0
7553
Газета Реалии Интернет-версия

27.09.2019 00:01:00

Разведка в войнах и конфликтах в начале ХХI века

Международный опыт и перспективы развития

Анатолий Цыганок

Об авторе: Анатолий Дмитриевич Цыганок – полковник в отставке, кандидат военных наук, член-корреспондент Академии военных наук, лауреат премии имени А.А. Свечина.

Тэги: израильская разведка, ливанская война, нато, сша, сектор газа, хезболла, россия, самолет


израильская разведка, ливанская война, нато, сша, сектор газа, хезболла, россия, самолет Грузино-южноосетинская война. 2008 год. Фото РИА Новости

Израильская разведка действовала во Второй ливанской войне (2006) и против ХАМАС в секторе Газа (2009). Разведка РФ неудачно действовала в грузино‑осетинской войне (2008). США и НАТО в Ливии получили информацию от самолетов‑разведчиков (2011). Разведывательная информация с американских спутников поступила в украинские штабы с опозданием (2014). Для разведки НАТО и США неожиданными стали действия России в Сирии (2015).

Израильская разведкаво Второй ливанскОй войнеи В секторе Газа

Серьезные претензии предъявляются к деятельности израильских разведывательных служб. Израильская разведка недооценила возможности «Хезболлы», не смогла собрать необходимые сведения о структуре ее военного управления, вооружении, уровне подготовки боевиков, инфраструктуре боевого обеспечения и т.д. Израильская армия была не готова к бункерной войне – к захвату хорошо укрепленных позиций, которые занимали боевики. В Ливане в первой половине кампании широко использовался метод (оправдавший себя в борьбе против палестинцев) захвата в населенном пункте отдельного здания с последующим превращением его в опорный пункт для накапливания своей пехоты и расширения в последующем зоны контроля вокруг них.

До начала войны считалось, что инфраструктура «Хезболлы» и склады оружия были уничтожены именно благодаря полученным до начала войны стратегическим данным разведки.

Но чем дольше продолжалась война, тем чаще появлялся вопрос: почему современная армия Израиля не может одержать быструю победу?

Недостатки в работе разведки проявились на Северном фронте боевых действий по трем основным функциям разведки: сбору данных, оценке информации и обстановки, доведению информации до тех, кому она была необходима. Может быть, «Хезболла» прежде не слишком интересовала разведку, может быть, были снижены расходы бюджета на проведение разведывательных операций в Ливане, может быть, сказалась чрезвычайная сложность внедрения агентов в «Хезболлу», но ясно одно: возможности сбора информации у израильской разведки значительно уменьшились. Поэтому, например, реактивные пусковые установки ближнего радиуса действия продолжали наносить удары, в то время как ВВС АОИ были не в состоянии нанести им значимый ущерб.

Другой причиной был недочет в развитии предупредительных методов (таких как система перехвата) в противоположность действиям ГСБ в Иудее и Самарии, а также в Газе, где использование осведомителей, по существу, стало залогом успешного определения целей бомбардировки авиацией. Видимо, в Ливане не было никакой возможности создать подобные контакты. Еще одна причина: проблематичным было применение SIGINT для прослушивания переговоров противника. «Хезболла», опасаясь израильского подслушивания, поддерживала очень высокий уровень безопасности и шифрования, о чем и заявил в мае в своей речи Насралла. Несмотря на интенсивные военные действия, проникновение в систему связи «Хезболлы» было самой большой трудностью для израильской разведки.

В сложности оценки обстановки и поступающей информации есть четыре основных аспекта. Первый. Разведке не удалось отследить поставки «Хезболлой» оружия из Ирана и Сирии до войны, что привело к отсутствию данных о типе и качестве вооружения, используемого организацией. Причины этой неудачи кроются в самом характере перевозки и доставки оружия, географических особенностях местности и строжайших методах обеспечения безопасности, продемонстрированных Ираном и «Хезболлой». Очевидно, эти факторы и ограничивали возможности разведки в деле сбора особо важной информации.

Второй. До начала войны АОИ располагала только приблизительным представлением о численности войсковых соединений «Хезболлы». Цифры колебались от 2 (данные десятилетней давности) до 8 тыс. активных членов организации. Оглядываясь на события войны, можно предположить, что эти цифры не соответствовали действительности, и, несмотря на значительные потери, понесенные во время военных действий, в распоряжении «Хезболлы» гораздо больше войск, чем предполагается. Еще один серьезный недочет проявился в распределении и доставке важной информации о командовании организации. Все данные о лидерах «Хезболлы», их функциях и местоположении были строго засекречены. Таким образом, в списки попали имена лишь тех, кто находился на самой верхушке власти и просто не мог ускользнуть от внимания СМИ или был заинтересован в информационной поддержке, включая Насраллу и Имада Мугниеха.

Третий. Израильские разведчики признают, что «тактики нападения и защиты частей АОИ, чья боевая подготовка основана на хорошей осведомленности о специфике действий неприятеля, а современные тренировочные полигоны максимально приближены к реальным условиям, в Ливане оказались в новой «рабочей обстановке». Тщательно замаскированные «природные укрытия» (подземная система туннелей и укреплений «Хезболлы»), вертикальные системы бункеров и радиоуправляемые пусковые установки стали для ЦАХАЛ серьезной проблемой. Для сравнения: на палестинском фронте разведывательные части заранее предоставляли точную информацию о возможной тактике нападения и защиты противника, поэтому военные подразделения проходили подготовку в аутентичных условиях.

14-1-2-t.jpg
Израильская армия в Ливане оказалась
не готовой к бункерной войне. Фото Reuters 
К неудачам разведки во время операций, проводимых в Ливане наземными войсками и другими подразделениями, эксперты относят «нехватку свежей информации. Кроме того, если такая информация и существовала, то она не достигала тех, для кого была предназначена, оставаясь неиспользованной. Можно упомянуть о том случае, когда подготовленная разведкой чрезвычайно важная для наземных сил информация, хранившаяся в запечатанных ящиках, осталась неиспользованной, в то время как приходили постоянные жалобы от военных по поводу «морально устаревших» данных аэрофотосъемки, датированных 2002 годом. Даже если сделанные разведкой заявления о том, что информация о тактических боевых характеристиках «Хезболлы» соответствует действительности, это лишний раз подтверждает, что процесс обеспечения важной информацией требует качественного улучшения.

Четвертый. Говоря о проколах разведки, израильские и американские эксперты постоянно упоминают два термина: предвзятость мнений и неверная расстановка приоритетов. Предвзятость, характерная для второй ливанской войны, начала проявляться с момента вывода с территории Ливана израильских войск в мае 2000 года. Сочетание сильнейшего международного давления и ожиданий израильского общества стало краеугольным камнем политики государства, что в итоге оказалось для него ловушкой. С одной стороны, Израиль публично признавал, что после эвакуации жителей опасной зоны больше не имело смысла продолжать конфронтацию с Ливаном, и, следовательно, события на северной границе оказывались целиком и полностью проблемой Ливана. С другой стороны, премьер-министр Эхуд Барак заявлял, что любое покушение на израильский суверенитет неминуемо повлечет за собой небывало жесткий ответ.

Ошибкой руководства АОИ стала расстановка приоритетов, требовавших точного распределения ресурсов на первоочередные задачи, в которых фигурировал палестинский фронт, а не ожидаемая конфронтация на ливанской границе. Исходная идея политики отражения угроз включала в себя наличие постоянной опасности атаки силами «Хезболлы», но политическое решение ориентировалось на отсутствие у организации потенциала для активных боевых действий. Поэтому промахи разведслужб явились следствием неверного политического решения, вытекающего непосредственно из государственной политики. Те, кто принимал подобные решения, верили, что в случае эскалации конфликта на севере ситуацию удастся взять под контроль, а в случае ее ухудшения достаточный ресурс времени позволит провести реорганизацию и перебросить необходимые силы из района Газы.

В действительности спустя несколько месяцев после вывода войск из Ливана «разведка обнаружила, что Иран и Сирия начали переправлять огромные партии оружия и инструкторов для обучения боевиков «Хезболлы», что партизанская организация, с которой АОИ в течение многих лет сталкивались в Южном Ливане, меняет свою тактику. Дело в том, что, если бы Израиль напал на Ливан с целью помешать «Хезболле» продолжать процесс вооружения, это вызвало бы осуждение со стороны международной общественности, заметно уменьшив кредит доверия, заработанный Израилем после вывода войск из Ливана. Настоящая проблема заключается в том, что восприятие происходящего политиками, заявляющими, что «на севере спать нужно, оставив один глаз открытым, но не поднимая головы», – отрицательно сказалось на военных, в том числе и на разведывательном управлении. Из-за боязни перейти в своих действиях некую границу и спровоцировать противника, в постоянных тренировках терпения, были свернуты разведывательные полеты, проводившие фотосъемку местности с малой высоты, так же как и миссии наземной разведки, собиравшей информацию о различных операциях неприятеля, которые могли оказаться началом агрессии.

Сюрпризом стала полная неосведомленность израильской разведки о наличии на вооружении «Хезболлы» мобильных пусковых установок крылатых противокорабельных ракет, возросшая точность ракет «Катюша» и кучность их залповой стрельбы. Если прежде ракетчики «Хезболлы» атаковали тремя–восемью ракетами, то в ливанских боях выпускали до 70 ракет в течение одного часа. Крайне болезненно военная разведка Израиля восприняла успешную ракетную атаку самого мощного надводного корабля в ВМС Израиля корвета «Ханит» класса Саар-V (Saar-V). Корабль был поражен 14 июля противокорабельной крылатой ракетой, запущенной с берега. Первоначально считалось, что «Ханит» был атакован беспилотным летательным аппаратом с зарядом взрывчатки.

По другой версии, корабль, находившийся в 10 милях от побережья Ливана, был атакован не одной, а двумя противокорабельными крылатыми ракетами. Ракета С-801/802 (китайская ПКР Silkworm, поставлявшаяся в Иран в 1990-х годах) с радарной системой наведения преднамеренно была выпущена по высокой траектории для отвлечения средств корабельных ПРО. Но в это время другая низколетящая ракета (в разных источниках названы С-802 или C-701 с телевизионной головкой наведения) сумела атаковать и поразить корабль.

Моссад против ХАМАС в секторе Газа

По использованию информационных технологий в разведке израильская армия считается самой передовой в мире. Ее разведывательные центры непрерывно перерабатывают огромные объемы информации, поступающие со спутников, беспилотных разведчиков, миниатюрных скрытых камер и автоматических датчиков, установленных вдоль границы с Ливаном и секторе Газа. В преддверии конфликта Израиль ввел в эксплуатацию новый спутник наблюдения за земной поверхностью с разрешением лучше одного метра. Даже Пентагон перенимал передовой израильский опыт в области средств автоматического наблюдения и антитеррористической борьбы. Но, как показали события, чрезмерное увлечение ИТ-новинками не застраховывает от эффективных асимметричных мер противодействия. Боевики ХАМАС регулярно пересекают границу Израиля, напичканную всевозможными электронными приборами и средствами обнаружения, обходя их через подземные подкопы, используя «кирки, лопаты и ножи», нападают и похищают израильских солдат прямо с их постов.

До начала войны считалось, что инфраструктура ХАМАС и склады с оружием и боеприпасами были уничтожены именно благодаря полученным до начала войны стратегическим данным разведки. Но чем дольше продолжалась война, тем все чаще возникали вопросы, почему современная армия Израиля не может одержать быструю победу. До начала войны у Армии обороны Израиля (АОИ) имелось только приблизительное представление о численности ХАМАС и его войсках. Цифры колебались от 10 до 20 тыс. активных членов организации. Можно предположить, что эти цифры не соответствовали действительности и в распоряжении ХАМАС все еще имеется гораздо больше подразделений, даже несмотря на значительные потери, понесенные при первом авиационном ударе.

Оценивая разведывательную деятельность АОИ, израильские аналитики ввели в оборот термин «деквалификация» для тех случаев, когда бойцы не могли вести самостоятельную разведку. Ее причина – специфика обстановки и местности. Навыки наблюдения, приобретенные на территории Палестины, не сработали. Израильские эксперты пришли к выводу, что в антипартизанской борьбе ведущей силой по нейтрализации легких ракет и объектов, о которых нет данных, являются разведывательные подразделения сухопутных и специальных войск, которые имеют больше возможностей для их поражения. В целях устранения ошибок израильские военачальники приняли решение ввести в состав разведрот снайперско-разведывательные взводы, а также внедрить в обучение отдельную программу по обнаружению и уничтожению «катюш».

Военный опыт

Все разведывательные части СПН ГРУ прошли подготовку к боевым действиям в горах и в городских условиях. По имеющейся информации, успешные противодиверсионные действия российского спецназа позволили предотвратить подрыв грузинскими диверсантами Рокского туннеля – основной магистрали, связывающей Россию и Южную Осетию. На этом направлении (Кваиса – Рокский туннель) действовал спецотряд департамента конституционной безопасности Грузии (примерно 500 военнослужащих).

Слабость военной разведки, которая своевременно не проинформировала руководство страны о концентрации грузинских войск и созданных группировкой РСЛ и ПВО (несвоевременное поступление данных разведки – РЭБ, радио, космической), является общим недостатком всей разведки российской армии, необходимой для того, чтобы давать целеуказание артиллерийским системам и авиационным частям, из-за чего они практически не применяли высокоточного оружия, а военно-воздушные силы в основном поражали противника бомбами свободного падения (ФАБ 250-500 и НУРС).  Разведка ВВС России за годы северокавказских конфликтов не научилась выявлять возможности ПВО Грузии. Подавить организованную систему ПВО на цхинвальских высотах можно было в кратчайшие сроки, учитывая ограниченные размеры территории. Авиация плохо взаимодействовала с сухопутными силами – иначе ликвидация грузинских позиций на цхинвальских высотах заняла бы еще меньше времени, а пехота понесла бы куда меньший урон. Именно поэтому планирование первых авиационных ударов, выполнение специальных полетов осуществлялось без учета и детальной оценки возможностей ПВО Грузии на конкретном направлении по обнаружению и поражению самолетов и вертолетов управляемым оружием и зенитной артиллерией.

Разведывательная информация всех сил и средств должна немедленно доводиться до частей и подразделений на поле боя. Ведение радиоразведки для подавления радиоэлектронных средств противника не совпадает по целям и задачам с разведкой для получения и накопления информации. Силы и средства РЭБ работают в основном по схеме: «обнаружил – определил ценность – подавил». Или зачастую просто «обнаружил – подавил». Поэтому разведывательные сведения, получаемые начальником разведки дивизии/полка от начальника службы РЭБ, не систематизированы, носят отрывочный характер и не могут быть безоговорочно использованы. В современных условиях боевых действий, когда время на принятие решения по огневому воздействию сведено к минимуму, а средства разведки позволяют обнаруживать противника на достаточно большом расстоянии, не предполагающем визуальное опознавание, исключать огонь по своим становится чрезвычайно важной проблемой.

Деятельность самолетов-разведчиков США и НАТО в Ливии

На предварительном этапе операции было задействовано как минимум пять самолетов-разведчиков стран НАТО. Была создана мощная американская авиационная группировка разведывательной авиации и радиоэлектронной борьбы. Самолеты Lockheed U-2; RC-135 Rivet Joint, EC-130Y, EC-130J, EA-18G, самолеты электронной разведки ЕР-3Е, Boeig E-3 F Sentry, Grumman E -2 Hawkeye; EC-130J «Коммандо Соло», Tornado ECR; Transall C-130 JSTARS и БПЛА Global Hawk, самолеты базовой патрульной авиации Р-3 «Орион» и самолеты-заправщики КС-135Р и КС-10А. Например, ЕС-130Е RR имеет комплекс аппаратуры для радиовещания в широком спектре частот и трансляции телепрограмм в общемировом цветном формате WWCTV. Шесть передатчиков, работающих в диапазоне от 450 кГц до 350 мГц, излучают сигналы с помощью девяти передающих антенн, установленных по всему самолету. Вещание Commando Solo производится, как правило, с максимальной высоты на протяжении до 12 часов без дозаправки, при необходимости дозаправляясь в воздухе.

14-1-3-t.jpg











Самолеты электронной разведки RC-135 Rivet Joint перехватывают радиопереговоры ливийских военных и передают полученную информацию на БПЛА Global Hawk, барражирующий на большой высоте. Беспилотник наводит аппаратуру слежения на место расположения бронетанковых частей и определяет его примерные координаты. В некоторых случаях и сами БПЛА первыми обнаруживают движущиеся цели. Затем Global Hawk передает координаты аналитикам в наземном центре, а те отправляют данные на командный пункт для выдачи целеуказания. Оттуда координаты поступают на самолет ДРЛО и управления E-3 Sentry Awacs «Сентри», который, в свою очередь, наводит на цели истребители F-16 и «Харриер», другие боевые самолеты или БПЛА.

Высокую эффективность показали новые средства радиосвязи, используемые в сетях обмена разведывательной информацией тактического звена, позволившие впервые в ходе реальных боевых действий продемонстрировать эффективность автоматизированного формирования электронной карты тактической обстановки, единой для различных звеньев управления. В частности, впервые были применены в звене «взвод–рота» и разведывательно-поисковыми группами единые тактические терминалы JTT-B, которые позволяют в реальном времени отображать получаемые по спутниковым и наземным каналам связи данные на электронной карте, выводимой либо непосредственно на собственный терминал, либо на экран подключенного портативного компьютера.

Украинская разведка в войне на Украине

В ВСУ это две крупные организации: Главное управление разведки Министерства обороны Украины (ГУР МОУ) и Служба внешней разведки (СВРУ) этой страны. Нынешний руководитель СВРУ генерал-лейтенант Виктор Гвоздь на эту должность назначен лишь в феврале нынешнего года. Прежде был г лавой ГУР МОУ. После дружеских объятий с руководством ГУР МОУ и СВРУ последовал приказ, «чтобы все сотрудники украинской разведки представили полный послужной список, данные на родственников, в том числе родственные связи, на территории РФ и результаты работы, прежде всего агентурной, за весь период деятельности в разведке».

В Генеральным штабе Украины активно используются данные воздушной разведки, он получает информацию от американских спутников. Однако в Киев она поступает с опозданием – спустя несколько часов или даже дней. В интервью журналу «Новое время страны» тогдашний спикер Верховной рады Александр Турчинов пожаловался, что «наши спецслужбы сообщали, что время военного нападения со стороны РФ определено – обычно это было в три-четыре утра. И мы сидели в боевой готовности на командном пункте, а остатки армии готовились к открытой войне с восточным соседом. Но ее не произошло».

Губительными оказались для США, НАТО и Киева завышенные представления о собственных армиях, их мощи и боеспособности. Советники США и НАТО предполагали, что после первых ударов «блицкрига» ополчение развалится, произойдет массовая сдача в плен, побег в Россию. При оценке обстановки в части, касающейся вопросов состояния и возможных действий противника, было недооценено морально-психологическое состояние ополченческих войск. Однако, несмотря на серьезные потери, бойцы армии ДНР и ЛДР более трех лет не только сохраняют боеспособность, но и имеют возможность в случае срыва Минских соглашений активного наступления. Стоявшая перед ГШ ВСУ задача по уничтожению боевой мощи противника осталась невыполненной. Киев не смог установить полный контроль над Донецком и Луганском, полностью закрыть украинско-российскую границу и, видимо, не сможет.

Беспомощность разведки НАТО и США в Сирии

Недавно начавшаяся кампания России в Сирии застала врасплох не только ИГ (организация, запрещенная в РФ. – «НВО»), но и разведывательные службы и аналитиков Запада. Способность России менять стратегическую ситуацию на месте с минимальными усилиями и максимальной маскировкой заслуживает высокой оценки. Можно утверждать, что Россия сумела повторить операцию «Анадырь» Генерального штаба ВС СССР по отправке советских ракетных установок на Кубу. Причем в более сложных условиях активных помех, мощной космической, воздушной и радиоразведки, пеленгации США, НАТО, Израиля. Акция застала врасплох не только ИГ, но и разведывательные службы и аналитиков Запада. Космическая разведка США, воздушные разведки НАТО, Израиля, Турции не сумели определить перегруппировку российских ВКС. Только за два дня до официального объявления израильская разведка выявила часть самолетов уже на аэродроме. Большое значение имеет беспрецедентный для Вооруженных сил России опыт развертывания и обеспечения действий экспедиционной авиационной группировки на значительном удалении от национальной территории. Для ВКС России действия в Сирии стали беспрецедентно важной операцией, позволившей впервые получить опыт перегруппировки войск на другой театр во взаимодействии различных видов авиации, при координации с сухопутными войсками и с иностранными партнерами (Сирия, Иран, Ирак).

Для разведок США и НАТО испытания крылатых ракет морского базирования в боевых условиях стали шоком. Россияне не только сумели перевооружить свою армию, флот, авиацию и сделать ее неуязвимой для ракет противника, но и научились полностью ослеплять всю его электронику. При этом сами обладают таким военным потенциалом, который способен в буквальном смысле слова стереть в пыль США, а в качестве бонуса – и всех их союзников по НАТО. Благодаря наличию крылатых ракет атомные и дизель-электрические подводные лодки могут теперь не гоняться по морям и океанам за судами, перевозящими стратегические грузы, а поражать их прямо в портах, атакуя с «пистолетных» и дальних дистанций. И наносить удары по ним можно с самых разных направлений, в том числе недостаточно защищенных средствами ПВО/ПРО.

Основные выводы:

Первый. Израильская разведка недооценила возможности «Хезболлы», поэтому израильская армия была не готова к бункерной войне – к захвату хорошо укрепленных позиций, которые занимали боевики.

Второй. Для израильской разведки проблематичным было применение SIGINT для прослушивания переговоров противника. «Хезболла», опасаясь израильского подслушивания, поддерживала очень высокий уровень безопасности и шифрования, что и заявил в мае в своей речи Насралла. Недостаток контактов, необходимых для получения самой последней информации о происходящих событиях, не позволил израильской разведке прийти к значимым результатам на тактическом уровне.

Третий. Опыт АОИ доказывает, что совмещение средств разведки и поражения баллистических ракет и ракет на низких траекториях нецелесообразно и требует дифференцированной организации средств разведки, наведения и поражения.

Четвертый. Опыт ведения разведки в Кавказской войне показал несостоятельность решения об изъятии рот разведки и радиотехнической разведки из состава отдельных разведывательных батальонов мотострелковых (танковых) соединений и передаче их в состав отдельных батальонов РЭР и РЭБ. Ведение радиоразведки для подавления радиоэлектронных средств противника не совпадает по целям и задачам с разведкой для получения и накопления информации.

Пятый. Существующим системам разведки после перехода на цифровые технологии надо будет приступить к разработке «оперативно-тактических центров организации огня», но в программу управления внести корректировку и реакцию на информацию, получаемую от наземной разведки, подразделений и частей сухопутных войск. Взять хотя бы приборы ночного видения, средства связи, технической разведки, совершенствования авиационной и спутниковой техники.

Шестой. К положительным итогам деятельности разведки США и НАТО в Ливии можно отнести несколько моментов. Процесс местоположения и идентификации: РЛС ПВО, складов с оружием, командных пунктов, танков и артиллерии через несколько минут после определения. Высокая точность целеуказания позволила повысить долю применения управляемых боеприпасов до 85%.

Седьмой. Впервые в ходе боевых действий НАТО в Ливии нашла практическое подтверждение концепция сопряжения информационных систем стран НАТО и американского командования в зоне Африки. Было реализовано взаимодействие между американскими, английскими и итальянскими информационными системами, в частности, реализован прием разведывательных данных от самолетов GR-4A Tornado (Великобритания), оснащенных контейнерной разведывательной станцией RAPTOR, американскими средствами приема и обработки развединформации.

Восьмой. При действиях разведки российским вооруженным силам следует учесть опыт оценки повышения эффективности разведывательного обеспечения современных и будущих операций НАТО.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Губернаторы капитализируют результаты выборов

Губернаторы капитализируют результаты выборов

Иван Родин

Кадровые зачистки оказались эффективнее "новой искренности"

0
504
С мечами и щитами за пределы земли

С мечами и щитами за пределы земли

Владимир Иванов

НАТО вознамерилось стать космическим воинством

0
412
Москва готова к сотрудничеству с Вашингтоном - Путин

Москва готова к сотрудничеству с Вашингтоном - Путин

  

0
230
Эр-Рияд встречает американских и китайских военных

Эр-Рияд встречает американских и китайских военных

Геннадий Петров

Саудовская Аравия хочет обезопасить себя от Ирана с помощью США и КНР

0
523

Другие новости

Загрузка...
24smi.org