0
4219
Газета Идеи и люди Интернет-версия

19.11.1999 00:00:00

Чеченская война и "заговор против Путина"

Тэги: Чечня, Путин, заговор


Владимир Путин сейчас находится на пересечении линий российской политики.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)
ПО ПЕЧАЛЬНОМУ российскому обычаю мы в своей истории несколько раз проходим один и тот же путь и часто с теми же печальными результатами. Вот и сейчас в случае с чеченской войной российское общество, государство и элитные группы в несколько иных условиях столкнулись с проблемами, решение которых оказалось не по зубам для российских властей и политической элиты в 1994-1996 гг., когда Россия потерпела унизительное поражение от боевиков.

Для правильного понимания нынешней ситуации и определения возможных тенденций развития российского политического процесса необходимо выявить сходства и различия между нынешней чеченской войной и российской властью и тем, как обстояли дела в 1994-1996 гг.

Во-первых, и та, и нынешняя войны разворачиваются на фоне парламентских и президентских выборов. Таким образом, война оказывает сильнейшее влияние на ход и исход выборов, позиции партий и лидеров, президента и правительства.

Во-вторых, сегодня, как и во время первой войны, российская элита расколота, и другая, не менее разрушительная, война идет в Москве между отдельными группами российского политического класса. Эта война ведется без правил, на уничтожение. Война информационная (и чеченская тоже, в значительной степени) является отражением этой наиболее серьезной войны, идущей в Москве.

В-третьих, ставки в московской войне слишком высоки, а результаты почти непредсказуемы. Перед выборами 1995-1996 гг. было ясно, что в любом случае Ельцин будет победителем, и главный вопрос заключался в том, с кем победит Ельцин, кто будет пользоваться наиболее серьезными административными, финансовыми и информационными ресурсами государства.

Ожесточенная борьба в окружении Ельцина между различными группами велась за право добыть победу для Ельцина, а для своей группы - доминирующее положение среди других групп. Особенность и большая непредсказуемость, и отсюда, видимо, большая ожесточенность в сегодняшней борьбе связана с тем, что теперь эту победу надо одержать с помощью Ельцина, но уже для сохранения контроля над властью и экономическими ресурсами в постельцинскую эпоху. Так как в глазах общественности нынешние владельцы многомиллиардных и многомиллионных имуществ не являются легитимными собственниками и происхождение этой собственности в значительной степени было обусловлено близостью к власти, а в последнее время - к Семье, то становится очевидным, что, потеряв контроль над политической властью, целый ряд олигархов, близких к Кремлю, окажутся под ударами других групп, у которых есть возможность прийти к власти и осуществить передел собственности под лозунгами борьбы против коррупции и восстановления справедливости. Эти действия новых властей могут быть поддержаны массами, так как они сами ничего не получили в процессе приватизации многотриллионной государственной собственности и оказались снова отчужденными в значительной степени как от собственности, так и от власти.

В-четвертых, нынешняя ситуация при всех отличиях от периода 1995-1996 гг. также характеризуется тем, что все участники политической борьбы в Москве участвуют в игре, где победитель выигрывает все и проигравший теряет все. Именно это обстоятельство в 1995-1996 гг. объединило столь разных политиков и магнатов - Черномырдина, Чубайса, Гусинского, Березовского, Явлинского, Гайдара против группы Коржакова, Сосковца, Барсукова, и именно она использовала чеченскую войну, чтобы дискредитировать эту группу, назвав ее "партией войны", как внутри страны, так и во внешнем мире. Противники так называемой партии войны готовы были пойти, и они это сделали без колебаний в своей борьбе в Москве, вплоть до поражения России в Чечне с тем, чтобы заставить Ельцина отстранить от основных рычагов власти своих противников.

В-пятых, и в нынешней ситуации мы видим, что элита расколота. На выборах парламентских и президентских и на этот раз решается проблема не выбора между демократами и коммунистами. Кстати, эта дилемма в пропаганде со стороны властей и объединенных групп элиты и олигархов появилась в кампании 1996 г., когда удалось отстранить в марте - апреле группу Коржакова - Сосковца от руководства избирательной кампанией. Мы все хорошо помним, что до этого в печально известном "письме 13-ти" была выдвинута идея примирения между Ельциным и коммунистами, так как для большинства политиков и магнатов даже победа коммунистов была более предпочтительна, чем победа Ельцина вместе с группой Коржакова - Сосковца.

Особенность нынешней ситуации в том, что на данном этапе даже в качестве демагогии не используется тезис борьбы демократов с коммунистами. Не имея возможности до парламентских и президентских выборов окончательно отстранить конкурирующий с кремлевской группировкой политико-экономический альянс сил, организованных вокруг блока "Отечество - Вся Россия", Кремль и не скрывает, что не коммунисты и борьба с коммунизмом являются основным содержанием нынешней парламентской и президентской кампании. Основным содержанием нынешней кампании является вопрос о том, будет ли радикальным передел собственности и влияния, если политическая власть перейдет из рук Семьи в руки не на нее ориентированных групп лидеров ОВР, которые представляют собой оппозиционное Кремлю и Семье другое крыло политического истеблишмента России.

В этой борьбе совершенно особенное место занимают чеченская война и премьер Путин, что делает нынешнюю ситуацию, как я отметил, с одной стороны, очень похожей на ситуацию периода 1994-1996 гг., но и вместе с тем радикально отличной от нее.

Чтобы понять, кто на самом деле за Путина и кто против и что из этой борьбы между Семьей и ОВР выйдет в итоге, необходимо проанализировать особенности сложившейся ситуации и интересы каждого из нынешних главных действующих лиц: лидеров ОВР Лужкова и Примакова, Кремля и самого Путина.

НАЧНЕМ с анализа сложившихся отношений между лидерами ОВР и Путиным в контексте чеченской войны. Тем более что ориентированные на Кремль и Семью электронные и печатные средства массовой информации обвинили лидеров ОВР и их сподвижников в сговоре с Западом с целью смещения Путина, используя при этом неприемлемый для Запада ход чеченской войны.

Лидеры и аналитики штаба ОВР категорически отвергли подобные обвинения в их адрес и в свою очередь обвинили Кремль в том, что как раз Семья намеревается избавиться от Путина. Тем не менее вопрос отношений между лидерами ОВР и Путиным требует более серьезного и детального рассмотрения для того, чтобы разобраться, насколько обоснованны обвинения Кремля в адрес этого блока.

На самом деле, если быть беспристрастным, вполне очевидно, что Путин с его рейтингом популярности в армии и в народе, поддержкой ведущих электронных СМИ, должностью премьера является наиболее серьезным кандидатом в президенты в 2000 году. Если война успешно будет продвигаться и дальше, а на экономическом фронте не произойдет обвалов, то можно сказать, что президентские шансы Примакова и Лужкова резко упадут. Значит, очевидно, что такой Путин неприемлем для всех, кто хочет стать президентом. В смещении Путина могут быть заинтересованы все его оппоненты. Надо сказать, что самым прямым образом кристаллизация фигуры Путина как кандидата, имеющего наибольшие шансы на пост президента в 2000 году, может повлиять на нынешнюю предвыборную думскую ситуацию и изменить если не все политическое поле, то, по крайней мере, значительную его часть. Ведь ясно, что многие политические силы (как в Москве, так и в регионах), весьма чувствительные к колебаниям политического маятника, причалили к берегу "Отечество - Вся Россия", ослепленные рейтингами Примакова и Лужкова и желанием вовремя обеспечить себе достойное место в будущей власти. Период болезни президента, растерянности администрации, отсутствия воли к сопротивлению (как оказалось, мнимого) создал у многих из тех, кто сегодня числится в ОВР, впечатление, что победа как на парламентских, так и на президентских выборах обеспечена для ОВР и надо не опоздать, чтобы занять свои места. На фоне инертности Кремля и теряющего доверие народа президента и Семьи, как отмечали политологи, ОВР занял место партии власти и, как пылесос, стал втягивать широкий спектр политических сил. Но основа объединения для большинства участников этого блока - не ценностные установки, а сохранение себя во власти в постельцинскую эпоху. Поэтому не исключено, что значительная часть как экономических, так и политических элитных групп, увидев решимость Кремля создать своего кандидата в президенты, который теперь уже намного опережает основных конкурентов по рейтингу, и свою партию власти ("Единство"), на которых будут работать все имеющиеся у государства административные, финансовые и информационные ресурсы при экономическом и административном подавлении финансовых и информационных ресурсов противника (чего стоит только попытка обанкротить НТВ), заставит многих заново осмыслить свое место в новом административно-политическом пространстве России. Таким образом, феномен Путина будет негативно влиять на возможности ОВР и его лидеров не только на президентских выборах, но уже сейчас, на думских выборах, хотя премьер формально в них и не участвует. То, что эта угроза лидерами ОВР осознается, я не сомневаюсь. То, что они хотели бы устранить эту угрозу, тоже не вызывает сомнения. Но весь вопрос - как?

Очевидно, что наиболее уязвимое место Путина, как и наиболее сильное, впрочем, - чеченская война. Как и в 1994-1996 гг., можно, конечно, политическим силам, которым мешает Путин, работать на то, чтобы Россия снова потерпела поражение в Чечне, с перспективой дальнейшей дезинтеграции страны. При появлении массы трупов российских солдат, педалировании вопроса о гуманитарной катастрофе, взаимодействии этих политических сил и на них работающих СМИ с политическими кругами Запада и западными СМИ можно в очередной раз, теперь уже в 1999 г., заставить Ельцина сместить премьера и повторно капитулировать перед объединенным натиском однородных сил извне и изнутри. Рассматривая такой вариант развития ситуации как возможный, все же, чтобы не впасть в ангажированную критику ОВР, следует обратить внимание на следующее: а способны ли лидеры ОВР Примаков и Лужков пойти на сознательное поражение федеральной власти в Чечне с угрозой дальнейшего распада России, со стократным усилением зависимости России от Запада, потерей остатков влияния на Кавказе и Закавказье, со всеми вытекающими отсюда последствиями ради того, чтобы, устранив наиболее сильного конкурента, поднять собственные шансы на президентских выборах?

Если бы речь шла о Явлинском, то у меня не было бы никаких сомнений в положительном ответе на этот вопрос. Там, где есть консолидированная власть, упорядоченное государство, патриотизм, там нет места ни таким партиям, как "ЯБЛОКО", ни таким политикам, как Явлинский. Во всех демократических обществах существуют маргинальные организации и лидеры, занимающиеся правозащитной деятельностью или морализаторством. Однако совершенно другое дело, когда речь идет о Примакове или Лужкове. Каждый из этих политиков по-разному, но публично ассоциировал себя с ценностями, связанными с идеей восстановления величия державы, утверждения чувства гордости за свою страну и патриотизма, консолидации власти и восстановления территориальной целостности России. Среди прочих именно эти ценностные ориентации лидеров ОВР снискали им уважение в обществе и трансформировались в высокие рейтинги. Поэтому у меня есть серьезные сомнения, что эти лидеры такой ценой, фактически предательством самих себя, хотели бы очистить место для себя, изгнав Путина. Прекрасно понимая, что действуют в практически начисто проигранном информационном пространстве, они не могут не понимать, что электоральные потери от такой позиции по чеченской войне для них могли бы быть невосполнимы, если бы Путина и удалось убрать с поста премьера и места конкурента на предстоящих президентских выборах. Можно по-всякому относиться к Примакову и Лужкову, но они явно не производят впечатления наивных и неопытных людей в политике.

Таким образом, хотя, по всей видимости, нет серьезных оснований думать о заговорах со стороны лидеров ОВР против Путина, ориентированные на Кремль СМИ нанесли очень тонко рассчитанный и точный удар. Предлагая некие факторы (но только потенциальные), которые могли бы лежать в основе "гнусных" поступков лидеров ОВР, СМИ говорили о них, как о реально существующих.

Наконец, следовало бы разобраться в том, насколько были обоснованны обвинения лидеров и аналитиков ОВР в адрес Кремля и Семьи в том, что там зреет заговор против Путина и есть планы его скорого смещения.

Мне кажется, если исходить из логики политического процесса в России и стратегической линии Семьи по сохранению преемственности и передаче власти в надежные руки, при котором Семья сможет сохранить доминирующие позиции в политической и экономической сферах, то, конечно же, в утверждениях лидеров и аналитиков ОВР есть много обоснованного. Очевидно, что для сохранения позиций Семьи нужен будущий президент, который, с одной стороны, сможет победить на выборах, а с другой - быть полностью зависимым от Семьи. На первых порах фигура Путина в этом отношении не вызывала особых проблем у Кремля. Он проявил полнейшую лояльность к президенту и Семье, когда, будучи руководителем ФСБ и Совета безопасности, санкционировал возбуждение уголовного дела против Скуратова. Путин всем своим поведением показывал, что главная задача для него - это не собственные политические цели и амбиции, а служение целям и интересам президента и Семьи. На какое-то время это создавало для Путина комфортные условия в отношениях с Кремлем, так как у него не было собственной политической базы, финансовых и информационных ресурсов. Однако чеченская война резко изменила политический расклад как в стране в целом, так и в отношениях Путина с Кремлем. На первых порах Кремль, не полностью доверяя Путину, сохранял в правительстве Аксененко и через него поддерживал механизм сдержек и противовесов. И Путин это прекрасно понимал. Это обстоятельство и то, что Ельцин в любую минуту мог его освободить от занимаемой должности, было достаточным сдерживающим фактором для Путина. Однако с начала чеченской войны Кремль ощутимым образом начинает терять контроль над премьером, который все больше и больше становится самостоятельной политической фигурой.

Проявляя способность к тонкому и точному пониманию общественных настроений и ожиданий, Путин, используя чеченскую войну, вылепил из себя образ молодого, динамичного, жесткого, но справедливого лидера. Лидера, который готов защитить народ от бандитизма и произвола, вернуть честь и достоинство власти, уважение в международном сообществе. Общество соскучилось по такому лидеру и ответило ему с благодарностью и надеждой, что обернулось стремительно растущими рейтингами премьера. Таким образом, за считанные недели из никому не известного, достаточно бесцветного чиновника Путин на посту премьера превратился в наиболее популярного и любимого публичного политика, имеющего самый высокий президентский рейтинг. В отличие от предшественников на этом посту он сам стал часто и охотно рассказывать журналистам, а через них и обществу, что делает и собирается делать его правительство, и не только в Чечне. В нашей политической истории это один из редких случаев. В Америке популярность Рейгана объяснялась в том числе и тем, что его называли Великим Коммуникатором, то есть человеком, который является посредником между обществом и властью и объясняет народу смысл и направление политики своей администрации. Не обладая харизмой и актерскими способностями Рейгана, Путину удалось за насколько недель превратиться в эффективного посредника между обществом и российской властью по чеченскому вопросу. Положительная реакция общества на эту роль Путина говорит о том, насколько общество соскучилось по продуктивному диалогу с властями.

Как бы то ни было, высокий рейтинг и общественная поддержка еще никого не защищали от неожиданных решений президента, если по тем или иным соображениям Ельцин считает, что премьер не по чину берет.

Недавний пример с отставкой Примакова, который пользовался поддержкой подавляющей части населения, значительной части элитных групп и коммунистической оппозиции, говорит о том, что при отчуждении масс от власти и собственности, раздробленности элит и неспособности ни оппозиции, ни популярных политиков к политической мобилизации народа и значительных социальных сил в свою поддержку любой премьер, политический институт или должностное лицо чрезвычайно уязвимы в отношениях с президентом и Кремлем.

ОДНАКО особенность нынешних отношений Путина с Кремлем заключается в том, что Путин не только пользуется поддержкой населения (этот фактор в случае с Примаковым не стал сдерживающим для президента). В силу особенностей развития чеченской кампании Путин стал надеждой и опорой армии и офицерского корпуса. Никогда еще армия и офицерский корпус не были так позитивно представлены в СМИ для общества, как после событий в Косово, когда наши десантники осуществили марш-бросок из Боснии в район аэропорта Приштины. Никогда за последние годы они не пользовались столь бережным вниманием СМИ, как во время нынешней операции в Чечне. Никогда антигосударственные и антиармейские политики и СМИ не были столь зажаты общественным мнением, давлением властей, финансовыми обязательствами, страхом быть объявленными предателями и прихвостнями НАТО и Запада и т.д. Все эти факторы, вместе взятые, дали возможность армии и генералитету во весь голос заявить о себе как об обретающей чувство самоуважения корпоративной политической силе, которая однозначно поддерживает премьера и его политику, направленную на полное уничтожение террористов и бандитов на всей территории Чечни. Для военных и кадровых офицеров это редкая возможность реабилитировать себя после афганских и чеченских поражений, после того как армию стали рассматривать как кучу коррумпированных и разложившихся паразитов, ни на что не способных и не только не защищающих народ и страну, но и самих нуждающихся в защите.

Да, Путин не нравится кому-то в Семье из-за растущего авторитета и превращения в самостоятельный фактор российской политики. Но становится очевидным, что если и была идея убрать премьера, то президент проявил здравый инстинкт власти, он правильно рассчитал - массовую поддержку Путина можно проигнорировать, но нельзя игнорировать солидарную позицию генералитета, учитывая, что в российских условиях есть реальный шанс повторения армянской ситуации.

В Армении один раз попытка убрать силовиков и премьера закончилась уходом президента Тер-Петросяна, так как армия не поддержала президента. И в настоящее время президент Кочарян столкнулся с требованиями армии после гибели премьера Саркисяна - фактического лидера военных страны и вынужден был их учитывать при формировании нового правительства Армении.

Политическому руководству легко игнорировать армию и офицерский корпус в кризисных ситуациях, если генералитет погряз в коррупции, армия разлагается и терпит поражения на разных фронтах. Гражданским властям гораздо сложнее творить произвол, когда армия является уважаемым институтом в обществе, а офицерский корпус и генералитет озабочены сохранением своей чести и ратной доблести.

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что, хотя Путин и дистанцируется от информационных войн и не вмешивается в разборки Семьи с лидерами ОВР (что может не понравиться Семье), он очевидным образом стал самостоятельной политической фигурой и вряд ли, оказавшись президентом, станет марионеткой Семьи. На данном этапе избавление от Путина может создать скорее большие неудобства для президента и Семьи, чем позволит решить проблемы, связанные с растущей самостоятельностью премьера. Президент не решился уволить Путина. Однако это не означает, что Путин может почивать на лаврах и что со стороны Кремля не будет попыток привязать его как можно прочнее к колеснице Семьи или в случае провала этих попыток изгнать из правительства. Для реализации как той, так и другой цели Кремля необходимо, чтобы Путин совершил очень конкретные шаги, которые дадут нам возможность определить, насколько Семья добивается своих целей в отношениях с Путиным. Видимо, внешним сигналом большей лояльности к Семье должны стать действенные публичные акции, направленные против Лужкова и Примакова с тем, чтобы добиться полного доверия Семьи, исключить возможность для Путина заключить любые сепаратные соглашения с лидерами ОВР за спиной Семьи.

В случае нежелания Путина участвовать в публичной травле Лужкова и Примакова и стремления укрепить свои политические позиции Семье останется уповать на то, что война в Чечне обретет затяжной характер с большими жертвами, что изменит как облик армии и офицеров, так и отношение населения и политических сил внутри страны как к этой войне, так и к лидеру военной партии.

В этом случае, используя недовольство внутри страны и давление извне, Семья сможет более безболезненно избавиться от не в меру самостоятельного политика и попытаться найти нового, более управляемого и карманного кандидата на пост преемника президента в 2000 году.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Олег Никифоров

Ведущий предпринимательский союза Германии предлагает установление с Россией партнерских связей на уровне Комиссии ЕС и руководящих органов ЕврАзЭС

0
1094
Угрозы национальной безопасности оценит ИИ

Угрозы национальной безопасности оценит ИИ

Ирина Дронина

В России создана система по мониторингу кризисных ситуаций

0
1523
В Минобороны Великобритании считают, что Москва случайно начнет Третью Мировую

В Минобороны Великобритании считают, что Москва случайно начнет Третью Мировую

Ирина Дронина

.Начальник Штаба обороны Королевства называл Россию причиной новой мировой угрозы

0
1554
Знаменитые театры теней покажут в Москве свои спектакли

Знаменитые театры теней покажут в Москве свои спектакли

0
751

Другие новости

Загрузка...
24smi.org