0
1751
Газета Реалии Интернет-версия

11.10.2019 00:01:00

Справедливость по-минобороновски

Военное ведомство начинает сомнительную программу по отселению из военных городков гражданского населения

Юрий Тарлавин

Об авторе: Юрий Алексеевич Тарлавин – координатор Приморской краевой ассоциации общественных объединений военнослужащих, ветеранов Вооруженных сил РФ и правоохранительных органов.

Тэги: письмо в редакцию, приморский край, увольнение, военные


письмо в редакцию, приморский край, увольнение, военные Акция нуждающихся в жилье военных ветеранов. Фото Александра Шарковского

Проживает в поселке Черниговка Приморского края вдова кадрового военнослужащего Галина Александровна Степина. Ее покойный муж старший прапорщик Николай Георгиевич Степин 34 календарных года (льготная выслуга 53 года) прослужил борттехником в дислоцированном в поселке, когда‑то знаменитом 319‑м вертолетном полку им. В.И. Ленина.

В 1989 году Степин по состоянию здоровья был уволен с действительной военной службы со всеми полагающимися почестями. В соответствии с действующим на то время законодательством встал в жилищную очередь в Черниговском райисполкоме. После известных событий 1991 года местные органы власти предоставлять положенное жилье оказались не в состоянии.

С началом действия президентской программы «Жилищные сертификаты» военный пенсионер Степин написал рапорт по линии КЭУ. В 2004 году тогдашний командующий 11‑й отдельной армией ВВС и ПВО Дальневосточного военного округа генерал‑лейтенант И. Садофьев известил ветерана, что его включили в число кандидатов на получение ГЖС и данные направлены в Москву.

В соответствии с тем, что распоряжением правительства Российской Федерации от 15 сентября 2009 года № 1330‑р военный городок № 41 (с. Черниговка Приморского края) был исключен из перечня закрытых военных городков, граждане, проживающие в военном городке и зафиксированные в качестве кандидатов ГЖС, в том числе и Н.Г. Степин, получили извещение из ФГУ «Востокрегионжилье» о том, что более прав на получение ГЖС у них не имеется.

Если городок открыли, посчитали наивные граждане, то у них появилось право на приватизацию своих квартир в установленном ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года № 1541‑1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядке. К тому же о такой возможности говорилось в извещениях ФГУ «Востокрегионжилье».

На первый взгляд все ясно: городок открыли, квартиру можешь приватизировать, продать и купить себе жилье в избранном месте жительства.

А вот и нет! Открыть‑то городок открыли, а вот жилищный фонд местным органам власти не передали. И все запреты продолжали действовать!

Возмущенные жители стали писать жалобы во все органы власти. Из нескольких высоких инстанций поступили идентичные ответы: «Согласно Плану‑графику передачи объектов недвижимого имущества, подлежащих передаче в собственность муниципальных образований Приморского края, представленному Министерством обороны РФ, жилые дома, расположенные в с. Черниговка, подлежат передаче в собственность Черниговского сельского поселения Приморского края в 2012 году». Вот тогда и приватизируете!

А пока высокопоставленные лица, подписавшие ответы, рекомендовали обратиться в ФГУ «Востокрегионжилье» для заключения договоров социального найма. А «Востокрегионжилье» извещает заявителей, что передачи нет и не будет, они, оказывается, проживают в служебных жилых помещениях. Когда и на каком основании квартиры получили статус служебных, не указывается. И никаких приватизаций, договоров социального найма не предвидится!

По прошествии еще пяти лет вышеуказанные граждане стали получать письма счастья: «К вооруженным силам отношения не имеете, квартиры освободите, переезжайте куда хотите».

Старший прапорщик Степин скончался несколько лет назад, его вдова по возрасту и состоянию здоровья уже не в состоянии лично принимать участие в борьбе за получение нормальной, как у всех российских граждан, квартиры, которой она смогла бы распоряжаться по своему усмотрению. Обслуживающие ее родственники даже не говорят ей, что она подлежит выселению из квартиры, в которой прожила 60 лет с Николаем Георгиевичем, как «потерявшая связь с вооруженными силами».

И таких, как Степина, только в Черниговке около полутора сотен семей. По имеющимся у нас сведениям, «осчастливлены» также бывшие военнослужащие, проживающие и военных городках, расположенных в Уссурийске, а также в поселках Реттиховка и Поспелово на острове Русский и многих других военных городках Приморского края.

Интернет пестрит информацией о выселении военных ветеранов в Новосибирске, Рязанской области, Мурманской области и других регионах.

В советское время понятие «служебное жилье» практически отсутствовало. Уволенные в запас кадровые военные при наличии оговоренных законодательством необходимых минимальных сроков военной службы и соответствующих оснований для увольнения в запас или отставку должны были обеспечиваться в трехмесячный срок жильем по избранному месту жительства уже местными органами власти.

Но если уволенный с военной службы не желал куда‑то уезжать или ему уже и ехать было некуда, никто его с занимаемой квартиры не гнал. Очень многие оставались на постоянное проживание в квартирах, полученных по последнему месту военной службы, особенно если их жилье располагалось в военных городках, дислоцированных в черте (или вблизи) больших городов, в удобных для проживания природно‑климатических зонах.

Потеряв в начале 1990‑х годов несколько сотен тысяч квартир (приватизированных и впоследствии проданных уволенными с военной службы кадровыми военнослужащими, в первую очередь желающими переехать на ПМЖ на родину в бывшие союзные республики), Минобороны спохватилось и, срочно установив статус закрытых военных городков, запретило продажу, обмен и другие возможные сделки с жильем. Но статус самих жильцов не менялся. Они по‑прежнему проживали в ведомственных (но не служебных! ) квартирах на основании выданных ордеров.

В подобных городках действительно должны проживать граждане, непосредственно имеющие отношение или к самой военной службе, или к обеспечению жизнедеятельности воинских частей и учреждений, дислоцированных в данном ЗВГ.

Именно поэтому после распада СССР и фактической отмены всех предусмотренных советским законодательством жилищных обязательств государства правительство РФ в своем постановлении от 20 января 1999 года № 71, утвердившем федеральную целевую программу «Государственное жилищные сертификаты», подчеркнуло, что право на получение ГЖС по линии Минобороны в том числе имеют граждане, подлежащие отселению из закрытых военных городков. Данное положение было конкретизировано в постановлении правительства РФ от 21 марта 1998 года № 320.

12 ноября 1999 года министр обороны РФ издал приказ № 534, определивший меры по обеспечению реализации в войсках президентской программы «Государственные жилищные сертификаты». Данный приказ определил три категории граждан – кандидатов на получение ГЖС:

1) военнослужащие, нуждающиеся в жилой площади;

2) военнослужащие, проживающие в закрытых военных городках;

3) граждане, проживающие в ЗВГ и подлежащие отселению. (Обратите внимание, именно отселению, а не выселению.)

Однако буквально следом за изданием приказа № 534 была издана директива начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии А.В. Квашнина, в которой нижестоящим органам военного управления было четко предписано – выдавать сертификаты представителям второй и третьей групп, указанных в приказе № 534, только когда будут обеспечены сертификатами кандидаты, указанные в первой группе, то есть военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы и которых нельзя было уволить без квартиры.

В условиях, когда сертификатов катастрофически не хватало, рассчитывать на их получение гражданам, подлежащим отселению из ЗВГ, уже не приходилось.

Худо‑бедно ГЖС получали по линии администраций краев (областей), но только бывшие военнослужащие, вставшие своевременно на очередь в местных органах власти, а право на это имели далеко не все запасники, проживающие в ведомственном жилье.

В результате Минобороны поставленную правительством РФ задачу обеспечить отселение проживающих в военном жилом фонде граждан, потерявших связь с вооруженными силами, не выполнило!

Более того, к концу нулевых годов военное ведомство приняло кардинальное решение: все имеющееся у него ведомственное жилье «заслужебить». Несмотря на то, что во многих ведомственных квартирах проживали военные пенсионеры и другие граждане, уже потерявшие связь с вооруженными силами!

Повсеместно у граждан, проживающих в ведомственном жилом фонде, стали изымать жилищные ордера и фактически насильно обязывать заключать договоры служебного найма жилья! И в этом первопричина сегодняшнего конфликта – ведомственные квартиры стали в одночасье служебными для граждан, юридически не имеющих право в них проживать!

То, что «отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду не допускается, если жилые помещения заняты по договорам социального найма», а проживание на основании жилищных ордеров фактически и являлось социальным наймом, что оговорено постановлением правительства РФ от 26 января 2006 года № 42 «Об утверждении Правил отнесения жилого помещения и специализированному жилищному фонду… », Минобороны, по всей видимости, не посчитало обязательным для исполнения.

И вот по прошествии еще 10 лет на основании созданной ранее «правовой» базы чиновники Минобороны повсеместно инициировали массовую кампанию по выселению бывших сослуживцев, членов их семей из так называемого служебного жилого фонда как потерявших связь с вооруженными силами! Некоторые из них по 20‑30 лет прожили в своих квартирах. В Черниговке пытаются выселить военного ветерана, дважды (! ) исполнявшего интернациональный долг в Афганистане!

23 мая президент Российской Федерации подписал указ № 239 «Об особенностях жилищного обеспечения граждан РФ, подлежащих переселению из закрытых военных городков». Суть указа – граждане, подлежащие переселению, могут обеспечиваться не только жилищными сертификатами, но и реальными квартирами, возможно и получение целевой жилищной субсидии для их покупки.

1 сентября указ вступил в силу. Кстати, об издании соответствующего ведомственного нормативного акта ничего не известно. А свободных квартир нет, денег на субсидии, по всей видимости, тоже. А выполнять указ президента надо! Вот, видимо, и решили жилищные чиновники решать проблему с другой стороны – уменьшать количество граждан, подпадающих под указ.

Судебные органы по‑разному принимают решения по искам органов жилищного обеспечения Минобороны на выселение. Где отказывают, где поддерживают. Но разве такое выселение справедливо? Куда эти тысячи бывших кадровых военных пойдут жить, где найдут свой уголок после десятилетий военной службы?



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Индия разместила 100 тысяч военных на границе с Пакистаном

Индия разместила 100 тысяч военных на границе с Пакистаном



0
567
Пентагон рассчитывает на деньги Южной Кореи

Пентагон рассчитывает на деньги Южной Кореи

Юрий Паниев

Вашингтон требует от Сеула пятикратного увеличения расходов на содержание американского контингента

0
1082
Сегодня – День военного пенсионера

Сегодня – День военного пенсионера

Андрей Рискин

«НГ» поздравляет ветеранов с их неофициальным праздником

1
14275
Россия передала армии Таджикистана военную технику и вооружение

Россия передала армии Таджикистана военную технику и вооружение

0
2298

Другие новости

Загрузка...
24smi.org