0
2014
Газета Интернет-версия

12.03.2019 18:14:00

Эйнштейн в трех лицах

Как скульптор Коненков создавал портрет великого физика

Рэй Гаванов

Об авторе: Рэй Гаванов

Тэги: культура, искусство, скульптура, эйнштейн, портрет


52-15-1.jpg
С.Т. Коненков. Альберт Эйнштейн. Гипс. 1935.
Мемориальный музей «Творческая мастерская
С.Т. Коненкова», Москва

Учитель Пифагора, древнегреческий философ Ферекид Сиросский, не уставал повторять своему ученику: «Помни: путешествия и память суть два средства, возвышающие человека и открывающие ему врата мудрости». А святому Августину приписывают слова: «Мир – это книга. И кто не путешествовал по нему – прочитал только одну страницу»...

Все эти максимы непосредственно относятся к выставочному проекту, который организуют мемориальный музей «Творческая мастерская С.Т. Коненкова» и Архив Российской академии наук (АРАН). 4 апреля в мемориальном музее «Творческая мастерская С.Т. Коненкова» открывается выставка «Перекрестки творческих дорог». В экспозиции творений великого русского скульптора будут представлены пастели юного художника Димы Шеина и портретные работы академика Российской академии художеств и члена-корреспондента Российской академии наук Александра Толстикова.

Своеобразной точкой сбора, в которой соединились три художника, разделенные, казалось бы, и поколенческими, и даже временными рамками, стала личность физика Альберта Эйнштейна. Завтра, 14 марта, исполняется 140 лет со дня рождения выдающегося физика-теоретика. Архив РАН впервые продемонстрирует факсимильную копию графического оригинала автопортрета Альберта Эйнштейна, хранящегося в его фондах. На обратной стороне этого автопортрета – аккуратные математические выкладки, написанные рукой Эйнштейна. Почти без поправок. (Оригинал по понятным причинам затруднительно экспонировать вне стен архива.) Работники АРАН обращались к физикам с вопросом, что значат эти записи. Но пока понять это не удалось. Здесь же представлен и гипсовый портрет Эйнштейна, который Коненков выполнил в 1935 году. А Дима Шеин, уже в 2019 году, сделал пастельный портрет Альберта Эйнштейна с оригинала С.Т. Коненкова.

52-15-2.jpg
Альберт Эйнштейн. Автопортрет.
Б., цв. кар. 1943. Собрание
Архива РАН, разряд V, опись
№ 3-э, д.1 а, л. 9.

Выставка посвящена теме путешествий в жизни творческих людей, путешествий, без которых невозможно познание окружающего мира и освоение достижений культуры – основы развития художника любого уровня, от великих до начинающих свой путь в изобразительном искусстве.

«Счастливое время, незабываемая пора!» – так сказал Коненков о своем первом путешествии. Дороги, которые проходит художник, все его путешествия – источник вдохновения и творческих впечатлений, значительная часть его мировосприятия, часть его внутренней метафизической «карты памяти».

В своих воспоминаниях Сергей Тимофеевич Коненков так рассказывает о встречах в Америке с Альбертом Эйнштейном: «Огромная грива волос (Эйнштейн шутил: «Если бы не волосы, я не был бы так знаменит»), мешковатый костюм, негаснущий костер мыслительной работы в близоруких глазах. Чувство юмора никогда не оставляло его. Вслед эмигрировавшему в Америку Эйнштейну из фашистской Германии пришло известие, что фюрер обещал за его голову 10 тысяч марок.

– Я не знал, что моя голова стоит так дешево, – с горькой иронией заметил Эйнштейн.

52-15-3.jpg
Оборот автопортрета Эйнштейна
с его записями.
Собрание Архива РАН

Над портретом Эйнштейна я работал в нью-йоркской мастерской и в скромном уютном домике ученого в Прингстоне.

В доме Эйнштейна низкие потолки, окна выходят в сад. В кабинете – книги, кресло, письменный стол, электрические часы. Когда стрелка приближалась к двум часам, Эйнштейн вставал, клал на стол свой карандашик и говорил:

– Надо идти. Я уважаю свой труд и труд тех, кто готовил нам обед.

А как умел гениальный ученый извлекать из каждого отпущенного ему судьбою дня максимум радости! Вся его жизнь озарена духом творчества, восторга перед чудом, имя которому – жизнь человеческая.

Это патетическое, жизнелюбивое начало и было камертоном в работе над портретом Эйнштейна. Меня интересовал прежде всего характер этого человека; соблюдение документальности в работе над портретом представлялось не самым важным».

Юному экспоненту Диме Шеину повезло. В свои девять лет он уже «прочитал» добрую сотню страниц удивительной книги странствий. Вместе со своими родителями и старшим братом он успел побывать во многих городах Западной и Северной Европы, Юго-Восточной Азии, в Сан-Франциско.

52-15-4.jpg
Дмитрий Шеин. Парфенон. Б.,
пастель. 2019.

«Самой любимой страной для Димы была и остается Италия, а Рим, Венеция и Флоренция – теми благословенными местами, куда он возвращается почти каждый год, – отметил в беседе с «НГ» Александр Толстиков. – В своих путешествиях Дима много внимания уделяет любимому занятию – рисованию с натуры и фотографированию памятников архитектуры. Он работает в сложной и очень тонкой технике пастели, требующей точного глаза и уверенной руки. Маститые художники и искусствоведы не раз отмечали незаурядное мастерство мальчика в венецианских пастелях. В них – профессиональное понимание цвета, формы, композиции. Диме удается остановить внимание на главном – внести особенную поэтичность и образность в свои работы».

 

52-15-8.jpg
Дмитрий Шеин. Венеция.
Малый мост Риальто. Б., пастель.
2018.

Сам Александр Толстиков представил на выставке портрет своего коллеги, художника Димы Шеина, написанный в 2018 году. Как будто в символическом кристалле-тетраэдре объединились четыре персонажа выставки. Эффект получился совершенно необычный. Грани этого тетраэдра не просто существуют каждая сама по себе, но они взаимодействуют, перекликаются. Вот, например, как Сергей Коненков вспоминал о своих итальянских путешествиях.

«Милан. Пораженные величием архитектуры Миланского собора, мы с Клодтом часами рассматриваем его изумительные каменные узоры.

Отправляемся в монастырь Санта-Мария делла Грация, чтобы в трапезной палате монастыря доминиканцев увидеть «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи. Нам привелось видеть это гениальное творение великого Леонардо изрядно попорченным. Еще в начале века полотно повредили наполеоновские солдаты, бывшие на постое в доминиканском монастыре Марии Милостивой. «Тайная вечеря» оставила в моем сознании глубокий след. Необычайно выразительными показались мне фигуры и лица апостолов…

52-15-5.jpg
Александр Толстиков. Портрет
Димы Шеина. Холст, масло. 2018.
Фото предоставлены
организаторами выставки
Ватикан – громаднейший музей скульптуры и живописи. Целый месяц мы изучали эту уникальную коллекцию. Собственность Ватикана – беломраморный «Бельведерский торс» поразил меня пугающими возможностями человеческого гения. Это был безусловный шедевр мирового значения. Бесполезно пытаться передать в словах божественную красоту форм мраморного торса – это надо видеть. Счастлив художник, удостоившийся видеть творение высокой эллинской школы». (С.Т. Коненков. Мой век. М., 1971).

И совершенно необычно воспринимается изумительная пастель Димы Шеина «Парфенон», если опять же соотнести ее с путевыми заметками Сергея Коненкова.

«Начало смеркаться. Очарование Грецией все увековечивалось. В порт Пирей пароход входил утром. На душе светлая радость, вместе с тем точно какое-то недоумение… неужели мы и в самом деле в часе езды от Афин, от Акрополя, от священных развалил Парфенона? Да, это так. Они совсем близко. Вот они!.. Смотрю, и так странно, так непохоже все на виденное раньше на фотографиях и рисунках. Акрополь вовсе не белый, а розовый в солнечных лучах, пожелтевший от времени. В окружении гор, в лазурной синеве руины Парфенона словно сказочное виденье, ставшее между небом и землей. Колонны храма так грациозны, что их стройность пробуждает во мне ощущение встречи с совершенной гармонией.

Вдали виден Олимп. Я подумал: древние греки, поселив своих богов на Олимпе, выбрали для них самое красивое место на земле!..

Через Пропилеи мы взошли к Парфенону, который был украшен Фидием. Здесь когда-то стояли монументальные статуи его работы. Они навсегда сохранились в благодарной памяти человечества... В торжественном женском образе мифологической богини Афины Паллады, покровительницы Афин, Фидий выразил единство мудрости и телесной красоты. Статуя была исполнена из золота и слоновой кости, так напоминающей своим цветом матовое человеческое тело. Величественно выглядело и золотое одеяние, складки пышной, волнообразной туники... 

Дорога к Акрополю напомнила трагедию Сократа. Мы шли мимо Ареопага, расположенного у подножия Акрополя. А вот и пещера – тюрьма, где Сократ, осужденный советом старейшин за отрицание богов, выпил чашку с ядом»…

И как тут не вспомнить известное выражение Альберта Эйнштейна: «Есть только два способа прожить жизнь. Первый – будто чудес не существует. Второй – будто кругом одни чудеса». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другой brut в марсельской гавани

Другой brut в марсельской гавани

Дарья Курдюкова

Выставка «Жан Дюбюффе. Варвар в Европе» после Франции отправится в Испанию и Швейцарию

0
596
У нас

У нас

0
215
В галерее ГУМ-Red-Line устроили превью 5-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства

В галерее ГУМ-Red-Line устроили превью 5-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства

Дарья Курдюкова

Кто там был и кто там будет

0
1679
Во гневе я убил клопа

Во гневе я убил клопа

Нина Краснова

Словесность, выручающая во время полового разбоя и полового покоя

0
1076

Другие новости

Загрузка...
24smi.org