0
736
Газета Полемика Интернет-версия

06.10.2017 00:01:00

Кто отстоял Варшаву

Только ли сибирским стрелкам принадлежала заслуга в спасении города в сентябре-октябре 1914 года

Алексей Олейников

Об авторе: Алексей Владимирович Олейников – доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Астраханского государственного университета.

Тэги: польша, кавалерия, лодзь, варшава, конный корпус, форт, дивизия, русские, бой, оборона


В середине сентября 1914 года, когда обозначилось наступление немцев к Варшаве и из отдаленной Сибири войска на фронт только перевозились, в столице Польши был сосредоточен лишь вновь сформированный 27-й армейский корпус – он занимал бывшие форты Варшавской крепости, наскоро подправленные и усиленные возведением промежуточных окопов и батарей. Впереди, в районе Лодзи, находилась конница – Кавказская кавалерийская дивизия, бригада 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии и 1-й Астраханский казачий полк. Эти войска и ряд мелких частей были подчинены начальнику Варшавского укрепленного района генералу от инфантерии Петру Ольховскому.

Затем временное командование Варшавским отрядом (до подхода стягивающейся к Варшаве 2-й армии) было возложено на командира 27-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Дмитрия Баланина.

Первые сибирские части, прибывшие для защиты Варшавы, принадлежали к составу 2-го Сибирского армейского корпуса – и это соединение до прибытия командующего 2-й армией также было подчинено начальнику отряда. Постепенно начали прибывать и другие войска – части 1-го Сибирского армейского и 4-го армейского корпусов.

К этому времени 27-й корпус уже прочно занимал Варшавскую укрепленную позицию.

Русское командование успело сосредоточить к Варшаве, хотя и с некоторым опозданием, достаточно внушительные силы (в общей сложности – 1-й, 4-й и 23-й армейские, 1-й и 2-й Сибирские армейские корпуса при поддержке 27-го армейского и 1-го Конного корпусов).

Но в самые критические сутки – 28–29 сентября – в штабе 2-й армии царила растерянность. В ночь на 30 сентября отступившие с передовых позиций 1-й и 2-й Сибирские армейские корпуса и вновь прибывшие 1-й и 4-й армейские корпуса находились на окраинах Варшавы, имея весьма слабое представление о сложившейся грозной обстановке. Судьба Варшавы висела на волоске – немцы были уже в 7–8 километрах от линии фортов, частично разрушенных еще в мирное время и лишь наспех подправленных. Германские тяжелые снаряды, хоть и в небольшом количестве, уже падали на линии укреплений, а ведь последние находились лишь в 3–4 километрах от оживленных улиц лучшей части Варшавы. Военный генерал-губернатор Николай Турбин получил приказ об эвакуации города.

И в такой опасный момент, 29 сентября, на командира 27-го корпуса была возложена ответственная и серьезная задача по обороне Варшавы.

В этот день 1-й и 2-й Сибирские армейские корпуса, накануне потесненные немцами, уже отступили за линию Варшавских фортов, а в штаб 27-го корпуса прибыл военный инженер генерал-лейтенант Нестор Буйницкий. От имени командующего 2-й армией генерала от кавалерии Сергея Шейдемана он предложил командиру 27-го корпуса объединить в своих руках управление всеми войсками для обороны Варшавы. После кратких переговоров Н.А. Буйницкий вручил комкору записку следующего содержания: «Командующий 2-й армией приказал: на время обороны Варшавской фортовой линии объединить управление всеми корпусами, расположенными по обводу бывших левобережных Варшавских фортов, под начальством ген. Баланина, причем оставить на фортах расположенные в них части 27 корп., подчинив их непосредственно соответствующим начальникам отделов обороны. В промежутках между фортами вместо расположенных там частей 27 корп., которые отвести в общий ген. Баланина резерв, расположить по указанию г. Баланина части отошедших на линию фортов корпусов: 1 арм., 2 Сибирского и 1 Сибирской дивизии и пр. части, могущие оказаться на линии фортов. Ген. Буйницкий».

От командира 27-го корпуса Н.А. Буйницкий поехал с докладом в штаб армии, откуда часа через два был получен следующий приказ: «В случае наступления противника на Варшаву в период нахождения корпусов 2-й армии в районе ее фортового пояса войска армии должны принять участие в ее обороне, сохраняя по возможности их нормальную организацию. В соответствии с сим предписываю ген. Баланину немедленно распределить крепостные районы между крупными войсковыми соединениями применительно к их настоящему распределению и дать указания соответствующим начальникам через штабы корпусов и дивизий. Об установленном распределении войск и общих указаниях, данных строевым начальникам, доложить мне. При распределении войск и плане их использования иметь в виду: 1) намеченное активное содействие обороне со стороны частей, сосредоточенных в районе дер. Войцешин-Барице, под начальством ген. Лилиенталя (то есть 5-й Сибирской стрелковой дивизии. – А.О.), 2) что войска 2-й армии могут быть использованы только для обороны промежутков и для активных действий».

Закипевшая в штабе 27-го корпуса так внезапно выпавшая на его долю работа долго не спорилась. Прибывавшие разновременно в течение дня начальники штабов 1-го Сибирского, 1-го и 4-го армейских корпусов давали противоречивые сведения, и приказ по обороне Варшавы пришлось неоднократно переделывать.

Дальнейшие упорные и кровопролитные бои с 30 сентября по 7 октября развернулись уже впереди Варшавской укрепленной линии – в 7–10 километрах от нее. Большое значение в деле успешной обороны Варшавы имело категорическое приказание свыше: «ни под каким видом Варшавы не отдавать и немедленно перейти в энергичное наступление», что и вылилось в контрнаступление войск Варшавского отряда.

С одной стороны, русские упустили редкий и счастливый случай полностью разгромить энергичного и сильного духом, но зарвавшегося противника, который смело устремился к столице Польши, рассчитывая ее захватить с наскока. С другой стороны, хоть и не удалось в полной мере наказать зарвавшегося врага, но доблестным частям русской армии, грудью прикрывшим столицу Польши, удалось одержать крупную стратегическую победу – немцы были отброшены и, преследуемые нашими войсками, поспешно отступили до самой границы.

А скромный командир 27-го армейского корпуса смело может считаться генералом, внесшим существенную организационную лепту в дело спасения от немцев 3-й столицы России осенью 1914 года.   



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Границы Украины могут подвергнуться ревизии  не только на востоке

Границы Украины могут подвергнуться ревизии не только на востоке

Алексей Фененко

Как Киев создает правовую базу для делегитимизации своих рубежей

2
6094
"Голубой дьявол" - несбывшаяся мечта Пентагона

"Голубой дьявол" - несбывшаяся мечта Пентагона

Владимир Щербаков

Разработка уникального американского дирижабля-разведчика закончилась провалом

1
8017
Запад атаковал "Запад-2017" по заветам Геббельса

Запад атаковал "Запад-2017" по заветам Геббельса

Владимир Зуев

В реальной информационной схватке Генштабы армий Союзного государства отвели свои войска в тылы

0
7352
Китайцы готовят к бою рельсовую пушку

Китайцы готовят к бою рельсовую пушку

Андрей Рискин

Магнитные пушки называют перспективными орудиями разрушения

0
3433

Другие новости

Загрузка...
24smi.org