение его в слово, заинтересовывающее общество. А затем - осуществление в деле. В современных российских политологиях о языке политика и искусстве политической речи не сказано почти ничего. Если не считать очередного заимствования - понятия "имидж", хотя аналогичный термин "образ оратора" был введен в наш научный оборот академиком В.В. Виноградовым в 1930-х годах.

В преклонении перед риторическими советами Карнеги мы забыли о своем опыте. А между тем уже в 20-е годы у нас были замечательные теоретики ораторского искусства - А.В. Миртов, В.Гофман, Б.Казанский, наконец, академик В.В. Виноградов... Потом риторические исследования оказались под запретом, потому что изучение и развитие подлинного ораторства возможно только в неискривленно демократических условиях. Но что нам мешает вспомнить отечественный опыт? (Тем более что имиджология занимается все больше галстуками и бровями, а не главным инструментом общения - языком.)

В наше время ни широкая публика, ни те, кто называют себя политической элитой, не понимают того, что всякое общественное деяние осуществляется речью как организующим и объединяющим инструментом. Элита, впрочем, политическим чутьем, практической хваткой держит право на речь и никому его не отдаст! Ибо это право - основное завоевание (всякой) социальной революции.

Политик - прежде всего оратор, думающий и говорящий, пишущий (иногда пишут спич-райтеры), занимающий определенную позицию и отстаивающий ее в словесных единоборствах. Иногда оратор молчит, ибо нет ничего значимее правильной паузы в риторике. "Вовремя сказать, вовремя и промолчать" - такую паузу долгое время держал Евгений Примаков...

В 1917-м к власти коммунисты пришли прежде всего благодаря мастерству и энергии пропаганды. В их речах (текстах) предлагался новый стиль мысли, речи, поступка и жизни в целом. Вот известная речь Ленина на трибуне Красной площади (энергию ленинского стиля можно почувствовать, слушая старую пластинку), объясняющего, "что такое Советская власть?". Большевики победили идеологически и словесно (а потом - оружием), потому что старый стиль мысли, речи и жизни уже не удовлетворял общество...

Михаил Горбачев начал говорить по-другому - не по бумажке, не стандартно брежневским языком, не как Устинов, не как Черненко... В перестройку был предложен новый образ оратора как новый стиль думания и рассуждения. И начальники заговорили без бумажки, как бы без подготовки. Правда, в результате "трепа" и болтовни стало еще больше. Потому что дело не в том, говорите вы "по бумажке" или нет, а в здравых мыслях, выразительных словах, эстетике произношения (иной голос подобен "тележному скрыпу", Ломоносов), а главное - в честности суждений.

Борис Ельцин - несомненный стилевой новатор и умелый ритор, т.е. человек, создающий умелые аргументированные высказывания. Мы помним, как Ельцин показал себя упрямым ("уперся"), не сходящим со своей позиции человеком (а в риторике главное - занять верную позицию). Его противостояние Горбачеву насквозь речевое: вдруг покинул зал партийного заседания - значимо отказался от речи, вдруг стал решительно несговорчивым человеком. Решительность и упрямство теннисиста-волейболиста, соединенные с мастерством политической интриги, принесли риторический успех.

Но стояла ли за Ельциным, решительным оратором-преобразователем, идеологическая и философская доктрина? Ведь всякая доктрина - это текст... От Ильича нам остались пятьдесят пять томов книжек. А какие тексты останутся от Бориса Николаевича? Допустим, речь с танка в 91-м, интервью с Эльдаром Рязановым в 95-м, новогоднее поздравление в ночь с 98-го на 99-й, написанное по советским стандартам непонятно кем. Останется "Исповедь на заданную тему" (диктовка журналисту), произнесенные разговорным языком радиовыступления (по вторникам)... Но их мало кто читал - таковы "связи с общественностью", речевое искусство объяснения народу президентской политики...

Несомненный оратор - Андрей Сахаров: "гугнивый", "заикливый" (определения из "Риторики" 1699 года), скрюченно стоящий и захлопываемый на трибуне Всесоюзного съезда. Но не жалеющий головы для того, чтобы сказать правду: "Советских парней убивают в Афганистане..." И победивший председателя съезда Горбачева. Потому что победа в риторике предвосхищается будущим развитием событий: сегодня тебя сгонят с трибуны, но завтра вознесут. Здесь есть какая-то моральная философия, над которой, однако, не всякий политик задумывается - ему нужна сегодняшняя победа...

Виктор Черномырдин являет собой определенный "образ оратора" - увесистого "тяжеловеса", на которого "можно положиться", "порядочного и серьезного" (Б.Ельцин), а потому немногословного, даже специально не-изящнословесного.

Но чем, с точки зрения риторики, обладают современные политики, кроме приобретенного опытным путем умения воздействовать на общественное мнение? Вот одна из элементарных ошибок почти всякой нынешней политической речи. Вместо того чтобы говорить об общественной пользе, устремлять речь в будущее, политики "судят", критикуют, говорят о прошлом, хуля своих оппонентов. От этого - сумрачность большинства речей и общая сумрачность жизни, уныние речи не настраивает на положительные деяния. А политическая речь - это призыв к действию, взгляд в будущее, через внятное объяснение происходящего решительное предложение изменить ситуацию, создать новый стиль.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ РИТОРЫ

Всякую газету, или телепередачу, или телевизионный канал можно рассматривать как "коллективного ритора". В коллективности речи - сила массовой информации. Но ее влиятельность и авторитетность связаны не только со способом создания речи, но и с характером аудитории. Когда аудитория - вся страна, или город, или даже район, текст не может не вызвать уважения, а у иных - благоговения (хотя народная мудрость рекомендует "не всякому слову верить").

Массовая информация дает образцы деятельности - и наиболее впечатляющим образцам будут следовать и подражать. Именно массовая информация способна либо разобщить, либо объединить общество.

Опыт советской пропаганды правильно подсказывает "Советской России", что речи лидера КПРФ надо публиковать целиком. В свою очередь, "Коммерсант" опубликовал несколько речей Примакова - программа тогдашнего премьера сразу стала ясна.

Если бы корректность знакомства с выступлениями ведущих политических лидеров была обеспечена в прессе, "ум и глупость каждого были бы видны" (заповедь Петра Великого нашим средствам массовой информации!). После Нового года "НГ" несколько номеров посвящала разбору речи президента и сопоставлению ее с речью патриарха. Но опубликуйте речь президента хотя бы в отрывках - это бы показало, как работают его "спичрайтеры"! Иначе и не назовешь писателей, пишущих по стандартному набору соединения трех безликих синонимов ("наши планы, наши надежды, наши мечты") или таких же трех благопожеланий. После разбора новогоднего послания президента раскрываю со студентами речь патриарха Алексия II на Рождественских чтениях: "Приветствую вас, тружеников великого и святого дела, возделывателей необъятной нивы православного образования"... А разве политик не может найти слов, возвышающих настроение красотой слога?! И пока политики не возвысятся до этого стиля речи, им не справиться с изменением стиля мысли и жизни.

Есть ли у нас вообще политическая пропаганда? Несомненно, есть. Теперь она так не называется, но от того не перестала существовать и не стала лучше. Положительная демократия, к которой мы стремимся (и реформаторы, и коммунисты), есть речевое устройство общества, в котором присутствует возможность выслушать разные мнения. И выслушать возможно полнее, без боязни, что тот или иной политик, общественный деятель "скривит поборение словом" (Изборник 1073 года).

Желая разрушить старое, новые демократические изменения стали едва ли не большевистскими: если в советское время существовал некоторый штат тележурналистов (авторитетных, но достаточно сменяемых), то теперь он ограничен двумя именами: Евгений Киселев и Николай Сванидзе (статья написана в июле-августе с.г. - Прим. редакции.). Поэтому августовский отпуск Киселева, например, автоматически означал прекращение каких-либо политических "итогов".

15 августа Е.Киселев посадил перед собой пятерых лидеров крупнейших политических партий страны и задавал им одни и те же вопросы, что риторически безграмотно и тягомотно. По законам речи добавление нового содержания в высказывания по одному и тому же вопросу после трех ораторов почти невозможно - это верный способ угробить обсуждение идеи. Именно поэтому как "Итоги", так и "Зеркало", в сущности, представляет собой театр одного журналиста.

Кроме того, по законам риторики диалога каков вопрос - таков и ответ. В высшей степени утомительно видеть, как мнения самых крупных политиков государства зависят от вопроса журналиста. Куда ведет беседу Киселев, туда и катится телега диалога... И усиленно морщат лбы изобретательные на ответы Зюганов, Явлинский, Жириновский, Рыжков, Морозов, чтобы понять смысл велеречиво сформулированного очередного вопроса. "Вот, э-э-э, я вас еще хочу спросить..." - чисто физически выдержать двухчасовое однообразие сочинения вопросов невозможно и для самого ведущего. Такое же однообразие присутствует и в диалогах Юрия Лужкова: 50 минут диалога с одним и тем же человеком, Павлом Гореловым, на третьем канале.

Странность ситуации очевидна: политическая элита, в сущности, не имеет возможности высказать свои взгляды: "ум и глупость каждого" по-прежнему "не видны..." И в этом боязнь нынешней демократической власти - как "четвертой", так и остальных...

ЧТОБЫ УПРАВЛЯТЬ, НАДО ГОВОРИТЬ

Слабость первых "трех" властей состоит в том, что они не понимают законов управления общественной речью и общественным мнением. "Команды" президента, правительства не учитывают элементарного правила: чтобы управлять, надо говорить, встречаться с людьми. От самого факта речи рождается у людей симпатия, уверенность, а при убедительном объяснении - и понимание того, куда движется страна. У нас президент выступает только в экстренных случаях или в канун Нового года. И дело не в болезнях президента или в занятости премьера, все проще: традиция общения высших лиц государства с народом у нас не сформирована; общение хаотично и зависит от случайных обстоятельств.

Даже такой мастеровитый политик, как Евгений Примаков, заявляет, что он не любит "выступать", "не любит телевидение"... Не в этом ли состоял главный просчет экс-премьера: он выступал только в крайних случаях, оставляя журналистам право произвольно истолковывать то, что требовалось бы объяснить (нелицеприятно и твердо) самому.

У наших политиков не сложилось демократической традиции собеседования с народом, регулярной отчетности (в хорошем смысле этого слова). Мы видим их издалека, в произвольном журналистском освещении.

Но притом кто все-таки лучший оратор современности? Тот, кто возглавляет политический рейтинг, - столь долго молчавший, далеко не молчаливый Примаков. Искусство ритора состоит в том, чтобы держать паузу, не срываться в речь, говорить, когда нужно, и то, что ожидают услышать. А ожидают серьезности, продуманности мыслей, выражения мыслей в слове и внятного донесения мысли до публики. Главная категория риторики - общие места: это ценностные суждения, оригинально высказанные ритором, убедительно действующие и принимаемые аудиторией. Ритор-политик учитывает вкусы и характер аудитории, но предлагает ей свою позицию как без заискивания, так и без презрения.

Стиль речи Примакова академичен. Вот его (расшифрованная студентами МГУ) устная речь в Государственной Думе: "Я только вчера - и поверьте, это было сделано не после, так сказать, какой-то игры в прятки, а это было после долгих раздумий и после того, как было взвешено все "за" и "против" - только вчера я согласился на выдвижение своей кандидатуры на пост премьер-министра, на пост председателя правительства. Причем руководствовался при этом стремлением только к одному - к консолидации общества, к тому, чтобы мы нашли бы правильные пути выхода из тяжелейшего кризисного состояния, в котором мы сейчас находимся".

Обращаю внимание читателя на следующее: в речи политика Примакова есть придаточные предложения (!); он в них не путается, а спокойно и целенаправленно доводит мысль до конца фразы.

Всякий лидер - носитель стиля: мысли, слова, произношения, даже телодвижения, потому что подчиненные и ученики, как известно, невольно копируют лидера-учителя. Жить в одном и том же стиле - значит оказаться в стагнации. Поэтому от лидера требуется новаторство в стиле, а новаторство может быть обеспечено только идеями, а вот с идеями-то у нас бывает туговато...

Наш лидер - общеизвестен. Его решительность, жесткость, напор кому-то, видимо, симпатичны - такой стиль, во всяком случае, утверждает руководитель страны. Но вот уже давно мы ждем хотя бы какой-то новой идейки (за исключением чехарды премьеров) от президента ли, от его ли команды. Озвучивающий мнение президента пресс-секретарь Дмитрий Якушкин, к сожалению, откровенно наворачивает синонимические обороты, и понять позицию президента за ними невозможно...

Президент не может не появляться перед народом, но съемки президентских "явлений народу" однообразны и неизобретательны. Будто до съемок уговаривается Борис Николаевич с операторами: "Вот тут я выйду из-за стола, пожму руку N. М-ычу, сяду и скажу несколько слов..." И так каждый телевизионный день.

Современные "имиджологи" стремятся обеспечить прежде всего личный политический успех того или иного политика. Но классические качества, которые традиционно приписывались или требовались от политического оратора: честность, ответственность, предусмотрительность, бескорыстие.

Вообще же проблему, видимо, надо поставить так: политика как честное Слово и чистое Дело. Возможно ли такое? Опыт знакомства с русской философской и политической классикой вдохновляет... Опыт знакомства с современной газетной прессой разочаровывает...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вертикаль Лукашенко теряет имидж

Вертикаль Лукашенко теряет имидж

Антон Ходасевич

Коррупционные скандалы происходят в Белоруссии каждую неделю

1
6235
Нужно ли нам возвращать Грузию

Нужно ли нам возвращать Грузию

Александр Караваев

Антироссийская риторика официального Тбилиси все больше выглядит формальной идеологической догмой

0
10305
Почему власть допускает высокий антирейтинг Медведева

Почему власть допускает высокий антирейтинг Медведева

Над позитивным имиджем премьер-министра, кажется, перестали работать

0
2835

Другие новости

Загрузка...
24smi.org