1
6597
Газета Реалии Интернет-версия

07.03.2014 00:01:00

Украина беспокоит мир

Военные и исторические аспекты кризиса

Андрей Бакланов

Об авторе: Андрей Глебович Бакланов – заместитель председателя Совета ассоциации российских дипломатов, действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса.

Тэги: снг, украина, конфликты


снг, украина, конфликты Постпред РФ при ООН Виталий Чуркин продемонстрировал в Совбезе текст официальной просьбы законно избранного президента Виктора Януковича о возможности применения войск России на Украине. Фото Reuters

В последние несколько десятилетий мир ни разу не был так близок к большой войне, как сегодня. Взрывной потенциал Украины многократно превосходит бывшую Югославию. Ставки здесь выше, чем были в период кубинского и берлинского кризисов. Имеется фактор непосредственной близости к военной супердержаве России, значительная часть граждан которой находится на территории Украины и подвергается там сегодня реальной опасности.

СИТУАЦИЯ СЕГОДНЯ

Запад фактически уже давно твердо встал на путь вмешательства в дела Украины и сейчас, после драматического демарша России, обдумывает, в каком объеме и в каких формах делать это дальше. Но есть один фундаментальный фактор, который работает против масштабного внешнего воздействия – размеры Украины, стремление к свободе, самоуважение основной массы населения. Украину не сможет поглотить ни одно государство в мире, ни один военный, экономический или финансовый блок.

Украинцы – смелые, физически и духовно крепкие люди. Им не нравится язык ультиматумов и диктата. Другое дело – как и все славяне, они сравнительно легко поддаются на посулы профессиональных обманщиков, и собственных, и зарубежных, которые бессовестно используют недовольство людей их бесправным положением, низкими заработками, невнятной позицией официальных властей, двурушничеством «национальных» лидеров, масштабной и всеобъемлющей системой коррупции.

Один из наиболее существенных факторов нынешней обстановки на Украине – действия радикалов, фашиствующих элементов, бандеровцев. Они все увереннее вели себя в последние месяцы. По телевизору мы видели возмутительные сцены – наглые, почувствовавшие сладость безнаказанности молодые люди унижают человеческое достоинство своих оппонентов, представителей милиции, правоохранительных органов.

Какую тактику следует применять к этим молодчикам?

Здесь пригодятся уроки истории.

БАНДЕРОВСКОЕ ПРОШЛОЕ

Сошлюсь на мнение лиц, которые боролись и побеждали бандеровцев.

В свое время, в 1950–1960-е годы вместе с отцом, командующим 13-й армией, я проживал в Западной Украине, в городе Ровно. Это был настоящий «западеньский» город со своими традициями и настроениями местного населения. В тот период удалось сломить сопротивление бандитов-бандеровцев, украинских ультранационалистов. Жизнь впервые за длительный период стала относительно спокойной.

По соседству с нами на улице Свердлова жил начальник Управления КГБ по Ровенской области Арнаутенко. Мы дружили семьями, встречались, беседовали, совместно отмечали праздники. При неформальном общении Арнаутенко часто поднимал тему, которая очень волновала его – борьба с бандеровскими бандами, бандеровским подпольем.

Хорошо помню, что он никогда не принижал боевой потенциал бандеровцев, их умение готовить достаточно масштабные акции. Арнаутенко с сожалением отмечал, что боевики тесно связаны с шовинистически настроенной частью местной интеллигенции, людьми, которые во время войны являлись духовными наставниками коллаборационистов, предателей, а в дальнейшем выступали с обоснованием идей радикального антисемитского и антирусского национализма.

Примечательно, что и Арнаутенко, и другие военные неизменно подчеркивали характерную особенность поведения бандеровцев, их стихию – обстановка анархии, отсутствие у противников возможности ответить на силу силой. Другими словами, они жестко и решительно действовали тогда, когда они могли твердо рассчитывать на успех и безнаказанность.

При этом бандеровцы, традиционно располагая довольно ограниченным контингентом боевиков – националистов, всегда делали ставку на сохранение своего личного состава, умение выводить его из-под удара в тех случаях, когда у противника оказывалось больше сил и возможностей. Поэтому в послевоенное время по мере укрепления на Украине властных структур и уменьшения численности бандгрупп они концентрировали свои действия на все более ограниченных территориях, где местное население либо их поддерживало, либо боялось и не сопротивлялось бандеровцам. В тех же случаях, когда бандеровцы понимали, что силовое противостояние им не выиграть, они отходили, прятались в схронах, где могли долго, месяцами ожидать изменения к лучшему оперативной обстановки.

Поэтому, делали вывод наши военные, если бандеровцев держать под постоянным силовым прессом, они будут вести себя сравнительно тихо, будут приспосабливаться. Но как только контроль будет упущен, они вновь «пробудятся к действию», станут наступать быстро, точечно и решительно, «по нарастающей».

С учетом этих наблюдений вряд ли стоит удивляться тому, как продуманно бандеровцы вели себя на протяжении последних десятилетий, готовили почву для решающего броска за власть, без лишнего шума обучали боевиков. Особенность последних месяцев как раз и заключается в том, что бандеровцы окончательно, в масштабах всей Украины, вышли из тени. Именно это мы и видели на майдане. Пройдя основательную подготовку (интересно, где были компетентные структуры бывшего государственного руководства Украины), в нужный момент они выступили и попытались перехватить власть.

Огромное значение имеет решение Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации о наделении президента Российской Федерации Владимира Путина полномочиями применения силы на территории Украины в случае необходимости.

И здесь встает вопрос, где и в каком объеме это может быть осуществлено.

РОССИЙСКИЙ ОПЫТ И УКРАИНСКИЕ ВАРИАНТЫ

Полагаю, что должен быть в полной мере учтен опыт использования вооруженных сил за рубежом, в том числе в Афганистане. Расскажу о малоизвестном факте.

В период, предшествовавший решению советского руководства о вводе советских войск в Афганистан, в Москве проводились различного рода обсуждения со специалистами в отношении подбора оптимальных параметров такой акции. Мной и рядом других востоковедов высказывалась точка зрения в отношении целесообразности ввода войск в северные районы страны, населенные непуштунским населением с тем, чтобы отсечь влияние радикалов на Среднюю Азию и облегчить помощь правительственным войскам поставками вооружений. Такой формат позволял не противопоставлять наши войска коренному воинственному населению Афганистана – пуштунам и вместе с тем давал возможность сдерживать угрозу со стороны радикалов.

Победила иная точка зрения – масштабного вторжения. Результаты этого мы прочувствовали в полной мере.

В силу этого требуется, чтобы наши войска (если к этому вынудит развитие обстановки) вводились в те регионы Украины, где они нужны не в контексте борьбы за власть, а в интересах защиты людей от фашиствующих молодчиков, где их действительно ждет большинство населения.

«Новые власти» в Киеве сейчас принимают конфронтационные решения о мобилизации, дополнительном призыве в армию населения. Реализация этих мер потребует немалых денежных вложений. Все это переводит разговоры о финансовой помощи Киеву, в том числе и по линии международных финансовых организаций, в совершенно иную плоскость. Стоит ли оказывать финансовую поддержку тем, кто готовит авантюристические военные действия, кто обращается за помощью к установленным международным террористам?

Полагаю, что сами киевские авантюристы предопределили сугубо отрицательный ответ на такой вопрос.

Теперь несколько слов о возможных форматах будущего государственного устройства Крыма или других частей нынешней Украины.

Здесь за основу нужно принять волеизъявление населения этих территорий. Конечно, будет возмущение со стороны западных стран. Но где они были, когда рассыпались СССР, Югославия, Чехословакия, почему не сочувствовали единству народов?

Полагаю, нам нужно научиться дозировать восприятие внешних «советов», слишком часто они носят двусмысленный, недружественный, а то и прямо провокационный характер. С другой стороны, не стоит спешить и с прямым включением в состав России новых территорий в случае возникновения обращений такого рода. В этом плане можно было бы присмотреться к имеющемуся историческому опыту, например, взаимодействию с Москвой довоенного независимого образования – Народной Республики Тувы, которая в сфере экономики имела теснейшие связи с СССР, но формально до 1944 года оставалась самостоятельной республикой.

Конечно, вопрос о будущем Крыма в настоящее время стоит особенно остро. Здесь имеется довольно мутная история передачи полуострова под юрисдикцию Украины.

Приведу еще один малоизвестный факт.

В 1954 году на Украине проходили мероприятия, посвященные 300-летию воссоединения Украины с Россией. В частности, состоялось совместное заседание ЦК компартии Украины, Совета министров и Верховного совета УССР.

Как рассказывал мне отец, в то время член Ревизионной комиссии КПУ, член Верховного совета Украины, участник всех этих мероприятий, в связи с неоднозначным восприятием многими военными и партийными руководителями решения о передаче Крыма под юрисдикцию Украины по указанию Никиты Хрущева было «спущено» специальное разъяснение на этот счет. В нем отмечалось, что в основе принятого решения – стремление компенсировать Украине ущерб, который был нанесен в годы войны немецко-фашистской оккупацией, и признание заслуг основной массы населения республики в развертывании партизанского движения против захватчиков. Полагаю, что в архивах сохранилось много документов на этот счет.

По-видимому, не случайным совпадением было и то, что именно в 1954 году заговорили об успешном «искоренении» бандеровского движения на территории республики. Таким образом, передача Крыма под юрисдикцию Украины была самым непосредственным образом связана с борьбой против фашизма, нацизма. Приход же к власти в Киеве профашистских, бандеровских элементов – это прямая ревизия истории, и этот факт также должен быть принят во внимание при определении будущего республики с учетом того, что фактически во многом «рассыпается» обоснование вышеуказанного решения по Крыму.

Сегодня немало говорится о необходимости сохранения единства Украины. Этот тезис полностью поддерживает Россия. Но угроза единству исходит от самих киевских начальников, действия которых являются нелегитимными и представляют угрозу жителям страны. Как представляется, становление новой объединенной Украины должно идти по принципиально новому пути, учитывающему все произошедшее.

ПРОСТАЯ ФОРМУЛА ДЕГРАДАЦИИ

Формирование центральной власти должно происходить за счет делегирования соответствующих полномочий местными властями, опирающимися на ясно выраженное мнение населения. Прежний путь – давление Киева, где власть перешла к майдану – отживший и неработающий путь. Помимо этого международное право предполагает определенную процедуру признания новых властей после переворотов или подобного рода изменений существующего строя или силовой смены правительства в той или иной стране. Пока же такая процедура не осуществлена.

Несколько слов относительно периодически «вбрасываемой» проблемы направления международных наблюдателей.

Основная проблема здесь в том, что между ожиданиями и реалиями оказывается непроходимая грань. Люди зачастую ожидают профессионального, неангажированного подхода международных посредников, а получают нечто прямо противоположное. Недавний пример – действия зарубежных дипломатов в Киеве, в районе майдана. Что они говорили и что делали, вполне укладывается в простую формулу – подстрекательство к насилию. Нужны ли повторения таких «усилий»?

Хотел бы как профессиональный дипломат, посол высказать удивление по поводу деградации уровня профессиональной подготовки все большего числа наших партнеров, западных дипломатов. Там не видно новых Киссинджеров. Зато появляются персонажи вроде госпожи Кэтрин Эштон, слушая которую я всегда поражаюсь тому, что она смогла «дослужиться» до высоких дипломатических постов.

Кстати, неплохо было бы дать юридическую и судебную оценку деяниям госпожи Кэтрин Эштон, Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, в период майдана в том числе прояснить, насколько ее фактическое вмешательство в события способствовало возникновению трагических последствий, гибели людей.

И последнее.

Как-то несколько в тени осталось празднование 70-летия освобождения Украины. Освобождение Украины от фашистов и их пособников сопровождалось огромными жертвами. Нам, наследникам победы в Великой Отечественной войне, нужно принимать такие решения, которые позволят сохранить и упрочить завоевания Великой Победы. Будем же действовать продуманно, твердо и решительно в наших национальных интересах, в интересах наших соотечественников, а также всех тех, кто с надеждой смотрит на Россию.

Фашизм в том числе в его нацистской, бандеровской интерпретации должен получить жесткий отпор.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Владимир Моренко 00:53 08.03.2014

Советы потомственного провокатора ...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Саблин: Севастополь и Крым должны были стать сакральной жертвой майдана

Саблин: Севастополь и Крым должны были стать сакральной жертвой майдана

Галина Грачева

0
237
Афонские старцы выразила солидарный протест против действий Константинополя в отношении Украины

Афонские старцы выразила солидарный протест против действий Константинополя в отношении Украины

0
100
Донбасс – наш?

Донбасс – наш?

Екатерина Трифонова

Дарья Гармоненко

Указ о российском гражданстве для жителей ДНР и ЛНР показывает отношение Москвы к новой власти в Киеве

1
708
Зеленского загоняют  в ловушку

Зеленского загоняют в ловушку

Татьяна Ивженко

В Киеве спорят, быть или не быть прямым переговорам по юго-востоку Украины

0
728

Другие новости

Загрузка...
24smi.org