0
16775
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

28.03.2008

"Ангольский Сталинград"

Сергей Коломнин

Об авторе: Сергей Коломнин - член совета Союза ветеранов Анголы.

Тэги: африка, юар, ангола, намибия


африка, юар, ангола, намибия Осмотр боевых трофеев.
Фото предоставлено Союзом ветеранов Анголы

В 1987–1988 годах окрестности Куито-Куанавале превратились в ожесточенное поле битвы между анголо-кубинскими и южноафриканскими войсками с применением сотен танков и БТР, десятков боевых самолетов и вертолетов. О том, что там же сражались, получали ранения и гибли советские военнослужащие, в СССР никогда не писали и не говорили. Более того, в 1989 году официальная Москва устами Министерства иностранных дел заявила, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют».

БОКС ПО-КУБИНСКИ

Однажды мне довелось прочитать статью об Анголе одного российского журналиста. Резанула глаза фраза: «Только в воспаленное воображение кубинских пропагандистов могла прийти бредовая мысль сравнивать бои под Куито-Куанавале со Сталинградским сражением». Да, сравнение размаха битвы на берегах Волги в 1942–1943 годах с борьбой за Куито-Куанавале в 1987–1988 годах может показаться некорректным: не было в ангольской саванне многомиллионных армий, да и счет задействованной военной техники шел отнюдь не на тысячи.

Однако накал противостояния, его ожесточенность, героизм и самоотверженность защитников города, в далекой Анголе затерявшегося, дают нам право сравнивать эти два события. Но главное – бои за Куито-Куанавале и Сталинград стали переломными рубежами. Одни – в Великой Отечественной войне. Другие – не только в войне в Анголе, но и в истории всего Юга Африки.

События под Куито-Куанавале начались в июле–августе 1987 года с тщательно подготовленной с помощью наших военных советников операции против формирований антиправительственного Национального союза за полное освобождение Анголы (УНИТА), поддерживаемого ЮАР. Стоит сказать, что в ней не участвовали кубинские части, находившиеся в стране по просьбе ее правительства для защиты молодого государства от вторжения извне. Ангольские бригады, в боевых порядках которых находились советские советники, начали стремительное продвижение на юго-восток к Мавинге – передовой базе УНИТА в провинции Квандо-Кубанго.

Пытаясь не допустить полного разгрома своего союзника в регионе, Претория срочно перебросила по суше и по воздуху в районы рек Куито, Куанавале и Ломбы крупный контингент своих войск, включая бронетехнику (тяжелые танки «Олифант», БТР «Ратель», «Эланд», «Касспир») и мощную артиллерию (дальнобойные 155-мм гаубицы G-5, РСЗО «Валькири»). После вмешательства ЮАР соотношение сил изменилось не в пользу ангольской армии. Южноафриканцы и унитовцы перешли в наступление и попытались взять опорную базу правительственных войск – Куито-Куанавале┘

В ноябре 1987 года, когда южноафриканские подразделения подошли почти вплотную к городу, Фидель Кастро принял решение срочно усилить кубинскую группировку в Анголе. С острова Свободы были переброшены части 50-й дивизии Революционных вооруженных сил, оснащенные советскими танками Т-62. В Африку прибыли опытные кубинские летчики самолетов МиГ-23, а из СССР для ангольской и кубинской армий поступили новые партии оружия, запасных частей и боеприпасов. К 16 ноября 1987 года с помощью кубинцев продвижение южноафриканских войск и формирований УНИТА было остановлено всего в 10–15 км от Куито-Куанавале.

Южноафриканские войска продолжали атаковать город. Ряд западных дипломатов уверяли весь мир, что его падение – дело решенное. 23 марта 1988 года южноафриканцы предприняли решающий штурм. Но даже их тяжелые «Олифанты» не смогли «протаранить» оборону Куито-Куанавале.

Тем временем Гавана готовила наступление. По словам Фиделя, кубинцы действовали «как боксер, который левой рукой сдерживает противника, а правой бьет». Танковые части РВС Кубы, используя советские Т-54 и Т-62, совершили стремительный бросок в обход группировки войск ЮАР под Куито-Куанавале и вышли к границе. 27 мая кубинские МиГи нанесли первый бомбовый удар по южноафриканским позициям около Калуэке, в 11 км севернее рубежа, разделяющего Анголу и Намибию. Через несколько часов после этой атаки южноафриканцы были вынуждены взорвать мост на пограничной реке Кунене – они смертельно боялись, что кубинские танки ворвутся по нему на намибийскую территорию.

Эти решительные действия вынудили Преторию пойти на переговоры, в результате которых 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке было подписано соглашение о полном выводе войск ЮАР из Анголы и предоставлении независимости Намибии. Кубинские части, в свою очередь, должны были покинуть Анголу.

Победа под Куито-Канавале привела не только к освобождению Намибии, но и существенно ускорила демонтаж правящего режима белого меньшинства в ЮАР, приход к власти в Претории правительства Африканского национального конгресса. Первый чернокожий президент республики Нельсон Мандела признавал, что «Куито-Куанавале был поворотным пунктом в борьбе за свободу моего народа от апартеида». А вот мнение Фиделя Кастро: «Новые поколения должны знать, что конец апартеиду был положен в Куито-Куанавале и на юго-востоке Анголы, с участием на этом фронте более 40 тысяч кубинских бойцов вместе с ангольскими и намибийскими солдатами».

ДРУГАЯ ВОЙНА

Для советских военнослужащих война в Анголе была иной, нежели, например, в Афганистане. В Африку никогда не посылались регулярные советские войска. Там работали только наши советники и специалисты. А прозвучавшие как-то в телепередаче «Забытый полк» заявления о том, что в боях под Куито-Куанавале участвовала целая дивизия советской морской пехоты – не более чем выдумка.

Однако в Афгане наши войска и военные советники имели дело с «моджахедами», вооруженными в основном легким стрелковым оружием, минометами и гранатометами. В Анголе же советские военнослужащие столкнулись не только с унитовскими партизанскими отрядами, но с регулярной армией ЮАР, с обстрелами дальнобойной артиллерии, налетами «Миражей», применявших «умные» бомбы, зачастую начиненные запрещенными конвенцией ООН «шариками».

В своем стремлении добиться победы под Куито-Куанавале южноафриканцы использовали даже оружие массового поражения. Вот что записал в своем дневнике участник тех боев младший лейтенант Игорь Ждаркин: «29 октября 1987 г. В 14.00 по радио получили страшное известие. В 13.10 противник обстрелял 59-ю бригаду снарядами, начиненными химическими отравляющими веществами. Многие ангольские солдат отравились, некоторые потеряли сознание, командир бригады кашляет кровью. Зацепило и наших советников. Ветер как раз дул в их сторону, многие жалуются на сильнейшие головные боли и тошноту. Это известие нас не на шутку встревожило, ведь у нас нет даже самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК».

А вот следующая запись: «1 ноября 1987 г. Ночь прошла спокойно. В 12 часов был налет авиации на стоящую рядом 59-ю бригаду, сбросили на ее позиции больше десятка 500-килограммовых бомб. О потерях пока не знаем.

Наши артиллеристы получили данные разведки и решили подавить батарею 155-мм гаубиц противника. Ангольцы дали залп из БМ-21. В ответ юаровцы открыли огонь из всех своих гаубиц. Били очень точно, с небольшими перерывами. Один из снарядов разорвался совсем рядом с нашей землянкой. Как потом оказалось, мы просто «второй раз родились». После обстрела в радиусе 30 м от землянки все кустарники и маленькие деревца начисто срезаны осколками. Плохо слышу на правое ухо – контузия. Советника комбрига Анатолия Артеменко тоже порядком тряхнуло взрывом: у него сильно «шумит» в голове».

Судьба распорядилась так, что одним из первых пострадавших в этой драме стал военный переводчик младший лейтенант Олег Снитко, смертельно раненный 26 сентября 1987 года в бою с южноафриканской армией при попытке частей 21-й бригады ангольской армии форсировать реку Ломба.

Нашим советникам тогда пришлось очень туго. В какой-то момент им пришлось оставить свой БТР, ставший хорошей мишенью для противника, и долго ползти по-пластунски по болотистой пойме ангольской реки – «шане». Снаряды и мины рвались всего в 10–20 метрах. Спасало лишь то, что падали они в болото, тонули и только потом взрывались. Это ослабляло их убойную силу. Большинство ангольских солдат из группы прикрытия в панике бежали. При наших специалистах остались только 11 самых преданных бойцов охраны. Водителю все же удалось увести советнический БТР на другой берег Ломбы. Он ушел предпоследним и уцелел чудом. Спустя несколько минут на позицию, которую он занимал, ворвался юаровский бронетранспортер АМL-90┘

А 27 ноября 1987 года осколок от снаряда, выпущенного из дальнобойной южноафриканской гаубицы по осажденному Куито-Куанавале, оборвал жизнь советника по оргмобработе при командующем военным округом полковника Андрея Горба. Подорвавшись на унитовской мине 20 декабря 1987 года, погиб водитель-связист группы СВС Южного фронта рядовой Александр Никитенко. Он вез в госпиталь тяжело больного офицера. Около десяти советских военных советников и специалистов, среди которых полковники Артеменко, Горбач, лейтенант Ждаркин, в ходе боев под Куито-Куанавале были ранены и контужены. Пострадавших самолетами эвакуировали в госпиталь в Луанде. А те, кто мог продолжать выполнять свои обязанности, оставались в боевых порядках ангольских бригад.

┘В декабре 2005 года представитель правительства Африканского национального конгресса и посол ЮАР на Кубе Тенхиве Мтинтсо сказал: «Кровью погибших кубинцев пропитана земля Анголы, и она питает дерево свободы нашей Родины».

Стоит добавить – кровью не только кубинских солдат и офицеров полита ангольская земля. По данным 10-го Главного управления советского Генштаба, в Анголе в период 1975–1991 годов погибли и умерли 54 военнослужащих Вооруженных сил СССР, в том числе 45 офицеров...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Мягкая сила Пекина

Мягкая сила Пекина

Юрий Тавровский

Как железная индустрия превращается в индустрию культуры

0
1718
Учиться жить под санкциями

Учиться жить под санкциями

Александр Широкорад

Коллективный Запад всегда рассматривал Россию если и не как врага, то как соперника

0
430
Сорос выписал Евросоюзу рецепт от катастрофы

Сорос выписал Евросоюзу рецепт от катастрофы

Евгений Пудовкин

Финансист рассказал, как повернуть вспять брекзит

0
1492
Поле боя – от Афганистана до Африки

Поле боя – от Афганистана до Африки

Александр Бартош

Большой Ближний Восток и Северная Африка остаются важнейшими направлениями деятельности НАТО

0
3294

Другие новости

Загрузка...
24smi.org