0
2840
Газета Реалии Интернет-версия

19.07.2019 00:01:00

Фабрика по превращению людей в каннибалов

Издан сборник документов – попытка увидеть Собибор глазами не только евреев, но и их палачей

Дамир Нигматуллин

Об авторе: Дамир Азатович Нигматуллин – историк Великой Отечественной войны, журналист.

Тэги: концлагерь, евреи, узники, история, ученые, книга, сборник, собибор

Собибор: взгляд по обе стороны колючей проволоки. Сб. материалов / Под ред. Л.А. Терушкина, К.А. Пахалюка. – Москва: Яуза‑каталог, 2018. – 416 с.

концлагерь, евреи, узники, история, ученые, книга, сборник, собибор Фото Sean Gallup/Getty Images

Биолог Дина, героиня писателя‑фантаста Юлии Вознесенской, говорила: в нацистских концлагерях ставились опыты не только над узниками, но и над охранниками. «Несколько крупных немецких ученых должны были отобрать самых бесчеловечных из них на предмет последующего размножения», – утверждала Дина. Кроме «окончательного решения вопроса» с евреями и другими «неполноценными нациями, в концлагерях делалось то, что сами нацисты называли массовым расчеловечиванием. Узники ради куска пищи должны были быть готовы убивать и предавать друг друга, а охранники – терять естественную восприимчивость человека к массовым убийствам себе подобных. В теории этот массовый эксперимент по расчеловечиванию должен был стать дегенеративной эрзац‑этикой «нового порядка», передаваемой с генами новым поколениям «истинных арийцев».

В сборнике документов и воспоминаний «Собибор: взгляд по обе стороны колючей проволоки» приводятся биографии эсэсовских хозяев лагеря смерти, уничтоженного после восстания евреев‑узников. До Собибора практически все они сдавали экзамен на расчеловечивание, работая в «Т‑4». «Т‑4» – запущенная в 1934 году программа «оптимизации» «расово неполноценного» и «социально бесполезного» населения Германии: психических и нервных больных, инвалидов, детей с врожденными пороками развития, стариков при смерти… Начавшись с опытов по массовой принудительной стерилизации «социального балласта», «Т‑4» к 1940 году – это уже массовые убийства «бесполезных» немцев угарным газом в «центрах эвтаназии». В августе 1941 года, не выдержав гневных выступлений католических иерархов, Гитлер нехотя свернул «Т‑4» внутри Германии, переместив акцент уничтожения из рейха на оккупированные территории, а рабочие кадры из сферы здравоохранения в СС. Собибор, Треблинка, Хелмно и Белжец – выстроенные в польском генерал‑губернаторстве концлагеря особого типа – лагеря уничтожения (по‑немецки – ­­­Vernichtungslagern, VL). Их единственная продукция – трупы евреев плюс награбленное у убитых имущество. Узники лагерей уничтожения – все поголовно евреи ­– встречали на платформе эшелоны с обреченными, занимались сортировкой и упак  овкой награбленных вещей, выполняли по лагерю хозяйственные работы. В книге приводится один из самых ужасных видов работы для узников в Собиборе – гонять гусей. Когда в третьем секторе лагеря – «зоне смерти» убивали газом очередной эшелон или расстреливали в огромном рву больных и непригодных к работе людей, на птичьем дворе лагеря заключенные-«птичники» хворостинами гоняли туда‑сюда огромное стадо гусей. Птичий гогот заглушал вопли уничтожаемых… Постоянного контингента узников в Собиборе, как и в других VL, не предусматривалось, спустя краткое время все рабочие команды уничтожались, на смену им ставились новички из «свежих» эшелонов и т.д. Одев узников в полосатые робы, авторы российского фильма «Собибор» пошли на поводу у собственных фантазий. Собратья Печерского были смертниками в рассрочку, робы с номерами им были не нужны.

Узники Собибора, возвращаясь с работы, зачастую не знали, кто из их товарищей по несчастью из соседнего сектора жив, а кто мертв: рабочие команды специально разделяли их друг от друга, тем самым культивируя принцип «умри ты сегодня, а я – завтра». Заключенные из «зоны смерти» были в «лагере смерти внутри лагеря смерти» – за дополнительной проволочной оградой с вышками, в изоляции от остального лагеря. По этой причине, как указывает в своих мемуарах лидер собиборского восстания Александр Печерский, спасение «третьего сектора» во время массового побега из Собибора возложили на волю случая… Никого из «зоны смерти» среди восставших не видели, а после войны никто из «смертников» не дал о себе знать. Выжившие узники Собибора сочли, что третий сектор после восстания был уничтожен эсэсовцами.

Условный день рождения лагерей уничтожения – 20 января 1942 года, день Ванзейского совещания. Все Vernichtungslagern строились по типовому проекту авторства гауптштурмфюрера СС (капитана) Рихарда Томаллы. Томалла проектировал и строил Белжец, Собибор, Треблинку. Принимал его работу штурмбаннфюрер (майор) Христиан Вирт, бывший старший инспектор «Т‑4», трудоустроивший потом в VL своих «камрадов». Из «Т‑4» в Собибор пришел комендант лагеря Франц Штангль, после восстания в лагере переведенный комендантом в Треблинку. Штангль считался садистом даже среди эсэсовцев, но Печерский и другие выжившие узники о нем не говорят ни слова. Как и о заместителе Штангля гауптштурмфюрере Франце Райхляйтнере – тоже «ветеране» «Т‑4». Высшее собиборское начальство с узниками не контактировало, потому и выпало из памяти собиборских евреев. В ходе восстания евреи из Собибора убивали тех эсэсовцев, кого видели каждый день и считали наиболее опасными: младших офицеров и унтер‑офицеров. Эти «мелкие сошки» в иерархии СС в плане мастерства по массовым убийствам были «генералами» – все ранее прошли через «школу» «Т‑4». Фактор «Т‑4» объясняет, почему узники Собибора вспоминают своих надзирателей только как психопатов и садистов. Советские узники уже после войны реабилитировали собиборских капо – лагерную полицию из заключенных‑евреев, оказавшую узникам помощь. В Западной Германии было наоборот: всех бывших капо, а также их помощников после войны без разбора отдавали под суд как убийц и садистов, по большей части незаслуженно.

В книге опубликованы как известные еще советскому читателю воспоминания Печерского, так и свидетельства других участников восстания. Ценность сборника – в том, что авторами сборника сделан источниковедческий анализ свидетельств о восстании. Собибор был сверхсекретным лагерем, выжившие узники реконструировали его реалии фактически с нуля. По этой причине герои лагерного Сопротивления допускали искажения имен не только эсэсовцев, но и других заключенных. Печерский начал запечатлевать для потомков историю еврейского Сопротивления в лагерях уничтожения в разгар кампании против буржуазного сионизма. В 70‑х годах, после разрыва отношений СССР с Израилем, Печерский специально вымарал из рукописи все «еврейские мотивы» – иначе бы нужная потомкам книга о Собиборе вообще рисковала не увидеть свет в СССР.

«Собибор: взгляд по обе стороны колючей проволоки» – важный документальный источник по деятельности в Собиборе охранников СС из числа советских или польских граждан. Большая часть этих изменников – военнопленные, отобранные в нацистских лагерях для обучения в специальной школе СС в местечке Травники под Люблином, отчего курсантов и выпускников школы называют «травниковцами». Узники лагерей их называли «тараканами» – то ли из‑за черно‑серой формы, то ли из‑за способности адаптироваться к нечеловечским условиям. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У нас

У нас

0
291
Авиация, созданная в «шараге»

Авиация, созданная в «шараге»

Андрей Морозов

Как академик Андрей Туполев и его коллеги сделали СССР великой крылатой державой

0
625
«Вулкан» – покоритель невесомости

«Вулкан» – покоритель невесомости

Олег Цыганков

К 50-летию первого в мире эксперимента по сварке в космическом пространстве

0
1015
Ученые создают парадигмы, которые контролируют историю

Ученые создают парадигмы, которые контролируют историю

Андрей Ваганов

Черный ящик научных революций

0
490

Другие новости

Загрузка...
24smi.org