0
1363
Газета Реалии Интернет-версия

25.05.2018 00:01:00

Лечение отставников-инвалидов требует внимания власти

Дальневосточные законодатели пытаются защитить бывших военнослужащих, потерявших в боях и походах свое здоровье

Олег Шведков

Юрий Тарлавин

Об авторе: Олег Константинович Шведков – председатель ЦК Общероссийского профессионального союза военнослужащих; Юрий Алексеевич Тарлавин – координатор Приморской общественной военной ассоциации, председатель Приморской краевой организации профсоюза военнослужащих.

Тэги: дальневосточное, законодатели, приморье, военнослужащие, ФЗ76, статья 16, инвалиды, правительство, чиновники, минобороны


Солдаты и молодые офицеры, которые получили во время исполнения обязанностей военной службы травмы, ранения и увечья и досрочно уволились в запас, сегодня практически лишены возможности получать квалифицированную медицинскую помощь в военно-лечебных учреждениях (ВЛУ) страны. Данную несправедливость пытаются устранить депутаты Законодательного собрания Приморского края, которые подготовили и направили накануне майских праздников в Госдуму в качестве законодательной инициативы соответствующий законопроект.

Какова будет его судьба, пока сказать сложно.

ГАРАНТИЙ НЕТ

Депутаты готовятся на уровне законов поддержать новые указы президента РФ Владимира Путина. Он определил новые направления социальной защиты людей, которые предстоит реализовать. В том числе есть надежда, что и в отношении военнослужащих-инвалидов, которыми озаботились законодатели Приморья, социальные гарантии и медицинское обслуживание будут улучшены.

Однако, как выясняется, прежнее правительство было против таких предложений приморцев. Согласно официальной информации, законопроект № 445594-7 «О внесении изменений в ст.16 Федерального закона «О статусе военнослужащих» недавно был зарегистрирован в Госдуме и направлен на рассмотрение в комитет по обороне. 

В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что «государство, признавая особые условия воинской службы, признает возможные риски для военнослужащих, ее исполняющих, и определяет социальные гарантии гражданам, пострадавшим в вышеуказанный период. Социальные гарантии, в том числе и по медицинскому обеспечению, военнослужащим и гражданам назначаются в связи с увольнением с военной службы по утвержденным основаниям и при наличии определенной выслуги лет. Фактически данные гарантии не распространяются на военнослужащих, получивших ущерб здоровью вследствие травм, ранений, увечий и заболеваний, полученных при исполнении обязанностей военной службы, и уволенных с военной службы в молодом возрасте при минимальной выслуге лет».

Действительно, по сегодняшнему законодательству солдат или молодой прапорщик, офицер, который получил ранение, скажем, в Сирии, будет лечиться в госпитале, ему будет оказываться квалифицированная медпомощь. Но как только его по болезни уволят с военной службы, ему будет достаточно трудно продолжать лечение в ВЛУ, поскольку юридические основания для этого сужаются. Право на лечение в ВЛУ наступает для военнослужащих запаса, прослуживших в армии 20 лет и более. Правда, законодательством предусмотрено, что лечение бывших военнослужащих, потерявших на службе свое здоровье, при выслуге менее 20 лет возможно, но при этом есть два ограничения. Они могут приниматься на обследование и лечение в военно-медицинские организации в порядке, определяемом непосредственным начальником ВЛУ, и без ущерба для граждан, пользующихся правом на получение медпомощи.

Казалось бы, с точки зрения социальной справедливости понятно, что люди, которые потеряли здоровье на военной службе, должны получать квалифицированную помощь в ВЛУ независимо от выслуги лет и субъективного мнения отдельного чиновника. Но уже прежнее правительство РФ за подписью тогдашнего руководителя ее аппарата Сергея Приходько направило в Госдуму отрицательное заключение на предлагаемые поправки в ст. 16 закона «О статусе военнослужащих». Одно из обоснований такого решения связано с тем, что «расширение социальных гарантий указанным в законопроекте категориям граждан… на получение медицинской помощи в военно-медицинских организациях приведет к снижению ее доступности и качества и потребует выделения дополнительных бюджетных средств из федерального бюджета».

Это только одно из оснований для отказа. Пытаясь обосновать отрицательный ответ на инициативы приморцев, Сергей Приходько также пишет о том, что якобы «в пояснительных материалах к законопроекту не содержится данных правоприменительной и судебной практики, не представлены аналитические и статистические данные, свидетельствующие о неэффективности действующего законодательства по указанным вопросам, а также обосновывающие необходимость внесения предлагаемых изменений».

Но вот, вам, пожалуйста, факты и данные. Это только по Приморью.

Лейтенант Г-ко Александр Владимирович (из этических соображений фамилию не называем полностью) – выпускник Суворовского военного и Высшего военно-автомобильного командного училищ. Жена, ребенок, хорошие перспективы по службе. Все это в прошлом. Через полгода офицерской службы, будучи дежурным по автопарку, при до конца не выясненных обстоятельствах получил тяжелейшую черепно-мозговую травму. Комиссован, инвалид. Все это произошло 22 года назад. Жена, убедившись в бесперспективности дальнейшего лечения, забрала ребенка и уехала. С тех пор Александр полностью зависит от материнской заботы. Сам он себя обслуживать не может. Постоянно требуется медицинская помощь. Но ее в военном госпитале получить сложно.

Еще один пример. Лейтенант К-в Андрей Алексеевич, также всего лишь через полгода после окончания военного училища стал военным инвалидом 1-й группы. Жениться еще не успел. Уже 12 лет полностью зависит от материнской заботы. Также постоянно нуждается в медицинском наблюдении в ВЛУ.

Рядовой Чеботарь Владимир Михайлович. Его фамилию, к сожалению, уже можно назвать, невзирая на охраняемые государством персональные данные. Чеботарь умер. Умер, только отметив сорокалетие. Через год военной службы в 1980 году рядовой Чеботарь попал под расстрел караула. Ветераны армии и флота подобные случаи помнят. Тогда Владимиру «повезло», очередь из автомата АКМ прошила правую сторону тела, жизненно важные органы сильно не пострадали. Военные врачи жизнь Александру сохранили. Признан был инвалидом военной службы. В последние годы жизни постоянно обращался за медпомощью. В ВЛУ попасть было трудно, его брали в госпиталь только после просьб и рекомендаций военной общественности. К сожалению, последствия тяжелых ранений в конце концов сказались. Его не стало.

Логично рассуждая, все вышеуказанные граждане, получив инвалидность вследствие ранений, травм, увечий, заболеваний, полученных при исполнении обязанностей военной службы, акцентируем, не в период прохождения, а именно при исполнении обязанностей должны беспрепятственно получать необходимую медицинскую, реабилитационную и санаторно-курортную помощь в системе военной медицины. Они же инвалиды военной службы. Но по законодательству это сделать сложно, так как у всех этих людей выслуга менее 20 лет.

ИМЕЮТ ПРАВО!

Именно исходя из всего вышеуказанного и решили депутаты Законодательного собрания Приморского края, региона, как всем известно, в силу своего геополитического положения крайне милитаризованного, рассмотрев обращение Приморской краевой организации Общероссийского профсоюза военнослужащих, внести на рассмотрении Федерального собрания Российской Федерации законодательную инициативу: вместо «могут… без ущерба» – «имеют право!».

Разве не справедливо, если у российских военнослужащих, выполняющих боевые задачи в горячих точках (да и боевая учеба на полигоне, караульная служба, наряды постоянно несут повышенные угрозы ранений, увечий, травматизма), будет уверенность – случись что, родная армия и правительство не бросят!? Не оставят их один на один с «прелестями» провинциальной муниципальной медицины? Но подобная справедливость, судя по отзыву на законопроект, поступивший из правительства, отдельным чиновникам не очевидна.

Причем объяснения попыток хоть как-то, по их мнению, сэкономить бюджетные расходы умиляют своей некомпетентностью и непоследовательностью. Представляя первый раз на заключение в правительство законопроект, приморские законодатели, исходя из уже сложившейся практики, особо отметили – подобных граждан, к счастью, немного, таких людей, как правило, на лечение в госпиталя принимают и фактически дополнительного финансирования не требуется.

И правительство в своем заключении этот факт подтверждает – нет данных о судах в защиту прав инвалидов, их и так лечат! Но тут же, буквально в следующей строчке – необходимо дополнительное финансирование. Дважды органы правительства готовили заключение на законопроект, подготовленный приморцами. В первый раз они трижды просили продления сроков для подготовки своего текста заключения, во второй – дважды. А общее количество военных инвалидов, подпадающих под законопроект, так и не определили. И для чего тогда просили продлить сроки? Как определить необходимое дополнительное финансирование, если государство не знает, сколько их, подобных военных инвалидов?

Уверены, что правительственные чиновники, готовившие отрицательное заключение на приморский законопроект, никогда не общались с людьми, схожими с указанными нами судьбами офицеров. Они не ощущали на себе взгляды их матерей: как же так, почему армия, на службе в которой пострадали наши сыновья, от нас отворачивается?

Заметим, что предлагаемые поправки приморцев в ст. 16 закона «О статусе военнослужащих» в целом получили концептуальную поддержку комитета по обороне и безопасности, аналитического и правового управлений аппарата Совета Федерации, а также комиссии Совета законодателей при Федеральном собрании по вопросам законодательного обеспечения национальной безопасности и противодействия коррупции.

При этом в своем заключении комиссия Совета законодателей особо отметила потенциальную коррупционную угрозу ныне действующей редакции закона: «вправе» – «могут приниматься» – «без ущерба для граждан, пользующихся правом…» Правительство РФ почему-то на этот довод внимания не обратило.

Несмотря на отрицательное правительственное заключение, приморские законодатели направили свой законопроект на рассмотрение в Государственную думу.

Нам известно, что глава думского комитета по обороне генерал-полковник Владимир Шаманов обещал этот документ поддержать. Будем надеяться, что подобная позиция у абсолютного большинства депутатов и справедливость восторжествует.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Муниципальный фильтр превратился  в политический кран

Муниципальный фильтр превратился в политический кран

Считать ли торжеством демократии тот факт, что на выборах в Приморье вентиль могут открыть по максимуму

0
1441
Сергей Шойгу подарил Монголии 13 миллионов долларов

Сергей Шойгу подарил Монголии 13 миллионов долларов

Владимир Мухин

Москва и Улан-Батор договорились о долгосрочном военном сотрудничестве

0
2289
Андрей Макаров пытается доказать прозрачность бюджета-2019

Андрей Макаров пытается доказать прозрачность бюджета-2019

Михаил Сергеев

Цитаты из думских документов удивили главу профильного комитета

0
1360
Министерство жестокости

Министерство жестокости

Фиест

Элегия о том, как чиновники озаботились психологическим климатом

0
1366

Другие новости

Загрузка...
24smi.org