0
575
Газета Реалии Интернет-версия

25.05.2018 00:01:00

Железный Феликс и наследие Вучетича

Вернется ли памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь

Сергей Першуткин

Об авторе: Сергей Николаевич Першуткин – член-корреспондент Академии военных наук, участник торжественной конференции, посвященной 140-летию со дня рождения Ф.Э. Дзержинского.

Тэги: лубянка, памятник, дзержинскому, восстановить, фсб, гражданская, война, монументов, ленинопад


лубянка, памятник, дзержинскому, восстановить, фсб, гражданская, война, монументов, ленинопад Многие эксперты считают, что памятник Дзержинскому удачно вписывался в ансабль Лубянской площади. Фото с сайта www.dodmedia.osd.mil

В создании правоохранительных органов в нашей стране велика роль Феликса Эдмундовича Дзержинского, портрет которого на почетном месте был почти в каждом милицейском кабинете в недавний советский период. В честь 140-летия со дня рождения Дзержинского в 2017 году состоялось возложение венков к памятникам в ряде российских городов, прошли торжественные заседания и научно-практические конференции.

По итогам состоявшейся в прошлом году в Москве торжественной конференции ветеранских, образовательных и научных организаций, представителей Росгвардии, пограничного института ФСБ, Московского института инженеров транспорта, автономной некоммерческой организации «Московский институт социологических исследований», военно-патриотических объединений молодежи было принято обращение к общественности России и органам власти.

Справедливо отмечалось, что председателя ВЧК, а в дальнейшем председателя Объединенного государственного политического управления (ОГПУ), наркома внутренних дел (и даже наркома путей сообщения, председателя Высшего совета народного хозяйства СССР) на всех государственных постах отличали незаменимые качества.

Во-первых, наличие ясно выраженной гражданской и политической позиции по широкому кругу вопросов, что со времени зарубежных съездов и конференций РСДРП(б) выделяло его среди других революционеров. Он не уходил от полемики с Владимиром Лениным, Иосифом Сталиным, а также с председателем Советского правительства середины 1920-х годов Алексеем Рыковым, аргументированно доказывая свою точку зрения.

Во-вторых, повышенная требовательность к себе, что делало Дзержинского нравственно привлекательным как для ближайшего окружения, так и для широких масс советских людей, что подтверждается документальными источниками насчет скрупулезных отчетов по итогам командировок за каждую потраченную бюджетную копейку.

В-третьих, стремление к справедливости, хотя в условиях Гражданской войны и послевоенной разрухи, когда классовое противостояние и ожесточение было максимальным, непросто было даже думать о переходе от классового принципа оценки преступников и правонарушителей к принципу справедливости и равной ответственности за содеянное (что в числе немногих партийных руководителей предлагал Феликс Эдмундович). Больше того, он, по свидетельствам авторитетных историков, был сторонником отмены высшей меры наказания – смертной казни, требуя от чекистов и работников ревтрибуналов соблюдать величайшую осторожность в ходе арестов и величайшую осмотрительность при ведении уголовных и гражданских дел.

В-четвертых, понимание роли доверия в деятельности правоохранительных органов, необходимости регулярных выступлений с отчетами и докладами перед гражданами; организации шефства над приютами и детскими учреждениями. Под руководством председателя ВЧК чекисты спасли от детской беспризорности и гибели 5 млн бездомных детей.

Обобщая, отметим, что, несмотря на короткую 48-летнюю жизнь, Дзержинскому удалось многое сделать на высоких государственных должностях. Однако в 1990-е годы, когда разрушался Советский Союз, имя и государственная деятельность организатора системы правоохранительных органов в нашей стране стали объектом жесточайших информационных атак и даже фальсификаций. Дзержинский оказался незаслуженно отодвинутым на периферию общественного внимания, подобно другим государственным деятелям советского периода, подобно создателю памятника Железному Феликсу Евгению Вучетичу, обвиненному в воспевании сталинской эпохи.

ВОЙНА ПАМЯТНИКОВ

Как известно, монументальная архитектура – это самосознание любой нации, отношение к истории страны, к духовным корням, передающее дух эпохи, ее ценности и доминирующую идеологию.

Феликс Эдмундович Дзержинский. 	Фото Федерального архива Германии
Феликс Эдмундович Дзержинский. Фото Федерального архива Германии

Многочисленные скульптуры в бронзе и мраморе на улицах и в скверах самых разных городов и поселков Европы, Азии, Америки подтверждают эту истину. Причем политические возможности монументальной архитектуры все настойчивее и агрессивнее используются за рубежом, где молчаливые и благородные советские солдаты в бронзе и мраморе порой вызывают страх у европейских деятелей.

Однако монументы памяти советским героям в последние годы в ряде стран периодически разрушаются, а на их месте появляются даже памятники пособникам фашистов. Фактически советские памятники оказались объектом информационно-идеологических атак.

Возрастающая роль монументальной архитектуры активно осознается и во многих российских регионах. Свидетельства последнего времени: сооружение памятника князю Владимиру – крестителю Руси в Москве, памятника Ивану Грозному в Орле, памятника императору Александру III в Крыму. Тем самым речь идет о новых символах отечества, консолидирующих российское общество вокруг идей государственности, патриотизма, нравственного величия.

Однако список исторических личностей, заслуживающих воплощения в благородном металле и мраморе или заслуживающих возвращения на площади и в скверы российских городов и поселков, нужно бы продолжить. В частности, вполне возможно, что настало время обсудить вопрос о восстановлении на Лубянской площади памятника Евгения Вучетича, о котором можно было бы написать не меньше, чем о самом Дзержинском.

Талантливый советский скульптор, убедительно и точно создавший портретные бюсты выдающихся российских полководцев прошлого – Александра Суворова, Михаила Кутузова, Петра Багратиона, знаменитого партизана Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова, драматически и жизнеутверждающе раскрыл тему подвига советского народа в борьбе с фашизмом, используя в полной мере художественные средства, чтобы передать героический образ защитников Родины в виде скульптурных портретов героев, а также памятников-монументов генералу армии Николаю Ватутину в Киеве, генерал-майору Леонтию Гуртьеву в Орле и гвардии рядовому Александру Матросову в Великих Луках.

Однако признание не только советской, но и зарубежной общественности, лавровую ветвь и престижный статус принесли Евгению Вучетичу три монументальные композиции: в Трептов-парке в Берлине («Воин-освободитель», защитивший ребенка и мечом разрубивший фашистскую свастику, удерживая ее у земли), перед зданием ООН в Нью-Йорке (аллегорическая статуя «Перекуем мечи на орала» в виде фигуры кузнеца, ударами молота превращающего меч в плуг, что символизировало вечное человеческое желание мира) и на Мамаевом кургане в Волгограде (скульптурная композиция «Родина-мать зовет!» как аллегорический образ Родины, зовущей своих сыновей на битву с врагом, как напоминание о цене великой победы).

В качестве продолжения военной тематики можно рассматривать создание Вучетичем (советским Микеланджело) памятника Дзержинскому, сдержанного по художественным средствам, игнорирующим детали, но подчеркивающим концентрацию мысли и действий, масштаб личности этого государственного деятеля, его роль в укреплении и защите советского государства от внешних и внутренних врагов.

Не одно поколение работников советских спецслужб начинало свой путь в органах разведки и контрразведки с возложения венков к подножию памятника Дзержинскому.

Памятник Дзержинскому на Лубянке был демонтирован, когда разрушалась государственность и деформировались важные символы, олицетворением которых в том числе был этот памятник. В 1991 году пьяная хулиганствующая толпа обрушила этот памятник с постамента, упрятав в дальнейшем подальше от глаз народа, несмотря на то что он был включен в каталог выдающихся произведений мирового фундаментального искусства и находился под охраной государства. Спустя более чем четверть века после тех драматических событий ситуация в нашей стране поменялась на противоположную – идет процесс восстановления отечественной государственности.

Молчаливый и строгий Феликс Дзержинский в длиннополой шинели, закованный в бронзу, ждет возможности поддержать государственников и патриотов, вернувшись на Лубянскую площадь Москвы.

Однако речь должна бы идти о комплексной задаче – искусствоведческой, культурологической, а также политической и даже социологической.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОЖИДАНИЯ

В изучении общественного мнения и в выявлении отношения сегодня к Феликсу Дзержинскому незаменима роль социологических исследований, подготовленных и реализуемых профессионально с учетом специальных методик сбора информации, расчетов необходимой надежности, достоверности результатов с опорой на теорию вероятности и статистику.

Общественное сознание больших социальных групп (например, молодежи или ветеранов) по важнейшим параметрам проявляет устойчивость, поэтому выявленные профессиональными социологами тенденции способны сохранять значимость на протяжении ряда лет.

Отсюда сохранение актуальности исследований, выполненных в том числе в 2013–2017 годах, когда речь идет о выявлении отношения к Дзержинскому и о восстановлении на Лубянской площади Москвы памятника ему.

Проведенные исследования однозначно свидетельствуют о высокой степени известности и даже популярности Дзержинского среди наших сограждан, что способно даже удивлять, поскольку резко уменьшился в сравнении с советским периодом времени поток публикаций об этом государственном деятеле, подвергнутом информационным атакам в 1990-е годы.

Тем не менее 80% опрошенных ВЦИОМом граждан еще в 2013 году сообщили социологам, что «личность Дзержинского им известна», причем половина респондентов заявила, что хорошо знает, чем знаменит Феликс Эдмундович, положительно оценивая его деятельность и выступая за восстановление памятника Дзержинскому.

Главным аргументом оказалась «необходимость помнить нашу историю» (для 46%), а также роль Дзержинского как «выдающейся личности» (23%), «необходимость хранить память о выдающемся человеке» (13%), «памятники недопустимо сносить» (10%).

Помимо того признавалась важность восстановления исторической справедливости по отношению к видному деятелю советской власти, вклад которого в создание Советского Союза и его экономику неоценим (22%). Обращалось внимание на культурные и художественные достоинства памятника Дзержинскому, выполненного известным скульптором. Подчеркивался тот факт, что памятник хорошо вписывался в ансамбль Лубянской площади, а без него она «смотрится сиротливо».

За разнообразной лексикой респондентов и разными смысловыми акцентами просматривается общее позитивное отношение к Дзержинскому, что было подтверждено также в 2015 году, когда еще одна социологическая фирма – Левада-Центр – опубликовала результаты исследования по данной теме.

Явно заметное позитивное отношение наших сограждан к выдающемуся государственному деятелю советского периода времени видится логичным и объяснимым как следствие и итог влияния многих общеполитических и общеисторических событий последних лет.

Во-первых, крымского фактора 2014 года, возвращения Крыма в состав Российской Федерации, что обусловило подъем патриотических настроений и рост национального самосознания в нашей стране.

Во-вторых, все более глубокого проявления в российском обществе запроса на разноплановую и объективную оценку заслуг различных исторических деятелей.

В-третьих, все более пристального и уважительного отношения к истории нашей страны, проявляющегося в уменьшении негатива в отношении Иосифа Сталина, в более спокойном восприятии новых памятных знаков, устанавливаемых в честь Верховного главнокомандующего и руководителя Советского государства, что нельзя рассматривать как идеализацию прошлого, как отрицание промахов и ошибок этого руководителя нашего государства.

Что же касается отношения к Дзержинскому, то оно менее определенное в отличие от отношения к Сталину, что выражается в большем числе сомневающихся и затруднившихся с ответом в процессе социологических опросов. Все-таки половине опрошенных мало известен Железный Феликс, а сравнительно большая группа наших сограждан (примерно треть) отказалась даже отвечать на вопрос о нем, воспользовавшись возможностью указать «затрудняюсь ответить». Даже в год 100-летия ВЧК число сюжетов о нем в газетных и журнальных публикациях, на радио и телевидении было минимальным, что не отвечало явно выраженным общественным и персонифицированным потребностям узнать о Железном Феликсе больше.

В перспективном плане как бы можно спрогнозировать динамику общественного мнения в отношении как непосредственно Дзержинского, так и возвращения памятника Вучетича на Лубянскую площадь.

Обозначенное отношение будет определяться с социологической точки зрения воздействием трех крупных факторов:

– последовательностью и целенаправленностью государственной политики по укреплению суверенитета Российской Федерации в политической, социально-экономической, духовно-образовательной сферах;

– постепенным утверждением все более взвешенных оценок сложных периодов новейшей советской истории, сталинского периода, неоднозначных исторических личностей;

– все более широким пониманием того, что современные критерии должны бы корректно использоваться для оценки сложных исторических периодов, исторических личностей в тех специфических общественно-политических условиях, которые были подвержены собственной логике, политическим и нравственным критериям того времени.

Таким образом, больше станет определенности вокруг фигуры Дзержинского.

Еще один ресурс увеличения общественного внимания к Дзержинскому – это повышение престижа в современном российском обществе правоохранительных органов, оценок эффективности их деятельности.

Несмотря на неизбежную специфику, объем открытых данных об МВД, ФСБ и других спецслужбах России постоянно расширяется, что позволяет даже рядовому гражданину составить определенное представление на этот счет.

Скажем, 14% опрошенных ВЦИОМом в 2017 году сообщили, отвечая на вопросы насчет конкретных спецслужб и правоохранительных органов, что «хорошо знают и специально интересуются деятельностью ФСБ России». Причем на 16% увеличилась доля респондентов с 2016 по 2017 год (до 38% всего лишь с 22%), выразивших ощущения и наблюдения того, что эта государственная структура (ФСБ РФ) «бесспорно справляется с поставленными перед ней задачами».

Таковы дополнительные факторы, стимулирующие благоприятную обстановку в стране для восприятия сегодня Феликса Дзержинского и определяющие перспективы возвращения памятника на Лубянскую площадь Москвы.

Значит, не напрасны усилия здравомыслящей и позитивно настроенной части общества по восстановлению исторической справедливости, не напрасны усилия ветеранских организаций по патриотическому воспитанию современной российской молодежи, по разъяснению специфики и достоинств советского опыта работы правоохранительных органов.

В изучении и разъяснении исторической роли Дзержинского велика роль исследователей, таких как известный российский ученый, ветеран КГБ СССР и ФСБ России, доктор исторических наук, профессор Александр Плеханов. Вместе с единомышленниками, учениками и последователями при активном непосредственном участии «Союза ветеранов госбезопасности» и «Общества изучения спецслужб России» он активно работает в данном направлении.

ПАМЯТНИКУ – БЫТЬ!

С социологической точки зрения можно утверждать, что не за горами время, когда на Лубянку вернется памятник Евгения Вучетича. В пользу этого свидетельствуют длительные и устойчивые тенденции общественного мнения в стране за последние полтора десятка лет, которые прослеживаются даже на ограниченном и неполном статистическом материале.

Во-первых, возрастание доли положительно настроенных в отношении памятника Дзержинскому (с 45 до 51%) с 2002 по 2015 год.

Во-вторых, сокращение доли негативно настроенных сограждан, свидетельством чего стало уменьшение доли отрицательных ответов с 38 до 25%, если характеризовать общественные настроения по Москве за период 2002–2015 годов. Если же посмотреть данные по всей стране (по общероссийской выборке), то цифры еще более красноречивы. Резко сократилась (в три раза) за 2012–2015 годы доля категорически отвергающих идею возвращения памятника Дзержинскому с 9 до 3%,

Тем не менее политическому решению должна бы предшествовать обширная подготовительная работа. В политической повестке дня – переиздание и издание новых книг об этом государственном деятеле, идеологе и организаторе создания системы правоохранительных органов; расширение и дополнение проводимых исследований по историческим и политико-социологическим наукам с целью выявления и обсуждения недостаточно изученных аспектов; мониторинг общественного мнения и прежде всего целевых групп населения в регионах, включая такие активные группы, как ветераны войны, правоохранительных органов и спецслужб, а также разные группы молодежи; проведение научно-практических конференций, касающихся роли Дзержинского в создании фундамента социалистической экономики, в борьбе с беспризорностью и в разработке госполитики в отношении подрастающего поколения.

Видятся целесообразными углубленные социологические исследования с помощью новейших социологических методов самых информированных о Дзержинском групп населения, прежде всего ветеранов, что позволило бы дополнить и уточнить данные 2013–2015 годов самыми свежими цифрами и рейтингами, выходя за рамки стандартных электоральных выборок. Все это возможно и реально с помощью экспертных опросов, заседаний фокус-групп, контент-анализа публикаций и исторических документов и других социологических методов, требующих профессионального исполнения.

Феликс Дзержинский – это один из самых ярких и уважаемых государственных деятелей советской эпохи, своеобразный нравственный камертон для разных поколений работников правоохранительных органов, о чем свидетельствует даже тот факт, что до сих пор в кабинетах отдельных их руководителей можно встретить на почетном месте портрет Железного Феликса.

С социологической точки зрения это о многом говорит. Личность Феликса Эдмундовича сохраняет привлекательность и в настоящее время, когда просматривается усложнение задач правоохранительных органов. В этих условиях требуется более полный учет в работе с курсантами и слушателями образовательных учреждений МВД, ФСБ, Росгвардии нравственных принципов и принципов профессиональной деятельности Дзержинского.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия прошла круги WADA

Россия прошла круги WADA

Станислав Минин

Официальный статус РУСАДА восстановлен, но допинговая война едва ли завершена

0
302
Неудобный атаман

Неудобный атаман

Павел Скрыльников

Тамбовщина не может найти способ вспомнить своих героев

0
663
Тройной агент из Ватикана

Тройной агент из Ватикана

Алексей Казаков

Рассекреченные документы ЦРУ рассказывают, как был завербован Москвой разведчик нацистов и американцев

0
505
Российский Гиппократ

Российский Гиппократ

Игорь Шумейко

Его пациентами были Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Петр Чайковский и Отто фон Бисмарк

0
1114

Другие новости

Загрузка...
24smi.org