0
2449
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

17.08.2012

За большевиков против коммунистов

Тэги: книги, литература, обзор, история


книги, литература, обзор, история

П.Ф.Алешкин. Крестьянские восстания в России в 1918–1922 гг. От махновщины до антоновщины/ П.Ф.Алешкин, Ю.А.Васильев. – М.: Вече, 2012. – 400 с., ил. (Военные тайны ХХ века).

В Советском Союзе не любили вспоминать о крестьянских восстаниях. Если же избежать этого было нельзя, мятежных земледельцев именовали не иначе как белобандитами и кулаками. И придумывали ярлыки – «антоновщина», «махновщина». В литературе и кино насаждался образ анархистов на тачанках, вечно пьяных и горланящих блатные песни. Или мрачных бородатых кулаков с обрезами, во главе которых непременно были лощеный золотопогонник и эсер в пенсне.

Однако советские архивные документы разбивают эти мифы вдребезги. Среди восставших были главным образом бедняки, доведенные до отчаяния беспределом продотрядов. Кулаки же, наоборот, легко откупались, и у них еще оставалось достаточно, чтобы не лезть на рожон. А во главе «бандитов» нередко оказывались бывшие красные командиры-орденоносцы. И флаг над мятежниками веял красный. А лозунг по всей России был один: «Даешь советскую власть без коммунистов!»

Авторы на основе подлинных документов подробно анализируют как отдельные вооруженные выступления крестьянства, так и ситуацию в стране в целом, политику руководства России и перегибы на местах. И ясно показывают абсурдность происходящего: с одной стороны, революция совершалась ради блага народа, а с другой – народ оказался под невыносимым игом продразверстки, реквизиций, мобилизаций и прочих повинностей.

Однако эта абсурдность вытекает из железной логики событий. Шла гражданская война на уничтожение. Не надо забывать о приказе Деникина уничтожать не только коммунистов, но и всех сочувствующих, а также сотрудничавших с советской властью. Советское правительство проводило политику военного коммунизма. То есть все работали бесплатно и получали бесплатный паек. Чтобы кормить города и трехмиллионную армию, у деревни изымали хлеб. Взамен дать было нечего – промышленность не работала. Продразверстка и покупка хлеба по твердым государственным ценам, сильно заниженным, начались еще при царе и продолжились при Керенском. Другого способа получить хлеб просто не было. Ленинское правительство пошло тем же путем.

В книге показано, что по всей стране происходило одно и то же – несправедливость. Регионы обязаны были заготовить неподъемное количество хлеба. План выколачивали продотряды и прочие советские структуры, выгребая все до зерна, обрекая крестьян на голод. Это сопровождалось насилием. Нередко продотряды отличались пьянством и грабежами.

Крестьяне говорили: «Большевики дали нам землю, а коммунисты все отбирают». У них были свои представления о политической подоплеке происходящего. Ни одно из восстаний не проходило под монархическими лозунгами. Во всех без исключения требованиях были слова о народовластии, выборности и советах без коммунистов.

В книге подробно рассказывается о наиболее ярких эпизодах крестьянской войны. Очень ценно, что авторы опираются на советские документы – донесения, приказы, листовки, секретные письма с анализом обстановки. Интересно сравнить донесения местных руководителей и отчеты присланных из Москвы комиссий. Местные губкомовцы и чекисты, как правило, заявляют о заговоре белогвардейцев и эсеров, даже о помощи англичан мятежникам, всячески пытаются скрыть истинные причины мятежей. Стараются преуменьшить масштабы выступлений, делают вид, что это нетипично, что крестьяне целиком на стороне властей. Обещают подавить выступление за неделю-другую.

Московские комиссии более объективны. В их отчетах прямо написано о бесчинствах продотрядов, расправах, лишь озлобляющих крестьян, о неправильной разверстке количества сдачи зерна и т.д. Прямо пишется о катастрофических последствиях происходящего. Помимо того, что народ отходит от советской власти, люди перестают обрабатывать землю. Впереди только голод и бедствия. И выход из ситуации понятен: заменить разверстку твердым налогом, разрешить свободную торговлю, подтвердить право на землю.

Но в условиях войны и коллапса экономики это было невозможно. Хотя бы потому, что в стране отсутствовало нормальное денежное обращение. За пустые бумажки никто хлеб не продавал. Поэтому реформа началась лишь после окончания Гражданской войны, когда начался НЭП, а в обращение вошел полновесный серебряный рубль. И сразу прекратились крестьянские мятежи.

В книге очень подробно рассказано о махновщине и антоновщине. Влияние анархистов в армии Махно было минимально. Там существовала выборность командиров, поддерживалась дисциплина, наказывалось самогоноварение. В условиях боевых действий приходилось наказывать дезертиров и мародеров. И на местах выбирать советы. Махно жестко боролся с национализмом. Никаких еврейских погромов не позволял, и у него даже были отдельные еврейские воинские части. Да и в штабе хватало евреев, взять хотя бы знаменитого Леву Задова.

Тамбовщина была местом ссылки эсеров, влияние их было велико, но к восстанию под руководством Антонова они отношения не имеют. Мятеж спровоцировали власти, разверставшие на регион немыслимый объем хлебозаготовок. Ограбленное крестьянство восстало. Этому самому громкому эпизоду крестьянской войны в книге отведено большое место. События описаны подробно, с опорой на документы.

Армия Антонова полностью копировала Красную армию вплоть до комиссаров и агитпропа. У него была своя крестьянская партия. В селах создавались нелегальные органы власти, которые обеспечивали снабжение армии, мобилизацию, замену лошадей. Секретным указом по предложению Ленина на Тамбовщине продразверстку отменили на месяц раньше, чем везде. Но народ не верил в добрые намерения власти.

6 мая 1921 года в Тамбов прибыл Тухачевский с приказом за месяц подавить восстание. Вскоре появились приказы №130 и №171. Началась оккупация Тамбовщины, взятие заложников и их расстрелы, в концлагеря согнали несколько тысяч членов семей мятежников, их дома сжигали. На политбюро был поставлен Рыковым вопрос о прекращении зверств. Тем более что восставшие ответили такими же зверствами, вырезая десятки семей красноармейцев. 17 июля Тухачевского отозвали, но к этому времени армия Антонова была почти разгромлена.

Авторы неангажированы, никого не клеймят и не обличают, а честно делают свою работу. И создают объективную картину происходившего. Эту книгу полезно было бы прочитать нынешним властям предержащим.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
988
Книги, упомянутые в номере и книги, присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и книги, присланные в редакцию

0
43
Их могло быть намного больше

Их могло быть намного больше

Виктор Леонидов

Русские страдания по Нобелевской премии

0
148
Любила красного, любила белого

Любила красного, любила белого

Александр Сенкевич

Римма Казакова, лирический поэт с обостренным гражданским чувством

0
95

Другие новости

Загрузка...
24smi.org