0
4907
Газета Реалии Интернет-версия

15.11.2019 00:01:00

Атомные «батарейки» для Пентагона

Расширение границ использования ядерной энергии в интересах военных без соответствующего международного контроля представляет серьезную угрозу

Тэги: мобильный реактор, сша, пентагон, эсминец, арли берк, наса, департамент энергетики


мобильный реактор, сша, пентагон, эсминец, арли берк, наса, департамент энергетики Ядерный реактор ML-1 мог перевозиться армейскими грузовыми автомобилями и должен был обеспечивать электроэнергией и теплом госпитали, командные пункты и иные объекты. Фото с сайта www.usace.army.mil

Современным миром правит энергия. Ничто и никто не может обойтись без нее. Причем энергии солнца и ископаемых источников нам уже недостаточно, поэтому людям пришлось укротить энергию атома. Правда, одними из первых поставили ее себе на службу военные – сначала создали ядерную бомбу, а затем приступили к серийной постройке атомных реакторов для подводных лодок и надводных кораблей. Одно время даже замахнулись на атомный самолет, но вовремя опомнились.

Длительное время и сами ядерные реакторы, и обеспечивающие их работу оборудование и системы были столь громоздкими, что с точки зрения рентабельности и практической целесообразности их размещали только на крупных надводных кораблях, а также на многоцелевых и стратегических ракетных подводных лодках.

Затем появились радиоизотопные источники энергии, которые стали незаменимы для различной космической техники, особенно той, которой предстояло проникать в неизведанные просторы дальнего космоса, где работа солнечных панелей становится уже совершенно неэффективной (химические источники тока в этом плане тоже оказались не очень надежными).

Именно такие устройства использовались для обогрева аппаратуры советских «Луноходов» и продолжают обеспечивать работу американских аппаратов серии «Вояджер», которые до сих пор пробираются в неизведанные просторы Вселенной, передавая на Землю все новые и новые данные о ней. Кстати, осваивать в будущем Марс эксперты тоже предлагают с помощью укрощенной энергии атома. В частности, американское космическое агентство НАСА сегодня работает над этой идеей в рамках проекта «Килопауэр» (Kilopower). Уже есть и определенные результаты.

Использовались радиоизотопные источники и в других областях. Например, вырабатывали энергию для навигационного и иного оборудования в труднодоступных районах. Но поскольку в этом случае электроэнергия требовалась относительно незначительная (в пределах нескольких сотен ватт), то применять такие устройства в других, более энергоемких целях смысла не было.

Однако развитие технологий привело к тому, что сегодня все более активно поднимается вопрос о возможности создания малогабаритных ядерных реакторов, которые можно будет использовать для обеспечения энергией отдельных военных баз и иных объектов военного назначения, причем даже расположенных за границей. 

Для этого такие реакторы планируют делать не просто компактными и не слишком тяжелыми, но еще и мобильными – с тем чтобы их можно было бы перевозить с места на место в обычном грузовике‑трейлере или в отсеке грузового самолета.

Естественно, что одними из первых этой возможностью заинтересовались в Пентагоне, поскольку такого количества заморских военных баз, как у него, на сегодня, пожалуй, нет ни у одной страны мира. Впрочем, интерес к малогабаритным атомным энергоустановкам возник у американских военных еще в середине прошлого века.

РЕАКТОР ДЛЯ «ЧЕРВЯ»

В соответствии с распоряжением министра обороны США Чарльза Уилсона от 10 февраля 1954 года, Министерству армии (Сухопутных войск) США поручалось проведение работ с целью создания атомных энергоустановок для обеспечения теплом и электричеством удаленных и относительно недоступных военных объектов, что, по расчетам военных, позволило бы существенно сократить объемы «топливного завоза» в удаленные районы. В том же году Министерство Сухопутных войск (СВ) официально одобрило начало программы Army Nuclear Power Program (ANPP), в которой ведущую роль играли Инженерные войска СВ и Комиссия по атомной энергии, но в качестве участников были также задействованы Военно‑морские и Военно‑воздушные силы США.

В рамках этой программы, действовавшей с 1954 по 1977 год, было разработано, собрано и введено в эксплуатацию восемь малогабаритных ядерных реакторов (включая мобильные), которые были установлены на ряде военных объектов Вооруженных сил США, разбросанных от Аляски до Антарктиды.

В частности, 3 октября 1960 года американцами был введен в эксплуатацию первый в мире мобильный ядерный реактор PM‑2A мощностью 2 МВт. Он был размещен на военной базе Camp Century, где в рамках сверхсекретного проекта «Айсворм» (Iceworm, в переводе с английского – «Ледяной червь») американцами была предпринята попытка создания под ледяным щитом Гренландии сети туннелей для размещения мобильных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Могучий лед безжалостно сокрушил все хитрые планы Пентагона. В итоге реактор проработал всего пару лет, был разобран и вывезен, однако радиоактивные отходы, которые после ликвидации базы, как утверждается, были оставлены на месте, превратились фактически в «грязную» атомную бомбу замедленного действия.

Другой малогабаритный реактор, MH‑1A мощностью 10 МВт, установили на «Стерджис» (Sturgis) – переоборудованное судно типа «Либерти», которое в 1967‑1976 годы стояло в зоне Панамского канала и обеспечивало потребителей электричеством и пресной водой. А вот попытка запустить в серию мобильный реактор ML‑1, который можно было бы перевозить на автомобиле с прицепом или в стандартном морском грузовом контейнере, провалилась – после нескольких лет испытаний проект закрыли: война во Вьетнаме с ее непомерными расходами быстро «съела» весь жирок армии, которой стало уже не до экзотики.

Впрочем, планы у сухопутчиков были куда масштабней. Так, в рассекреченном докладе «Mobile Nuclear Power Plants 1960‑1970», подготовленном в недрах Армии США в ноябре 1960 года, указывалось: «Мобильные атомные энергоустановки могут привести к существенному сокращению объемов потребления горючего и смазочных материалов, если их использовать для обеспечения энергией и/или теплом: ракетных систем, центров управления боевыми действиями, госпиталей и реабилитационных центров, центров связи, строительства военных баз, крупных тыловых объектов, камнедробильных операций, аэродромов, помощи местному населению в чрезвычайных ситуациях».

При этом командованию Сухопутных войск предлагалось обеспечить мобильными атомными установками следующие объекты, которые перечислены по мере их важности:

– зенитные ракетные комплексы «Усовершенствованный Найк Геркулес» – немедленно (мощность энергоустановок – по 500‑800 кВт, по одной на батарею);

– различные базы, госпитали и другие объекты подобного рода – к 1963‑1964 годам (мощность энергоустановок – по 300‑500 кВт), причем в 1965‑1970 годы предлагалось обеспечить эти объекты уже установками мощностью по 500‑800 кВт, а при необходимости – еще и установками мощностью по 10‑20 МВт;

– командные пункты корпусов и армий – к 1965 году (500‑800 кВт, по две установки на армию и по одной – на корпус);

– центры управления боевыми действиями – к 1965 году (по одной установке мощностью 500‑800 кВт на армию, корпус и дивизию);

– армейские подвижные системы противоракетной обороны – к 1968 году (мощность установок – 500‑3000 кВт, обеспечение – по потребностям в электроэнергии).

Хорошо, что эти планы так и остались на бумаге отчета под грифом «Секретно», а то даже представить страшно, сколько ядерных мини‑катастроф случилось бы с такими установками во всех тех войнах и конфликтах, которые Соединенные Штаты вели по всему миру в период после 1960 года.

Впрочем, в последние годы в свете определенных достижений науки и техники, а также всевозрастающей потребности американских военных и их систем вооружения в различного рода энергии, в первую очередь, конечно, электрической, наблюдается явное возрождение интереса со стороны Пентагона к малогабаритным и, что самое важное, мобильным ядерным реакторам. В первую очередь такие установки должны обеспечить автономное функционирование военных баз, в том числе передовых, да еще и расположенных в зонах боевых действий, таких как, например, Афганистан.

Примечательно, что для легитимизации такой идеи военные эксперты широко использовали данные отчета Сухопутных войск США за 2009 год, где указывалось, что, дескать, проводка каждых 24 конвоев с топливом на базы, разбросанные по афганской территории, в среднем стоит жизни одного «джи‑ай» (по разным оценкам, топливо и пресная вода занимали от 70% до 90% всего объема грузов, которые доставлялись на американские передовые базы в Афганистане и Ираке). На основе этого делался вывод, что размещение на базах мини‑реакторов позволит отказаться от таких конвоев вообще.

Вопрос о том, что будет с ними в случае, если на базу нападут боевики или просто случится авария, от которой никто не застрахован, почему‑то не поднимался. Равно как и вопрос о том, кто будет санкционировать сооружение «временных мини‑АЭС» на базах вне пределов США и осуществлять контроль за их эксплуатацией. О такой организации, как МАГАТЭ, американские эксперты, судя по всему, вообще не вспоминали. А зачем, если все решает Пентагон!

Как бы то ни было, но еще в начале 2008 года, как указывают в своей работе «Small Nuclear Reactors for Military Installations: Capabilities, Costs, and Technological Implications» Ричард Андрес и Ханна Бритц, американские Военно‑воздушные силы, основываясь на предложении бывших сенаторов Пита Доменичи и Ларри Крейга, начали проработку возможности реализации пилотного проекта, в рамках которого малогабаритные реакторы намечалось разместить как минимум на одной военно‑воздушной базе.

Впрочем, летом того же года после смены руководства этого вида ВС США от данной идеи отказались, но зато в оборонном бюджете на 2009 финансовый год появилась строчка, по которой финансировалось исследование по вопросу о целесообразности и возможности размещения атомных энергоустановок на военных базах. Да и в докладах Научно‑консультативного совета ВВС «Alternative Sources of Energy for U.S. Air Force Bases» и тогдашнего главного научного сотрудника ВВС доктора Марка Мэйбери «Energy Horizons: United States Air Force Energy S&T Vision 2011‑2026» идея использования небольших атомных энергоустановок на военно‑воздушных базах тоже присутствовала. В последнем документе начать их массовое внедрение планировалось в 2021‑2025 годы.

А в 2011 году уже специалисты Агентства по перспективным исследованиям Минобороны США (DARPA) приступили к проработке вариантов таких малогабаритных, модульных ядерных реакторов, предназначенных для обеспечения энергией передовых военных баз. Руководить этими работами, на которые было выделено около 150 млн долл., назначили полковника Пола Роге. «Базовый вариант – военная база, рассчитанная на бригаду, то есть более 1000 солдат. В этом случае для удовлетворения базовых оперативных потребностей потребуется два 5‑мегаваттных реактора. Этого было достаточно, чтобы мы начали работы над прототипом», – приводит его слова Патрик Такер в своей статье «US Military Eyes Tiny Nuclear Reactors for Deployed Troops», размещенной 24 января 2019 года на ресурсе Defense One. Предполагалось, что в течение шести лет будет создан прототип такого «базового» реактора, но в конечном итоге проект по причине сокращения бюджета Пентагона закрыли.

Не перешли в практическую плоскость и работы, проводившиеся Военно‑морскими силами. Осталось без движения и исследование, проведенное в 2015 году специалистами Национальной лаборатории Сандия Министерства энергетики США с целью определения возможности размещения малогабаритных легководных ядерных реакторов для обеспечения энергией ряда баз Космического командования ВВС.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ИНТЕРЕСА

С приходом к власти президента Дональда Трампа и последовавшего за этим существенного наращивания военных расходов генералы вновь достали с полки свой проект малогабаритных реакторов. Так, в августе 2016 года специальная рабочая группа, созданная при Научно‑техническом совете МО США для оценки вопросов обеспечения энергией передовых и удаленных (то есть расположенных в удаленных районах) военных баз, а также группировок экспедиционных сил, представила доклад, в котором фактически призвала руководство Пентагона дать зеленый свет программе «использования ядерной энергии на передовых и удаленных оперативных базах и в экспедиционных силах».

Замечу, что главный вопрос, поставленный перед группой, которую возглавили доктор Майкл Анатасио и генерал в отставке Пол Керн, заключался в том, чтобы всесторонне изучить возможность создания для Пентагона мобильных (перевозка – грузовиками и военно‑транспортными самолетами С‑17 «Глоубмастер III»), рентабельных по стоимости, стабильных в управлении и безопасных в эксплуатации малогабаритных модульных ядерных реакторов мощностью до 10 МВт. Эксперты, сделав вывод о неизбежности существенного роста в будущем потребности войск в электроэнергии и определив, что традиционные, возобновляемые и альтернативные источники энергии не смогут полностью покрыть эту потребность, в конечном итоге пришли к выводу, что спасти положение может только ядерная энергия. Хотя, конечно, они порекомендовали Пентагону также быть бережливым и не тратить энергию попусту, более ответственно подходить к подготовке соответствующих специалистов и разработке оперативных планов и повысить эффективность взаимодействия с законодателями и подрядчиками.

Авторы доклада подчеркивают, что рабочая группа «выявила ряд проблем, связанных с ядерной энергетикой», однако она не рассматривает «ни одну из них в качестве серьезного препятствия для проведения инженерных разработок и прототипирования возможностей сверхмалого модульного ядерного реактора». Более того, по их мнению, «потребности и преимущества перевешивают трудности, с которыми можно столкнуться на пути к обретению способности обладать почти безграничной энергией на поле боя».

Ответственность за работы по созданию для МО США разного рода мобильных атомных энергоустановок авторы доклада предложили возложить на Сухопутные войска, а первые такие мини‑АЭС разместить на базах на Аляске или Гуаме. При этом наиболее перспективными, по их мнению, являются ядерные реакторы, не относящиеся к водо‑водяным (жидкосолевые, с жидкометаллическим теплоносителем, высокотемпературные газоохлаждаемые), а также радиоизотопные термоэлектрические генераторы.

Примечательно, что в документе также упомянуто некое исследование, проведенное под эгидой Научно‑технического совета МО США, в котором предлагается с целью снижения зависимости американской пехоты от небольших аккумуляторных батарей изучить возможность использования для этого малогабаритных радиоизотопных термоэлектрических генераторов. Фактически реализация этой идеи – прямой путь к радикальной трансформации американских армейских подразделений, да и до боевых киборгов тут уже совсем рукой подать. Правда, авторы тут же подчеркивают, что ввоз таких устройств в другие страны может представлять проблему. Но это, как мы понимаем, справедливо только в мирное время, а в ходе войны спрашивать уже никого не будут.

Армейские генералы этот документ, судя по всему, приняли как руководство к действию, поскольку в октябре 2018 года был обнародован новый доклад, который по указанию заместителя начальника штаба Сухопутных войск по тылу подготовила группа из пяти авторов. Сей труд, насчитывающий 148 страниц и озаглавленный «Study on the Use of Mobile Nuclear Power Plants for Ground Operations», полностью посвящен анализу плюсов и минусов использования мобильных атомных энергоустановок со сверхмалыми модульными реакторами в интересах Сухопутных войск. Причем, что интересно, большая часть из рассмотренных вариантов реакторов работает на шаровом топливе TRISO.

«Использование мобильной ядерной энергетики согласуется с новым геополитическим ландшафтом и приоритетами, изложенными в Стратегии национальной безопасности и Стратегии национальной обороны 2018 года с упором на Китай и Россию в качестве основных приоритетов для Министерства обороны США, – подчеркивается в преамбуле доклада. – Это исследование показывает, что в техническом плане ядерная энергетика может снизить уязвимость поставок и эксплуатационные расходы, приводя при этом к устойчивому снижению спроса на нефть, а также обеспечивая поддержание приоритетов командующих войсками и маневра в многодоменных операциях».

Важность вопроса обеспечения энергией армейских подразделений и военных баз при этом аргументируется авторами тем, что за 9 лет боевых действий в ходе операций Iraqi Freedom и Enduring Freedom около 52% всех потерь – 18, 7 тыс. человек из примерно 36 тыс. – американские войска понесли от атак на свои транспортные колонны. А последние, как уже говорилось выше, в основном везут топливо и пресную воду. Получается, что горючее и воду Америка в буквальном смысле измеряет жизнями своих солдат и офицеров.

В свете того, что главными противниками Вашингтона в новом документе вновь назначены Москва и Пекин, то и основной упор в нем сделан на обеспечении энергией действий Сухопутных войск США в крупномасштабном конфликте с равным по силе противником. Здесь сразу же встает вопрос об обеспечении безопасности мини‑АЭС, но авторы доклада успокаивают: «Поскольку в качестве основных мест дислокации мобильных атомных энергоустановок предполагается использовать крупные авиационные и морские порты, а также передовые оперативные базы, где возможности сбора развединформации и защиты от вражеского вторжения с использованием воздушных, наземных, военно‑морских и кибернетических сил являются наиболее значительными, вероятность захвата, повреждения или уничтожения мобильных атомных энергоустановок – меньше, чем у конвоев для пополнения запасов жидкого топлива». Сомнительное «успокоение», надо сказать, поскольку авторы, судя по всему, не учитывали весь спектр дальнобойного высокоточного оружия, которым обладают Россия и Китай, назначенные Белым домом и Пентагоном на роль главных противников.

В докладе указывалось, что мощность мобильного реактора, работающего на низкообогащенном уране, может составлять от 2 до 20 МВт, но, учитывая его модульный характер, за счет включения нескольких таких установок в единый контур планировалось в разы наращивать мощность АЭС. Особо подчеркивалось, что в отличие от гражданских реакторов военный должен обладать способностью к неоднократному «включению» и «выключению», а также перевозке различными видами транспорта: грузовиками‑трейлерами и армейскими грузовиками, по железной дороге, различными судами (кораблями), а также имеющимися у Сухопутных войск плавсредствами и самолетами размерности С‑17. По окончании своего срока службы, который американские специалисты оценивали в 10‑20 лет, установка должна будет возвращаться в США для перезарядки или для утилизации.

Эпиграфом к докладу его авторы взяли слова знаменитого генерала Джеймса Мэттиса, которые он сказал, будучи командиром 1‑й дивизии морской пехоты, во время броска на Багдад в марте 2003 года: «Освободите нас от топливных оков». По мнению авторов, именно мобильные мини‑АЭС со сверхмалыми реакторами позволят окончательно сорвать эти оковы и обеспечить американской Армии настоящую свободу действий на любом уровне, включая глобальный. Время для этого, считают армейские эксперты, сейчас – самое подходящее.

«В условиях длительной конкуренции между великими державами мобильные атомные энергоустановки обеспечивают оперативную гибкость за счет значительного снижения объемов используемого жидкого топлива (необходимого сегодня для выработки электроэнергии), расширяя тем самым возможности маневра и варианты действий, доступные командующему войсками на театре военных действий», – говорится в докладе.

Следующим, вполне логическим шагом стало размещение в январе 2019 года Управлением стратегических возможностей МО на сайте www. fbo. gov (аналог нашего сайта госзакупок) запроса на предоставление информации в рамках реализации программы «Дилитиум» (Dilithium), главная цель которой – создание мобильного ядерного реактора. Последний должен весить менее 40 т, подходить для перевозки на грузовике, судне или самолете С‑17 и иметь способность в течение трех лет без перезарядки выдавать мощность в 1‑10 МВт. Также требуется, чтобы военнослужащие не позднее чем через 72 часа после перевозки могли бы собрать установку и вывести ее на рабочий режим. В свою очередь, не более чем за 7 суток бойцы должны заглушить реактор и подготовить его для перевозки. Кроме того, реактор должен обладать защитой от неконтролируемого расплавления активной зоны.

В рамках первого этапа программы, рассчитанного на 9‑12 месяцев, заказчик, как было заявлено, планирует профинансировать разработку максимум трех прототипов, а затем выберет победителя. Об участниках первого этапа планировалось объявить весной 2019 года, но информации об этом найти не удалось. Возможно, что из‑за поднявшейся волны критики реализацию проекта притормозили.

42-13-2.jpg
Специалисты НАСА устанавливают
радиоизотопный термоэлектрический
генератор в космический аппарат «Кассини».
Фото с сайта www.nasa.gov
ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ФЛОТ

Предназначение реактора, который Пентагон планирует получить в рамках программы «Дилитиум», в документах не указано, но, судя по всему, в первую очередь это обеспечение электричеством и теплом военных баз и иных объектов. С другой стороны, именно малогабаритные – классов «мини» и «микро» – ядерные реакторы должны, как считают американские военные, обеспечить работоспособность и целого ряда новейших систем вооружения, отличающихся высоким уровнем потребления электроэнергии. Таких, например, как боевые лазерные комплексы, которые размещаются или будут размещаться на колесном или гусеничном шасси, а также на борту самолетов и боевых кораблей. Среди приоритетных потребителей электроэнергии числятся также рельсотроны, электромагнитные пушки и пр. Сегодня на такие системы энергии просто не хватает, а потому их приходится делать компактными и не очень мощными, способными разве что поджечь хвост беспилотнику или «пробуравить» дырку в надстройке катера.

В частности, в докладе Исследовательской службы Конгресса «Navy Lasers, Railgun, and Gun‑Launched Guided Projectile: Background and Issues for Congress», подготовленном в мае 2019 года, указывается: объем свободной электроэнергии на эсминцах УРО типа «Арли Берк» серии Flight III, на которых собираются ставить один из типов боевых лазеров, будет весьма ограничен, поскольку предназначенный для размещения на этих кораблях радиолокационный комплекс AN/SPY‑6 потребляет существенно больше энергии, чем его предшественник. В итоге при установке лазерной пушки придется «перетряхивать» все потребители электроэнергии, ограничивая их «электроаппетит». Если же поставить на корабль дополнительно микрореактор, как предлагают некоторые специалисты, то проблема нехватки энергии исчезнет.

Кстати, в начальный период создания американского ракетно‑ядерного флота ставить атомные энергоустановки военные эксперты в первую очередь предлагали именно на корабли классов «фрегат» – «эсминец»: считалось, что авианосцы смогут обойтись и обычным топливом, коего у них на борту предостаточно, а вот «малышам» для сопровождения плавучих аэродромов приходилось постоянно пополнять свои скудные запасы. Судя по всему, спираль истории совершила очередной поворот, и ядерные реакторы, пусть и малогабаритные, вскоре вполне могут появиться на эсминцах, а может, даже и фрегатах американского флота.

Впрочем, пока речь в ВМС США идет все же о микрореакторах для военных баз. Причем в ходе слушаний на тему «Устойчивость военных объектов к новым угрозам», проходивших 16 октября 2019 года в рамках совместного заседания подкомитета по разведке, возникающим угрозам и боевым возможностям и подкомитета по готовности комитета по ВС Палаты представителей Конгресса, исполняющий обязанности помощника министра ВМС по вопросам энергообеспечения, военных объектов и окружающей среды Луциан Нимейер заявил об интересе флота к стационарным, а не мобильным микрореакторам, да к тому же размещенным на территории США.

«Министерство (Военно‑морских сил. – «НВО») рассматривает возможность сотрудничества с Министерством обороны в целях изучения возможности использования стационарных микрореакторов для обеспечения долгосрочной энергетической устойчивости наших баз в США», – заявил Нимейер, отметив, что флоту нужны реакторы, способные вырабатывать электрическую мощность 5‑10 МВт и давать 10 МВт тепла. «Мы считаем, что есть поставщики, есть технологии, которые в конечном счете могут быть использованы на военной базе с тем, чтобы изолировать ее от коммерческой энергосети, особенно там, где у нас есть критически важные объекты», – подчеркнул он, выразив уверенность в том, у микрореакторной технологии в ВС США есть хорошее будущее.

СЮРПРИЗ НА КОЛЕСАХ

В свете охватившей Пентагон «микрореакторной лихорадки» возникает целый ряд серьезных вопросов. Каких? Ну, например, смогут ли американские военные обеспечить надлежащую степень безопасности таких установок от атак террористов или ударов противника? Хотя, нет, более важно другое – намерение заокеанских генералов обеспечить возможность быстрой переброски таких реакторов по воздуху и на грузовиках‑трейлерах. Опасность полетов с реактором, пусть и заглушенным, на борту объяснять, видимо, не стоит, но вот на грузовиках остановимся поподробнее.

Дело в том, что сегодня такие машины в огромном количестве колесят по дорогам Америки и Европы, да и в других частях света их хоть отбавляй, поскольку грузовой автотранспорт на сегодня – одно из наиболее оперативных и дешевых средств доставки разных грузов. И если Пентагон действительно приступит к реализации программы по созданию и постройке таких ядерных энергоустановок для обеспечения жизнедеятельности своих военных баз, включая и расположенные за пределами континентальной части США, то вполне возможно, что жители той же Европы однажды окажутся в ситуации, когда по их автобанам будут разъезжать, а на расположенных по соседству военных объектах под звездно‑полосатым флагом будут стоять многочисленные потенциальные «мини‑чернобыли» или «мини‑фукусимы».

А вариантов, где может появиться американский мобильный реактор, – множество. Так, в рассмотренном выше армейском докладе от октября 2018 года в качестве возможных мест их установки указаны базы: «Туле» в Гренландии (семь реакторов по 5МВт или четыре по 10 МВт), Гуантанамо (восемь реакторов по 5 МВт или пять по 10 МВт), Баграм (12 реакторов по 5 МВт или шесть по 10 МВт), «Лажес Филд» на Азорах (один реактор) и др. Причем поскольку применение таких реакторов будет осуществляться в интересах военных, то гражданских, да еще и другой страны, как показывает предыдущий опыт, никто в известность о производимых с этими устройствами манипуляциях, вероятно, ставить не будет. Да, в упомянутых документах говорится о необходимости решать с другими странами и международными организациями вопросы, связанные с использованием за пределами США таких реакторов, но кто даст гарантию, что это будет сделано в действительности?

Безусловно, создание малогабаритных ядерных реакторов военного и гражданского применения – это веление времени. Только такие источники энергии позволят обеспечить ею все возрастающее число потребителей, многие из которых отличаются весьма хорошим «электроаппетитом». Однако процесс распространения по миру таких изделий надо, вне всякого сомнения, сразу ставить под строгий международный контроль. Вряд ли, как представляется, польским или румынским гражданам понравится, если у них под боком – на позиционных районах комплекса противоракетной обороны «Иджис Эшор» – появятся пусть и малогабаритные, но все же ядерные реакторы.

В особенности если их об этом никто даже не удосужится уведомить. Так же как в свое время никто не сообщал гражданам целого ряда европейских стран – членов НАТО, что на территории их государств складированы – временно или постоянно – различные ядерные боеприпасы. Известно об этом стало только сегодня, да и то по большому счету по недосмотру американской и натовской цензуры.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Визит средней и меньшей дальности

Визит средней и меньшей дальности

Юрий Паниев

"Русская хитрость" и китайский фактор мешают Москве договориться с Вашингтоном

0
1166
Америку ждет в Афганистане такой же финал, как во Вьетнаме

Америку ждет в Афганистане такой же финал, как во Вьетнаме

Владимир Скосырев

Умиротворять беспокойную страну придется России, Китаю, Пакистану

0
1089
Немецкие бизнесмены  угрожают заморозить проекты США по поставкам сжиженного газа в Европу

Немецкие бизнесмены угрожают заморозить проекты США по поставкам сжиженного газа в Европу

Олег Никифоров

Немецкие деловые круги угрожают заморозить проекты Вашингтона по строительству терминалов для приема сжиженного газа в Европе

0
1151
Иранские малые военные корабли окружили 12-ю американскую авианосную группу

Иранские малые военные корабли окружили 12-ю американскую авианосную группу

Александр Шарковский

0
1125

Другие новости

Загрузка...
24smi.org