0
6078
Газета Реалии Интернет-версия

04.10.2013 00:01:00

ОДКБ демонстрирует силу

"Взаимодействие-2013" глазами телевизионного журналиста

Александр Сладков

Об авторе: Александр Леонидович Сладков – специальный корреспондент ВГТРК.

Тэги: одкб, учения, белоруссия, взаимодействие2013


одкб, учения, белоруссия, взаимодействие-2013 С террористами разговор короткий. Фото предоставлено автором

Удалось мне понаблюдать за учениями в Белоруссии. Нет, не за теми, о которых говорили все последнее время. Объясню. Пока гремел растиражированный в прессе «Запад-2013», совсем рядом, в то же самое время шли «малораскрученные» маневры по линии ОДКБ, «Взаимодействие-2013». Да я и сам попал на них случайно, собирался в Гродно, как все. Просто в штабе ВДВ вдруг спросили:
– Ты в Белоруссию-то на учения едешь?
– Конечно!
Аккредитовали. И только в последний момент я понял, что еду «не туда».
Работать предстояло хоть и в Белоруссии, но совсем по другой теме. И не в Гродно, а в Осиповичах. Но я не пожалел. В первую очередь потому, что из центральных каналов на первом этапе съемочная группа «России» оказалась там в единственном экземпляре! Из наших была еще газета «Красная звезда», давно уже забытая читателем. Остальные подались на «Запад»! А в Осиповичах… Для работы прессы там все было достойно организовано, и впечатлений хватало.
И ТУТ НЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ ДЕЛ ЖИТЕЙСКИХ
О замысле учений чуть позже. Сначала пару слов о контингентах. Как известно, полноправные члены Организации Договора о коллективной безопасности – это Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия и Таджикистан. Эти-то страны и послали на учения своих военных. Прибыли: двести двадцать наших десантников, из Ульяновской 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВДВ, сто тридцать бойцов и офицеров аэромобильных сил Казахстана, пятьдесят армянских военных, два старших офицера из Киргизии и один таджикский генерал. Вот такая сила. Плюс шестьсот пятьдесят местных десантников из самой Белоруссии.
Быт. В Осиповичах принимающая сторона разбила лагерь. Шикарный. Новые брезентовые палатки российского производства (в нашей армии сегодня мы пробуем использовать иностранные). В палатках не сбитые нары, а самые настоящие панцирные кровати, с прикроватными тумбочками, ковриками для ног и полным комплектом постельного белья. Дощатый пол и печки-буржуйки. Рядом стационарная столовая для офицеров, с «греческим залом» для генералов и ВИП-персон. Два буфета. Ежедневно работающая полевая баня. Привозной обменный пункт (чтоб менять свои наличные деньги на белорусские). По вечерам соревнования по футболу–волейболу. На плацу концерты. Солдатам розданы бесплатные сим-карты – для дистанционного общения с Родиной. И все же…
Все же я буду сравнивать. Скажем, с НАТО, с США. А с кем еще? С армией Зимбабве? Почему бы не сказать пару слов, как там у них, за океаном? Допустим, в поле в палатках они почти не живут. У них такие фанерные сборно-щитовые модули, с комнатами на одного, реже на двух человек. Видел я их быт в боснийской Тузле и позже в косовском Кэмп-Бондстиле, в афганском Баграме. И, я вам скажу, по уюту лагерь в Осиповичах не очень-то и уступает американскому. Чистота, единообразие. Только армянский палаточный сектор имеет свое отличие: рядом с грибком дневального вылеплен из земли макет горы. Побелкой выложены «седые вершины». И надпись, естественно, «Арарат».
Главная задача репортера – ищи героя! И я нашел! Встретил сержанта 31-й бригады Тимура Загидова. Мы снимали его в Ульяновске, когда делали сюжет о подготовке бригады к убытию в Сирию. И вот теперь можно было закрепить контакт.
– Тимур, как тебе коллеги?
– Казахи взрослые. Старше остальных. Элита приехала, контрактники. Для них десант, как для нас «Вымпел», «Альфа» или особый отряд 45-го полка. Белорусы, те молодые. Бойцы у них по призыву. Армяне… Если в гражданке, так они вообще на военных не похожи. Играли тут в футбол, они у кого-то выиграли. Столько радости у них было! Шли в лагерь не строем, а обнявшись. Даже и не определишь, кто солдат, кто офицер. И еще, на русском языке они почти не разговаривают».
Распорядок дня. Строго регламентирован. Подъем, зарядка, занятия. Кто-то на полигон уходит, кто-то на полевой ВДК. Воздушно-десантный комплекс. Это белорусское изобретение. Если у нас и в частях, и на каждом полигоне ВДВ есть свой стационарный комплекс, для проведения подготовки к парашютным прыжкам, то здесь разборный и переносной. Заводят туда, скажем, роту. И начинается «муравейник». Кто парашюты укладывает, кто приземляться тренируется: «Ноги! Ноги вместе!» Кто имитирует отделение: «Пятьсот пять! Купол!!!» Какофония реплик, выкриков и команд.
НЕПРИЛИЧНЫЕ ПОДРОБНОСТИ
Теперь, собственно, о замысле учений. Напали на Белоруссию. Не соседнее государство, а, как водится в последнее время, незаконные вооруженные формирования, террористы. Захватили в Бобруйске военный аэродром. Взяли в заложники специалистов наземных служб. Организовали ПВО своих позиций и ждут прибытия помощи из-за рубежа! Наши (ОДКБ) высаживаются по периметру аэродрома. Кто на парашютах, кто посадочным способом, кто по канату из вертолета. Давят ПВО, освобождают заложников и предлагают бандитам сдаться. Отказ, уничтожение. Но! Не тут-то было! Боевики, перегруппировавшись, фронтально наступают уже в другом месте, на полигоне Осиповичи. Там их тоже, естественно, уничтожают. У агрессора шансов нет. А жаль. Я в методическом смысле говорю «жаль».
После двусторонних учений на нашем Дальнем Востоке вот такие заранее спланированные бои смотреть скучно. Наблюдая на одной из репетиций (да-да!) за всем происходящим с вышки, разговорился я с одним из организаторов, белорусским полковником. Вернее, спросил его, почему, мол, не дают простора для маневра боевикам? Может, они не в этом месте захотят держать заложников, а в другом? Может, не здесь зенитки установят, а подальше или поближе? А наши, может, в других местах высаживаться пожелают. Мне сухо ответили: «План есть план». Неинтересно. А ведь двусторонние учения – это наше «ноу-хау», российское! В 1694 году Петр Первый приказал одним полкам оборонять «потешную» крепость, а другим – форсировать Москву-реку и штурмовать стены. Без условностей. И редуты взрывали, и смолу лили на нападавших. Были времена.
Немножко о насущном. Куда ж от этого денешься! Питание. Мои оператор и звукооператор, пообедав в один день в белорусской солдатской столовой, а в другой – в российской, заметили разницу. Например, в количестве мяса в нашей солдатской каше. У нас меньше. И заметили такую разницу не только они. Вышел даже сюжет по телевизору на эту тему. Руководители от Белоруссии возмутились, мол, что вы там разжигаете? На нас подумали. Правда, позже выяснились подробности ситуации. Во-первых, это белорусское телевидение пожалело россиян. А во-вторых, все законно. По норме! Стоимость ежедневного полевого рациона белорусского солдата – 450 российских «рэ»! А нашего, – 150 все тех же российских рублей. Если честно, наши повара старались, выкладывались по полной. Но! Бюджет есть бюджет. Впрочем, как резюмировал все тот же ульяновский сержант Тимур Загитов: «А что они хотят, чтоб из ресторана возили!? Это учения все-таки! Не знаю, нам хватает!». Сравнить с НАТО? С армией США? Лучше не надо. Вот там-то как раз полевая столовая похожа на ресторан.
Следующая неудобная тема. Форма одежды. Когда родились КСОР, коллективные силы оперативного реагирования, для них в России «испекли» обмундирование. И выдали участникам первых учений КСОР в Казахстане. Там и теплые куртки, и обувь удобная, и кальсоны особые, ну, в смысле, термобелье. Хорошее обмундирование, многослойное. Но дорогое. Несколько лет назад один комплект стоил 80 тыс. руб. Так какой метод экономии в КСОР был изобретен? После каждых учений все участники сдают свои комплекты на склад. Приходит время следующих маневров, их выдают следующим участникам. Представляете, исподнее надевать, в котором уже несколько человек потело и бегало? Бррр!
АНТИПАРТИЗАНСКИЙ ОПЫТ
И еще об одной теме, о которой, на первый взгляд, и говорить-то неудобно. Об опыте. Задолго до самих мероприятий, изучая историю местности, на которой предстояло действовать, штудируя легенду и замысел этих учений, наши офицеры неожиданно сделали вывод: в борьбе с боевиками очень полезным видится опыт немецких захватчиков и их контр-партизанской борьбы. Громко об этом не говорили. Не комильфо – фашисты все-таки, изуверы. Столько деревень сожгли. Но не об убийствах мирных жителей здесь, конечно, речь. О методах поиска и уничтожения незаконных вооруженных формирований, если они вздумают укрываться в белорусских болотах и лесах. А что, боевой опыт есть боевой опыт. Сделали же мы ядерную бомбу, такую же как американцы применили против мирных городов Японии? Сделали. И до сих ядерным оружием пользуемся в качестве фактора сдерживания и обороны.
Теперь, в конце своего повествования, мне хотелось бы ответить на главный вопрос: «Зачем?». Зачем мы проводим такие учения? Если смысл в них геополитический, тот тут стоит сказать несколько слов. Во-первых, если мы демонстрируем миру фактор ОДКБ, то что это за масштаб участия Киргизии и Таджикистана во «Взаимодействии-2013»? Один-два человека. Тем более на фоне обсуждения необходимости общих усилий по защите таджико-афганской границы, после ухода из Афганистана США и их союзников. Кто за эту границу возьмется? Россия, Казахстан, Белоруссия и немножко Армения? Во-вторых, что это за военный блок, который в практике себя ничем и никак не проявляет? Ни в боевой, ни в геополитической. Да у нас и общей нормативной базы для решения таких вопросов нет. Без особых актов, при необходимости воевать, с оружием и боевой техникой даже друг к другу не сунешься. Вот и думают офицеры и солдаты друг про друга: «А может, мы не по-настоящему друзья, а «пока друзья»?». Возьмите НАТО. Они и учения вместе проводят, и практически работают. У них сегодня в Косове, в Афганистане в борьбе с пиратством участвуют более ста тысяч человек. ОДКБ не участвует нигде. То есть это получается не сила, а «немножко сила».
Но, вообще, как бы ни поминал я негатив, мои общие впечатления полученные на учениях весьма позитивные. В Белоруссии я не ощущал себя за границей. Это раз. Среди военных, и в лагере, и на полигонах, не ощущал себя в водовороте каких-то иностранных контингентов. Все свои. Это два. А что касается военной составляющей, – можем мы работать вместе! Это видно. Можем выполнять едино и более сложные задачи. Можем и должны. Чего стесняться?   

Осиповичи–Москва

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Немецкая экономика растет за счет Восточной Европы

Олег Никифоров

Ведущий предпринимательский союза Германии предлагает установление с Россией партнерских связей на уровне Комиссии ЕС и руководящих органов ЕврАзЭС

0
762
Угрозы национальной безопасности оценит ИИ

Угрозы национальной безопасности оценит ИИ

Ирина Дронина

В России создана система по мониторингу кризисных ситуаций

0
1299
В Минобороны Великобритании считают, что Москва случайно начнет Третью Мировую

В Минобороны Великобритании считают, что Москва случайно начнет Третью Мировую

Ирина Дронина

.Начальник Штаба обороны Королевства называл Россию причиной новой мировой угрозы

0
1273
Знаменитые театры теней покажут в Москве свои спектакли

Знаменитые театры теней покажут в Москве свои спектакли

0
648

Другие новости

Загрузка...
24smi.org