0
14515
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

16.06.2000

Моя мать - дочь маршала Победы

В НВО # 16 2000 г. на стр. 8 опубликована статья начальника Мемориального музея-кабинета Маршала Советского Союза Г.К. Жукова подполковника Сергея Смотрова "Маршал и Маргарита", искажающая ряд фактов из жизни моего деда Георгия Константиновича Жукова и содержащая клевету в отношении моей матери Маргариты Георгиевны Жуковой. В связи с этим считаю необходимым заявить протест и сделать следующее заявление.

Господин Смотров бросает тень на доброе имя моих близких родственников. Мой дед всегда любил, уважал, помогал морально и материально Маргарите Георгиевне и ее матери Марии Николаевне Волоховой, о чем свидетельствует многолетняя переписка между ними.

Моя мама, Маргарита Георгиевна Жукова, родилась 6 июня 1929 г. в Минске. В ее свидетельстве о рождении указаны родители: отец - Жуков Георгий Константинович, мать - Волохова Мария Николаевна. В 16 лет мама получила паспорт на имя Маргариты Георгиевны Жуковой.

Дед составил четыре отдельных завещания в пользу всех своих четырех дочерей, в том числе - 4 июня 1973 г. - Жуковой Маргариты Георгиевны.

Таким образом, Маргарите Георгиевне нет необходимости ни "выдавать себя за дочь Г.К. Жукова", ни добиваться признания в качестве таковой, как утверждает автор статьи, так как она и фактически, и юридически ею является.

В конце 1999 г., пишет Сергей Смотров, Маргарита Георгиевна "выдвинула свою кандидатуру в Госдуму", в действительности это сделала группа жителей г. Мытищи - членов "Жуковского движения России "Жизнь", лидером которого является моя мать.

Указание на трех дочерей, Эру, Эллу и Марию, записанных в личном деле маршала, нуждается в подробном разъяснении.

Все три старшие дочери Георгия Константиновича - Эра, Элла, Маргарита - рождены не в юридических браках, зарегистрированных в книге записи гражданского состояния, а в браках фактических. Маршал оформил свой первый в жизни юридический брак с Александрой Диевной Зуйковой в 1953 г. Здесь следует сказать, что в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. дети, рожденные в фактическом браке до 8 июля 1944 г., приравнивались в юридическом отношении к детям, рожденным в зарегистрированном браке. В 20-х годах по тогдашнему семейному кодексу фактический брак приравнивался по своим юридическим последствиям к юридическому браку с регистрацией в загсе.

Единственной внебрачной дочерью Георгия Константиновича является Мария, рожденная в 1957 г. от Галины Александровны Семеновой и удочеренная моим дедом с согласия его тогдашней жены Александры Диевны Зуйковой. Мария была оформлена как дочь по документам только после развода с Зуйковой, последовавшего в 1965 г.

Причины, по которым в личном деле маршала не указана Маргарита Георгиевна, названы в его собственном письме: "...в моем послужном списке, к сожалению, ты не была в свое время записана. Вносить сейчас в послужной список я не имею никаких оснований, и это связано с большой процедурой". Позднее Георгий Константинович объяснил моей маме, что внесение ее имени в личное дело приведет к привлечению его к партийной ответственности.

То, чего опасался дед, случилось в 1957 г., когда у министра обороны Жукова родилась внебрачная дочь Мария, а его тогдашняя жена обратилась в Президиум ЦК КПСС с требованием вернуть мужа в семью. Персональное дело маршала разбирали на заседании Президиума ЦК КПСС. Хрущев обвинил его в аморалке и заявил, что за внебрачных детей с офицеров погоны снимают. Георгий Константинович рассердился и отрезал: "Не лезьте в мою личную жизнь".

Результат общеизвестен. На октябрьском Пленуме 1957 г. Жукова освободили от должности, хотя и совсем по другим причинам (бонапартизм, недооценка роли КПСС в Вооруженных силах).

В письме же генерала-полковника Лукашина от 29 августа 1974 г., написанном по поручению министра обороны Гречко, говорится, что документы Маргариты Георгиевны (заявление, копия свидетельства о рождении и завещания) приобщены к личному делу Маршала Советского Союза Жукова. Таким образом, у Министерства обороны не было сомнений в их подлинности. Начальник Главного управления кадров МО генерал армии Шкадов представил мою маму всем начальникам управлений МО и попросил их позаботиться о ней.

Членом всесоюзного общества "Знание" Маргарита Георгиевна стала в 1963 г., а не после смерти отца, как указывает автор статьи в "НВО". Из членов военно-исторического общества при Центральном музее Вооруженных сил СССР за грубое нарушение его устава, как пишет Сергей Смотров, никто ее не исключал.

Несколько слов о деятельности Маргариты Георгиевны. Более 25 пет она занимается патриотическим воспитанием молодежи, с 1993 г. является президентом фонда "Маршал Жуков", уставная цель которого - рассказывать правду о великом подвиге советского народа и прославленного полководца. Она член Союза журналистов России, автор сотен публикаций об истории Отечества, о жуковском наследии, совершила более 300 поездок по России, СНГ, дальнему зарубежью с выступлениями об отце, имеет сотни благодарностей за военно-патриотическую работу.

В отношении фотографий дочерей в книге "Воспоминания и размышления" мне известно вот что. В первое издание мемуаров маршала были включены фотоснимки его тещи - матери второй официальной жены, самой Галины Семеновой, и дочери Марии. Дочери Эра и Элла попросили ветеранов обратиться в ЦК КПСС по поводу отсутствия в книге фотографий "первой семьи", которую, мол, "все знают". АПН приказали исправить оплошность. Маргарита Георгиевна этот вопрос не поднимала, поскольку книга отца посвящена советскому солдату, а не его детям и женам.

Альбомов о маршале Жукове вышло четыре. Один из них, подготовленный Эллой и Эрой, печатался в Германии. Когда готовился альбом "Георгий Жуков", автором и составителем которого является Маргарита Георгиевна, ее сводная сестра Мария Жукова обращалась в издательство с требованием выплатить ей авторский гонорар, без всяких оснований требуя заключения с ней авторского договора как с единственной наследницей Георгия Константиновича.

Далее. Господин Смотров пишет, что Маргарита Георгиевна на похороны маршала пришла со своим фотографом. Видимо, он не знает, что фотосъемки на всех мероприятиях, где присутствовали члены Политбюро ЦК КПСС, производили фотокорреспонденты ТАСС, никакие личные фотографы туда не допускались. Сводные сестры Маргариты Георгиевны обратились тогда к председателю комиссии по похоронам маршалу авиации Руденко с требованием убрать, как они выразились, "незаконную" дочь. Однако оснований сделать это ни у кого не было.

Вот уже более 25 лет сводные сестры Маргариты Георгиевны не могут успокоиться. Они написали десятки заявлений клеветнического характера в различные инстанции с требованиями прекратить ее общественную деятельность. Они обращались в ЦК КПСС и КГБ, позднее - к президенту России Ельцину, генпрокурору Скуратову. Вслед за этим следовали проверки фонда "Маршал Жуков" Министерством юстиции, МВД. Однако нарушений закона они не обнаружили.

Основываясь на слухах, Сергей Смотров утверждает, что Маргарита Георгиевна обирает ветеранов, берет с них деньги за свои выступления Это тоже клевета в ее адрес. И я прошу считать мою публикацию заявлением в органы военной прокуратуры, а также прошу их дать юридическую оценку статье подполковника Смотрова и привлечь его к ответственности в соответствии с законом.

В письме к Маргарите Георгиевне от 21.07.1948 г. отец написал ей: "Ты поставила вопрос о том, чтобы познакомить тебя с сестренками. Это невозможно, т.к. их мать категорически против, а сестренки ничего не знают. А если они узнают, то они перестанут меня уважать за то, что я им ничего об этом не говорил. Такая горькая истина". Жена Жукова Александра Диевна внушила своим дочерям, что кроме них у отца никого нет, принуждала деда жить во лжи. Они и сейчас живут не по совести, а по заветам своей мамы.

Личная жизнь маршала Жукова вызывает повышенный интерес средств массовой информации. Эта тема была освещена во многих публикациях, в том числе в сентябре 1996 г. в "Комсомольской правде". Название "Маршал и Маргарита" уже использовано, кстати, в трех газетных и журнальных материалах.

Георгий Константинович проявил малодушие и не указал дочь Маргариту в своем личном деле. Но у него были для этого основания: он боялся, что данный факт может быть использован против него политическими противниками. Тоталитарный режим ломал даже великих людей. Я не осуждаю деда. Нет никаких оснований упрекать и Маргариту Георгиевну, тем более что Министерство обороны приложило документы Маргариты Жуковой к личному делу маршала.

Поскольку подполковнику Смотрову по должности положено знать биографию Георгия Константиновича Жукова, а он не удосужился ознакомиться с публикациями о его личной жизни, а также допустил множество фактических неточностей в своем опусе, я счел необходимым дать читателям "НВО" более полную и точную информацию. А выводы пусть они делают сами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

Денис Беляков

Предписание ФАС, позволявшее защитить от обесценивания крупный пакет акций логистического комплекса, отменено в арбитраже

0
395
Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
981
Шоково-бензиновая терапия

Шоково-бензиновая терапия

Никита Кричевский

Как избавиться от "паленого" топлива и пополнить бюджет

0
507
США берут Европу в заложники

США берут Европу в заложники

Владимир Иванов

Чем ответит Москва на ликвидацию Договора о РСМД

0
1292

Другие новости

Загрузка...
24smi.org