0
7075
Газета Реалии Интернет-версия

20.10.2017 00:01:00

Проиграв Сирию, Трамп переключился на Иран

Политика Белого дома сегодня основывается на эмоциях, а не на трезвом расчете

Шамсудин Мамаев

Об авторе: Шамсудин Абдурахманович Мамаев – политолог.

Тэги: cша, трамп, иран, сирия, тиллерсон, нато, эр рияд, ирак, ракка, турция


cша, трамп, иран, сирия, тиллерсон, нато, эр рияд, ирак, ракка, турция Иранское руководство тоже сосредоточено на развитии ракетных технологий. Фото Reuters

Вечером 5 октября президент США Дональд Трамп, верный своей традиции шоумена, предложил Америке новое шоу – внезапно во время банкета в Белом доме с высшим генералитетом и их женами он пригласил в зал журналистов и, широким жестом указав на своих гостей, задал репортерам вопрос: «Ребята, вы понимаете, что это значит?» И сам же ответил: «Возможно, это затишье перед бурей. Здесь ведь собраны самые великие военачальники мира». После чего отмел все недоуменные вопросы журналистов короткой фразой «Сами увидите» и отослал их прочь.

И мир начал гадать: на кого же обрушит свой гнев Большой Дональд – на КНДР или Иран?

Трамп выбрал второе – 13 октября он заявил, что исполнение заключенного в 2015 году «шестеркой» стран (США, Россия, Великобритания, Франция, КНР и Германией) с Ираном Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерному разоружению не соответствует национальным интересам США. И это несмотря на то, что не только МАГАТЭ, выполняющее надзорные функции за выполнением Ираном своих обязательств, но и все остальные страны «шестерки» заявляют о выполнении последним всех этих обязательств. Впрочем, сам президент США этого не оспаривает – Трампу не нравится сам договор.

ВО ВСЕМ ВИНОВАТ ОБАМА

«Бестолковые действия Обамы в отношении Ирана способны просто шокировать. Обама заключил жалкую и очень невыгодную сделку. Иран будет по-прежнему разрабатывать ядерное оружие, одновременно наращивая темпы роста своей экономики. Главной и первой целью Америки в ее отношениях с Ираном должно стать сведение на нет ядерных амбиций этой страны... Позвольте заявить это с предельной откровенностью, поскольку я знаю, как добиться этой цели: ядерную программу Ирана необходимо прекратить – причем любыми средствами. Точка», – сформулировав эту точку зрения еще шесть лет назад в своей книге «Былое величие Америки», Дональд Трамп, придя в Белый дом, менять ее не собирался. Так что уже 19 апреля 2017 года госсекретарь США Рекс Тиллерсон созвал пресс-конференцию, на которой объявил, что президент Трамп поручил Совету национальной безопасности в 90-дневный срок провести межведомственный обзор американо-иранских отношений.

Задача мозгового штурма с участием профильных министерств и ведомств – проверить, отвечает ли американским национальным интересам ядерное соглашение между Тегераном и шестеркой мировых держав. После чего, не дожидаясь результатов этого «штурма», Трамп приступил к действиям. Выступая 20 мая перед лидерами четырех десятков мусульманских стран на специально созванном королем Саудовской Аравии Сальманом исламском саммите в Эр-Риаде, Трамп, заявив им, что «от Ливана через Ирак к Йемену Иран финансирует, вооружает и обучает террористов, шиитскую милицию и другие экстремистские группы», призвал участников саммита помочь королю Сальману в формированию «арабского НАТО» и подписал с ним беспрецедентные по масштабу – около 450 млрд долл. – оборонные контракты на поставки в течение 10 лет современных военно-морских вооружений и систем ПРО для «долгосрочной задачи обеспечения безопасности Саудовской Аравии и всего Персидского залива в свете связанных с Ираном угроз по всему периметру саудовских границ».

АРАБСКОЕ НАТО НЕ УДАЛОСЬ

Увы для Трампа – уже прошло полгода, а «арабское НАТО» на свет так и не появилось! Наоборот, пытаясь принудить Катар занять антииранскую позицию, Эр-Рияд со своими союзниками раскололи ядро собственной коалиции, Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССГАПЗ). Причем вердикт Дональда Трампа, вставшего в этом конфликте на сторону Эр-Рияда, потому что «народ Катара исторически был спонсором терроризма на очень высоком уровне», прозвучал для Дохи как оскорбление – это ведь саудовские, а отнюдь не катарские граждане осуществили террористическую атаку на Америку. Так что реакцией Дохи на подобное лицемерие стало новое сближение с Ираном и появление слухов о возможном формировании оси Тегеран–Анкара–Доха. 

Президент США Дональд Трамп вершит внешнюю политику по законам шоу-бизнеса. 	Фото Reuters
Президент США Дональд Трамп вершит внешнюю политику по законам шоу-бизнеса. Фото Reuters

Которая, если ее поддержит Россия, может привести к изменению баланса сил в пользу Ирана не только в Сирии, но и в Палестине. Что будет крайне чувствительным ударом как для Эр-Рияда, так и для самого Трампа, чей зять и старший советник Джаред Кушнер занимается сейчас урегулированием палестинской проблемы.

Отсюда и октябрьский визит саудовского короля в Москву – он напрямую завязан с катарским кризисом. Свидетельством этого являются визиты главы МИД РФ Сергея Лаврова 27–30 августа в Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар, а затем 9–11 сентября в Саудовскую Аравию и Иорданию – как раз во время этих визитов и был согласован приезд саудовского короля в Москву. Причем сразу после первой серии визитов Лаврова саудовскому королю Сальману аль-Сауду позвонил по телефону президент США Дональд Трамп. «Он призвал монарха придерживаться дипломатических путей решения катарского кризиса для сохранения единства стран Персидского залива в борьбе с терроризмом. Слова Трампа отражают тревогу США не только по поводу сближения Катара с Ираном, но и возможного формирования оси Тегеран–Анкара–Доха, что приведет к изменению баланса сил в регионе. Речь идет о том, что катарский кризис может пройти точку невозврата», – прокомментировал «НГ» этот звонок журналист-международник Равиль Мустафин.

Ни для кого не секрет, что после арабской весны и вторжения в Бахрейн ваххабитское Королевство Саудовская Аравия (КСА) и шиитская Исламская Республика Иран (ИРИ) оказались в состоянии холодной войны. Так что обвинения Трампа в адрес Ирана являются лишь слабой копией заявлений Эр-Рияда о том, что ИРИ реализует глобальный план по созданию шиитской дуги в составе Ирана, Ирака, Сирии, Ливана, Бахрейна, Йемена и Восточной провинции КСА, населенной главным образом шиитами.

Об этой же шиитской экспансии говорят и другие государства региона. Вот, например, выдержка из апрельского интервью иорданского короля Абдаллы II газете Washington Post перед его встречей с президентом Трампом: «Я думаю, что Ракка падет. Я думаю, что как в Сирии, так и в Ираке дела обстоят хорошо. Единственная проблема – боевики двинутся (от Ракки. – Ш.М.) вниз, к нам. В координации с США и Британией мы готовы к нему. Правда, есть некоторые стратегические проблемы из-за вовлеченности здесь Ирана – подразделения его революционной гвардии всего в 70 км от нас и пытаются установить географическую связь между Ираном, Ираком, Сирией и Ливаном/«Хезболлой» с намерением получить власть над этим пространством. Я поднимал этот вопрос с президентом Путиным, он полностью в курсе этого стратегического замысла Ирана. Мы, как и израильтяне, были вполне откровенны с ним о том, что не потерпим у наших границ негосударственных формирований извне. Думаю, что с русскими мы договоримся».

В переводе с дипломатического языка на русский это означает, что короля Иордании, как и соседний Израиль, уже в апреле беспокоило то обстоятельство, что разгром запрещенного в России террористического «Исламского государства» приведет в конечном счете к тому, что территории вдоль иорданской и израильской границы окажутся под контролем «Хезболлы» и других шиитских подразделений, выступающих в качестве союзников Асада. То же самое – под чьим контролем окажутся Ракка и окружающие их суннитские территории на севере Сирии – крайне беспокоило Турцию.

Американо-саудовский проект «арабского НАТО», видимо, мог бы в случае согласия Москвы ответить на этот вопрос путем посылки в Сирию арабского экспедиционного корпуса. Однако этот проект не состоялся, и Вашингтон решил передать контроль над Раккой курдам, а не Турции. В результате последняя сейчас воюет на стороне российской коалиции и находится в крайне напряженных отношениях с Вашингтоном.

Сбылись и страхи короля Абдаллы II – воспользовавшись тем, что американская коалиция завязла под Раккой, сирийская армия прорвалась в Дейр-эз-Зор, переправилась через Евфрат и участвует сейчас в конкурентной гонке с курдами за контроль над нефтегазовыми месторождениями этой провинции. В то время как шиитская милиция под прикрытием наступления асадовских сил в Дейр-эз-Зоре приступила к строительству шиитской дуги на юге Сирии – от западных границ Ирака до ливанского побережья Средиземного моря.

ИЗРАИЛЬСКИЙ ФАКТОР

Ни при каких обстоятельствах израильтяне не допустят создания так называемого шиитского коридора от западных границ Ирана до ливанского побережья Средиземного моря, заявил 8 сентября министр обороны Израиля Авигдор Либерман, демонстрируя своими категоричными формулировками решительность настроя еврейского государства. Тем не менее строительство коридора идет – резкое обострение российско-американских отношений в районе пограничного пункта Ат-Танфа и в южной зоне деэскалации тому наглядное свидетельство.

Так, 11 октября Минобороны РФ обвинило Пентагон в возможном срыве мирного соглашения в южной зоне деэскалации в провинции Деръа. Поводом для этого, по мнению российских военных, послужили «странные совпадения». Сначала они обнаружили вблизи американской базы в Ат-Танфе, контролирующей шоссе Багдад–Дамаск, автомобили с вооружением, а затем зафиксировали беспрепятственное передвижение 600 боевиков из зоны безопасности базы для похищения гуманитарной помощи, предназначавшейся для местных жителей. Эта американская база, утверждает представитель МО РФ генерал-майор Игорь Конашенков, «облеплена» внедорожниками с крупнокалиберными пулеметами и безоткатными орудиями, «нетипичными для США», но вполне типичными для радикальных исламистов. Более того, по его утверждению, из все той же подконтрольной США зоны выехали 300 боевиков на пикапах с целью блокировки трассы Дамаск—Дейр-эз-Зор, по которой осуществляется снабжение сирийских войск.

И это уже не первая претензия Минобороны. В частности, на прошлой неделе в ведомстве заявили, что именно оттуда совершают вылазки «мобильные группы» боевиков «Исламского государства». Выразил свое недоумение и российский МИД. 11 октября директор департамента Северной Америки ведомства Георгий Борисенко заявил, что создание зоны в Ат-Танфе, куда не пропускаются «силы законного правительства», напоминает «попытку раздела страны, раскола Сирии с тем, чтобы создать на какой-то ее части органы власти, подконтрольные США и их союзникам».

Впрочем, на позицию Пентагона эти обвинения не повлияли. Его представитель майор Адриан Рэнкин-Гэллоуэй заявил, что возглавляемая США коалиция нацелена исключительно на полный разгром «Исламского государства», добавив, что она приступила к заключительному этапу освобождения «столицы» радикальных исламистов в сирийской Ракке и «любые противоречащие этому заявления безосновательны». Проблема, однако, в том, что бегство игиловцев из Ракки и использование их американцами в Ат-Танфе для противостояния «Хезболле» и шиитской милиции отнюдь не противоречат друг другу. Более того, сегодня, когда президент Трамп распорядился ввести санкции против Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а Минфин США внес КСИР в список международных террористических организаций, подобная стратегия Вашингтона может принять легальную и даже межгосударственную форму. Поскольку глава КСИР Мохаммад Али Джафари ранее предупредил Вашингтон, что в качестве ответного шага на объявление Корпуса стражей террористической организацией он будет, в свою очередь, относиться к Армии США так же, как к террористической группировке «Исламское государство» (запрещена в РФ).

НИКТО НЕ ХОЧЕТ ИДТИ НА УСТУПКИ

Однако всего этого можно было бы избежать, если бы Дональд Трамп последовал совету Абдаллы II, который еще тогда, в апреле, предложил Трампу связаться с Путиным и сделать ему кое-какие уступки для решения сирийского кризиса. О какого рода уступках идет речь, читаем в том самом апрельском интервью, о котором шла речь выше. «С русской точки зрения, они играют трехмерную шахматную игру. Для них Крым важен, Сирия, Украина, Ливия. Необходимо иметь дело с русскими по всем этим вопросам одновременно», но с расчетом, что «самое главное для россиян – Крым». Другими словами, именно за уступки по Крыму король Абдалла II ожидал получить от Москвы «большую гибкость по Сирии». Абдалла II также считал, что «интересы России в Сирии должны обеспечиваться постоянным военным присутствием в «полезной Сирии»: области между Дамаском, Латакией, Алеппо, Хомсом и Хамой» – и что Асад может «остаться в игре» при условии, что «Москва и Вашингтон смогут найти способы соблазнить Асада уйти от Ирана, чтобы оставить в покое повстанцев на общей основе борьбы против джихадистов». Или, говоря на сегодняшнем жаргоне, главное, чего он хотел от России, – это добиться замещения «Хезболлы» и шиитской милиции войсками «арабского НАТО».

Началом этого процесса стало подписание Россией, Ираном и Турцией 6 мая в Астане соглашения о создании четырех зон безопасности, где наши ВКС и сирийская авиация оставили наконец-то в покое повстанцев «на общей основе борьбы против джихадистов». Инициатором этого соглашения выступил президент России Владимир Путин, предварительно согласовавший его в телефонном разговоре с президентом США Дональдом Трампом. А в июле в Гамбурге между Трампом и Путиным была достигнута договоренность о создании новой, под гарантии уже не астанинской тройки, а России, США и Иордании зоны деэскалации на юго-западе Сирии. Она включает три сирийские провинции, расположенные вдоль границы с Израилем и Иорданией, – Дераа, Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда – с мониторинговым центром по наблюдению за режимом прекращения огня в Аммане. Другими словами, идя навстречу требованиям Иордании и Израиля, Иран был лишен присутствия и роли в наведении порядка в этой пограничной зоне.

«Похоже, что США согласились с тем, что Асад должен будет остаться у власти, по крайней мере пока. Россия будет решать, когда Асад должен уйти, и США будут ждать этого дня. Взамен Россия признала, что влияние Ирана на Ближнем Востоке должно быть ослаблено» – так прокомментировала турецкая газета Daily Sabah итоги переговоров Путина и Трампа. Увы, далее между Трампом и Путиным встрял американский Конгресс со своим «Актом о санкциях для противодействия противникам Америки», и потепление отношений между США и Россией закончилось. Вместо этого между ними начался новый раунд холодной войны с фокусом в Украине.

УКРАИНСКИЙ «ФРОНТ»

Прямо из Гамбурга, уже через сутки после переговоров между Путиным и Трампом, в Киев прилетел госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Это был его первый государственный визит на Украину, и он привез с собой и представил президенту Украины Петру Порошенко нового спецпредставителя США по Украине Курта Волкера, заявив, что Вашингтон будет искать возможности к тому, чтобы сдвинуть процесс с мертвой точки.

На совместной пресс-конференции глава Госдепа заявил: «Мы разочарованы отсутствием прогресса в рамках Минских соглашений, именно потому мы назначили специального представителя». Он также добавил, что США намерены координировать действия с «нормандской четверкой» для поиска возможности способствовать прогрессу в решении конфликта. В принципе это подключение США к переговорам по Украине, делавшееся в рамках майского соглашения между Лавровым и Тиллерсоном, было необходимым условием для координации сторонами своих уступок по Сирии и Украине. Однако по каким-то причинам, возможно, из-за давления Конгресса, Тиллерсон выбрал весьма жесткого переговорщика – в своих показаниях на слушаниях сенатского комитета по международным отношениям 7 апреля 2017 года Волкер призвал администрацию Дональда Трампа противодействовать вызовам, брошенным Западу Москвой: «Россия пытается разрушить порядок, установленный после холодной войны в Европе, меняя границы и используя для этого военную силу. Российские войска оккупировали часть Украины, Грузии и Молдавии, и, нагло демонстрируя силу, Россия просто аннексировала Крымский полуостров».

Поэтому неудивительно, что все лето СНБО Украины закулисным образом готовил новый законопроект по реинтеграции Донбасса, в котором прописало определение России как агрессора, а действия Украины определило уже не как антитеррористическую операцию, а как самооборону государства. Что дает президенту Украины возможность собственным указом в любой момент ввести войска в Донбасс на неопределенный срок, объявить там чрезвычайное или военное положение и т.п.

Момент истины наступил 5 сентября, когда Москва, решив сыграть на опережение, сделала шаг навстречу Киеву, согласилась на ввод иностранных миротворцев в зону Донбасса и внесла в Совбез ООН свой проект резолюции на эту тему. Киев его тут же отверг и пообещал предоставить 20 сентября Генеральной Ассамблее ООН свой проект резолюции. Гора родила мышь – Порошенко так и не рискнул вынести на обсуждение ООН турчиновский проект. Причина этого, судя по бурным дебатам сторон в Верховной раде и прессе, в том, что новый закон позволяет ВСУ под прикрытием голубых касок провернуть в Донбассе такой же «хорватский сценарий», как это проделали хорваты в отношении Сербской Краины – для этого было бы достаточно развернуть миротворцев не на линии фронта (против этого возражал Волкер), а на границе России и Украины (этого требовал Киев). Понятно, что Москва этот закон немедленно отвергла, и соответственно провести его через Совбез ООН уже невозможно. Так что теперь Волкер и Сурков занимаются поиском компромиссного варианта по Украине.

Соответственно все это время Россия самым решительным образом поддерживала наступление сирийской армии и «Хезболлы» в Сирии, что неизбежно разваливало российско-американскую кооперацию в этой стране. Пока, наконец, Трамп не выдержал и не объявил собственную войну против КСИР. Думается, однако, что, перемудрив с Украиной, он теперь опоздает и в Сирии – сейчас игиловцы даже не помышляют о победе, они либо становятся шахидами, либо бегут за границу. А больше Вашингтону здесь опереться для борьбы с иранцами не на кого – «арабское НАТО» не существует сейчас даже на бумаге. Так что Сирию ему не вернуть, а вот поддерживать здесь «управляемый хаос» Вашингтон, если захочет, может еще долго. Поскольку распад СВПД и «потеря лица» президентом Рухани наверняка развяжет руки уже не только американским, но и иранским «ястребам» в политике.

ЭПОХАЛЬНАЯ ВСТРЕЧА

«Эпохальной» назвал встречу Путина с саудовским монархом российский МИД. По формальным признакам – первый государственный визит короля Саудовской Аравии в Россию за 90 лет существования королевства, да еще в сопровождении свыше тысячи придворных – для российско-саудовских отношений это действительно так. Кроме того, по результатам визита принято решение, что государственная нефтяная монополия Saudi Aramco, чтобы снизить глобальные запасы нефти и стимулировать спрос, сократит в следующем месяце экспорт нефти на 560 тыс. барр. нефти в сутки.

Учитывая, что Россия и Саудовская Аравия являются крупнейшими в мире производителями нефти, но что при этом Саудовская Аравия, связанная с США негласным договором «нефть в обмен на безопасность», вплоть до ноября прошлого года выступала в области глобальной нефтяной политики если не как прямой враг, но очень близко к этому, то сейчас – и это подтвердил визит саудовского короля – мы начинаем выступать в этой чрезвычайно важной для регулирования не только нашей, но и мировой экономики области как союзники. Причина вполне объективная, поскольку у нас с саудовцами появился общий враг – американские сланцевые углеводороды. А кроме того, США уже практически проиграли Сирию России. В результате у Эр-Рияда пробудился интерес также к российскому оружию: по итогам переговоров в Москве были достигнуты принципиальные договоренности по закупке Саудовской Аравией зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Кроме того, стороны также заключили контракт на организацию производства в Саудовской Аравии автоматов Калашникова и подписали меморандум о покупке и локализации тяжелых огнеметных систем ТОС-1А, противотанковых ракетных комплексов «Корнет-ЭМ» и гранатометов АГС-30.

Но даже этот приезд саудовского короля и его щедрые посулы Москве не смогли разрешить главную стратегическую проблему американо-саудовской коалиции и примкнувшего к ней Израиля – Москва осталась верна союзу с Башаром Асадом и Ираном в Сирии. Тем не менее этот визит может сыграть эпохальную роль и в ближневосточной политике: гражданская война в Сирии практически завершена, и, как заявил 14 октября президент РФ Владимир Путин, «мировое сообщество уже должно задуматься о послевоенном восстановлении Сирии». 

Вопрос, однако, в том, кто будет оплачивать это восстановление. Поскольку ответственность за то, что в Сирии началась гражданская война, несут, с одной стороны, власти Сирии, с другой – те, кто провоцировал сирийскую оппозицию на вооруженное сопротивление. Поэтому «основное бремя ответственности за послевоенное восстановление Сирии должны нести «те самые западные страны, которые в свое время взялись демократизировать большой Ближний Восток» – такое мнение высказал на следующий день председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Мнение, мягко говоря, не совсем адекватное – рассчитывать на то, что Трамп или Западная Европа начнут финансировать диктаторский режим Асада в Сирии, может только очень наивный человек. Тем более что Асад отнюдь не собирается просить их об этом: «В первую очередь они должны будут попросить прощения у сирийского народа. Затем сирийский народ должен будет принять их извинения. После этого они должны будут извиниться перед собственными народами. И наконец, их следует привлечь к ответу во время политических выборов» – такие условия для получения контрактов на восстановление выдвинул сирийский министр экономики и торговли Адиб Маяле всем странам – противникам режима.

Демагогия, конечно, но в любом случае, прежде чем мировое сообщество задумается о восстановлении Сирии, об этом должен задуматься арабский мир. Поскольку пока не прекратятся их гибридные войны в Сирии против режима Асада и Ирана, невозможны ни восстановление страны, ни ее реинтеграция в арабский мир. И в первую очередь должны задуматься Саудовская Аравия и возглавляемое ею ССГАПЗ – тех 450 млрд, которые саудовцы выложили 20 мая в рамках программы создания «арабского НАТО», вполне бы хватило на восстановление Сирии, поскольку здесь и сейчас требуемая сумма оценивается в 200–350 млрд долл. Ну а далее подключатся и страны БРИКС – Китай, например, со своим проектом Шелкового пути был готов к этому уже вчера. Однако сегодня, после того как трамповское «затишье перед бурей» вот-вот может смениться иранской бурей, даже Китай трижды задумается.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


В международных отношениях обнаружили фейковую дипломатию

В международных отношениях обнаружили фейковую дипломатию

Юрий Паниев

1
1617
Генералы не жалеют денег на войну

Генералы не жалеют денег на войну

Владимир Щербаков

0
2391
Санкционный список "друзей Путина" помогает составить его бывший советник

Санкционный список "друзей Путина" помогает составить его бывший советник

Иван Шварц

Штаты готовят арест активов у семи категорий россиян

6
44330
Президент Эрдоган вскоре вновь отправится с визитом в Россию

Президент Эрдоган вскоре вновь отправится с визитом в Россию

0
880

Другие новости

Загрузка...
24smi.org