0
1068
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

11.07.2008

Как уничтожали внешнюю разведку

Тэги: история, литература, разведка


история, литература, разведка

Антонов В.С., Карпов В.Н. Расстрелянная разведка. – М.: Международные отношения, 2008. – 288 с., ил. (серия «Секретные миссии).

К весне 1939 года в результате репрессий из 450 сотрудников внешней разведки, включая загранаппарат, было расстреляно или отправлено в лагеря 275 – 61% всего личного состава. В результате прервалась связь со многими ценными агентами за рубежом. С некоторыми – навсегда. В 1938 году был период, когда в течение 127 дней внешняя разведка не предоставляла руководству страны никакой информации. А все потому, что некому было обрабатывать поступающую информацию и даже просто подписать сводку. Уничтожили бы, наверное, всех разведчиков поголовно, да вождь распорядился устранить Троцкого. Кстати, именно троцкизм был одним из поводов к расправе над сотрудниками ведомства.

Книга Владимира Карпова и Владимира Антонова рассказывает о первом поколении советских разведчиков, попавших под молот сталинских репрессий. Легендарные имена – первый начальник разведки Яков Давтян, руководитель ИНО Меер Трилиссер, начальник внешней разведки НКВД Артур Артузов, резидент во Франции Гергий Косенко, другой парижский резидент – Станислав Глинский... Люди, успешно разыгравшие оперативные и стратегические игры, осуществившие операции «Трест», «Синдикат» и десятки им подобных.

В книге рассказано о тех, кто под руководством московского «мозгового центра» проникал в белогвардейские террористические организации. Кто сумел полностью развалить работу белогвардейских эмигрантских организаций, склонявшихся к союзу с фашистской Германией, дискредитировал их. Это были разные люди – от родовитых дворян и генералов до крестьян и выходцев из нищих еврейских местечек, люди разных национальностей, преданных своей революционной родине – Советской России.

Постепенно из мозаичных кусочков складывается общая картина успешной деятельности внешней разведки до 1937 года. А затем приходит понимание – насколько дорого обошелся ее развал. Еще дороже стоило недоверие Сталина, его убежденность в исключительной правоте собственного мнения, отвергающая все, что этой убежденности противоречило. И становятся понятны причины внутреннего террора.

Это была не просто борьба за власть с другим группами в ЦК. Это еще был страх перед заговором. Из-за этого страха уничтожались не только политические противники, но и все, кто мог быть связан с ними, кто мог стать противником. Или просто был слишком самостоятельным, чтобы ему доверять. А еще требовались статисты для процессов над «врагами народа».

Одной из выдающихся операций внешней разведки, безотносительно моральной стороны дела, стала ликвидация Троцкого. Второй человек после Ленина, главком, выигравший Гражданскую войну, он рвался к власти для того, чтобы совершить мировую революции. Причем – имел серьезную поддержку. В 1923 году, когда Троцкий навязал внутрипартийную дискуссию о роли профсоюзов, почти 40% чекистов голосовали за его платформу. В дальнейшем сколоченная им «объединенная оппозиция» в блоке с Каменевым и Зиновьевым стала конспиративной.

Сталин, выслав Троцкого из страны, резонно опасался его влияния. И приступил к уничтожению оппозиции. Понятно, что сделать это можно было лишь под лозунгом борьбы с контрреволюцией. Началась фабрикация дел, принявшая размеры кампании государственного масштаба. Каждому крупному «заговорщику» требовалось создать соответствующего характера и объема «подпольную организацию». В нее записывали всех друзей, знакомых, коллег и подчиненных.

Поэтому, если «под раздачу» попадал глава внешней разведки, автоматически арестовывались все, кого он рекомендовал на должность, назначал, кому доверял. Людей отзывали из-за рубежа, поспешно осуждали в «особом порядке» и в тот же день расстреливали. При этом следователи НКВД не думали об оборванных связях, сорванных вербовках и операциях. Они вообще не думали. Потому так и не поняли, за что их самих всех перестреляли, когда грязная работа была закончена.

Система искусственных заговоров успешно работала и после смерти Сталина. Когда убирали Берию, его точно так же объявили иностранным шпионом, заговорщиком и контрреволюционером. И, естественно, для придания видимости законности и повода для расстрела уже новые следователи придумали новый «заговор». Под суд пошли многочисленные «соратники», то есть те, кто работал под руководством Лаврентия Павловича. Среди них и такие незаурядные руководители, как генералы Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. Они сели при Хрущеве, продолжали сидеть при Брежневе. В реабилитации им отказывали...

В конце книги приведен список сотрудников внешней разведки, павших жертвами репрессий в 1930–1940-е годы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Политические протесты шахтеров расшатали СССР

Политические протесты шахтеров расшатали СССР

Илья Шаблинский

30 лет самой массовой забастовке в стране. Как это было. Что это означало

0
523
В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

Андрей Мирошкин

Андрей Щербак-Жуков

Юрий Анненков – едкий иллюстратор, неразгаданный прозаик

0
836
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
71
История – ожившая картинка

История – ожившая картинка

Марианна Власова

Эдвард Радзинский о выпрыгивании в другое время, непримиримости власти к правде, титанах Орловых и неграмотном Меншикове

0
746

Другие новости

Загрузка...
24smi.org