0
4533
Газета Реалии Интернет-версия

17.10.2014 00:01:00

За порогом перемен

Будущее военной медицины не видится таким уж беспроблемным

Сергей Одинцов
Военный врач, полковник м/с запаса

Об авторе: Сергей Сергеевич Одинцов – полковник медицинской службы запаса, бывший начальник 11-го научно-исследовательского испытательного отдела Государственного научно-исследовательского испытательного института военной медицины МО РФ (ГНИИИ ВМ МО РФ).

Тэги: медицина, минобороны


медицина, минобороны Военным врачам приходится оказывать помощь не только в хорошо оснащенных стационарах, но и в полевых медпунктах.

В статье Виктора Никонова «На пороге перемен», опубликованной в «НВО» № 11 за 2014 год, со ссылкой на представителей МО РФ описывались успехи военной медицины в деле восстановления последствий «определенной череды разрушительных для российских Вооруженных сил событий, получивших уже нарицательное название «реформы Сердюкова–Макарова». Проходя службу в 1997–2008 годы в Государственном научно-исследовательском испытательном институте военной медицины МО РФ (ГНИИИ ВМ МО РФ) на должностях от старшего научного сотрудника до начальника научно-исследовательского испытательного отдела, мне довелось отследить накопление проблем организации медицинского обеспечения в ходе постоянного реформирования ВС РФ. Причины этого, а также предложения по решению имеющихся проблем попытаюсь изложить ниже.

АМБИЦИОЗНАЯ ПРОГРАММА

Возглавлявший Главное военно-медицинское управление (ГВМУ) МО РФ с 1993 по 2004 год генерал-полковник медицинской службы Иван Чиж уделял большое внимание вопросам технического переоснащения войскового звена медслужбы. Так, по техническим заданиям руководства ГВМУ в 1995–2004 годы в Государственном НИИ экстремальной медицины, полевой фармации и медицинской техники МО РФ (с 2000 года – ГосНИИИ ВМ МО РФ) были разработаны и испытаны различные бронированные медицинские машины (БММ) на базе БМП, БТР-80 и МТЛБ, а также специальные машины на шасси ГАЗ-66. Все они прошли войсковые испытания, были рекомендованы к принятию на оснащение, но в производство не были запущены по причине снятия ГАЗ-66 с конвейера.

В 1995–1996 годы на совещаниях руководства ГВМУ обсуждался вопрос о разработке и создании новых средств развертывания для оснащения этапов квалифицированной медицинской помощи на базе кузовов-контейнеров (КК) постоянного и переменного объема. Были выполнены НИР и ОКР по созданию технических средств медслужбы для войскового звена ВС РФ с учетом выявленных проблем медицинского обеспечения боевых действий и опыта, полученного в ходе операций в Абхазии и Чеченской Республике.

Конструирование и изготовление опытных образцов новой техники было поручено НПП «Проект – техника», которое в 1999 году изготовило опытный образец операционного (ОП) модуля на базе КК переменного объема КК4.3 и отправило его для проведения войсковых испытаний в МОСН Ленинградского ВО. В апреле 2001 года был сдан для проведения войсковых испытаний также доработанный опытный образец модуля анестезиологии и реанимации (АиР) на базе КК переменного объема КК4.3, который был продемонстрирован членам Совбеза РФ и начальнику ГШ ВС РФ генералу армии Анатолию Квашнину на выездном совещании в Краснодарском крае и получил высокую оценку.

В августе были сданы опытные образцы предоперационного (ПО), перевязочного (ПР), предперевязочного (ПП) модулей и стыковочных модулей (СТ) на базе КК постоянного объема КК4.2, а в сентябре 2001 года на базе 660-го МОСН (ЛенВО) были проведены госиспытания Операционно-реанимационного отделения (ОРО) МОСН, по результатам которых личный состав отряда дал хорошую оценку условиям обитаемости и работы в кузовах-контейнерах, сделал ряд замечаний по эксплуатационным характеристикам, приборному и инструментальному оснащению, внес большое количество предложений по улучшению эксплуатации и переоснащения функциональных модулей медицинским имуществом.

На основании анализа недостатков, замечаний и предложений, сделанных в ходе испытаний опытных образцов, Военно-научный комитет ГВМУ и Научно-исследовательский испытательный центр медицинской техники и полевой фармации ГосНИИИ ВМ МО РФ вынесли на рассмотрение руководства ГВМУ предложение о проведении комплексной НИР по созданию функциональных модулей военно-медицинского назначения для оснащения этапов квалифицированной медицинской помощи, перспективными средствами развертывания на базе КК постоянного и переменного объема.

В конце 2001 года начальник ГВМУ генерал-полковник медицинской службы Чиж утвердил выполнение работ по этой теме, получившей название «Табун». В ходе ее выполнения, за период с 2002 по 2007 год сотрудниками ГосНИИИ ВМ МО РФ совместно с коллективом НПП «Проект – техника» были разработаны, изготовлены и испытаны 14 типов специализированных модулей, кабинетов, лабораторий и т.п.

После назначения в 2004 году на должность начальника ГВМУ генерал-полковника медицинской службы Игоря Быкова работы по дальнейшему развитию технического переоснащения медслужбы ВС РФ были продолжены в направлении совершенствования организации управления частями и подразделениями медслужбы при обеспечении боевых действий войск и создания системы обеспечения медслужбы ВС РФ кислородом и медицинскими газами.

Работы по второму направлению должны были полностью решить проблему обеспечения медицинским кислородом медслужбы войск как в мирное, так и в военное время. В результате удалось создать несколько модулей, в том числе кислородные мобильные медицинские модули МКМ-К и МКМ-В с разводкой соответственно кислорода и воздуха. Изделия прошли войсковые и государственные испытания и были рекомендованы к принятию на оснащение медслужбы ВС РФ.

Комплектами основных функциональных модулей за этот период были оснащены три отряда: в МОСН ЛенВО поступили опытные изделия для проведения войсковых и государственных испытаний, в МОСНы Северо-Кавказского и Московского военных округов – доработанные и переоснащенные современными (на момент сдачи) медицинскими приборами и аппаратами отечественного производства.

Преимущества медицинских модулей в КК постоянного и переменного объема для оснащения этапов квалифицированной медпомощи было очевидным. Руководством МО РФ было принято решение о закупке двух комплектов для оснащения МОСН, расположенных в Сибири и на Дальнем Востоке страны. Но тут и началось самое интересное.

37-7-1_t.jpg
Полевые средства развертывания и размещения этапов медицинской помощи – одно из наиболее уязвимых мест в организации медслужбы ВС РФ.  
Фото предоставлены автором

«ХИТРЫЙ» ТЕНДЕР

Никому не известное предприятие, ныне уже обанкротившееся, не совсем понятным образом выигрывает тендер ГВМУ на закупку медтехники – в полном соответствии с Федеральным законом № 94-ФЗ от 21 июля 2005 года. Результат – изготовление функциональных модулей для двух отрядов с грубыми отступлениями от рабочей конструкторской документации и не передаваемое обычными словами возмущение после ознакомления с ними временно исполняющего должность начальника ГВМУ полковника медицинской службы Анатолия Калмыкова.

Впрочем, это лишь частный случай. С началом «реформ Сердюкова–Макарова» стала рушиться вся система разработки и создания новой медицинской техники, разработки методов организации медицинского обеспечения войск с использованием новой техники и новой оргштатной структуры, закупок необходимого медицинского имущества для войскового звена медслужбы. Да и необходимость существования самой военно-медицинской службы какое-то время тоже отрицалось.

Был уничтожен ГосНИИИ ВМ МО РФ. То, что сейчас от него осталось, особенно в части разработки медицинской техники и организации медобеспечения сухопутных войск, – жалкая пародия на научно-исследовательскую организацию.

Был ликвидирован Военно-научный комитет ГВМУ, сотрудники которого работали над проблемами теории развития, подготовки и применения медицинской службы ВС, выработкой рекомендаций по совершенствованию структуры, совершенствованию форм и способов применения, развитию военно-медицинской техники, исследованию других актуальных вопросов в интересах ГВМУ.

Была извращена система закупок медицинского имущества, оборудования и специальной медицинской техники. Как пример – приобретение эрзац-автоперевязочных на шасси автомобиля «КамАЗ», изготовленных по образу и подобию выпускавшейся серийно с 1976 года АП-66. Данная перевязочная не прошла ни войсковых, ни государственных испытаний, не была табелизирована в ВС, но зато была представлена как наипоследнейшее достижение военно-медицинской мысли на многих выставках. Хотя на самом деле не соответствовала своему назначению.

И таких примеров – множество.

ЧЕРЕДА ПРОБЛЕМ

В чем же заключаются основные проблемы военной медицины сегодня?

Во-первых, отсутствует методика и система кадрового отбора должностных и руководящих лиц медслужбы для назначения на руководящие должности среднего и высшего звена. А ведь в Советской Армии кандидатура на должность начальника ГВМУ (ЦВМУ) МО СССР рассматривалась и утверждалась на заседаниях Политбюро ЦК КПСС.

Во-вторых, налицо отсутствие исследований и методических разработок по организации медобеспечения частей и подразделений ВС РФ в случае ведения боевых действий против соединений регулярных ВС вероятного противника. В мотострелковой дивизии имелся отдельный медицинский батальон (ОМеБ), куда доставлялись раненые и больные из частей и подразделений дивизии. После оказания квалифицированной медицинской помощи они эвакуировались в военные госпитали армейского и фронтового подчинения и далее в тыл страны. Сейчас полевых госпиталей нет по определению, ОМедБ в каком-то виде существуют, но роль и место в данной цепочке не определены и не совсем ясны.

Большие надежды возлагаются на МОСН! Скажу сразу – не надейтесь, ни один отряд не оправдает этих надежд. Дело в том, что НИРовские работы по созданию современного полевого лечебного учреждения госпитального уровня были прекращены в ходе «реформ Сердюкова–Макарова», поскольку Анатолием Сердюковым было принято «самое эффективное менеджерское решение» – закупить комплекты для полевых госпиталей в Германии. То, что немецкий «фельдгоспиталь» имеет нижний предел рабочих температур –17оС, никого не интересовало. Так же как и другие нюансы, в частности, инженерная подготовка места развертывания госпиталя до идеально ровного состояния (шасси – обычные автомобили – контейнеровозы) и укладка рулонных стальных покрытий на грунт для обеспечения устойчивости контейнера на мягких и влажных почвах.

В итоге ни один МОСН не готов выполнить свои задачи по предназначению по причинам некомплектности по основным функциональным модулям, разнородности внутреннего оборудования функциональных модулей, отсутствию системы обеспечения кислородом и/или кислородообогащенными воздушными смесями, отсутствию в МОСН, да и во всех ВС РФ, полевых средств размещения личного состава. Проще говоря – унифицированного палаточного фонда, отвечающего требованиям всех родов и видов ВС. И самое главное – не завершена ОКР по разработке и созданию Информационно-диагностической сети МОСН, которая должна была обеспечить связь, сбор, анализ и передачу медицинской информации со всех этапов медицинской эвакуации войскового звена, снизу вверх и наоборот, а также обеспечить лечебную работу отряда.

Отсутствует также системность в обеспечении медслужбы войскового звена медицинскими приборами и аппаратами, нет аппаратно-программных средств для профилактики, диагностики и лечения наиболее распространенных и нехарактерных заболеваний среди личного состава ВС.

В Советской Армии вся материально-техническая база медслужбы была более или менее унифицирована. Сейчас же в соответствии с требованиями ФЗ № 94-ФЗ закупается для войск то, что, как правило, не является современным «высокотехнологичным» медоборудованием. Так, работая в 2008 году в составе комиссии ГВМУ по проверке медслужбы СибВО и ЗабВО, в одной из частей я высказал замечание по поводу некомплектности медицинских наборов и укладок для экстренной помощи. Вины медицинского персонала части в этом не было – довольствующий орган не выделял заявляемого. В свое оправдание медсестры сказали, что осенью 2007 года был получен новый, современный электрокардиограф. Попросил показать. Да, действительно, аппарат был, что называется «только что с завода». Вот только модель его была современной аналогам зарубежного производства начала 80-х годов ХХ века. Зато стоил он очень дешево и именно поэтому и был закуплен. Видимо, слова о бесценности человеческой жизни, которые нам все время твердят, для наших чиновников являются красивой отговоркой. Деньги – дороже.

КИСЛОРОДНАЯ КОРМУШКА

Следует отметить и отсутствие системы обеспечения войск кислородом и/или кислородообогащенными воздушными смесями (с содержанием О2 не менее 90%) в военное время. Если в мирное время возможно обеспечение кислородом закупками у гражданских производителей, то в военное – это станет большой проблемой. Сложности с подвозом, неизбежный рост цен и отсутствие автономных подразделений по добыче кислорода, существовавших в ВС СССР, приведут к безвозвратным потерям среди раненых из-за невозможности обеспечить проведение наркоза или ИВЛ во время оперативных вмешательств, что уже имело место во время боевых действий в Чеченской Республике в 1995 году.

Для решения этой проблемы с конца 90-х годов по заданию ГВМУ сотрудники ГосНИИИ совместно с коллективом СКБ ЭО при ИМБП РАН разрабатывали комплекс техсредств обеспечения кислородом медслужбы ВС РФ, создав в результате целый ряд образцов оборудования. Все приборы и аппараты прошли регистрацию в системе Росздравнадзора, имеют необходимые сертификаты соответствия, закупаются и используются в водолазных подразделениях ВВ МВД и МЧС. Только чиновники Минобороны, на деньги которого эти изделия разрабатывались и создавались, отказываются принимать на оснащение медицинских частей и подразделений и закупать их. И не потому, что эти изделия в чем-то не соответствуют техническому заданию или медицинским параметрам, а просто не хотят, прекрасно зная и понимая огромную потребность войскового звена в этих приборах и аппаратах.

Причина, видимо, проста – оснастив части и подразделения медицинской службы оборудованием для производства кислорода и обогащенного кислородом воздуха, медслужба ВС РФ сама для себя станет производить кислородно-воздушные смеси. Соответственно придется прекратить закупки кислорода на стороне.

БЕССИЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ

Отсутствует у нас и плановая система модернизации подвижных медицинских комплексов войскового звена. Принято считать, что медслужба ВС РФ имеет пять МОСН, оснащенных современными средствами развертывания, которые смогут выполнить поставленные задачи. К сожалению, это не так.

Из пяти отрядов только один имеет на оснащении модуль штабной (МШ) МПМУ; модуль отделения тылового и технического обеспечения (МТТО) МПМУ; блоки энергообеспечения (БЭ4.2), водогазовой подготовки (БВГ), стерилизационный (БС), подготовки и обслуживания медоборудования, приборов и аппаратов (БМПО) и психофизиологической реабилитации (БПР); модули рецептурный и запасов, технологический и вспомогательный.

Причем все модули и блоки – опытные изделия, переданные отряду после испытаний, и имеют не устраненные по причине прекращения финансирования недостатки. Просто чиновникам из 3-го управления ГВМУ они не понравились, так как не дали возможности реализовать разработки «своих» АО с «неограниченной безответственностью».

Только один – и это уже другой отряд – имеет на оснащении модуль кислородный мобильный медицинский МКМ-В. К тому же в этом отряде все кузова-контейнеры являются опытными изделиями, оснащены устаревшей медаппаратурой и нуждаются в полной замене всего парка (изделия направлялись в отряд на испытания в 1999–2004 годы).

Не владею достоверной информацией о том, что поступило точно в отряды Центрального и Восточного ВО в 2008 году, но сомневаюсь, что эти изделия отличаются высоким качеством изготовления и наверняка уже сейчас нуждаются в капремонте, а точнее – глубокой модернизации.

Следует также указать, что до сих пор не разработано новое «Методическое руководство по организации работы МОСН при развертывании в КК постоянного и переменного объемов», хотя такая задача ставилась перед ВМедА еще в 2007 году.

Отсутствует система обучения и подготовки личного состава отрядов правилам эксплуатации материально-технических средств. Учения по развертыванию отряда проводятся в лучшем случае два раза в год, но скорее всего не более одного. Тренируются на рабочих изделиях, потому что учебных кузовов-контейнеров просто нет. О необходимости их наличия никто даже не задумывался, учения превращаются в тренировочные занятия.

Не решены вопросы организационно-штатного расписания и табельного оснащения. Каждый отряд должен быть оснащен автокраном грузоподъемностью не менее 25 т – для разгрузки-погрузки контейнеров с автомобилей и прицепов и их установки на площадке развертывания.

Отсутствуют модули санитарно-гигиенический и отдыха, для дежурной смены врачей и медсестер операционно-реанимационного и лабораторно-диагностического отделений.

Во всех отрядах КК нуждаются в доработке установка централизованной разводки для подачи кислородно-воздушных смесей и системы внутренней информационной сети.

Целесообразна также замена транспортной базы КК с шасси «КамАЗа» на «Урал», а каждые 5–6 лет – замена приборно-аппаратной базы на новые приборы (имеющиеся – передавать в стационарные госпитали округов или продавать по остаточной стоимости). Крайне необходимо введение в штат отрядов ряда дополнительных должностей, а на военное время – комендантской роты и инженерного взвода для подбора и подготовки площадки развертывания отряда и организации его обороны. Целесообразно организовать и ПВО отряда на марше и при работе на месте.

В ЧИСТОМ ПОЛЕ

Следует обратить пристальное внимание и на вопрос обеспечения подразделений полевыми средствами развертывания и размещения этапов медпомощи. Решение этой проблемы началось в 1995–1996 годы, в результате чего удалось создать и изготовить два опытных образца пневмокаркасных сооружений для подвижного комплекса медпункта полка (ПК МПП) под индексом ПСМ-5 (из прорезиненной ткани). Однако в ходе войсковых испытаний выявились различные недостатки этих изделий, был создан улучшенный вариант ПСМ-6. Внешний вид изделий, изготовленных из арамидных тканей, улучшился, но сохранились другие недостатки – большой вес, увеличение объема укладки после свертывания сооружения (остаточный воздух в контурах), протекание ткани во время дождя, светопроницаемость в темное время суток при включенном внутреннем освещении, необходимость наличия электропитания для насосов накачки при развертывании и отсутствие твердых полов.

В ходе проведения госиспытаний ПСМ-5 и ПСМ-6 практически всеми врачами было высказано мнение такого рода: «одноразовое изделие, в случае реальной работы бросим после первого развертывания, лучше в палатках УСТ или УСБ будем работать». Еще один нюанс – в 2004 году стоимость только тканевой части центрального модуля ПСМ-6 без внутреннего оснащения составляла 1,5 млн руб. Сегодня наверняка дороже. И это изделие вновь собираются закупать для нужд медслужбы…

А ведь еще в 2007–2008 годах нижегородским проектно-производственным и информационным центром «Омнимед» в инициативном порядке была разработана и подготовлена к производству палатка с наружным каркасом, которая на сегодня наиболее соответствует требованиям военных медиков. Например, палатки СМ. ПКн 36 и СМ. ПКн 52 разработаны с учетом возможности установки локальной баллистической защиты, могут стыковаться в различных комбинациях с КК через торцевые и боковые тамбуры, имеют меньшую высоту и твердый пол.

Прошу уважаемых читателей не думать, что я лоббирую ту или иную фирму. Все эти изделия я пропустил на испытаниях через свои руки. У военных врачей нет грузчиков и такелажников, они вынуждены все имущество грузить – разгружать – развертывать сами, а ведь им после этого еще к операционному столу вставать! Что хирург сможет сделать, если у него после разгрузочных работ будут дрожать руки, а ему у операционного стола еще стоять?! О каком качестве медицинской помощи может идти речь?

СРЕДСТВА ЭВАКУАЦИИ

Созданием медицинских средств воздушной эвакуации пострадавших ГосНИИИ занимался с 1970-х годов. В том числе были разработаны, изготовлены и прошли госиспытания Ми-8МБ и Ил-76 «Скальпель» в варианте «операционная-реанимационная». Недостатки – выполнение оперативных вмешательств возможно только на земле. В воздухе мешает недопустимый уровень вибраций.

Для войскового звена медслужбы ВС РФ основной задачей были, есть и будут розыск, сбор и эвакуация пораженного личного состава на поле боя. Второй по важности задачей являются возможность обеспечения сохранности жизни эвакуируемого и обеспечение комфортных условий транспортировки на последующие этапы медпомощи. И в первом и во втором случаях положение дел на сегодня обстоят весьма плохо.

В медицинской роте бригады (полка) предполагалось иметь санитарно-эвакуационный взвод из трех отделений, по 3–4 БММ в каждом отделении. Для мотострелковых частей – на шасси колесных БТР, для танковых – на базе БМП, МТЛБ (БМД для ВДВ). Экипаж машины – 4 человека (командир, водитель-санитар, два санитара-носильщика), итого во взводе – 45–55 человек и 12–15 единиц техники.

Сразу возникает вопрос: где взять эту технику? А ведь она должна быть изготовлена по определенным требованиям. И где взять личный состав для укомплектования экипажей?

Розыск и вынос раненого во время боя – труд тяжелый, требующий хорошего физического развития, храбрости, мужества, медицинских знаний и навыков. Каков вес современного солдата в полной экипировке? Навскидку – 90–95 кг (это при росте 170 см и весе 68–70 кг). Каковы должны быть физические данные санитара? Да он сам должен быть ростом 175–180 см и весить 78–85 кг, да и желательно быть практически здоровым. Какой нормальный командир отдаст такого солдата в санвзвод?

Далее, как вы, уважаемые читатели, думаете, на какое время боевых действий хватит – если они появятся в частях – БММ? По моей оценке, если после первого боя на ходу будет половина машин, это уже неплохо. Враг не будет разбираться, что там ползает по полю, а увидев знак Красного Креста, будет целиться именно в него. Даже не сжечь, а лишить хода сантранспорт – это лучше, чем уничтожить танк: столько раненых не получит своевременной помощи и не вернется в строй.

Мы на сегодня не имеем в войсковом звене средств розыска, сбора, выноса и вывоза пораженного личного состава. Санитарные носилки, конечно, имеются в достаточном количестве, но под огнем с ними не походишь. Необходима разработка и создание технических средств, облегчающих работу санитаров по розыску и эвакуации раненых и больных.

ВЫХОД ЕСТЬ

Какие же предложения по устранению упомянутых недостатков может предложить автор? Вкратце сводятся они к следующему.

Во-первых, для обеспечения преемственности и оптимизации руководства медслужбой силовых министерств и ведомств в вопросах медицинского документооборота, стандартизации оказания медпомощи военнослужащим и членам их семей, организации материально-технического снабжения разработать федеральный закон о Главном военно-медицинском управлении ВС РФ с подчинением медслужб силовых министерств и ведомств его начальнику по вопросам медицинского обеспечения личного состава, находящегося на военной службе в силовых структурах в мирное и военное время. Причем все основные нормативные документы для структур, где предусмотрено прохождение военной службы, вводить в действие приказами Верховного главнокомандующего ВС РФ.

Во-вторых, решать вопрос о подборе, подготовке и назначении на руководящие должности офицеров медслужбы, способных проявить нестандартное мышление, творческую инициативу, разносторонне развитых и эрудированных, способных разобраться с любым вопросом или проблемой, оценить важность и принять грамотное и квалифицированное решение. При этом не принимать во внимание наличие у кандидата ученых степеней или званий. Знаний по теме диссертации у соискателя может быть много, а вот с умением творчески мыслить могут быть проблемы.

В-третьих, необходимо воссоздать при ГВМУ Военный научно-технический комитет и восстановить в прежнем статусе Научно-исследовательский испытательный центр войсковой медицины, медицинской техники и полевой фармации, определив его основным разработчиком новой военно-медицинской техники и медицинского оснащения войск. При этом одним из отделов центра должен стать Отдел анализа, перспективного планирования и развития медицинской службы ВС РФ.

В-четвертых, следует организовать научно-исследовательскую работу по поражающим факторам современных боеприпасов по направлениям: определение возможностей медслужбы по оказанию медпомощи раненым при применении современных средств поражения с проведением полигонных испытаний на манекенах, муляжах и подопытных животных; и определение устойчивости подвижных медицинских комплексов и технических средств медслужбы для развертывания полевых медицинских учреждений к воздействию поражающих факторов современного оружия. Также необходимо возобновить и завершить НИР и ОКР по техническому, программно-аппаратному, комплектно-табельному оснащению и организационно-штатному расписанию МОСН на базе кузовов-контейнеров постоянного и переменного объемов.

В-пятых, необходимо совершенствование системы управления медслужбы войскового звена (единый учет и отчетность, табелизация компьютерного оснащения и средств связи), создание системы обеспечения медслужбы ВС РФ кислородом и/или кислородообогащенными воздушными смесями, а также организация разработки и производства бронированных медицинских машин для сбора и эвакуации раненых с поля боя (ТЗ на данный вид техники необходимо разрабатывать уже сейчас).

И, наконец, необходимо внедрение регулярной плановой системы модернизации подвижных медицинских комплексов для развертывания полевых медицинских учреждений.

Все вышеперечисленное – лишь малая часть проблем организации военного здравоохранения. Все охватить и предусмотреть, конечно, невозможно, но проблемы эти надо решать заблаговременно.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вся сила – в ионных каналах

Вся сила – в ионных каналах

Игорь Лалаянц

Гипертонию и сердечную недостаточность отследят в режиме реального времени

0
156
Самое почетное звание – врач

Самое почетное звание – врач

Ада Горбачева

К 90-летию академика Андрея Ивановича Воробьева

0
302
Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

0
1008
Политруки ГлавВоенПУРа и гибридные войны

Политруки ГлавВоенПУРа и гибридные войны

Леонид Медведко

0
2275

Другие новости

Загрузка...
24smi.org