0
976
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

28.08.2009

От мученичества к воинскому подвигу

Тэги: монголотатары, история


монголо-татары, история

Рудаков В.Н. Монголо-татары глазами древнерусских книжников середины XII–XV вв. – М.: Квадрига, 2009. – 248 с., ил.

В эпоху перемен, когда, казалось бы, все озабочены материальными проблемами, вдруг проявился необычайно высокий интерес к истории. Оказывается, именно в такое время для человека очень важно понять: кто он по истокам своим, почему эта земля принадлежит ему, что объединяет его с другими соотечественниками? Он испытывает гордость, вспоминая исторические события. Или, наоборот, горечь.

Для русских одно из таких горьких событий – 300-летнее татаро-монгольское иго. Все знают, что Батый покорил Русь из-за ее феодальной раздробленности. По этой же причине она не могла сбросить иноземную кабалу, а потом вдруг прозрела, объединилась да и сбросила. Таков стереотип массового сознания, прививаемый со времен Карамзина.

А что по этому поводу думали сами жители Руси XIII–XV столетий? Ответ содержится в письменных источниках того времени. Особенность летописных текстов в наличии так называемых общих мест, переполненных религиозной риторикой с библейскими цитатами. Историки считали все это «архитектурными излишествами». Владимир Рудаков в своей научной монографии исследовал как раз эти пребывавшие в тени источники. Основываясь на системе доказательств, которую может проверить любой читатель, он максимально точно выявил смысл, заложенный авторами летописей. И это позволяет увидеть древние события глазами людей того времени. И понять их.

Первая встреча с татарами случилась на реке Калка в 1223 году. В новгородской летописи разбитые неведомым противником половцы – заклятые враги русских – приходят к Мстиславу Галицкому и другим князьям с богатыми дарами за помощью. При этом заявляют: «Нашю землю днесь отъяли, и ваша заутро възята будеть». Мстислав же, уговаривая князей помочь половцам, утверждает, что лучше выступить на их стороне, чем ждать, когда они соединятся с татарами и пойдут на Русь.

Дважды татары посылают к русским посольство, заявляя: «Мы вашеи земли не заяхомъ, ни городь вашихъ, ни сель вашихъ┘ Богом пущени на холопы и на конюси свое на поганыя Половче». Они приглашают русских князей принять участие в «наказании» половцев. И летописец осуждает русских князей, которые поддались на уговоры половцев и вероломно убили татарских послов.

В Лаврентьевской летописи появление татар рассматривается как промысел Божий, наказание для безбожных половцев. И летописец радуется, что его князь Василько Ростовский не ввязался в неправедную и бессмысленную авантюру, закончившуюся трагическим поражением.

В рассказах о нашествии Батыя татары, наоборот, рассматриваются как неотвратимое зло. При этом называются по-библейски «измаильтянами», «агарянами», «моавитянами», которые пришли наказать Русь за грехи в соответствии с Писанием. И воспринимаются они как гнев Божий, которому невозможно противиться. Именно этим объясняют летописцы захват пришельцами одного города за другим. Жители некоторых даже не оказывают сопротивления. И в течение полутора сотен лет русским летописям было свойственно примирительное отношение к татарскому владычеству. Более того, власть ордынцев не подвергается сомнению, как власть от Бога, коей следует подчиняться в делах земных. Но вот в вопросе веры, по мнению древнерусских авторов, лучше предпочесть мученическую гибель нарушению христианского долга. И это мы видим в житиях святых князей, казненных в Орде. Практически до самой Куликовской битвы никто и не помышляет о борьбе с «безбожными моавитянами». Идеалом становится не подвиг ратный, а подвиг духовный.

Но постепенно власть татар начинает восприниматься не столько карой Божьей, сколько дьявольским наущением. В «Задонщине» воины Дмитрия Ивановича сражаются уже за Русскую землю и веру. По сути, впервые в это время в письменных памятниках появляется мысль о вооруженном сопротивлении татарам в первую очередь как врагам православия.

В летописной повести «О великом побоище, иже на Дону» речь идет о личном противостоянии великого князя Дмитрия и темника Мамая, который назван просто «ординским князем». То есть статус его ниже статуса великого князя Дмитрия. Мамай отправляется мстить за татар, убитых ранее в битве на Воже. Больше не идет речи о гневе Божьем. Бог отныне на стороне русских. И татары впервые наделяются страхом, разумеется, Божьим. И против него выступает татарский же «царь» Тохтамыш. Он присылает послов к русским князьям, а те провожают их с честью и дарами.

Куликовская победа 1380 года выходит из ряда событий. Ведь русские одолели татар, которые считались непобедимыми не столько по причине их силы, сколько по причине слабости Руси. Закончился период «наказания Божия» и «искупления грехов». Но главным фактором победы признается «милосердие Божие». Русские получили поддержку Господа, поскольку среди прочего стремятся «постыдить и посрамить» противников христианства. К числу «поганых», кстати, относят и союзников Мамая – литовского князя Ягайло и рязанского князя «худаго Олега».

В более позднем «Сказании о Мамаевом побоище» Мамай уже величается царем. Это поднимает и статус великого князя Дмитрия, а главное, ставит актуальный вопрос: «Вправе ли Русь воевать с самим татарским царем?» При этом битва разворачивается не только на земле, но и на небесах, где христианский Бог противостоит «поганским» богам. Сокрушительное поражение Мамая привело к осознанию, что борьба с татарами – богоугодное дело. Вместо мученической смерти отдельных людей, не оказывающих сопротивления, святыми мучениками становятся павшие на поле боя с оружием в руках.

Спустя 100 лет появилось «Послание владычня на Угру к великому князю» ростовского епископа Вассиана. В нем отвергается традиционное представление о божественном происхождении власти хана. А также пересматривается устоявшаяся в русском сознании иерархия, в которой великий князь является вассалом татарского «царя». Вассиан именует великого князя Ивана III «Богом утвержденным царем» и государем – истинным правителем в отличие от «ложного» «поганого царя».

Начала формироваться новая идеология Русского государства, опирающаяся на идеи о мессианстве Руси и богоизбранности великокняжеской власти. И появляется новый герой, который уже не имеет морального права отказаться от защиты своего Отечества, он активно противостоит стремлению «нечестивых» «разорить христианскую веру».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кланы, клоны, войны и патриархат

Кланы, клоны, войны и патриархат

Игорь Лалаянц

Как неолитическая революция привела к господству мужчин

0
336
Будь что будет. Предсказания и предсказатели

Будь что будет. Предсказания и предсказатели

0
525
Бумажный носитель. История, память, артефакты

Бумажный носитель. История, память, артефакты

Андрей Ваганов

0
201
Альфа-самцы остаются не у дел

Альфа-самцы остаются не у дел

Юрий Магаршак

Предки человека разумного вытеснили неандертальцев, потому что перешли к кооперации своих стай

0
584

Другие новости

Загрузка...
24smi.org