0
2284
Газета Реалии Интернет-версия

31.05.2019 00:01:00

«Шалости» директора ЦРУ

Почему глава спецслужбы нанес Америке больше вреда, чем ее враги

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: сша, цру, уильям кейси, рейган, разведка, шпионаж


18-10-1_t.jpg
Уильям Кейси – директор Центрального
разведывательного управления США
в 1981-1987 годы. Фото с сайта www.cia.gov
Одним из наиболее противоречивых руководителей Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США за всю его историю был Уильям Кейси, возглавлявший это ведомство с января 1981-го по январь 1987 года. Он был ставленником тогдашнего президента США Рональда Рейгана, импозантного в прошлом киноактера, но обладавшего массой недостатков. Впрочем, как гласит известный афоризм, свита делает короля, поэтому недостатки «президента от Голливуда», как его называли некоторые остряки, компенсировались чрезвычайной активностью членов его ближайшего окружения, к коим формально принадлежал и глава национальной политической разведки.

БОЛЬШИЕ АМБИЦИИ

Кейси обладал некоторым опытом работы в разведке, в годы Второй мировой войны находясь в служебной командировке в Лондоне по линии предшественника ЦРУ – Управления стратегических служб. При этом своим кумиром и учителем он считал одного из основателей американской разведки Билла Донована, портрет которого Кейси первым делом вешал на стену при переселении в очередной служебный кабинет. Ему импонировали слова «Дикого Билла», как небезосновательно называли Донована его сослуживцы, о том, что «в глобальной и тотальной войне разведка сама должна быть глобальной и тоталитарной». Этому постулату Кейси неизменно и следовал, находясь на посту главы ЦРУ. Немалого опыта в области межличностных отношений, а также ведения бизнеса и «легального ухода от налогов» Кейси набрался в годы работы на финансовом поприще на Уолл-стрит, где ему удалось, как позже вскрылось, путем махинаций нажить приличное состояние.

Кейси, как указывает в одном из своих исследований деятельности спецслужб Тим Вейнер, был организатором «блестящей, но лживой» выборной кампании Рейгана, в которой последний победил. Посему, искренне считал Кейси, он вправе выбрать себе престижную должность в новой администрации. И он остановил свой выбор на посту госсекретаря. Однако жена нового президента Нэнси, на дух не переносившая непредставительного (по сравнению с ее мужем!) и неряшливого, а также невнятно говорившего «кандидата в главные дипломаты», сделала все возможное, чтобы такое назначение не состоялось.

На этом, казалось бы, бесперспективном фоне неожиданный телефонный звонок и личная просьба нового президента возглавить ЦРУ была встречена с большим удовлетворением. Кейси быстро договорился с боссом о возможности конфиденциальных, без свидетелей, встреч и даже о допуске не только к проведению, но и формированию внешней политики страны. Позже один из его замов вспоминал слова Кейси о том, что тот хочет быть не традиционным директором ЦРУ, а иметь больше полномочий. Именно это обстоятельство и явилось одной из причин для возникновения скандалов, неоднократно омрачавших дни, проведенные Кейси на вашингтонском Олимпе.

Джордж Шульц, сменивший в 1982 году Александра Хейга на посту госсекретаря, позже вспоминал о том, мягко говоря, удивлении, которое у него вызвала безаппеляционность «главного разведчика страны» в суждениях и поступках. Поначалу это его настораживало, затем крайне возмутило, сделало непримиримым оппонентом Кейси и в конце концов привело к разрыву «после 10 лет дружбы». Кейси платил своему старому приятелю тем же, предложив Рейгану уволить главу дипломатии.

Шульц в своих мемуарах приводит особо потрясший его случай, когда Кейси на полном серьезе, не посоветовавшись с Госдепом, официально предложил организовать с помощью ЦРУ и осуществить «руками 175 корейцев (!)» вторжение в Суринам, крохотную страну на северном побережье Южной Америки. Поводом для этого якобы послужил факт симпатии ее руководства к Кубе. А кто из латиноамериканцев тогда не симпатизировал Гаване? «Я был потрясен выдвижением столь безумного плана», – подчеркивал Шульц.

В последующем, анализируя позицию Кейси по международным вопросам, Шульц пришел к выводу, что «главный разведчик» сознательно саботировал процесс достижения соглашений с СССР по вопросам сокращения вооружений и в этом плане «внес в Белый дом большую долю неуверенности». Вообще же, по мнению тогдашнего главы американской дипломатии, роль разведки должна сводиться к сбору и анализу информации, а не растрачиванию усилий по всем направлениям, включая самые фантастические.

В свою очередь, и зам Шульца Джон Уайтхед, вспоминая годы работы в Госдепе и являясь ответственным за взаимодействие с ЦРУ, подчеркивал слабость аналитической работы в управлении при Кейси: «Исследования носили поверхностный характер, содержали весьма немного из того, что я назвал бы надежной информацией, и зачастую были просто неверными…» Во многом в этом был повинен сам «главный разведчик». Ветеран Информации ЦРУ Дик Леман, вынужденный покинуть стены управления из-за несогласия с методами работы Кейси и его крайне правыми взглядами, вспоминал о том, что «директор ЦРУ, не соглашаясь со своими аналитиками, зачастую сам переписывал их заключения». Когда он говорил президенту: «Вот что по этому поводу думает ЦРУ», то подразумевал: «Вот что по этому поводу думаю я!»

АНАЛИТИКУ ДОЛОЙ!

Во всем этом не было ничего удивительного. При Кейси прерогативой разведки была не аналитика. Не для этого он был поставлен во главе ЦРУ. Причем сам главный разведчик это прекрасно понимал и был с этим полностью согласен. Дело в том, что Рейган и «делавшая его свита» были не на шутку увлечены тайными операциями, которые, естественно, сосредоточивались на Советском Союзе, его реальных и потенциальных союзниках во всех уголках мира. Для разработки значительного количества авантюрных планов при Белом доме даже сформировали так называемую Группу планирования по национальной безопасности, в которую входили члены ближайшего окружения президента, включая Кейси. Группа дала ему множество «отмашек» для проведения обширных тайных операций в Никарагуа, на Кубе, на севере и юге Африки.

В качестве примера одного из результатов работы данной группы достаточно привести операцию по свержению в 1982 году правительства в Чаде и насаждению там американского ставленника, коим стал в прошлом министр обороны этой страны Хиссан Хабре. Причем личное участие на всех этапах разработки и реализации по сути незаконных планов принимал директор ЦРУ, которого нисколько не волновал факт совершения «кандидатом в руководители молодого демократического государства» массы злодеяний против собственного народа; главное состояло в том, что он был противником ливийского лидера Каддафи – «союзника Москвы». Деньги и оружие текли рекой в «страну демократии по западному образцу».

Уже в ходе этой нехитрой операции проявилась характерная черта Кейси – неразборчивость в методах и средствах для достижения искомой на данный момент цели. Сотни миллионов долларов помогли абсолютно безразличному для рядовых американцев, да и, откровенно говоря, бесполезному для глобальной политики Хабре восемь лет продержаться у власти, но поставленное ему современное оружие, включая переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер», «чудесным образом» в канун войны в Заливе в 1991 году оказались в армии Саддама Хусейна – «главного врага президента Джорджа Буша-старшего», по иронии судьбы при Рейгане исполнявшего обязанности вице-президента и тесно «работавшего» с Кейси!

«ИРАНГЕЙТ»

Данная авантюра и некоторые другие более мелкие «мероприятия» явились прелюдией к намного более сложной и запутанной поначалу тайной операции, обернувшейся в конце концов крупным скандалом, задевшим Кейси напрямую. Речь идет об афере, известной как «Иран-контрас» или «Ирангейт» (по аналогии с «Уотергейтом»). Нет смысла на ней останавливаться подробно, поскольку за истекшие годы об этой афере написаны буквально сотни статей и даже книг. В свете контекста всего повествования остановимся лишь на позиции директора ЦРУ и нюансах его поведения, вскрывшихся в ходе расследования аферы.

Напомним, что скандал разгорелся в конце 1986 года, когда стало известно об организации некоторыми членами администрации США тайных поставок вооружений в Иран «под благовидным предлогом» освобождения томившихся там американских заложников, но тем самым нарушая оружейное эмбарго против этой страны. Дальнейшее расследование показало, что деньги, полученные от продажи оружия, шли на финансирование никарагуанских повстанцев-«контрас» опять же в обход запрета Конгресса на их финансирование. В самом центре скандала оказалось ЦРУ и лично его директор Уильям Кейси. Явно симпатизировавший ему известный и весьма авторитетный в вашингтонском истеблишменте американский политолог и журналист Боб Вудворт все же был вынужден возложить всю ответственность за эту «грязную аферу» лично на директора ЦРУ, в результате чего оказалось «замазано» почти все окружение президента. Среди не красивших главу разведки фактов нельзя не привести в том числе и личное привлечение им к явно незаконным сделкам и попыткам скрыть их людей с сомнительной репутацией, в частности, авантюриста международного масштаба, иранца по происхождению, Манучера Горбанифара.

Все эти «шалости» директора ЦРУ не оставались незамеченными в соответствующих органах законодательной ветви власти. Сформированные к тому времени два комитета по делам разведки обеих палат Конгресса с удивлением погружались в детали расследования. Причем вскоре законодатели начали уличать руководство ЦРУ и лично директора «в искажении истины». Его биографы позже вспоминали о том, что «не раз вызванный для дачи свидетельских показаний Кейси бормотал, путался и порой лгал сквозь зубы». Даже председатель сенатского комитета по делам разведки Барри Голдуотер, формально такой же, как Кейси, оголтелый антикоммунист и русофоб, бывший в свое время (1964 год) кандидатом в президенты и проигравший кампанию исключительно из-за своей чересчур радикальной программы, и тот в конце концов отказался беседовать с директором разведки, что называется, с глазу на глаз, согласившись делать это лишь при свидетелях.

Неоднократно припертый к стенке конгрессменами, Кейси избрал оригинальную тактику поведения: накануне вызова на беседу к законодателям он «неожиданно» уезжал в «срочную» командировку. Заменявшие же его замы копировали поведение босса, что вызывало взрыв негативных эмоций в Конгрессе и жалобы на директора лично президенту. Возмутил законодателей из обоих комитетов и случай с заместителем Кейси адмиралом Инмэном, который по своей инициативе ушел в отставку, проработав 15 месяцев, поскольку «несколько раз уличил директора во лжи»! Через некоторое время после стычек Кейси с конгрессменами и сенаторами всем стала очевидна взаимная неискоренимая неприязнь обеих сторон. Когда же достоянием гласности стал факт оскорбления сенаторов, названных директором ЦРУ «ублюдками», его отставка казалась неизбежной.

В этих условиях Кейси прибег к помощи «старших товарищей». Для его защиты была организована самая настоящая лоббистская кампания: пользующаяся большим влиянием в вашингтонском истеблишменте Ассоциация ветеранов Управления стратегических служб дружно выступила в поддержку своего члена. Не остался в стороне и все еще популярный в обывательской среде Рональд Рейган. Частично сам сознательно участвовавший в обмане законодателей, частично не раз вводимый в заблуждение своим протеже, президент тем не менее в только ему присущей артистической манере с апломбом и «нужными интонациями» объявил о своем «полном доверии руководителю ЦРУ».

И на этот раз пронесло! Однако беда, как водится, пришла откуда не ждали.

ПОТРЕПАННЫЕ НЕРВЫ РАЗВЕДЧИКА

Приблизительно в этот же период бурной активности «главного разведчика» его подчиненные как-то заметили, что «босс не может разобрать собственный почерк и начал прибегать к диктофону для передачи указаний». Более того, на совещаниях он зачастую стал использовать приемы и обороты речи, которые оставались непонятными для аудитории.

По большому счету, такой поворот и последствия развития явно прогрессирующей болезни уже немолодого, но занимающего исключительно ответственный пост Кейси по идее должны были быть прогнозируемы и ожидаемы для государственного руководства. Для этого были веские и явно просматриваемые причины. Помимо аферы-многоходовки «Иран-контрас» и ее расследования, изрядно трепавших нервы «главного разведчика», Кейси практически круглосуточно на протяжении шести лет в своей работе был зациклен почти на все происходящие в мире события, причем по своей или чужой воле играя при этом ведущие роли. Не мог не сказаться на ускорении болезни имевший место осенью 1985 года инцидент с «двойным перебежчиком» – советским гражданином Виталием Юрченко, сбежавшим в Вашингтоне от сотрудников ЦРУ в посольство СССР, где он устроил шумную пресс-конференцию и поведал о своих контактах с Кейси. В результате «главный разведчик» имел весьма большие неприятности.

Как позже отметили люди из окружения Кейси, уже в середине 80-х годов у того наблюдался «некоторый отход от реальности». Прежде всего это выражалось в непонятном для окружающих «чрезмерном увлечении» Кейси судьбой прозападного Национального движения сопротивления в Мозамбике. И это при том, что боевики «сопротивления» прославились своей звериной жестокостью и, видимо, просто копировали в своем поведении «коммунистических красных кхмеров». Кейси даже вышел напрямую на президента Рейгана, добиваясь финансовой поддержки «движения мозамбикского сопротивления» как «авангарда антикоммунистической борьбы в Африке»!

Затем он быстро переключился на лоббирование помощи то одной, то другой военизированной группировке в Анголе. «Со стороны складывалось впечатление, – подметил в те годы один из видных американских дипломатов-африканистов Фрэнк Виснер-младший, кстати, сын одного из руководителей ЦРУ в 50-60-е годы, – что Кейси умышленно намеревался разрушить дипломатию США в Южной Африке…и почти преуспел в этом».

Впрочем, реализации «фантастических планов» «главного разведчика» был положен конец 15 декабря 1986 года, когда у Кейси прямо в его рабочем кабинете, в управлении на седьмом этаже случился приступ. Врачи университетской клиники Джорджтауна предположили, что у него недиагностированная лимфома центральной нервной системы – зловещая паутина, разрастающаяся в головном мозге, – редкое заболевание, которое трудно распознать. Именно оно, как объяснили медики, было причиной неадекватных идей и поведения «главного разведчика» на протяжении последних почти двух, а может быть и более, лет. В январе следующего года он был отправлен в отставку, а в мае ушел из жизни в возрасте 74 лет.

Вскоре, как водится, началось обсуждение «вклада» бывшего директора ЦРУ в дело защиты национальных интересов. Лагерь сторонников «позитивной роли» Уильяма Кейси возглавил упоминавшийся выше известный американский эксперт-международник Б. Вудворт. В многосотстраничном панегрике в адрес Кейси («Veil: The Secret Wars of the CIA, 1981– 1987») Вудворт сконцентрировал внимание почти целиком на «исключительной работоспособности» и «успехах» героя повествования, искусственно обойдя «странности в его поведении» в последние перед отставкой годы и причины этого. И даже в абзаце о болезни Кейси автор сделал акцент на «мужественном восприятии директором» диагноза о раке предстательной железы (?!), ни словом не обмолвившись о другом существенном заболевании, повлекшем за собой ряд неадекватных поступков героя.

Известный американский специалист в области деятельности спецслужб, лауреат Пулитцеровской премии Тим Вейнер, выражая мнение другой группы исследователей, скорее негативно оценивает роль Кейси на столь значимом для национальной безопасности США посту, не скрывая при этом ни объективных, ни субъективных причин неудач в его работе. «За шесть лет Уильям Кейси почти удвоил численный состав ЦРУ, – пишет Вейнер, – Он выстроил стеклянный дворец стоимостью 300 млн долл., предназначенный для размещения разросшегося личного состава… И все-таки он оставил ЦРУ намного более слабым, чем тогда, когда пришел сюда впервые!» 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МВФ встал на сторону Америки

МВФ встал на сторону Америки

Ольга Соловьева

Международные финансовые институты не рекомендуют Поднебесной играть в валютные игры

0
1210
Вашингтон опасается оружия Судного дня Владимира Путина

Вашингтон опасается оружия Судного дня Владимира Путина

Владимир Мухин

Пентагон предлагает включить в обновленный Договор СНВ-3 не только «Буревестник», но и стратегические ракеты Китая

0
1260
Трампа беспокоит китайское присутствие в Гренландии

Трампа беспокоит китайское присутствие в Гренландии

Геннадий Петров

США не хотят ссориться с Данией из-за острова

0
872
Россию подозревают в сговоре с США и Израилем

Россию подозревают в сговоре с США и Израилем

Игорь Субботин

В ударах по Ираку разглядели «русский след»

0
1157

Другие новости

Загрузка...
24smi.org