7
5994
Газета Интернет-версия

08.12.2017 00:01:05

"Баргузин" уходит на запасный путь

Почему ракетные поезда уже не соответствуют современным реалиям

Тэги: бжрк, баргузин, молодец, ядерные силы, мбр, пискипер, минитмен, рвсн, скальпель


бжрк, баргузин, молодец, ядерные силы, мбр, пискипер, минитмен, рвсн, скальпель Американский железнодорожный комплекс с ракетой «Пискипер» так и остался только на картинках. Иллюстрация Аэрокосмического музея Сан-Диего

В свое время создание боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) 15П961 «Молодец» с твердотопливной трехступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) РТ-23УТТХ (по классификации НАТО – SS-24 Sсаlреl Моd 3) с разделяющейся головной частью с 10 боевыми блоками индивидуального наведения стало знаковым событием в истории отечественных стратегических ядерных сил и позволило существенно повысить боевой потенциал Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Но с тех пор ситуация изменилась кардинально.

НЕВИДИМЫЙ «МОЛОДЕЦ»

Разработка ракетного комплекса железнодорожного базирования на базе МБР типа РТ-23УТТХ была задана в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 9 августа 1983 года. Причем одновременно задавалось также создание на базе этой ракеты комплексов стационарного (шахтного) и подвижного грунтового базирования. Последний создан так и не был, а вот наличие варианта шахтного базирования впоследствии сыграло злую шутку с БЖРК: по большому счету его ликвидация происходила не потому, что надо было уничтожить собственно ракетный поезд, а потому, что надо было ликвидировать стоявшую на нем ракету.

Головным разработчиком БЖРК было назначено днепропетровское Конструкторское бюро (КБ) «Южное», а его главными конструкторами стали братья Уткины: Владимир Федорович из КБ «Южное» отвечал за создание ракеты, а Алексей Федорович, работавший в Ленинградском конструкторском бюро специального машиностроения (КБСМ), отвечал за проектирование стартового комплекса и вагонов для ракетного поезда.

В ноябре 1982 года был разработан эскизный проект ракеты РТ-23УТТХ и БЖРК с усовершенствованными железнодорожными пусковыми установками. Комплекс обеспечивал возможность выполнения ракетной стрельбы с любой точки маршрута, в том числе с электрифицированных железных дорог, для чего в его составе имелась высокоточная навигационная система, а его пусковые установки оснащались специальными устройствами закорачивания и отвода контактной сети. При этом, как указывается в отечественной литературе по истории БЖРК, Алексей Уткин сумел найти уникальное решение «проблемы передачи больших массовых нагрузок на железнодорожное полотно в процессе эксплуатации комплексов БЖРК». 

Боевой железнодорожный ракетный комплекс «Молодец» был принят на вооружение 28 ноября 1989 года, а к несению боевого дежурства первый комплекс приступил еще раньше – 20 октября 1987 года. Производство межконтинентальных баллистических ракет типа РТ-23УТТХ осуществлялось на Павлоградском механическом заводе (ПО «Южмаш»). В период 1987–1991 годов были построены 12 комплексов, а количество выпущенных ракет составило порядка 100.

Ракетные поезда дислоцировались в трех районах страны, причем, что интересно, в связи с огромной массой вагонов – пусковых установок спецпоездов – в радиусе 1500 км от мест базирования последних пришлось проводить укрепление насыпей железнодорожного полотна более плотной щебенкой, уложить более тяжелые рельсы, заменить деревянные шпалы на бетонные и пр. 

Можно сказать, что создание БЖРК в определенной степени положительно повлияло и на развитие железнодорожной сети страны. Однако размер затрат на создание ракетного комплекса и обеспечение его эксплуатации был просто колоссален. Но обстановка того времени – холодной войны – того требовала.

В свете потепления отношений между СССР и Западом ракетные поезда начиная с 1991 года стали нести боевое дежурство в пунктах постоянной дислокации – патрулирование проходило на строго ограниченном маршруте, без выезда на железнодорожную сеть страны. Затем же, согласно договору СНВ-2, страна согласилась ликвидировать все ракеты РТ-23УТТХ. Что и было сделано. Поезда же утилизировали в период 2003–2007 годов (последний БЖРК был снят с боевого дежурства в 2005 году).

ЖИВУЧАЯ ИДЕЯ

Ракетные поезда – тема не новая. Причем пионерами здесь, как и по ряду других классов вооружений, стали американские военные. Впервые попытку заполучить в свое распоряжение боевой железнодорожный комплекс они предприняли еще в 1960-е годы, в ходе реализации амбициозной программы создания новой твердотопливной МБР «Минитмен».

Летом 1960 года в рамках теоретической проработки данного вопроса МО США провело операцию «Большая звезда» (Big Star), в ходе которой прототипы будущих ракетных поездов втайне перемещались по железным дорогам Америки. Опыт был признан удачным, и в следующем году подготовили проект, а также прототип «БЖРК по-американски» с пятью МБР. Планировалось уже в 1962 году поставить первый такой поезд на дежурство, а всего ВВС намеревались запустить по стране 30 составов со 150 ракетами. Но летом 1961 года проект закрыли из-за его дороговизны – шахтные «минитмены» оказались дешевле, проще, да и надежнее (см. статью «Молодец» по-американски – неудачный дебют» в этом номере НВО).

Сегодня осталось только два демилитаризованных «Молодца» в экспозиции музеев.	 Фото Виталия Кузьмина
Сегодня осталось только два демилитаризованных «Молодца» в экспозиции музеев. Фото Виталия Кузьмина

В 1986 году идея ракетного поезда вновь овладела Пентагоном, но уже в рамках создания новой тяжелой МБР «Пискипер», также известной как МХ. Поезд, получивший название Peacekeeper Rail Garrison («Железнодорожный гарнизон с ракетами «Пискипер»), должен был нести две ракеты, каждая с разделяющейся головной частью с 10 боевыми блоками индивидуального наведения. Планировалось с 1992 года поставить на боевое дежурство 25 таких поездов. Прототип прошел испытания в 1990 году, но через год не стало главного врага – Советского Союза, а потому для получения «дивидендов мирного времени» США пустили программу под нож (только на закупке семи первых поездов удалось таким образом сэкономить 2,16 млрд долл.).

Но идея в Америке, равно как и в России, оказалась на удивление живуча. Так, в рамках «Анализа альтернатив» по вопросу дальнейшего развития наземной группировки национальных стратегических ядерных сил, завершенного в 2014 году, американские специалисты рассматривали среди прочих так называемый «мобильный вариант», предусматривавший разработку новой МБР в составе подвижного стратегического ракетного комплекса грунтового или железнодорожного типа базирования. Более того, рассматривался еще и «тоннельный вариант» – создание стратегического ракетного комплекса, базирующегося под землей в специально сооруженных тоннелях и перемещающегося по ним. Однако стоимость создания таких комплексов в итоге была признана чересчур дорогой даже для огромного военного бюджета Соединенных Штатов.

НОВЫЙ ПОЕЗД-«ПРИЗРАК»

Российское военно-политическое руководство тоже не осталось равнодушным к идее ракетного поезда. Обсуждать вопрос о необходимости создания на замену утилизированному и отправленному в музеи «Молодцу» стали едва ли не с того дня, как последний БЖРК сняли с боевого дежурства.

Разработка нового комплекса, получившего название «Баргузин», была начата в России в 2012 году, хотя еще в июне 2010 года был обнародован патент, выданный ФГУП «Центральное конструкторское бюро «Титан» на изобретение, обозначенное как «Пусковая установка для транспортирования и пуска ракеты из размещенного в железнодорожном вагоне или на платформе транспортно-пускового контейнера». Головным исполнителем нового БЖРК стал Московский институт теплотехники – создатель «Тополя», «Ярса» и «Булавы».

В декабре 2015 года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил, что «в настоящее время завершено эскизное проектирование, ведется разработка рабочей конструкторской документации на агрегаты и системы комплекса». «Безусловно, при возрождении БЖРК будут учитываться все новейшие разработки в области боевой ракетной тематики, – подчеркивал Сергей Каракаев. – Комплекс «Баргузин» будет значительно превосходить своего предшественника по точности, дальности полета ракеты и другим характеристикам, что позволит на долгие годы, как минимум до 2040 года, данному комплексу находиться в боевом составе РВСН».

«Таким образом, в РВСН будет воссоздана группировка на основе ракетных комплексов трех видов базирования: шахтного, подвижного грунтового и железнодорожного, которая в советские годы доказала свою высокую эффективность», – цитировало тогда командующего РВСН агентство «Интерфакс».

В ноябре следующего, 2016-го года успешно прошли первые бросковые испытания МБР для перспективного ракетного поезда. «Первые бросковые испытания состоялись на космодроме Плесецк две недели назад. Они признаны полностью успешными, что открывает путь для начала летно-конструкторских испытаний», – цитировало слова собеседника агентство Интерфакс. Представители Минобороны и оборонно-промышленного комплекса РФ были настроены весьма оптимистично, сообщали, что на 2017 год запланированы доклад президенту РФ Владимиру Путину о перспективах развертывания комплекса «Баргузин» и начало летно-конструкторских испытаний ракеты, предназначенной для него.

И вдруг – неожиданная новость о том, что «тема закрыта» как минимум на ближайшую перспективу. Что еще более примечательно: в случае официального подтверждения данного решения это будет первым случаем остановки – временно или насовсем – работ в области стратегических ядерных вооружений, которые, напомним, считаются российским военно-политическим руководством главным гарантом безопасности страны от агрессии любого противника, в связи с чем на их развитие ресурсы выделяются в приоритетном порядке.

Так в чем же дело? Просто в банальной нехватке средств в нынешней непростой экономической обстановке, или же изменился сам подход к развитию стратегических ядерных сил России? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть основные особенности БЖРК.

СИТУАЦИЯ ИЗМЕНИЛАСЬ

Главной целью создания БЖРК «Молодец» являлось стремление советского военно-политического руководства повысить мощь и эффективность группировки ответного/ответно-встречного ракетного удара в условиях жесткого противостояния со странами – членами военно-политического блока НАТО, и в первую очередь США. Решить эту задачу стало возможным благодаря высокой скрытности действия БЖРК, что обеспечивалось следующими обстоятельствами:

– фактической закрытостью страны для иностранцев, что существенно ограничивало возможности по организации постоянного наблюдения за районами возможной дислокации и патрулирования ракетных поездов (да и советские граждане тоже были в значительной мере ограничены в посещении ряда районов и городов страны);

– отсутствием возможности для вооруженных сил и спецслужб вероятного противника вести воздушную (авиационную) разведку интересующей их территории в глубине Советского Союза, что было обусловлено высокой эффективностью созданной к тому времени системы ПВО;

– существенными ограничениями по ведению круглосуточной космической разведки объектов на территории СССР, что, в свою очередь, было обусловлено слабой развитостью радиолокационных средств наблюдения за земной поверхностью, размещаемых на борту космических аппаратов (спутников) соответствующего назначения и единственно способных обеспечить всепогодный и круглосуточный контроль за районами, представляющими интерес для разведки вероятного противника (наиболее широко распространенные оптические и инфракрасные средства наблюдения такой возможности не давали);

– слабой развитостью высокоточных средств воздушного нападения, в первую очередь таких, как относительно малогабаритные малозаметные крылатые ракеты различного типа базирования, предназначенные для ударов по наземным целям, расположенным в глубине территории противника, и способные совершать полет в режиме огибания рельефа местности (не говоря уже о корректируемых и управляемых авиабомбах большой дальности и, тем паче, гиперзвуковых летательных аппаратах);

– отсутствием таких международных договоров в области контроля за стратегическими наступательными вооружениями, которые тем или иным образом ограничивали эксплуатацию подобных ракетных комплексов.

Однако на сегодня ситуация в данной области изменилась самым радикальным образом, существенно снизив или даже и вовсе нивелировав многие достоинства ракетных поездов, а в первую очередь – их скрытность.

Во-первых, страна стала открытой и свободной для перемещения практически по всей ее территории как для своих граждан, так и зарубежных гостей (при условии, конечно, что последние свободно въехали в Россию).

Во-вторых, современные средства космической разведки включают космические аппараты, оснащенные высокоэффективными радиолокационными средствами обнаружения, которые способны вести всепогодный круглосуточный мониторинг районов дислокации БЖРК, известных по результатам обмена соответствующей информацией в рамках различных международных договоров или же вскрытых в результате разведывательных мероприятий разного рода (а при установлении классификационных признаков ракетного поезда и знании его района дислокации контроль за ним можно установить просто жесткий).

В-третьих, качественный скачок совершили и высокоточные средства воздушно-космического нападения, способные при соответствующем целеуказании и наведении с легкостью вывести из строя такой объект, как БЖРК. Его даже не нужно уничтожать, главное – не дать ему выполнить ракетную стрельбу.

А в исследовании американской корпорации RAND от 2014 года указывается, что ракетный поезд имеет еще и следующие существенные недостатки: более сложное обслуживание; возможность естественного (снег, обвалы) и искусственного (диверсии, аварии) блокирования железнодорожного пути; ограниченный набор маршрутов для движения; более низкая живучесть по сравнению с шахтными комплексами (будучи обнаруженным противником, БЖРК может считаться уничтоженным).

Причем согласно тому набору договоров в области ограничения стратегических вооружений, участником которых является Россия, эксплуатация БЖРК в буквальном смысле зажата в тиски многочисленных ограничений, не позволяющих в полной мере реализовать весь их уникальный боевой потенциал. А самое главное – не позволяет добиться скрытности патрулирования. Если ракетный поезд должен передвигаться только по определенному маршруту или маршрутам в зоне своей дислокации, да еще и регулярно демонстрировать себя воздушным и космическим средствам наблюдения зарубежных «контролеров», то о какой скрытности может идти речь? И это, пожалуй, самое главное достоинство БЖРК, без которого утрачивает смысл сама концепция ракетного поезда (хотя, подчеркнем это особо, запрета на создание таких ракетных комплексов нет).

Конечно, убрать всех этих «контролеров» можно одним росчерком пера – выйти из указанных договоров, сняв тем самым с себя любые ограничения, но такого себе не позволяли две сверхдержавы даже в самые жаркие периоды холодной войны. Не говоря уже о том, что имеется еще и агентурная разведка наших потенциальных «друзей», да и спутники-шпионы никуда не денутся. Получится ли от них замаскироваться – это большой вопрос.

Наконец, нельзя забывать и о том, что невидимость ракетного поезда и невозможность отличить его от обычных товарных поездов – миф. Не верите? В подтверждение приведем слова командующего РВСН генерал-полковника Сергея Каракаева, сказанные им журналистам в декабре 2013 года. По его словам, вагон БЖРК первого поколения достаточно сильно отличался от вагона-рефрижератора, под который его маскировали. «Он был длиннее, тяжелее, количество колесных пар было больше. Как бы его ни прятали, если БЖРК находился на стоянке, любой специалист мог определить, что это не поезд народного хозяйства», – приводит слова генерала агентство РИА Новости. Вагон нового поезда, по словам Сергея Каракаева, можно замаскировать более успешно, хотя специалисты по железнодорожному подвижному составу подвергли сомнению и этот тезис. Более того, даже если это и получится, то куда деть такой демаскирующий признак, как несколько локомотивов в голове короткого «спецпоезда», – непонятно.

В итоге, как представляется, создание БЖРК в качестве средства ответного или ответно-встречного удара становится весьма сомнительной затеей. В этой связи примечательно, что еще в феврале 2011 года в интервью еженедельнику «ВПК» Юрий Соломонов, генеральный конструктор корпорации «Московский институт теплотехники», говорил: «На самом деле живучесть подвижного грунтового и железнодорожного комплексов практически одинакова. Совсем недавно мы как раз выиграли конкурс по этой тематике, но я был сторонником принятия решения о неразвертывании полномасштабных работ по БЖРК. Во-первых, здесь речь идет не столько о ракетах, сколько о типе базирования, что связано с необходимыми затратами для воссоздания военной инфраструктуры, которая на сегодняшний день полностью разрушена. Это огромные деньги, и они потенциально ничего не добавят к боевой эффективности наших СЯС. Более того, БЖРК обладает принципиальным недостатком в современных условиях: низкая антитеррористическая устойчивость. Это уязвимое место железнодорожного комплекса, и оно существенно снижает его боевые возможности».

Так, может быть, целесообразней выделить дополнительные средства на подвижные грунтовые ракетные комплексы или на новую тяжелую межконтинентальную баллистическую ракету «Сармат»?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(7)


retrograd retrograd 16:54 10.12.2017

Полагаю, что тезис автра о "несоответсвии" БЖРК "современным реалиям" недостаточно обоснован.Начнём с самого простого - "несколько локомотивов" в голове состава. Значит надо оставить 1 - 2 "настоящих" локомотива, а остальные закамуфлировать под "обычные вагоны". Если это получается с ракетой, получится и с локомотивом. К тому же, что бы "спецпоезд не выглядел "коротким", можно добавить к нему и "обычные" порожние вагоны. Словом, это аргумент слабый ...

retrograd retrograd 16:59 10.12.2017

Более серьёзно - повышение потенциала средств космической разведки и ВТО. Но и здесь, нет повода "закрывать тему" БЖРК. Автор как-то упустил из внимания, что и потенциал средств ПВО/ПРО тоже совершил качественный скачек. А почему бы Генштабу, РВСН или АВН не провести НИР, по оценке возможности обеспечения эффективной ПВО/ПРО БЖРК, как в районах их постоянной дислокации, так и на маршрутах патрулирования?.. С учётом существующего и перспективного потенциала отечественных систем ПВО/ПРО.

retrograd retrograd 17:06 10.12.2017

Что, обеспечение эффективной ПВО/ПРО мобильной платформы, да ещё и находящейся в движении, на маршруте,"сложная" задача?.. Ну так радоваться надо. Глядишь, "на выходе" и появится новое концептуальное (научное), организационное (архитектура) и инженерно-техническое решение, которое даст толчек к появлению и развитию качественно новых технологий. Возможно, это будет как раз та тема, где найдут себе применение такие платформы, как БОЕВЫЕ дирижабли различного назначения и величины.

retrograd retrograd 17:09 10.12.2017

"Конечно, убрать всех этих «контролеров» можно одним росчерком пера – выйти из указанных договоров, сняв тем самым с себя любые ограничения, но такого себе не позволяли две сверхдержавы даже в самые жаркие периоды холодной войны. "***Это тоже не аргумент. В годы т.н. "холодной войны" СССР имел РЕАЛЬНЫХ союзников, а границы НАТО, главного "военного" инструмента антироссийской военной политики Вашингтона, на главном угрожаемом направлении отстояли о границ СССР на тысячи километров.

retrograd retrograd 17:17 10.12.2017

К тому же "апогей" этого комплекса договоров, пришелся на параллельно шедший процесс ВОЕННОЙ разрядки международной напряженности. Когда, СССР, в середине 70- и начале 80-х, частично компенсировал риски налагаемые договорными ограничениями, ростом своего политического авторитета в "гражданском" секторе европейского политического процесса. Т.н. Хельсинкский процесс и пресловутая "разрядка", в атмосфере которых, западный обыватель "резких" военных телодвижений атлантистиов просто бы не понял.

retrograd retrograd 17:25 10.12.2017

Сейчас ситуация совершенно иная. У России нет и на удалённую перспективу не будет реальных военных и политических союзников. Кроме, возможно, Сирии, Абхазии, Южной Осетии и республик Новороссии. А НАТО стоит у Смоленска и пскова. Значит и её отношение к былым "договорным ограничениям" в сфере вооружений может и должно быть качественно иным. И АБСОЛЮТНЫЙ ПРИОРИТЕТ надо отдавать только соображениям обеспечения максимальной эффективности использования боевого потенциала её ударных и защитных средст

Владимир Щербаков 22:03 10.12.2017

Да, контраргументы - тоже интересны, но все же я привел больше аргументов против. Но вот НИР провести - это дело правильное, но как-то создается ощущение, что не проводили в последнее время такую НИР, а просто пошли по накатанной дорожке "прошлого". Но сейчас, это не вчера. А самое главное, автор не предлагает просто выбросить БЖРК - а направить деньги на более интересные и эффективные программы: ПГРК и тяжелая МБР. Да и МСЯС надо бы привести в порядок. Тогда и БЖРК не нужен будет!


Читайте также


"Молодец" по-американски – неудачный дебют

"Молодец" по-американски – неудачный дебют

Владимир Щербаков

Пентагон первым попытался создать боевой ракетный поезд, но не преуспел в этом

0
3354
Ядерные силы – главный элемент сдерживания

Ядерные силы – главный элемент сдерживания

Новая государственная программа вооружения на 2018–2027 годы имеет ряд особенностей

0
1250
Ракетный поезд "Баргузин" сошел с рельсов

Ракетный поезд "Баргузин" сошел с рельсов

Владимир Щербаков

Почему прекратили разработку нового железнодорожного комплекса для РВСН

1
11134
КНДР имеет возможность нанести  ядерный удар по Вашингтону

КНДР имеет возможность нанести ядерный удар по Вашингтону

Александр Шарковский

Новая северокорейская ракета способна преодолеть 13 тысяч километров

2
3539

Другие новости

Загрузка...
24smi.org