0
2112
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

03.11.2005

От ГУЛАГа до Рейхстага

Александр Печенкин

Об авторе: Александр Алексеевич Печенкин - доктор исторических наук.

Тэги: букштынович, рейхстаг


Поздняя осень 1942 года. Весь мир, затаив дыхание, следит за гигантской битвой под Сталинградом. Здесь решается судьба Второй мировой войны. А за тысячи километров от Волги, в сибирской глуши, склонился над тетрадным листком усталый немолодой человек. Недавно ему исполнилось 50. Четыре года назад его, командира Красной армии, оклеветали, разжаловали и превратили в одного из миллионов узников ГУЛАГа. Приговор беспощаден: 15 лет лагерей. Значит, его должны освободить в конце 1953 года. Надежды дожить до этого дня никакой. Вновь и вновь он вспоминал всю свою нелегкую жизнь...

РАТНАЯ КАРЬЕРА ЗЭКА

Михаил Букштынович родился в 1892 году. Родители - белорусские крестьяне - хотели, чтобы их сын получил образование и "вышел в люди". Паренек, проявив большие способности к учебе, оправдал их надежды. В 1912 году он успешно окончил Виленское коммерческое училище и следующие три года работал конторщиком в управлении железных дорог сначала в Вильно, а затем в Москве. Началась Первая мировая война. В августе 1915 года Михаила призвали в армию и зачислили рядовым в стрелковый полк. Однако к тому времени русские войска уже понесли серьезные потери, кадровых офицеров не хватало, поэтому было решено развернуть подготовку командиров из наиболее грамотных нижних чинов.

В декабре 1915 года Букштыновича направили в военное училище, а в сентябре 1916-го он был произведен в прапорщики и вскоре оказался на фронте. За отличия в боях против австрийцев последовало досрочное присвоение чина подпоручика, получение двух наград. В октябре 1917 года поручик Букштынович уже командовал ротой.

В ноябре 1917-го 25-летний офицер снял погоны и возглавил Костромской красногвардейский отряд. Революционный вихрь увлек выходца из крестьян, добровольно вступившего в Красную армию. Весной 1918 года Букштынович сражался с немецкими оккупантами на Украине, был ранен, но быстро вернулся в строй. Летом 1918-го в должности помощника командира полка он участвовал в подавлении Ярославского мятежа, затем в составе знаменитой Чапаевской дивизии воевал против уральских казаков. В январе 1919 года Михаила назначили командиром 222-го интернационального полка, в котором были собраны уроженцы разных стран, готовые защищать русскую революцию. Этому оригинальному назначению способствовала запись в анкете Букштыновича: "свободно владеет французским и немецким языками". Пять месяцев он успешно командовал интернационалистами, затем под Бугурусланом и Бугульмой водил в бой особую Самарскую бригаду. За храбрость и мужество был награжден орденом Красного Знамени.

Следующие 10 лет службы Букштыновича были связаны со Средней Азией. В 1920 году в должности командира отдельной Туркестанской бригады Красных коммунаров он воевал с басмачами на Ферганском фронте, а в 1921-м стал комендантом крепости Кушка - самой южной точки страны.

В двадцатые годы Букштынович отлично служил под руководством прославленных командармов Левандовского и Якира, которые в официальных аттестациях давали ему высокую оценку. Без сомнения, такого командира ожидала блестящая военная карьера. Большинство военачальников РККА не имели военного образования, да и общее образование у них было недостаточное. Букштынович выгодно отличался от своих коллег, вдобавок - он много и охотно учился. В 1924 году окончил Высшую тактическую стрелковую школу, в 1927-м - Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава, а в 1931-м - Курсы при Военной академии имени М.В. Фрунзе.

Букштынович командовал частями и соединениями, пройдя все ступени командной лестницы: полк, бригада, дивизия, корпус. Более года был заместителем начальника штаба Ленинградского военного округа. Его блестящая военная карьера внезапно оборвалась в 1938 году...

КОГДА ПРИПЕКЛО...

С воли иногда доходили сведения о бывших заключенных, которым удалось вырваться из ГУЛАГа и вернуться в армию. Букштынович также знал, что его сыновья сражаются с фашистами. Михаилу Фомичу, профессиональному военному, невыносимо тяжело было оставаться в лагере, он всей душой рвался на фронт, где он мог бы применить свои знания и опыт, доказать свою преданность Родине пусть даже ценой собственной жизни. Обращения в Главную военную прокуратуру с просьбой о пересмотре его дела не дали никаких результатов. Тогда он решил использовать свой последний шанс: обратиться непосредственно к Сталину...

Известно, что подобных писем на имя "отца народов" поступало множество, но лишь немногие попадали в его руки. Вероятно, и это послание затерялось бы в кремлевской канцелярии, если бы не обстоятельства, возникшие осенью 1942 года. Герой Советского Союза генерал армии Александр Горбатов, просидевший на Колыме с 1938 по 1941 год, во время войны командовал дивизией, корпусом и 3-й армией. Позднее он вспоминал, как в 1942 году, в самый тяжелый период Сталинградской битвы, его разыскал член Государственного комитета обороны и начальник Управления кадров ЦК партии Георгий Маленков, прилетевший на фронт как представитель Ставки. Ближайший сподвижник Сталина выглядел обмякшим, потерянным.

Маленков просил откровенно сказать, в чем видит Горбатов причину неудач и как, на его взгляд, можно переломить положение.

"Сказать по совести, я удивился, - пишет генерал. - Так с нами раньше такие люди не разговаривали. Сказал: прежде всего надо вернуть из лагерей арестованных командиров и направить на фронт".

Маленков согласился и просил Горбатова назвать имена тех, кого он лично знал и за кого может поручиться. Горбатов просидел бессонную ночь у коптилки, составляя этот список. Маленков с благодарностью принял бумагу, заверил, что эти люди будут на свободе, и улетел в Москву. Именно в это время из Сибири в Москву пришло письмо Букштыновича, и оно не осталось без внимания.

ПРОВЕРКА ФРОНТОМ

Вскоре Букштыновича доставили в Москву. 31 декабря 1942 года приказом наркома обороны его восстановили в кадрах РККА с присвоением звания "полковник" и назначили заместителем командира стрелковой дивизии, а в январе 1943 года он прибыл на Калининский фронт.

Здесь еще в конце ноября 1942 года войска 3-й ударной армии окружили группировку противника в Великих Луках. Придавая большое значение этому направлению, немцы перебросили сюда несколько дивизий с целью деблокады очутившихся в кольце войск и восстановления утраченного положения. После месячных ожесточенных боев фашистам удалось выйти на подступы к городу, однако пробиться к окруженным частям они не смогли. Одновременно с отражением контрударов советские соединения вели бои по уничтожению семитысячного гарнизона Великих Лук. Новый заместитель командира 357-й стрелковой дивизии сразу угодил в самое пекло...

17 февраля 1943 года комдив полковник Кроник записал в боевой характеристике: "Полковник Букштынович М.Ф. ...в дивизию прибыл 8 января 1943 г. и в тот же день приступил к руководству сложной операцией по ликвидации сильно укрепленного опорного пункта - Великолукская крепость. В этой операции т. Букштынович проявил себя мужественным командиром, хорошо знающим военное дело, преданным партии Ленина-Сталина. Под его личным руководством операция была блестяще окончена 16.1.43, за что он представлен к награждению орденом Красного Знамени..."

Первая операция - и такой успех. Правда, орден бывшему зэку в тот раз не дали, но в должности повысили. С марта 1943 года он уже командует 28-й стрелковой дивизией. С него сняли судимость, вернули награды, отнятые в 1938 году...

Важную роль в судьбе Михаила Фомича сыграла Невельская операция. В начале октября 1943 года советское командование поставило задачу прорвать оборону противника и стремительным ударом захватить город Невель - важный узел железных и шоссейных дорог на стыке немецких групп армий "Север" и "Центр". Город был превращен немцами в мощный узел сопротивления. Атака началось утром 6 октября, а уже к вечеру наши войска ворвались в город и освободили его.

28-я дивизия в последующие дни продолжила наступление. Освобождение Невеля имело важное оперативное значение. Потеряв этот крупный узел коммуникаций, немцы лишились свободы маневра силами на стыке групп армий, а перед советскими войсками открылись новые возможности для наступления в Белоруссии и Прибалтике. Вечером 7 октября по радио прозвучал приказ Верховного главнокомандующего, посвященный освободителям Невеля. В числе особо отличившихся была названа и дивизия полковника Букштыновича...

В 1943-1945 годах считалось особым почетом, когда имя отличившегося офицера или генерала включалось в поздравительный приказ Верховного главнокомандующего. Михаил Фомич Букштынович удостоился такой чести шесть раз. После успешного командования дивизией его назначили командиром стрелкового корпуса и присвоили звание генерал-майора. И вновь наступательные операции, освобожденные города.

Командование высоко оценило оперативные способности генерала Букштыновича, назначив его 12 августа 1944 года начальником штаба 3-й ударной армии. Михаил Фомич успешно справился с новым для себя масштабом работы, сумел организовать работу армейского штаба в период блокады Курляндской группировки противника и во время Восточно-Померанской операции.

В Берлинской операции 3-я ударная наступала в составе главной группировки фронта. Бои на подступах к столице Германии требовали особой четкости действий, слаженности работы армейского штаба, и это в полной мере удалось генералу Букштыновичу. За пять дней войска армии сломили сопротивление противника и 21 апреля 1945 года ворвались на северо-западную окраину Берлина. 28 апреля они штурмом овладели узлом сопротивления в районе тюрьмы Моабит и освободили около 7 тыс. узников. На следующий день воины 3-й ударной форсировали реку Шпрее и, отбивая яростные контратаки фашистов, завязали бои за Рейхстаг. 30 апреля они водрузили над Рейхстагом красное знамя. От ГУЛАГа до Рейхстага - таким был путь талантливого военачальника.

После войны Букштынович получил звание генерал-лейтенанта. Около четырех лет он прослужил в управлении боевой подготовки Сухопутных войск. Но с каждым годом работать в полную силу становилось все труднее: сказались старые раны, да и пребывание в лагерях сильно подорвало его здоровье. В июне 1950 года Михаил Фомич скончался.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Насажены на кукан

Насажены на кукан

Михаил Свищёв

Стихи о кирпичах, на которых рисовали жизнь, синеньком перваче и гениальной старой шкоде

0
618

Другие новости

Загрузка...
24smi.org