0
903
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

12.01.2007 00:00:00

В житиях и в реальности

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад - историк.

Тэги: история, учебник


Прошедший год на самом своем исходе был отмечен в России довольно-таки скандальной вестью: школьница-десятиклассница и ее отец – рекламный агент, не согласные вроде бы с дарвиновской теорией эволюции, потребовали через суд внести изменения в учебник биологии. Чем бы не завершился новый «обезьяний процесс» (так, напомню, назвали в 1925 году в США судилище, учиненное над учителем, рассказывавшим ученикам о дарвинизме), папа с дочкой достигли цели – поданный ими иск вызвал немалую шумиху во всех ведущих СМИ страны.

Однако что помешает теперь иным прочим школярам разобраться подобным же образом с астрономией, географией? И, наконец, с историей – самой уязвимой на Руси наукой?

УБИЙЦА БОРИСА И ГЛЕБА

Уж который век подряд отечественную историю кромсают и перекраивают ученые холопы каждого очередного властителя. Недаром в Европе Россию давным-давно величают «страной с непредсказуемым прошлым». Обидно? Да, очень. Справедливо? Увы! А вот теперь к придворным ученым вполне могут присоединиться особо рьяные активисты православия.

Беру на себя смелость утверждать, что 99% наших верующих и неверующих людей не знают, сколько у нас канонизировано князей и царей, начиная с Владимира Красное Солнышко и заканчивая Николаем II. Автору тоже не известна точная цифра. Во всяком случае, она больше тридцати. И что, теперь школьникам и студентам придется изучать российскую историю по житиям этих правителей? А если кто-то в книге или статье посмеет нехорошо отозваться о государственном деятеле, причисленном к лику святых, то начнутся погромы, как в Западной Европе и на мусульманском Востоке?

За редчайшим исключением подобные канонизации преследовали исключительно прагматические цели, проводились в интересах какой-либо политической группировки. И жития написаны не историками, а людьми зачастую невежественными, а главное – действовавшими в нужном «идеологическом ключе». Так, не случайно царевича Димитрия Иоанновича объявили святым в разгар борьбы царя Василия Шуйского с Лжедмитрием II.

Большинство житий государственных деятелей не соответствуют историческим фактам и не выдерживают логического анализа. Как, к примеру, возник культ первых русских святых Бориса и Глеба?

Киевский князь Владимир Святославич посадил своих многочисленных сыновей наместниками в русских городах. Но к концу его жизни сын Ярослав, правивший в Новгороде, и внук Брячислав, княживший в Полоцке, отказались платить дань отцу и деду, став первыми отечественными сепаратистами. Красное Солнышко начал было готовить большой карательный поход против ослушников, однако скоропостижно скончался. Законным наследником Владимира стал его сын Святополк.

Однако и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав Владимирович Тмутараканьский отказались признать власть Святополка. Лишь два брата – Борис и Глеб – заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего».

И тут начинаются поистине чудеса. Борис, находившийся при войске, собранном для войны с печенегами, распускает его и зачем-то ждет собственных убийц. А Святополк явно сходит с ума и приказывает умертвить своих верных союзников Бориса и Глеба, превращая тем самым Ярослава, Брячислава и Мстислава из мятежников в мстителей за невинно погубленных.

Так было написано в житии и в трудах официальных историков Карамзина и Соловьева.

Но вот в 1834 году профессор Санкт-Петербургского университета Сенкович, переведя на русский язык «Сагу об Эймунде», делает ужасное открытие. Норманнский конунг Эймунд вместе с дружиной был нанят Ярославом Мудрым. В саге рассказывается о подвигах варягов-наемников на Руси. Там конунг Ярислейф сражается с конунгом Бурислейфом, а дальше все в основном совпадает с русской летописью, особенно в деталях убийства Бориса (Бурислейфа). Только тут его лишают жизни по распоряжению Ярислейфа. Тогда все становится на свои места. Князь Борис стал на сторону Святополка и был убит Ярославом. А спустя 60 лет, когда все активные участники драмы давно отошли в мир иной, наследники Ярослава устраивают канонизацию Бориса и Глеба.

Что любопытно: говорить о саге было строжайше запрещено и при царизме, и при социализме. Об Эймунде и его дружине вспомнили лишь в годы перестройки. Но и сейчас официальные историки буквально ужом извиваются, чтобы дезавуировать суть древнего сказания. Кто-то утверждает, что Бурислейф – это Святополк, а кто-то – что это польский король Болеслав и т.д., и т.п.

ПАРАДОКСАЛЬНЫЕ ПОВОРОТЫ

Риторический вопрос: история и археология чуть ли не ежегодно преподносят нам новые открытия; так что, о них мы узнаем лишь в случае соответствия «житиям»?

Да и сами они при сопоставлении их друг с другом способны подчас просто обескуражить. Например, в конце XIII века имела место кровопролитная междоусобица трех князей. Федор Чермный и Михаил Тверской воевали против Даниила Московского. А в 1319 году по наущению сына последнего Михаил Тверской был зверски убит татарами. И теперь Православная Церковь почитает всех троих в качестве святых.

В трудах практически всех историков и писателей московский князь Дмитрий Донской противопоставлен «изменнику» рязанскому князю Олегу Ивановичу. Между тем почитание Олега в качестве святого началось еще в 1402 году, сразу после его кончины, а Дмитрий Иванович был канонизирован лишь в 1988-м.

Кстати, со смертью Олега Рязанского его зять смоленский князь Юрий Святославич остался без союзников. Его заманил к себе Василий Дмитриевич, великий князь Московский. А тем временем тесть последнего Витовт, правивший Великим княжеством Литовским, захватил Смоленск. Супруга Юрия и его дети погибли в литовских застенках.

Позже Василий I загладил вину и дал Юрию «в кормление» город Торжок. Там неудачливый князь без памяти влюбился в Ульяну – жену своего приближенного Семена Вяземского. Страсть овладела Юрием настолько, что он убил Семена и решил силой овладеть Ульяной. Но та схватила нож и попыталась зарезать насильника. Юрий выхватил меч и изрубил тело несчастной на куски. Затем князь приказал слугам бросить останки Ульяны в реку.

Финал этого триллера необычен: несчастная Ульяна – это ныне святая Юлиания, но и ее убийца Юрий Святославич был также канонизирован.

Самое печальное, что с конца 1980-х годов начался девятый вал «политических» канонизаций. Причем среди древних князей Ярослава Мудрого, Даниила Московского, Ивана Калиты оказалась столь одиозная фигура, как Николай II.

Сейчас идут дебаты о канонизации Ивана Грозного и Григория Распутина. На Украине особо ярые самостийники требуют признать святым Тараса Шевченко.

На взгляд автора этих строк, подобные шаги могут внести смуту не только в историческую науку, но и в саму жизнь России. Здесь кто-то возразит: жили же мы раньше без проблем – и не надо сейчас нас пугать. Извините, но как мы жили? До 1917 года святых правителей у нас числилось в два-три раза меньше, да и официальная история была соответственно подогнана под жития. Сомневающимся же могли запросто устроить поездку в Нерчинск или на Соловки за казенный счет.

При советской власти историческая наука и церковь существовали в разных плоскостях и в переносном смысле, и буквально. Ученые-историки не ходили в церковь, а активным верующим не было места в университетских аудиториях. Сейчас церковь вышла на улицы, на страницы газет, на экраны телевизоров. Поэтому опасность корректировки учебников истории не столь уж нереальна.

Да и вообще, не пора ли ввести какие-то четкие критерии для оценки наших исторических деятелей? Понятно, что «уважение прав человека» или «нормы морали» в качестве критерия неприменимы хотя бы потому, что мораль сама регулярно меняется во времени. На мой взгляд, единственным критерием может стать польза, принесенная правителем отечеству: построенные города, присоединенные или освоенные земли, выигранные войны и т.д.

Причем не следует забывать, что Российская Федерация – это многонациональное государство, у нас живут и мусульмане, и иудеи, и буддисты. Соответственно наша история не должна делить народы на правых и неправых. Нетрудно догадаться, к примеру, к чему приведет крестный ход в Казани с ношением икон Ивана Грозного или хотя бы Дмитрия Донского.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
371
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
165
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
633
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
212

Другие новости

Загрузка...
24smi.org