0
3667
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

02.06.2006

Знамя и оркестр – вперед!

Анатолий Исаенко

Об авторе: Анатолий Иванович Исаенко - ветеран боевых действий.

Тэги: шатров, вальс, манчжурия


В конце августа прошлого года я побывал в городе Тамбове. Моей целью было посещение Воздвиженского кладбища, где похоронен военный композитор и дирижер Илья Алексеевич Шатров – автор знаменитого вальса «На сопках Маньчжурии».

ОТ ВАРШАВЫ ДО МУКДЕНА

Иду по улице Чичканова, прохожу мимо здания Венного училища химической защиты, расформированного совсем недавно.

Вот рядом и городское кладбище. Смотритель любезно показал мне направление на березу, под которой находится могила композитора. Тем не менее я не сразу нашел памятник. Дело в том, что первый памятник был в виде обелиска, и я настойчиво искал его. Оказалось, что после смерти супруги Шатрова памятник был заменен в 1975 году. Я сфотографировал утопающий в зелени памятник в виде прямоугольной беломраморной плиты, на которой написано:

ШАТРОВ
Илья
Алексеевич
1885–1952
Творец вальса
«На сопках Маньчжурии»

В левом верхнем углу вертикальной плиты расположен его портрет в овальной рамке, звание – капитан, хотя в 1952 году он получил звание майора.

Илья Алексеевич Шатров родился в уездном городке Землянске Воронежской губернии 1 апреля 1885 года в семье отставного унтер-офицера. В детстве самостоятельно научился играть на балалайке и гармошке. После смерти отца мальчика определили воспитанником в музыкальную команду полка, находившегося в Варшаве. Одели в военную форму. Илья учился играть сначала на барабане, потом на трубе.

В 1900 году командование полка направило талантливого мальчика в Варшавский музыкальный институт (позже преобразован в консерваторию).

В 1903 году он окончил Варшавский музыкальный институт в звании военного капельмейстера. По окончании учебы капельмейстер Шатров назначен в 214-й Мокшанский пехотный батальон, расквартированный сначала в Екатеринбурге, затем в Златоусте. Возглавлял музыкальную команду батальона, включавшую около шестидесяти музыкантов.

С началом русско-японской войны батальон преобразован в 214-й Мокшанский полк и направлен в Маньчжурию, сначала под Ляоян, а затем под Мукден. В феврале 1905 года полк принял участие в кровопролитных боях под Мукденом. Десять дней мокшанцы отбивали атаки японцев у железной дороги, но кончились патроны. В критический момент командир полка полковник Побыванец подал команду: «Знамя и оркестр – вперед!»

Капельмейстер Илья Шатров воскликнул: «Музыканты, настал наш час!» – взмахнул рукой, и грянул боевой марш. Вслед за полковым знаменем он повел вперед свой оркестр. За ними поднялся в штыковую атаку весь пехотный полк. Боевой марш не умолкал, впереди оркестра шел капельмейстер Шатров. Артиллерийский снаряд противника ударил по оркестру, убит музыкант, ударной волной отбросило в сторону Шатрова. Но он с оркестром снова идет вперед. Мокшанский полк стремительной штыковой атакой отбросил противника и вышел из окружения, хоть и понес большие потери. Вскоре погиб командир полка.

За проявленное мужество семь музыкантов полкового оркестра были награждены солдатскими Георгиевскими крестами (к сожалению, их имена пока отыскать не удалось).

А капельмейстер Шатров после продолжительного оформления и переоформления бумаг был удостоен ордена Св. Станислава 3-й степени с мечами «за разновременные отличия против японцев».

Закончилась война, подписан мирный договор с Японией, но Мокшанский полк оставался еще почти год в Маньчжурии. Если перед войной полк насчитывал 49 офицеров, 391 унтер-офицера, 3463 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыканта, то после боев осталось около 700 человек. Вскоре был назначен новый командир полка, который однажды отправил строптивого капельмейстера на гауптвахту. Здесь, под шум гаоляна, он начал сочинять свой вальс, посвященный друзьям и товарищам.

Вальс появился в начале 1906 года под названием «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Считается, что позже Шатров сам написал слова вальса, который быстро стал знаменитым. Есть и другие варианты стихов к вальсу.

Впервые ноты вальса были изданы в 1907 году, а к 1911 году переиздавались уже 82 раза! После 1911 года вальс стал называться короче – «На сопках Маньчжурии».

ВОЕННЫЙ ДИРИЖЕР

После Октябрьской революции Шатров посвятил свою жизнь военно-капельмейстерскому делу. Он возглавлял военные оркестры во многих гарнизонах нашей страны.

В 1935–1938 годах руководил оркестром Тамбовского кавалерийского училища. В 1947–1951 годах – дирижер (в 1947 году слово «капельмейстер» заменено на «военный дирижер») военного оркестра Закавказского военного округа.

Илья Шатров выступал по радио в Москве 10 августа 1947 года, а в 1951 году состоялась его встреча в Тбилиси с певцом Иваном Козловским – исполнителем легендарного вальса.

В последние годы жизни Шатров преподавал музыку в Тамбовском суворовском училище и дирижировал духовым оркестром. Награжден орденом Красной Звезды и медалями, ему присвоено воинское звание «майор» по представлению командующего Закавказским военным округом. Умер 2 мая 1952 года.

Кроме легендарного вальса им написаны еще три – «Дачные грезы» (1907), «Осень настала» (1911) и «Голубая ночь в Порт-Артуре» (1950). В Тамбовском областном краеведческом музее хранится богатый нотный архив Ильи Шатрова и его музыкальный инструмент – труба.

Можно сказать, что воинский и творческий подвиг композитора может служить ярким примером нашим сыновьям, а покровительница музыки Евтерпа относилась к нему весьма благосклонно. С этими патриотическими и романтическими мыслями в голове я направился в Тамбовское высшее авиационное инженерное училище (институт). На здании училища я увидел мемориальную доску, установленную 25 мая 1985 года. На доске под лирой – эмблемой военных оркестров и военных музыкантов – сделана надпись:

Здесь проходили службу видные военные дирижеры и композиторы –
авторы марша «Прощание славянки» В.И. Агапкин (1884–1964)
и вальса «На сопках Маньчжурии» И.А. Шатров (1879–1952).
Заметим, что здесь год рождения Ильи Шатрова не совпадает с указанным на памятнике.

Вслушиваюсь в трогательную и минорную мелодию вальса в исполнении певца Ивана Козловского:

Тихо вокруг, сопки
покрыты мглой,
Вот из-за туч блеснула луна,
Могилы хранят покой.

Перед нами настоящий музыкально-исторический документ. В 2006 году мы отмечаем столетие со дня создания славного вальса.

Моя статья была почти готова, когда мое внимание привлекла интересная статья в «Военно-историческом журнале» (№10, 1992 год) под названием «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». В статье приводится дюжина ссылок на архивные документы, а также дается критика предыдущих публикаций: «┘известно около сотни публикаций, к сожалению, в большинстве своем они бедны подлинными фактами и изобилуют домыслами». Автор не уточняет, в чем состоят эти домыслы и неточности.

ДОСАДНЫЕ НЕТОЧНОСТИ

Обратим внимание на ряд расхождений в некоторых изданиях. В большинстве изданий день рождения композитора дается по-разному: 1879 или 1885. В музыкальной энциклопедии дается 1879 г., а на могильном памятнике написан 1885 г., этот же год дается и в личном деле майора Шатрова, хранящемся в Тамбовском горвоенкомате. Соответственно и год окончания Варшавского музыкального института дается двояко: 1900 г. или 1903 г. Случается и разнобой в имени Илья – Илий или дается альтернатива Илья (Илий). Полк, в котором был воспитанником Шатров, называется то пехотным, то гусарским, то Петербургским.

До Русско-японской войны роты Мокшанского батальона в соответствии с милютинской военной реформой в разное время располагались в разных городах: Мокшан, Пенза, Екатеринбург и Златоуст. Поэтому разные авторы направляют молодого капельмейстера на службу в один из этих городов по своему выбору. Более того, направляют сразу в полк, не учитывая, что батальон был преобразован в полк только в июне 1904 года.

Воинское звание капельмейстера Шатрова дается так: вольноопределяющийся – подпоручик – поручик.

Исчезновение наименования Мокшанского полка из названия вальса иногда объясняют так: название не умещалось на этикетке пластинки полностью. Или более обобщенно – вальс посвящен не только одному полку, а всем погибшим воинам.

Заглянул я и в интернет. Как говорится, доверяй, но проверяй. Читаю: «┘на мраморной плите написано: «Гвардии майор, композитор┘»

Беру магнитофонную кассету: «Вальс исполняет Иван Козловский. Звучание две минуты пятьдесят две секунды». А вот о тексте сказано: «Слова народные». Думаю, это самая высокая оценка для всей военной музыки.

В сентябре 2005 года в Выставочном зале федеральных архивов я посетил историко-документальную выставку, посвященную 100-летию окончания Русско-японской войны 1904–1905 годов, послушал лекцию, а также посмотрел хроникально-документальный видеофильм, в котором часто звучала мелодия вальса «На сопках Маньчжурии».

В фильме также звучала и поэзия, я сразу узнал апокалиптические стихи философа Владимира Соловьева («Панмонголизм»), написанные за десять лет до роковых событий:

О Русь! Забудь былую славу:
Орел двуглавый сокрушен,
И желтым детям на забаву
Даны клочки твоих знамен.

Я спросил работников выставки, бывают ли здесь японцы. Мне ответили, что при открытии выставки были представители из посольства, а позже было еще несколько посетителей.

В стеклянной витрине мое внимание привлек экспонат, представленный Российским государственным военно-историческим архивом (РГВИА). Это «Журнал военных действий 214-го пехотного Мокшанского полка 1904–1905 гг.» с шифрами № 264470, ч.1, ф. 846, оп. 16. Но дальше дело не продвинулось. Чтобы частному лицу получить документ, необходимо в архиве встать в очередь и только через полгода можно заняться исследованием.

Но вернемся к военной музыке. Знаменитый Суворов сказал: «Музыка удваивает, утраивает армию, с развернутыми знаменами и громогласною музыкою взял я Измаил». Думаю, что это высказывание относится и к вальсу «На сопках Маньчжурии».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org