0
3776
Газета Реалии Интернет-версия

29.06.2012

Минобороны против промышленной утилизации боеприпасов

Тэги: минобороны, оружие, утилизация


минобороны, оружие, утилизация Технология утилизации боеприпасов в армии доведена до совершенства. Бах! – и готово.
Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

На проходившей 20 июня коллегии Минобороны РФ обсуждался вопрос о выполнении задач по утилизации ракет и боеприпасов, выслуживших установленные сроки хранения, а также возникающие в этой связи проблемы. Принято решение продолжать взрывать снаряды, бомбы и ракеты. Количество боеприпасов, передаваемых для утилизации специализированным промышленным предприятиям, сокращено.

Под руководством министра обороны РФ Анатолия Сердюкова коллегия рассмотрела комплекс мероприятий по оптимизации системы хранения ракет, боеприпасов и взрывчатых веществ. Конечной целью является приведение системы хранения к мировым стандартам. Постепенно ликвидируются арсеналы, располагающиеся вблизи населенных пунктов, и одновременно строятся новые хранилища, отвечающие международным стандартам. Отмечалось, что «основные усилия органов военного управления направлены на создание необходимого объема хранимых запасов и избавление от непригодных, опасных, неперспективных и излишествующих боеприпасов».

МИЛЛИАРДЫ ПОД СУКНОМ

Примечательный факт: на коллегии, похоже, не вспомнили о ФЦП «Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011–2015 годы и на период до 2020 года». Утвердить ее должны были еще в 2010 году, но до сих пор она лежит под сукном. Это резко контрастирует с прошлогодним выступлением тогда премьера, а ныне президента Владимира Путина на заседании президиума правительства 14 ноября. Он тогда во всеуслышание заявил: «Назову цифры, чтобы был понятен масштаб. В результате утилизации мы можем получить черных металлов – более 3,5 миллиона тонн, цветных металлов – около 520 тысяч тонн, драгоценных металлов – 35 тонн, взрывчатых веществ и порохов – 114 тысяч тонн». И пояснил, что от продажи продуктов утилизации государство может получить 10,5 млрд. руб.

Получить-то оно, теоретически, может, да кто ж ему даст? Сразу после заседания президиума правительства Минобороны РФ передало новую программу промышленной утилизации боеприпасов на утверждение в правительство. Об этом заявил 19 ноября 2011 года первый замминистра обороны Александр Сухоруков. С тех пор о ней не вспоминают, лежит где-то под сукном. Хотя первоначально принять ее предполагалось летом 2010 года. Но и без утвержденной программы Министерство обороны РФ получает ассигнования на утилизацию. Промышленности перепадают сущие крохи.

По данным пресс-релиза по итогам коллегии Минобороны РФ 20 июня, в 2012 году на полигонах будет взорвано 1,72 млн. тонн боеприпасов и ракет. А промышленности передадут для утилизации по контрактам всего 181 тыс. тонн.

Еще 95 тыс. тонн разберут непосредственно на арсеналах Минобороны РФ. При этом на коллегии констатировалось, что «важным направлением деятельности по уменьшению объема подрыва боеприпасов должно стать участие предприятий промышленности в утилизации. Однако в настоящее время уровень развития передовых технологий утилизации находится на низком уровне». И приводится пример: доля боеприпасов для промышленной утилизации в 2011 году составила 16%, а в 2012 году – только 10%.

О реальном отношении чиновников военного ведомства к промышленной утилизации боеприпасов наглядно свидетельствует случай, приведенный в начале июня заместителем председателя комитета Государственной Думы РФ по промышленности Владимиром Гутеневым. Федеральное казенное предприятие «Поволжский государственный боеприпасный испытательный полигон» в Самарской области в 2011 году не выполнило четыре госконтракта по утилизации боеприпасов на общую сумму 77,9 млн. руб. К выяснению причин подключилась военная прокуратура Самарского гарнизона, которая установила, что контракты были заключены за три месяца до срока исполнения, причем боеприпасы, исчислявшиеся не одним десятком тысяч тонн, на момент заключения договора находились в воинских частях, дислоцирующихся практически по всей стране. И ввозиться должны были силами предприятия. При этом один контракт вообще был заключен в сентябре со сроком исполнения 20 ноября 2011 года. Теперь казенному предприятию грозят огромные штрафные санкции, предусмотренные кабальным гособоронзаказом.

По этому поводу Владимир Гутенев заявил: «Такие действия представителей Министерства обороны РФ наносят ущерб не только бюджету страны, но и ее обороноспособности и безопасности. Контракты, выполняемые в «пожарном режиме», порой приводят к нарушениям в технологических регламентах и снижению качества конечной продукции».

УСТРАНЕНИЕ КОНКУРЕНТОВ

Подобные контракты – в чистом виде «подстава», чтобы выбить из строя конкурента, обвинить промышленность в неспособности утилизировать даже малые партии боеприпасов, а на следующий год еще сократить гособоронзаказ на утилизацию. Счастье, что казенное предприятие нельзя обанкротить, оно и так существует за счет бюджета. Но в связи с этим не может перепрофилироваться. В работе предприятие целиком зависит от контрактов на утилизацию. Поэтому вынуждено подписывать заведомо невыполнимые договоры в надежде, что Минобороны, само заключившее их с опозданием на восемь-девять месяцев, не будет придираться к срокам выполнения. Не на тех напали!

В ходе армейской реформы в военном ведомстве ликвидированы отделы, занимавшиеся вопросами промышленной утилизации. Это означает, что Министерство обороны давно приняло решение отказаться от утилизации боеприпасов гражданскими предприятиями, чтобы не делиться ассигнованиями.

Относительно современных технологий стоит напомнить генералам и чиновникам Минобороны РФ, что в изданный в 2011 году каталог новинок вошло более 80 новых технологий безопасного расснаряжения боеприпасов, вымывания, измельчения и переработки без присутствия человека. А казенный завод «Авангард» в Казани специально создан для утилизации 120 тыс. тонн крупнокалиберных снарядов в месяц – это более 1 млн. тонн в год. Все предприятия промышленности способны в год переработать до 3 млн. тонн боеприпасов.

И еще одна цифра. В 2011 году утилизация боеприпасов обошлась в 3,7 млрд. руб., в основном эти деньги остались в Минобороны. А компенсация ущерба от двух взрывов на арсеналах составила 4 млрд. руб. В основном за счет бюджета и местных органов власти.

На сегодняшний день по стране взрывы происходят в 56 местах. Уничтожением боеприпасов занимаются 13 тыс. человек и около 3 тыс. единиц техники. На июнь 2012 года на арсеналах разобрали 50 тыс. тонн, промышленности передали 50 тыс. тонн и еще более 500 тыс. тонн взорвали или сожгли. На следующий, 2013 год намечено взорвать и утилизировать еще 1,7 млн. тонн боеприпасов.

На коллегии Минобороны 20 июня была поставлена задача привести систему хранения к мировым стандартам, но предусмотрительно не сказано ни слова о международных стандартах утилизации. Потому что нигде в цивилизованном мире не взрывают боеприпасы на открытом грунте. Для подрыва опасных предметов, которые рискованно перевозить на предприятия, используются специальные камеры, в том числе передвижные. И целый ряд технологий, позволяющих делать это в безопасном для людей режиме и не отравлять природу родины.

НЕБОЕВЫЕ ПОТЕРИ ОТ МИРНЫХ ВЗРЫВОВ

При подрыве килограмма тротила в воздух поднимается 0,04 куб. м различных продуктов взрыва в виде пыли. Из атмосферы вредные газы и пыль проникают в почву на больших площадях, отравляя ее цианидом и тяжелыми металлами. В России был всего один случай запрета подрыва одного вида ракет. В 1991 году Межведомственный координационный научный совет посчитал неприемлемым в эколого-гигиеническом плане уничтожение ракет средней и меньшей дальности методом взрыва. С тех пор утилизация баллистических ракет полностью производится промышленными методами, строго контролируется и не наносит экологического ущерба.

На Западе подрыв боеприпасов вне специальных камер практикуется, по имеющейся информации, только в Норвегии. Но не на полигонах или в карьерах, а в старых шахтах на глубине 800–900 м. Оттуда не вырываются пыль, газы, звуковые и сейсмические волны.


Взрывы на арсеналах Минобороны – серьезная опасность для жителей близлежащих городов и поселков.
Фото РИА Новости

Все остальное в Европе утилизируется исключительно на специализированных промышленных предприятиях. Причем везут даже за границу в другие государства. И абсолютно все материалы, получаемые в результате ликвидации боеприпасов, используются вторично. В том числе взрывчатка. Сформировался даже специальный рынок таких вторичных взрывчатых веществ. Там работают десятки фирм, только российских нет.

У нас более 1,5 млн. тонн боеприпасов в год пускают на ветер. При этом разбрасывается порядка 750 тыс. тонн разных металлов, поскольку на металл обычно приходится около половины массы боеприпаса. Можно вроде бы эти металлические осколки собирать и передавать металлургам. Да только металлургам их на переплавку принимать запрещено во избежание чрезвычайных происшествий. Но сбором такого металла занимаются местные жители. И ежегодно случаются подрывы с человеческими жертвами.

10 января 2012 года в Забайкалье на полигоне «Цугол» местные жители собирали лом на месте утилизации. Произошел взрыв «недоутилизированного» боеприпаса. В результате один человек погиб, а восемь были ранены. 2 июня 2011 года на полигоне рядом с деревней Таскино в Красноярском крае в результате взрыва пострадал местный житель. Прибывшие сотрудники органов внутренних дел обнаружили в огромной воронке еще 20 неразорвавшихся 100-мм снарядов. Вполне вероятно, что десятки, сотни, а то и тысячи таких снарядов разбросано по полигонам страны.

Точно так же после взрывов арсеналов, хоть и проводятся масштабные операции по разминированию, все равно в округе остаются сотни взрывоопасных предметов. И число убитых и искалеченных продолжает расти даже годы спустя. Наглядный пример – Гусиноозерск в Бурятии, где в 2001 году взорвались артиллерийские склады СибВО. К нынешнему дню наследство того взрыва стало причиной подрыва 90 человек, не менее 8 из которых погибли.

Приплюсуйте их к погибшим во время катастроф на арсеналах и при утилизации на полигонах. А также при перевозке и погрузочно-разгрузочных работах. Что касается раненых, то их число многократно превышает официальные данные. Поскольку в них не входят те, кто травмировался при такелажных работах и различных происшествиях, связанных с боеприпасами. При промышленной утилизации подобные случаи стали бы большой редкостью. Но солдатские жизни, видимо, не так жаль, как те деньги, что пришлось бы отдать той самой промышленности за утилизацию.

И ШВЕЦ, И ЖНЕЦ, И НА ДУДЕ ИГРЕЦ

Минобороны РФ всячески пытается убедить, что промышленность неспособна справиться с утилизацией, у нее нет для этого даже современных технологий. Однако в гособоронзаказ ежегодно закладываются средства на разработку новых утилизационных технологий. И сами предприятия из собственных средств создают новые технологии и воплощают их в производственные линии.

В 2011 году был издан «Каталог технологического оборудования утилизации боеприпасов», в котором представлено более 80 самых передовых технологий, обеспечивающих полный цикл ликвидации взрывоопасных изделий – расснаряжение, вымывание, выжигание, измельчение. В том же году проведена всероссийская конференция по утилизации, а следом – международная. И военные там были, видели воочию, как работают эти самые технологии. И российские, и зарубежные.

Проблема в том, что Минобороны РФ является одновременно и заказчиком, и исполнителем госзаказа на утилизацию. Соответственно прочие исполнители ему без надобности. Ведь перед военным ведомством не ставятся задачи рекультивации земель с восстановлением почвы и очистки ее от металлов и вредных веществ. Генералы не обязаны возвращать в казну материальные ресурсы или их стоимость, израсходованные при производстве боеприпасов, – металлы, в том числе благородные, взрывчатку, порох. Им никто не ставил задачу сохранения боеприпасной промышленности, ведь у них и так склады ломятся. И, видимо, по мнению военных чиновников, будут ломиться всегда сами по себе.

Пока можно уверенно говорить, что политика Минобороны РФ в вопросе утилизации боеприпасов носит антигосударственный характер. Саботируется выполнение ФЦП «Промышленная утилизация боеприпасов». Отравляется природа России. Будущая очистка и рекультивация полигонов будет стоить огромных денег. Потеряны огромные средства от возможной реализации цветных и черных металлов, пороха и взрывчатки, поскольку боеприпасы не утилизируются, а тупо взрываются. Суммы компенсаций, которые приходится возмещать после очередного взрыва на арсеналах, значительно превышают средства, сэкономленные Минобороны РФ при отказе от промышленной утилизации.

Промышленность готова переработать любое количество боеприпасов с экологической чистотой и выгодой от вторичного использования материалов. Завод «Авангард» готов ежемесячно утилизировать до 120 тыс. тонн снарядов крупных калибров. Это более 1 млн. тонн в год. Одно из южноуральских предприятий – «Завод пластмасс» – способно расснарядить и использовать 300 тыс. тонн боеприпасов в год. На заводе применяется уникальная технология подрыва тротила в специальной камере. В результате образуются наноалмазы, пользующиеся спросом на мировом рынке. А Минобороны РФ на всю промышленность в 2012 году дает только 180 тыс. тонн. А вся промышленность, если обеспечить ее гарантированным госзаказом на ближайшие годы, способна развернуть новые современные производства совокупной мощностью 3–4 млн. тонн утилизируемых боеприпасов в год.

Уже высказывалась идея отнять у Минобороны деньги и госзаказ на утилизацию. И передать новой гражданской структуре, агентству по утилизации. Которое будет заказчиком. Оно станет контролировать арсеналы и решать, что ликвидировать прямо на месте с помощью взрывных камер, гидроудара или иным безопасным способом. А что везти на предприятия. Агентство может быть также получателем вторичных материалов, их продавцом и сдатчиком выручки в казну.

Но здесь вот какая еще ловушка имеется. Гособоронзаказ предусматривает, что исполнитель сам вывозит боеприпасы с арсеналов. А за морем телушка – полушка, да рубль – перевоз. Предприятия после таких перевозок обнаруживают, что оставшиеся деньги не окупают процесс утилизации. Это тоже надо как-то исправлять. А что касается специального агентства, то здесь тоже можно ожидать извечной российской проблемы – взятки, откаты, хищение госсредств. И опять вся утилизация на перекос пойдет.

А взрывы на полигонах продолжают греметь. До конца года еще почти миллион тонн боеприпасов надо пустить на ветер.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У Москвы может отсохнуть "Мертвая рука"

У Москвы может отсохнуть "Мертвая рука"

Владимир Иванов

Как и чем Москва ответит на выход США из Договора о РСМД

0
1659
Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

0
1003
Что останется после меня

Что останется после меня

Юлия Науменко

Когда приходит понимание, что ни твоя жизнь, ни планета не бесконечны

0
1846
Политруки ГлавВоенПУРа и гибридные войны

Политруки ГлавВоенПУРа и гибридные войны

Леонид Медведко

0
2252

Другие новости

Загрузка...
24smi.org