0
53230
Газета Тенденции Интернет-версия

03.04.2020 00:01:00

Чего хотела и чего хочет Варшава

Нельзя превращать историю в политический инструмент

Григорий Шехтман

Об авторе: Григорий Аронович Шехтман – член Союза журналистов Москвы, доктор технических наук.

Тэги: речь посполитая, варшава, мид, мо, россия, москва, евреи, гетто, холокост. израиль


речь посполитая, варшава, мид, мо, россия, москва, евреи, гетто, холокост. израиль В 1944 году Варшавское гетто стало полем большой битвы. Фото 1943 года из Федерального архива Германии

Город Тшчанка советские войска освободили 27 января 1945 года, таким образом впервые за 173 года вернув его под суверенитет польского государства. До этого он находился под властью Пруссии, а с 1772 года – Германии.

В братской могиле здесь захоронены 56 военнослужащих Красной армии, погибших при освобождении города. При этом, по данным Минобороны, известны персональные данные лишь 17 красноармейцев. «Вечная слава героям, павшим в боях с немецкими захватчиками за свободу и независимость нашей родины! » – было написано на фронтоне мавзолея.

Вспоминать историю этого города нынешние польские власти не любят. Их решение о сносе мавзолея на месте братской могилы в центре города вызвало волну негодования в России. В МИДе уничтожение памятника расценили как вандализм, наглядно иллюстрирующий антироссийскую политику Варшавы. В Минобороны назвали снос монумента возмутительным актом надругательства над памятью тех, кто освобождал мир от фашизма. В российских ведомствах подчеркнули, что разрушение мавзолея и других советских мемориалов в рамках политики «декоммунизации» недопустимо, как минимум с точки зрения действующих межгосударственных и межправительственных соглашений, не говоря уже о моральной стороне вопроса.

Так воевали…

Поляки служили на Западном и Восточном фронтах, в Африке у Роммеля и в оккупационных войсках в Греции. Их считали хорошими солдатами, дисциплинированными и храбрыми. Обычно это были рабочие и крестьяне, вполне пригодные для пехоты.

Тысячи силезцев были награждены Железными крестами, несколько сотен получили Рыцарские кресты – высшую немецкую воинскую награду.

Точное число граждан Польши, носивших немецкие мундиры, неизвестно. По некоторым данным, через немецкие вооруженные силы прошло около полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья. Погибло до 250 тыс. поляков. Красная армия пленила, по неполным данным, свыше 60 тыс. военнослужащих вермахта польской национальности; западные союзники взяли в плен более 68 тыс. поляков; еще около 89 тыс. человек перешло в армию Андерса (часть дезертировала, часть попала из лагерей для военнопленных).

Во время Великой Отечественной войны в районе Бородинского поля, невдалеке от французского кладбища времен Отечественной войны 1812 года, были обнаружены могилы польских солдат и офицеров, погибших во время наступления на Москву в 1941 году. Среди союзников Германии кроме Италии, Румынии, Финляндии, Венгрии были боевые соединения Австрии, Франции, Испании, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии, Люксембурга. Служили Гитлеру хорваты, чехи, словаки и представители других национальностей. В том числе и поляки…

Известно о наличии поляков в войсках СС. Во время боев на Русском фронте польские добровольцы были отмечены в 3-й танковой дивизии СС «Мертвая голова», в 4-й полицейской гренадерской дивизии СС, в 31-й и 32-й добровольческих гренадерских дивизиях СС. На заключительном этапе войны в состав войск СС была принята так называемая Свентокшиская бригада, или бригада Святого Креста, сформированная из польских нацистов, придерживавшихся радикальных антикоммунистических и антисемитских взглядов и принимавших участие в геноциде евреев. Свентокшиская бригада, созданная летом 1944 года, воевала с прокоммунистическими военными формированиями на территории Польши (Армия Людова), с советскими партизанами. В январе 1945 года бригада стала частью немецких сил. Из ее состава формировались диверсионные группы для действий в тылу Красной армии. В начале мая 1945 года польские эсэсовцы отступили на запад, навстречу наступающим американцам. По пути, чтобы облегчить свою участь, они освободили концентрационный лагерь Флоссенбюрг в Голишове. Американцы приняли польских эсэсовцев, поручили им охрану немецких военнопленных, а затем позволили укрыться в американской оккупационной зоне. В послевоенной Польше военнослужащие бригады Святого Креста были заочно осуждены.

После завершения Второй мировой войны Польша стала частью социалистического лагеря, поэтому было решено не ворошить темное прошлое Польши и ее граждан. Считали, что поляки были исключительно жертвами гитлеровской Германии. Этот взгляд господствует и в современной Польше. Польские солдаты вермахта и других подразделений Третьего рейха старались не вспоминать о позорной службе. Участники войны писали воспоминания о службе в армии Андерса, 1-й Польской армии в составе Красной армии (1-я армия Войска Польского), в партизанских отрядах. Про службу в вермахте старались не говорить. Те, кто после войны попал в плен на Западе и вернулся на родину, беспрепятственно прошли процедуру реабилитации. Их считали людьми, далекими от политики и стыдившимися бесчисленных преступлений, которые совершили нацисты.

Однако поляки воевали и против Третьего рейха на стороне СССР и стран антигитлеровской коалиции – на Восточном фронте, Ближнем Востоке, в Югославии, в Африке. Они участвовали в высадке союзников в Нормандии. Но поляков, воевавших на стороне Советского Союза, было гораздо меньше тех, кто сражался в составе вермахта и СС. Заслуживает внимания история польского генерала Владислава Андерса.

После раздела Польши в 1939 году ее эмигрантское правительство считалось в состоянии войны с СССР, который присоединил Западную Украину и Западную Белоруссию. Многие польские солдаты и офицеры попали в советский плен. Хлынувшую массу беженцев от наступающих немцев распределяли по спецпоселениям на Урале и в Сибири. В 1941 году между советским правитедьством и польским правительством в изгнании, возглавляемым Сикорским, было подписано соглашение о формировании вооруженных сил Польской Республики на территории СССР, так называемой армии Андерса. Из спецпоселений было освобождено 260 тыс. человек, из мест заключения – 50 тыс., из лагерей военнопленных – 26 тыс. На эти цели было выделено свыше 400 млн руб. (на продовольствие, оружие, обмундирование), а в Оренбургской и Саратовской областях развернулось обучение воинских частей. Но уже в августе Черчилль с Сикорским пришли к выводу, что полякам нежелательно воевать плечом к плечу с русскими. Андерсу поступили инструкции не допускать среди подчиненных советской пропаганды и искать предлоги для эвакуации с территории СССР. Однако в декабре в Москву прибыл Сикорский, подписал декларацию о дружбе и подтвердил обязательство «воевать рука об руку с советскими войсками». Но вместо того, чтобы направить армию на фронт, стал настаивать на продолжении формирования. При этом район дислокации переместили в Узбекистан.

В 1942 году на Восточном фронте разыгрались тяжелейшие сражения. Верховное командование обратилось к полякам с просьбой направить на передовую хотя бы часть армии. Но Сикорский и Андерс отказались, ссылаясь на неготовность их соединений. Кормить это воинство Советскому Союзу стало трудно, страна и без него голодала. В ответ поляки и их западные союзники предложили отправить эту армию в Иран, в британскую зону оккупации. В июне целая армия, сформированная за советский счет, ушла к англичанам.

Еще один пример – формирование Армии Крайовой (АК) на территории оккупированной немцами Польши. Ее отряды формировались в городах, активных операций ими не проводилось. Командующим АК стал генерал Коморовский, присланный из Лондона. В своих приказах он требовал воздерживаться от любых выступлений, разъясняя при этом, что главная задача – копить силы.

К началу 1942 года в Польше появилась структура сопротивления Гвардия Людова (Народная Гвардия), которая брала пример с советских подпольщиков и партизан. Но взаимодействовать с ней Коморовский не желал и своих подчиненных настраивал к ней враждебно.

В апреле 1943 года немцы наметили ликвидировать варшавское гетто, из которого полным ходом шла отправка евреев в лагерь смерти Треблинка. Но те не захотели покорно идти на убой и подняли восстание, карателей встретили огнем. Восстание в гетто поддержала налетами советская авиация, ему пытались помочь и бойцы Гвардии Людовой. Однако Коморовский категорически запретил своим подчиненным оказывать им какую-либо поддержку. Когда же при подавлении восстания 3 тыс. евреев вырвались из кольца и скрылись по лесам, то он назвал их отряды бандитскими и требовал уничтожать.

Осенью 1943 года Коморовский так разъяснял свою позицию на этот счет: «Мы не можем допустить восстания в то время, когда Германия еще держит Восточный фронт и защищает нас с той стороны. В данном случае ослабление Германии как раз не в наших интересах. Я вижу угрозу в лице России… Чем дальше от нас находится русская армия, тем лучше для нас. Мы не можем вызвать восстание против Германии до тех пор, пока она держит русский фронт, а тем самым и русских вдали от нас…»

После загадочной гибели Сикорского в автокатастрофе эмигрантское правительство возглавил Миколайчик. 1 октября 1943 года он направил в АК инструкцию на случай «несанкционированного вступления на территорию Польши советских войск». В ней указывалось: «Польское правительство направит протест Объединенным нациям против нарушения польского суверенитета – вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством, – одновременно заявляя, что правительство с Советами взаимодействовать не будет».

12-7-1350.jpg
Судьба генерала Владислава Андерса ярко
демонстрирует всю противоречивость
отношения поляков к СССР.  Фото 1942 года
из Центрального военного архива Польши
Выходило так, что освобождать оккупированную немцами Польшу советские войска могли только при условии согласования этого вопроса с поляками. В январе 1944 года в Польшу поступил следующий меморандум: «Польской военной целью на востоке является сохранение границ 1921 года – при включении Литвы в Польшу и максимальном ослаблении России путем отрыва от нее Украины и Белоруссии и привязке их к Польше». Мечтали поляки теперь не только о возвращении Западной Украины и Западной Белоруссии, но вообще – всей Украины, Белоруссии и Литвы!

Опираясь на подобные инструкции и меморандумы, АК пока с немцами не воевала, но с советскими партизанами ей предписывалось вести жестокую борьбу. А в секретных документах предусматривалась также война против Красной армии. По данным советской разведки, в Лондоне для разжигания вражды против русских были разработаны специальные рекомендации. Пропагандисты АК внушали народу, что якобы русские хотят захватить Польшу, закрыть все костелы и обратить поляков в православную веру, а несогласных отправить в Сибирь.

В преддверии летнего советского наступления польские стратеги задумали грандиозную провокацию – план «Буря». В соответствии с этим планом АК должна была уловить момент, когда немцы побегут, а русские еще не придут, поднять восстание, захватить власть и встретить советскую армию в качестве хозяев, причем на еще не разобранных баррикадах. Это на тот случай, если придется противостоять Красной армии в ожидании союзников с Запада, причем развязывая против СССР партизанскую борьбу! Примечательно, что эти планы не были одобрены британскими политиками и военачальниками. Однако стремительное наступление Красной армии (операция «Багратион») внесло сумятицу в планы польских руководителей. Тут же отряды боевиков АК были направлены в Вильнюс и Львов, чтобы застолбить польские границы в рамках 1939 года. Варшаву же они предусматривали захватить за 12 часов до прихода советских войск. От англичан АК ожидало высадки десантной бригады из армии Андерса и поддержки авиацией. Но все пошло по иному пути.

Из Вильнюса немцы бежать не собирались. И когда 6 июля 1944 года 4 тыс. бойцов АК выступили, немцы, которых было вчетверо больше, их окружили. Незадачливых вояк АК выручили подошедшие части 3-го Белорусского фронта, а также литовские партизаны. Рядовые повстанцы из АК тут же подключились к штурму Вильнюса вместе с русскими и литовцами и освободили Вильнюс.

Из Львова немцы стали отходить в ночь на 23 июля, АК этим удачно воспользовалась, захватив предместье города и вывесив там польские флаги. Однако советские части подошли 25 июля и очистили центр города, где засели гитлеровцы. На домах наряду с польскими появились красные флаги. Между тем по радио уже стали разноситься заявления Миколайчика о том, что Вильнюс и Львов освободила АК, а русские «только помогали». Москва не стала дожидаться развития событий по подобному сценарию. Были собраны представители левых партий, сформировали в Люблине Польский комитет национального освобождения. Руководителей вильнюсских и львовских отрядов АК, которые настаивали на принадлежности Вильнюса и Львова Польше, арестовали, а их бойцов разоружили.

В Варшаве ситуация разворачивалась крайне драматически. Англичане предостерегали поляков, оценивая возможность успеха восстания весьма скептически, но те не послушались. Для немцев же подготовка к восстанию тайной не являлась. Позже в немецких архивах была обнаружена запись переговоров, состоявшихся незадолго до восстания вблизи варшавского пригорода Юзефова. С польской стороны их вел Коморовский, а с немецкой – штурмбаннфюрер СС Пауль Фухс. Вот их фрагмент:

Фухс: Пан генерал, до нас дошли слухи, что вы намерены объявить о начале восстания в Варшаве 28 июля и что в этом направлении с вашей стороны ведутся активные приготовления. Не считаете ли вы, что такое решение повлекут за собою кровопролитие и страдания гражданского населения?

Коморовский: Я только солдат и подчиняюсь приказам руководства, как, впрочем, и вы. Мое личное мнение не имеет здесь значения. Я подчиняюсь правительству в Лондоне, что, несомненно, вам известно.

Фухс: Пан генерал, Лондон далеко, они не учитывают складывающейся здесь обстановки, речь идет о политических склоках. Вы лучше знаете ситуацию здесь, на месте, и можете всю информацию о ней передать в Лондон.

Коморовский: Это дело престижа. Поляки при помощи АК хотели бы освободить Варшаву и назначить здесь польскую администрацию до момента вхождения советских войск. Хотим объявить об этом как о свершившемся факте, который сыграет решающую роль в будущей судьбе Польши. Хотел бы выразить уверенность, что это является неопровержимым аргументом. В то же время я должным образом оцениваю ваше беспокойство, которое и я лично разделяю. Вместе с тем я готов предложить вам компромиссный вариант. Немцы выводят свои войска за пределы Варшавы в установленные нами сроки. Командование АК и Делегатура правительства берут власть в Варшаве в свои руки, обеспечивают порядок и спокойствие в городе. Могу заверить вас, что подразделения АК не будут преследовать немецкие войска, покидающие Варшаву. Тем самым все может обойтись без кровопролития.

Сделка эта не состоялась, поскольку немцы не спешили покидать Варшаву. Коморовский же направил в Лондон следующее бодрое донесение: «Последнее покушение на Гитлера, а также военное положение в Германии могут в любую минуту привести к ее краху, что заставляет нас быть в постоянной готовности к восстанию. В связи с этим я отдал приказ о состоянии готовности к восстанию с часу ночи 25 июля».

Ободренный этим посланием, Миколайчик 29 июля обратился за помощью к английскому командованию, но оно от этой просьбы отмахнулось. Ведь сражение в Нормандии было в самом разгаре, параллельно британские части высаживались на юге Франции, вели позиционные бои в Италии, да еще готовились к вторжению в Грецию. Какое им было дело до бунтующей Варшавы!

Ожидаемое немцами восстание началось 1 августа 1944 года. Почти все атаки поляков были успешно отбиты. К исходу дня из 20 тыс. бойцов АК, подавляющее число которых даже не имело оружия, было убито и ранено более 2 тыс., при этом немцы потеряли вчетверо меньше. 5 тыс. бойцов разбежались, а вместо них к восстанию примкнуло множество случайных людей.

Миколайчик по совету Черчилля срочно прибыл в Москву за помощью, но стал «качать права», утверждая, что Варшава находится в руках «его войск», а сам он собирается ехать в свою столицу. Сталин, информированный о реальном положении дел, остудил его пыл и предложил ему ряд условий: Лондонское и Люблинское правительства объединяются, а будущая граница СССР пройдет по «линии Керзона», разделяющей районы с преимущественным проживанием поляков и районы с проживанием украинцев и белорусов. Миколайчик отверг эти условия. Переговоры потеряли дальнейший смысл. Сталин же назвал восстание авантюрой, а его руководителей – безответственными преступниками.

Но помощь Варшавскому восстанию была все же оказана. Советская авиация совершила на Варшаву 5 тыс. самолетовылетов, из них 1300 – на бомбежку, а 2500 – на сброс для повстанцев оружия, боеприпасов, медикаментов. Советские войска на Висле пытались атаковать, при этом одна лишь 8-я гвардейская армия Чуйкова потеряла 35 тыс. убитыми и ранеными. Но в долгом наступлении наши соединения выдохлись и прорвать оборону немцев не смогли.

На непосредственное подавление восстания немцы кинули русских и украинских эсэсовцев Каминского, части «Казачьего стана», азербайджанские батальоны и карательный полк из уголовников.

К 23 сентября немцы, покончив с плацдармами восставших, развернулись добивать восстание. Коморовский вступил с ними в переговоры о капитуляции. Сошлись на том, что бойцов АК признают военнопленными, а не расстреляют как партизан. 2 октября Коморовский приказал сложить оружие. Немцы обещание выполнили и отправили 17 тыс. сдавшихся в лагеря для пленных, 5 тыс. раненых остались в госпиталях. Примечательная деталь: когда на предварительных переговорах обсуждались условия плена, то польским офицерам было выторговано право сохранить при себе сабли!

Условия капитуляции не касались мирных жителей, которые и стали основными жертвами. Гитлер велел стереть Варшаву с лица земли, что немцы и сделали. Всего в ходе подавления восстания и последующего наказания было истреблено 150 тыс. человек, 60 тыс. вывезли в концлагеря, 140 тыс. – на принудительные работы в Германию. Полмиллиона варшавян оказались на улице, их дома были уничтожены. Потери немцев в этом конфликте составили 3 тыс. солдат, не считая приданного к ним перечисленного выше коллаборационистского сброда.

Другие поляки

Далеко не все польские военные из армии генерала Андерса согласились участвовать в его интригах. Полковник Берлинг отказался выполнить приказ об эвакуации. К нему примкнули многие офицеры и солдаты. Они объявили, что покидают армию Андерса и обратились к советскому правительству с просьбой возобновить формирование польских войск, которые пойдут освобождать Польшу вместе с русскими. Так осенью 1943 года на фронте появилась 1-я дивизия Войска Польского.

Гвардия Людова активно действовала на территории Польши, ее подразделения провели больше 1400 операций (в том числе 237 боев), ими были уничтожены: 71 немецкий офицер, 1355 жандармов и полицейских, 328 немецких агентов. В результате диверсий на железных дорогах они пустили под откос 116 товарных и 11 пассажирских эшелонов, разрушили 9 протяженных участков железных дорог и приостановили движение на 3137 часов; уничтожили и вывели из строя 132 автомашины; разрушили и сожгли 13 мостов, 36 железнодорожных станций и ряд других объектов.

Армия Людова была образована 1 января 1944 года на основе Гвардии Людовой, в ее состав также вошли части Батальонов хлопских, отряды народно-рабочей милиции Рабочей партии польских социалистов, Союз борьбы молодых, отдельные подразделения и бойцы АК. Командующим Aрмии Людовой стал генерал Михал Жимерский.

В марте 1944 года командование Армии Людовой издало приказ об установлении связи с вступающими в Польшу советскими соединениями, налаживании с ними взаимодействия и оказании им помощи. Помимо действий в тылу немецких войск отряды и бойцы Армии Людовой участвовали в боях на линии фронта совместно с советскими войсками. В течение 1944 года подразделения Армии Людовой провели 904 боевых операции (в том числе 120 крупных боев, 370 операций на железных дорогах и 50 операций на дорогах и дорожных сооружениях); разрушили 79 шоссейных и железнодорожных мостов и 55 железнодорожных станций, организовали крушение 322 эшелонов; уничтожили свыше 19 тыс. немецких солдат и офицеров, 24 танка, 191 автомашину, 3 самолета, 465 паровозов и 4000 вагонов.

Чего хотят поляки?

Когда 100 лет назад поляки совершили свое «Чудо на Висле», они требовали от Советской России денежную компенсацию в 300 млн царских золотых рублей, но в ходе переговоров им пришлось урезать свои аппетиты ровно в 10 раз. Сейчас поляки хотят получить от России кучу денег в качестве репараций за якобы нанесенные стране войной разрушения и последующую «оккупацию». И как будто не было многотысячных жертв, принесенных нашей страной Польше в процессе ее освобождения, а затем и гигантской помощи, оказанной ей после войны! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мобилизация на плебисцит начнется в пятницу

Мобилизация на плебисцит начнется в пятницу

Иван Родин

ЦИК перезапустил общероссийское голосование по поправкам к Конституции

0
854
Зачем Трампу Москва в "большой семерке"

Зачем Трампу Москва в "большой семерке"

Дмитрий Родионов

Президент США хочет втянуть Россию в антикитайский альянс

0
573
Анкара засекретила военную помощь Тбилиси

Анкара засекретила военную помощь Тбилиси

Игорь Субботин

Генштаб Турции скрыл от суда детали сделок с Грузией

0
823
Кишинев открыл восточный фронт

Кишинев открыл восточный фронт

Светлана Гамова

Молдавия оставила Приднестровье без лекарств во время эпидемии

0
863

Другие новости

Загрузка...
24smi.org