0
3654
Газета Реалии Интернет-версия

27.08.2010

Коррупцию при закупках переводят в пространство Интернета

Тэги: торги, коррупция, нарушения, опк


торги, коррупция, нарушения, опк На выставках – новые технологии, а на торгах – дешевое "железо"...
Фото автора

Первый заместитель руководителя фракции «Единой России» в Госдуме Татьяна Яковлева заявила, что осенью единороссы хотят изменить закон о государственных закупках, разрешив на законодательном уровне заменять тендеры электронными торгами. Депутат Яковлева сказала: «Система государственных закупок, непрозрачна, есть коррупционные моменты. Электронные торги будут более четко отслеживать процесс закупок, в ряде регионов уже есть пилотные проекты, надо распространить практику».

Наивное представление об антикоррупционном характере электронных торгов лежит в основе этой, десятой по счету, поправки в Федеральный закон о госзакупках №94. Предприятия ОПК уже столкнулись с проблемами, осваиваясь на электронных торговых площадках. Разобраться в бюрократических хитросплетениях оформления заявок достаточно сложно, а за малейшую ошибку снимают с аукциона. Но помимо этого есть масса способов манипулировать результатами электронных торгов.

НАЧАЛИ С НАРУШЕНИЯ

Премьер Владимир Путин на заседании правительства 10 декабря 2009 года заявил, что с 2010 года федеральные агентства и ведомства обязаны все товары и услуги приобретать на электронных аукционах. И объяснил, что Интернет исключает контакты (подразумевается – сговор) между чиновниками и поставщиками. Это, считает он, сразу уменьшает возможность коррупции и экономит изрядные бюджетные средства.

В тот же день на сайте правительства был опубликован список из 23 позиций, которые обязательны к покупке через электронные торги с 1 января 2010 года: продовольственные товары, лекарства, услуги по ремонту и строительству... Зато не упоминалась мебель – с золочеными ножками, кожаная и офисная, которую так любят покупать чиновники за большие миллионы. Но присутствовали нефть и газ, которые ведомствам вообще не нужны. То есть уже на самом первом этапе можно было видеть, как происходит закулисное манипулирование в рамках «антикоррупционного» новшества.

Однако этот список должен был лишь приучить чиновников к новой, прозрачной форме аукционов. С 1 июля 2010 года уже все госзакупки проходят на открытых всему Интернету электронных площадках. Так велят поправки в Федеральный закон № 94-ФЗ, в частности, глава 3.1 «Размещение заказа путём проведения открытого аукциона в электронной форме» (в редакции Федерального закона № 93-ФЗ от 08.05.2009 г.) о введении новой системы электронных аукционов на ограниченном числе площадок.

В конце января нынешнего года глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев огласил результаты конкурсного отбора этих, ограниченных числом, электронных площадок. Победу одержали ООО «Индексное агентство РТС», ЗАО «ММВБ ≈ Информационные технологии», ОАО «Единая электронная торговая площадка», ЗАО «Сбербанк ≈ автоматизированная система торгов» и ГУП «Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан». Позднее к ним присоединилась Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа.

Однако Арбитражный суд Москвы 15 апреля 2010 года запретил Минэкономразвития, ФАС и всем победителям отбора заключать соглашения о функционировании электронных площадок. Сделано это было для принятия обеспечительных мер в полном объеме по заявлению ООО «Фабрикант.ру». Эта организация – Межотраслевая Торговая Система «Фабрикант», сама являющаяся электронной торговой площадкой, посчитала состоявшийся конкурс недействительным, проведенным с грубым нарушением гражданского и антимонопольного законодательства.

Еще раньше председатель совета директоров «Фабриканта» Сергея Габестро на встрече с президентом Дмитрием Медведевым пожаловался: «При отсутствии ясных и прозрачных критериев распоряжением 755Р назначаются три оператора. Ни один из участников рынка в число трех не попадает, ≈ заявил Габестро. – Далее инициируется дополнительный отбор пяти площадок, три из которых уже есть. При этом глава ФАС Артемьев еще до объявления результатов отбора публично называет будущих победителей. Еще даже до того, как заявки подали, он публично назвал победителей».

Действительно, в распоряжении 755 от 1 июня 2009 года, подписанном Владимиром Путиным, три площадки прямо названы. Хотя на тот момент действующей из них была только электронная площадка Республики Татарстан, имеющая форму государственного унитарного предприятия. Торговые электронные системы Сбербанка и правительства Москвы начали работать лишь в июле 2009 года. А биржи РТС и ММВБ таких площадок не имеют до сих пор.

Антимонопольщики изначально определили монополистов – мощные государственные структуры, стоящие за избранными торговыми площадками. То есть чиновники не собираются упускать из-под контроля бюджетные деньги даже в процессе аукциона. Следовательно, они же будут определять, кто будет допущен к торгам. Значит, и кто выиграет, тоже смогут назначить заранее. И не зря в конкурсных документах не были прописаны критерии отбора. Так всегда можно оставить за бортом «посторонних» и выбрать «своих».

Понятно возмущение торговой системы «Фабрикант.ру», являющейся официальной торговой площадкой Минобороны РФ и Росатома. В этой системе зарегистрировано 12 тыс. участников, а оборот сделок с момента открытия составил более 80 млрд. рублей. Из них 20% пришлось на госзакупки. При таких мощных конкурентных показателях ее конкурсную заявку просто отклонили без всяких обоснований. И теперь, в сущности, отобрали клиентов.

Если работа системы электронных торгов началась со столь масштабных нарушений, то о какой борьбе с коррупцией может идти речь? И как показывает практика, махинации и манипуляции на электронных торгах удаются ничуть не хуже, чем на обыкновенных аукционах.

ЗАЯВКИ И УЛОВКИ

Электронные аукционы при госзакупках возникли как способ решения проблем, возникавших при обычных аукционах. Самой большой проблемой считался сговор, как между участниками торгов, так и между участниками и заказчиком. Наивно считается, что никто не знает, сколько всего участников на виртуальных электронных торгах, а физический контакт между ними исключен.

Поэтому так всех удивляет, когда на электронном аукционе при снижении цены контракта на полпроцента остальные 20-30 участников вдруг выходят из борьбы. На самом деле, если рассматривать рынок промышленного оборудования, тем более рынок региональный, там присутствует всего несколько игроков, которые друг друга знают. Кроме того, имеется некоторое количество фиктивных фирм, создающих «массовость» на торгах.

Созвониться и договориться, как это уже делалось неоднократно, эти фирмы всегда смогут. Заранее оговоренный «победитель» аукциона выплачивает остальным участникам в качестве отступного определенный процент от суммы контракта. Просто раньше расчет осуществлялся нередко прямо в коридоре возле аукционного зала, а теперь где-то за кулисами. Понятно, что сумма контракта могла быть существенно ниже, если бы не эти «откаты».

Ситуация усугубляется тем, что помимо пяти главных торговых площадок для госзакупок существует еще сотня электронных торговых систем регионального или отраслевого назначения. Понятно, что уследить за всеми ни один поставщик, даже самый крупный, не может. Именно такие крупные компании, как правило, предлагают наиболее оптимальные цены, шефский монтаж оборудования и гарантированный качественный сервис – полный комплекс услуг по модернизации производства. И именно их стараются оставить за бортом аукциона коррумпированный менеджмент.

Если же на торгах появляется нежелательный «варяг», для борьбы с ним можно использовать фальшивый демпинг. Один из участников резко снижает цену до уровня, не приемлемого для серьезного поставщика. А подписание контракта он может и сорвать. Согласно правилам, заказчик в этом случае уведомляет надзорный орган – антимонопольное ведомство, что торги результата не дали, и вполне законно может заключить договор на поставку с кем только пожелает.

Тем же самым способом борются с нежелательным победителем электронных торгов – просто срывают подписание контракт. Иногда самым вульгарным способом: не отвечают на звонки, не допускают к руководству. А срок подписания – 5-7 дней. Через неделю заказчик свободен от всех обязательств, подписывает заранее заготовленный контракт с нужным партнером, да еще и снимает неплохую неустойку с незадачливого победителя. Поэтому, если в заявке предусмотрены штрафные санкции за срыв контракта в 5% в сутки, умные люди в такой аукцион не ввязываются.

Впрочем, иногда в демпинге винят самого заказчика, который не сумел однозначно и правильно обрисовать условия поставки, технические параметры приобретаемого оборудования, его качество и т.д. В результате он сам фактически организует лазейки для недобросовестного исполнителя. Точнее, для аферистов, которые на подобных лазейках специализируются. Заниженная цена, которая отсекает всех нормальных конкурентов, оборачивается поставками наихудшего, какое только есть, оборудования.

Считается, что заказчик просто поленился и не установил требуемые качественные и функциональные параметры на нужное оборудование. Но на большинстве предприятий ОПК нет специалистов по новым технологиям. И даже на выставках они не бывают, где можно с новой техникой ознакомиться и получить исчерпывающие консультации. Более того, инжиниринговая компания подготовила бы необходимые технологические решения, подобрала бы линейку эффективного оборудования, рассчитала экономическое обоснование, провела заранее обучение персонала и гарантировала на будущее сервисное обслуживание и снабжение инструментом.

Беда в том, что все это не входит в форму заявки на аукцион. Там правит главный критерий – цена.

Нынешней весной на семинаре в Кирове председатель гильдии специалистов по государственному и муниципальному заказам, директор института управления закупками и продажами имени А. Б. Соловьева Ирина Кузнецова рассказала, как конкурс на важную научную разработку выиграл сельский житель из Тульской области. В строгом соответствии с законом №94 он предложил фантастически низкую цену. Главный принцип, заложенный в федеральный закон, – «ценой подешевле», сработал против профильных институтов с их экспериментальными научными базами и докторами наук.

Губернатор Кировской области Никита Белых дал уничтожающую оценку творению наших законодателей: «Перефразируя Гоголя, в России сейчас две беды – соблюдение 94-го закона и его несоблюдение. Не соблюдать его нельзя, а соблюдаешь -– получаешь не лучшие последствия».

«У нас куча проблем с теми же аудиторами, -– посетовал Никита Белых, – которые выиграли конкурс, но не в состоянии качественно выполнить работу. Конечно, можно подать в суд, но нам уже сейчас нужен готовый продукт. Время уходит, а потом выясняется, что на переделку нужно немало денег».

Закон целиком на стороне недобросовестного конкурента, поскольку регламентирует лишь процедуру торгов. Ни подготовку к аукциону, ни качество исполнения контракта ФАС не контролирует. За результат никто не отвечает. 94-й закон настолько плох, что поправки в него принимаются, как на конвейере. Их уже принято девять! Объем закона вырос втрое, а такое впечатление, что изъянов даже прибавилось.

Случаются и фиктивные торги, когда заказчик не собирается ничего приобретать, а просто таким дешевым способом проводит маркетинговое исследование. Например, некий торговый дом решил включиться в торговлю оборудованием и инструментом. Он выходит на электронные торги как покупатель. И получает бесплатно полный обзор и анализ рынка. Бесплатный для него, а не для участников торгов, которые проводят большую работу по подготовке и обоснованию своих предложений.

О том, насколько неэффективна антикоррупционная составляющая закона №94 наглядно свидетельствует сообщение информационного портала «МордовМедиа» от 23.03.2010 под заголовком «В Мордовии участились случаи нарушения закона об электронных торгах». По словам начальника отделения контроля за размещением государственных и муниципальных заказов УФАС РМ Татьяны Чучаевой, с начала года на неправомерные действия при проведении аукционов и торгов на территории республики Мордовия поступило 16 жалоб, 8 из них признаны обоснованными, по 4 ведется рассмотрение. «Наиболее часто встречающимся нарушением у нас является необоснованный допуск к процедуре аукциона или отказ», -– отметила Татьяна Чучаева. То есть допускаются те, кто по закону не соответствует установленным требованиям, или без оснований отклоняются вполне конкурентоспособные участники, для чего задаются необоснованные параметры выполнения заказа. Руководитель Антимонопольного комитета РМ Василий Исаев уточнил, что некоторые государственные, муниципальные и республиканские учреждения стараются отдавать контракт по завышенным ценам своим знакомым и друзьям.

Можно представить, каков объем нарушений в целом по стране. Следует еще учитывать, что жалобы подаются далеко не на все нарушения. Как видим, электронные торги вовсе не стали панацеей от коррупции.

Объективно электронные торги не способствуют модернизации российского ОПК. Ситуация, как с театрами, которые тоже были втиснуты в прокрустово ложе аукционов. Получился театр абсурда: государство дает деньги на постановку, но их получает не академический театр, а любительская студия, предложившая смешную цену. Точно так же профанируется идея модернизации промышленности. Закон №94 не признает творческую составляющую НИОКР, проектирования, инжиниринга, дизайна и т.д. Он признает только «железо» без сопровождения в виде обучения персонала, программного продукта, сервисного обслуживания и прочего, что как раз и является новой технологией. Да и сам станок надо вписать в заводскую технологическую цепочку, настроить на конкретную деталь. Но поскольку это увеличивает стоимость нового оборудования, закон №94 – против! Вот и стоят по заводам мертвые обрабатывающие центры, не вписавшиеся в производство, зато купленные на 10-20% дешевле. Такая вот экономия.

Выходов из этой безвыходной ситуации предлагается много. Например, составлять «черные списки» недобросовестных поставщиков и участников аукционов. Хотя любой из них может перерегистрироваться и снова заявиться на аукцион уже «белым и пушистым».

Еще можно учить правильно и подробно составлять заявки, наращивать профессионализм участников, формировать рейтинги добросовестных, усиливать контроль, придавать надзорные функции, стращать судом и бить рублем. Можно к девяти принятым поправкам в закон №94 принять еще девяносто девять – всё это абсолютно бесполезно. По одной причине – это не изменит идеологическую ущербность закона №94.

Идеология его крайне проста – деньги и их экономия. А идеология денег не признает таких затратных категорий как модернизация, инновации и безопасность государства. Зато государство намерено, включая региональные и муниципальные закупки, ежегодно экономить на электронных аукционах около 1 трлн. рублей при общем размере госзаказа в 4,5-5 трлн. рублей. Этот виртуальный триллион, видимо, настолько завораживает, что никакая модернизация оборонной промышленности и государства в целом чиновникам становится не нужна.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Принудительным работам подтвердили альтернативный статус

Принудительным работам подтвердили альтернативный статус

Екатерина Трифонова

Верховный суд постановил брать 25 тысяч рублей даже с мелких взяточников

0
636
Система вооружений в России дошла до точки бифуркации

Система вооружений в России дошла до точки бифуркации

Валерий Субботин

Воссоздание заказывающих структур в видах и родах войск обеспечит ВС РФ превосходство над противником

0
1754
Подношения  преподавателям  легализованы

Подношения преподавателям легализованы

Наталья Савицкая

Все меньше тех, кто считает учителей главными взяточниками в стране

0
1493
Коммунисты разогревают электорат протестной волной

Коммунисты разогревают электорат протестной волной

Дарья Гармоненко

Всероссийская акция будет идти по стране до самого Нового года

0
4472

Другие новости

Загрузка...
24smi.org