0
2963
Газета Реалии Интернет-версия

09.08.2019 00:01:00

Главное – не смотреть друг на друга через прицельную оптику

Финские ВМС усиливают свой противолодочный потенциал

Тэги: финляндия, нато, вмс, учения


финляндия, нато, вмс, учения Этим летом состоялись многонациональные масштабные учения BALTOPS-2019. Фото со страницы ВМС Финляндии в Facebook

В последние годы Финляндия все решительнее движется в сторону НАТО. Так, с 9 по 22 июня этого года финские ВМС приняли участие в ежегодных многонациональных масштабных учениях стран НАТО и партнеров альянса BALTOPS‑2019 в акватории южной части Балтийского моря и прибрежных территориях стран‑участниц. Учения проводились в 47‑й раз и стали беспрецедентными по количеству участников.

По сообщению Министерства обороны Швеции, в этом году в маневрах участвовало около 12 тыс. человек, 44 военных корабля и более 40 боевых самолетов и вертолетов из 18 государств: Бельгии, Дании, Эстонии, Финляндии, Франции, Германии, Латвии, Литвы, Нидерландов, Норвегии, Польши, Португалии, Румынии, Испании, Швеции, Турции, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов.

В ходе учения отработаны задачи по противовоздушной обороне, разминированию и борьбе с подводными лодками условного противника, а также элементы нескольких десантных операций.

Особенностью учений BALTOPS‑2019 стало то, что им руководил командующий сформированного в 2018 году 2‑го флота США вице‑адмирал Эндрю Льюис с борта штабного корабля управления USS Mount Whitney. Это исключительно натовские учения, однако в этом году в них приняли участие ВМС Финляндии и Швеции – внеблоковых скандинавских государств.

Формально нейтральная Финляндия из года в год расширяет свое военное сотрудничество со странами НАТО и Швецией. В январе 2008 года Швеция, Финляндия и член НАТО Норвегия создали Северную боевую группу. Эта группа – одно из нескольких тактических формирований, действующих в рамках новой оборонной политики Европейского союза. Эти мобильные группы должны перемещаться в районы вероятных конфликтов в течение нескольких дней. Скандинавское подразделение состоит из 2800 солдат из Швеции, Норвегии, Финляндии, Эстонии и Ирландии. На вооружении группы имеются бронетранспортеры, транспортные самолеты и вертолеты. Штаб‑квартира Северной боевой группы находится на шведской военной базе Уппланд.

Армия Финляндии, по оценкам экспертов, полностью соответствует натовским стандартам. В ней насчитывается около 35 тыс. человек регулярных сил и до 900 тыс. резерва, 60 боевых самолетов (истребители – финская копия американского РА‑18), около 250 танков и других боевых машин, более 40 кораблей различного водоизмещения (основу финского флота составляют катера). Но этих сил явно недостаточно, чтобы состязаться с таким сверхгигантом, как Россия. Поэтому приобщение к более чем трехмиллионным силам НАТО является весьма весомым аргументом, который используют сторонники вступления в НАТО в Финляндии.

Финляндия также присоединилась к программе развития стратегической транспортной авиации НАТО, участвует в реализации других натовских программ. Более того, Финляндия подняла уровень двустороннего военного сотрудничества с отдельными участниками блока НАТО, прежде всего с США. Так, американский командно‑штабной корабль USS Mount Whitney по окончании учений BALTOPS‑2019 3‑6 июля находился с визитом в порту Хельсинки. Характерно, что присутствия штабных кораблей Атлантического флота США в водах Финляндии не было за всю историю американо‑финских отношений.

Эти и другие мероприятия показывают, что процесс вовлечения Финляндии в орбиту военных приготовлений НАТО идет полным ходом и без формального вступления Хельсинки в Североатлантический альянс.

Наряду с усилиями финского правительства по интеграции в НАТО пронатовские настроения подогреваются высокопоставленными официальными лицами и в политической жизни самой Финляндии. Так, в недалеком прошлом министр обороны Финляндии Юри Хякямиес, ярый сторонник сближения Хельсинки с НАТО, сделал откровенное заявление: «Существует три основных вызова безопасности Финляндии – это Россия, Россия и Россия».

Стремление ВМС Финляндии к активизации оперативной подготовки и наращиванию своего боевого потенциала на Балтийском море не может не вызывать озабоченность, поскольку эта страна – не только потенциальный субъект военного потенциала НАТО на востоке, но еще и наш ближайший сосед. Вступление же нашего северного соседа в НАТО чревато весьма серьезными последствиями для безопасности всей Европы. Ведь Финляндия имеет территориальные претензии к России. Речь идет о ряде островов в Финском заливе, Карельском перешейке и всей Карелии, то есть о возвращении к ситуации 1 января 1939 года.

Наряду с участием Финляндии в программах и мероприятиях оперативной подготовки НАТО серьезную озабоченность вызывают и перспективные планы ВМС Финляндии по усилению своего противолодочного потенциала, включая принятие на вооружение своих ВМС шведских противолодочных торпед.

История вопроса

По условиям подписанного Финляндией Парижского мирного договора от 10 февраля 1947 года в рамках военных ограничений финский флот лишился торпедного оружия. Статья 17 Договора, накладывающая ограничения на наличие противолодочного оружия в ВМС Финляндии, не запрещала Финляндии полностью отказаться от торпедного оружия, но была сформулирована неоднозначно: «Финляндия не должна иметь, производить или экспериментировать: любые виды атомного вооружения; какие‑либо самодвижущиеся или управляемые снаряды или аппараты, связанные с их выбрасыванием (за исключением торпед и торпедных аппаратов, составляющих нормальное вооружение военно‑морских кораблей, разрешенных настоящим Договором); морские мины или торпеды неконтактного типа, действующие от чувствительных механизмов; торпеды, которые могут быть укомплектованы людьми; подводные лодки или другие подводные суда, торпедные катера и специализированные типы штурмовых судов».

Поскольку в ВМС Финляндии на момент подписания Парижского мирного договора торпедное оружие имелось на вооружении подводных лодок и торпедных катеров, то по условиям договора после списания всех пяти подводных лодок и переоборудования всех торпедных катеров в сторожевые финский флот с 1948 года больше не имел носителей торпедного оружия и не использовал торпеды.

Следует заметить, в 1964 году Советский Союз продал Финляндии два сторожевых корабля проекта 50, оснащенных трехтрубными 533‑мм торпедными аппаратами. Однако в точном соответствии статье 17 Парижского договора советские торпеды финской стороне не передавались.

К 1990 году с учетом изменения геополитической обстановки военные ограничения Парижского договора 1947 года для финской стороны фактически свелись на нет. После заключения договора об окончательном урегулировании в отношении Германии 21 сентября 1990 года Финляндия в одностороннем порядке заявила, что военные ограничения Парижского договора (кроме ядерного оружия) более не являются актуальными и потеряли силу. Это заявление нашло практическое воплощение в нынешней модернизации ВМС Финляндии.

Конкретные дела и показатели

По сообщению иностранных военных по тематике СМИ, ВМС Финляндии планируют в ходе среднего ремонта и их модернизации, намеченных на 2019‑2021 годы, оснастить четыре своих ракетных катера типа Hamina шведскими противолодочными торпедами. Тем самым финский флот впервые со времен Второй мировой войны снова получит на вооружение противолодочные торпеды.

Ремонт и модернизация четырех ракетных катеров типа Hamina проводится в рамках программы Laivue 2000, которая дополняет программу Laivue 2020, предполагающих строительство четырех новых многоцелевых корветов. Ожидается, что они также будут вооружены противолодочными торпедами.

Четыре финских ракетных катера типа Hamina с полным водоизмещением по 274 т были введены в строй в 1998‑2006 годах и сейчас составляют боевое ядро ВМС Финляндии. Корпус катеров типа Hamina изготовлен по стелс‑технологии из алюминия, а надстройки выполнены из усиленного композитного углеродного волокна. Форма судна была разработана специально для снижения радиолокационной заметности. Металлические детали покрыты абсорбирующим материалом. 50 сопел вокруг палубы и надстроек используются для охлаждения судна с целью дополнительного снижения его заметности. Кроме того, сопла могут быть использованы для очистки судна, попавшего в зону химического или радиоактивного заражения.

У конструкции катеров есть возможность изменения направления выхода выхлопных газов, что позволяет либо направлять выхлопные газы в толщу воды, чтобы минимизировать тепловое излучение в воздушной среде, либо сбрасывать в воздух, чтобы минимизировать шум в направлении подводных лодок.

В корпусе кораблей практически отсутствуют стальные детали, что создает очень слабое магнитное поле. Остаточное магнитное поле активно подавляется установленной на корабле электромагнитной системой.

Энергетическая установка катера оснащается двумя дизельными установками MTU 16V 538 TB93 (Германия) мощностью 5520 кВт, каждая из которых через привод связана с реверсивными водометными движителями Rolls Royce Kamewa 90SII. Данное решение позволяет им работать на очень мелкой воде, в том числе ускорять и замедлять движение, а также осуществлять поворот с большей маневренностью, чем суда, оснащенные винтовыми движителями.

На вооружении ракетного катера типа Hamina состоят:

– четыре контейнерные пусковые установки (ПУ) противокорабельных ракет МТО‑85М с максимальной дальностью стрельбы до 150 км;

– 57‑мм артустановка фирмы «Бофорс»;

– установка вертикального пуска на восемь зенитных управляемых ракет (ЗУР) ближнего действия «Умконто»;

– два 12, 7‑мм пулемета;

– 9‑ствольный гранатомет «Элма».

Радиоэлектронные средства:

– трехкоординатная радиолокационная станция (РЛО) обнаружения воздушных и надводных целей TRS‑3D/I6‑ES (максимальная дальность обнаружения воздушных целей – 90 км);

– система управления огневых средств «Церос 200» с радиолокационной, телевизионной, тепловизионной станциями и лазерным дальномером;

– подкильная ГАС Simrad и опускаемая гидроакустическая станция Sonac/PTA.

В настоящее время на РК типа Hamina осуществляется средний ремонт и модернизация, которые завершатся к 2020 году. Стоимость модернизации оценивается в 190 млн евро. Предполагается, что в ходе модернизации РК типа Hamina помимо установки на них торпедных аппаратов для противолодочных торпед будут оборудованы новой подкильной и буксируемой ГАС. Планируется также установка новой АСБУ и дополнительных топливных цистерн для увеличения дальности плавания.

До модернизации РК типа Hamina противолодочного вооружения не несли. По сообщениям шведской стороны, между Хельсинки и Стокгольмом заключено соглашение о разработке компанией Saab Dynamics противолодочных торпед типа Tp. 47. Согласно договоренности, новое вооружение поступит финским военным в 2023‑2025 годах. До этого срока финские ВМС получат в аренду для обучения финских моряков и отработки тактики применения устаревшую 400‑мм торпеду типа Тр. 45. Приобретение противолодочных шведских торпед включено в план закупок финских вооруженных сил.

Торпеда Тр. 47 является дальнейшим развитием электрической торпеды Тр. 45, состоящей на вооружении ВМС Швеции с 1993 года, но имеет новую энергетическую установку. Торпеда Тр. 47 – электрическая, с новой многократно заряжаемой литиевой аккумуляторной батареей, новым бесколлекторным синхронным электродвигателем постоянного тока со встроенным электронным управлением и с водометным движителем. Скорость Тр. 47 варьируется от 10 до 35 (в перспективе с увеличением до 45) узлов, дальность хода – до 11 миль, глубина – от 10 до 300 м. Калибр – 400 мм, длина – 2850 мм, масса – 340 кг. Тр. 47 позиционируется как специальная торпеда, оптимизированная для действий на мелководье, и может использоваться для поражения не только подводных лодок, но и малогабаритных автономных подводных аппаратов, что сейчас особенно актуально.

Очевидный ответ на острый вопрос

Что касается самого стремления финских ВМС иметь на вооружении современную высокотехнологичную противолодочную торпеду, то здесь правовых ограничений нет. С точки зрения международного права Финляндия как суверенное государство имеет право использовать для обеспечения своей национальной безопасности различные системы обычных видов вооружения. Главное, что планируемые для принятия на вооружение ВМС Финляндии противолодочные торпеды укомплектованы не в ядерном, а в обычном снаряжении, что не нарушает ограничений, установленных фундаментальным международным договором по безопасности – Договором о нераспространении ядерного оружия.

Однако возникает другой вопрос: а против каких подводных лодок финские ВМС будут использовать противолодочный потенциал в Балтийском море? Ведь флот Финляндии дальше Балтийского моря, с учетом мореходных возможностей военных кораблей, не выходит, а в самом Балтийском море воевать с натовскими ВМС финские моряки не собираются. Очевидно, что главными потенциальными целями шведских торпед, закупаемых финскими ВМС, остаются только «варшавянки» Большого соседа. И это не фантастические прогнозы. К сожалению, в истории наших отношений с Финляндией были и не лучшие времена. Так, осенью 1942 года финские подводники потопили три наши подводных лодки: С‑7, Щ‑305, Щ‑308. Конечно, это не значит, что печальные исторические события должны неизбежно повториться.

В этой ситуации, чтобы не оказаться по разные стороны торпедных аппаратов, одним из ответов на вопрос обеспечения безопасности на Балтийском море может быть развитие сотрудничества и укрепление мер доверия между нашими и финскими моряками.

 2019-08-08_152251.jpg


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чиновник лучше соловья

Чиновник лучше соловья

Алкей

Повесть о советнике губернатора Орловской области Сергее Лежневе и символе Нового года

0
399
Иранские малые военные корабли окружили 12-ю американскую авианосную группу

Иранские малые военные корабли окружили 12-ю американскую авианосную группу

Александр Шарковский

0
632
В политике Финляндии наступило время женщин

В политике Финляндии наступило время женщин

Геннадий Петров

Парламент страны утвердил Санну Марин главой правительства

0
834
Биологи ищут механизмы «внешнего» регулирования и контроля клеточного деления

Биологи ищут механизмы «внешнего» регулирования и контроля клеточного деления

Игорь Лалаянц

Асимметрия – во благо и во зло

0
766

Другие новости

Загрузка...
24smi.org