0
6845
Газета Реалии Интернет-версия

20.12.2019 00:01:00

Полузабытый триумф

Об одном нереализованном достижении американской военной науки

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор.

Тэги: Пентагон, ВС США, оперативное искусство, Уильям Депью, теория войн


47-13-1350.jpg
Военные экперты называли Уильяма Депью
одним из самых выдающихся генералов после
 Второй мировой войны.
Фото с сайта www.army.mil
Около четырех десятков лет назад в США начала разрабатываться, а в 1982 году была формализована в Полевом уставе FM 100–5 концепция воздушно-наземной операции (Air Land Battle), предусматривавшая ведение военных действий путем скоординированного применения разнородных сил и средств на всю глубину оперативного построения войск. Следует признать, что по тем временам это было неординарным событием, в том числе и в мировой военной науке. Этот феномен достигался в результате нанесения массированных ударов по наступающим превосходящим силам противника, в первую очередь за счет одновременной ликвидации его первых и вторых эшелонов (резервов) и лишения таким образом возможностей по наращиванию темпов и масштабов наступления, то есть его фактического срыва. Вполне очевидно, что концепция под «противником» подразумевала Советскую армию и армии союзников СССР.

В принципиальном плане данный подход без всяких допусков следует рассматривать в ряду подобных, но редко встречаемых революционных идей в военной науке. К ним, в частности, можно отнести и теорию глубокой операции, разработанную советскими военными учеными после Гражданской войны для обоснования выхода из так называемого позиционного тупика, характерного для военного противоборства на полях сражений Первой мировой войны.

К середине 80-х годов прошлого века достижение американской военной мысли было взято на вооружение в НАТО в виде немного измененной концепции борьбы со вторыми эшелонами – FOFA.

Американская концепция в конце концов приобрела форму видовой доктрины сухопутных войск, а в последующем даже явилась толчком для разработки так называемой формулы объединенных вооруженных сил (США), будучи положенной в основу согласованного между видами ВС кардинального реформирования американской военной машины в целом (процесс, правда, не завершен и по сей день).

Между тем путь к всеобщему признанию успеха американских военных ученых был далеко не триумфальным и относительно долгим.

Всего лишь ученики

Следует признать факт, что американцы никогда прежде не отличались заметными успехами в развитии военной науки. Да в этом и не было смысла. После войн за независимость на рубеже XVIII–XIX веков Соединенные Штаты были целиком погружены в свои внутренние проблемы, связанные в первую очередь с захватом новых земель на Диком Западе, их освоением и решением других – большей частью торгово-экономических проблем. Правда, параллельно американские военные совершенствовали свое мастерство в области борьбы с аборигенами-индейцами, что им в последующем пригодилось в многочисленных полуколониальных карательных экспедициях во многих регионах мира. Гражданская война середины XIX века также не ознаменовалась какими-либо интересными находками в области военной теории. Вторая половина XIX века для военной науки США вообще оказалась непродуктивной. В этом плане характерен пример с так называемым главным нормативным документом вооруженных сил США – Полевым уставом FM 100–5, в изданиях которого начиная с первого номера в начале ХХ века и вплоть до 1980-х годов не просматривалось ни одной сколько-нибудь новаторской научной идеи. Кстати, американцы и сами не скрывали того факта, что по-настоящему воевать они учились у более искушенных в военных делах англосаксонских братьев-британцев, а также представителей Франции и Германии, используя военно-теоретические труды и официальные документы этих авторитетных в военном плане государств. Так было в Первой и Второй мировых войнах и в их продолжении в военно-научном плане – Корейской войне 1950–1953 годов.

Неприглядный фон

Поводом к изменению сложившегося неудовлетворительного положения вещей послужило беспрецедентное поражение США во Вьетнамской войне, продолжавшейся почти целое десятилетие в 1960–1970-х годах.

Вывод группировки ВС США из Вьетнама ознаменовался формированием крайне неблагоприятного политического фона, на котором предполагалось реформировать вооруженные силы страны. Провозглашенная президентом США новая Доктрина Никсона фактически временно заблокировала военные рычаги управления внешнеполитическим курсом Вашингтона в угоду политико-дипломатическим мерам.

Да и сами вооруженные силы США охватило полное разочарование и уныние. До небывало низкого уровня упал рейтинг профессии военного. Бесславное окончание войны в Юго-Восточной Азии и объявление о переходе в 1973 году на полностью добровольные ВС возвели барьер между людьми в форме и остальным американским обществом. В результате ВС оказались как бы в резервации, где царили полууголовные обычаи и законы. Повсеместное употребление наркотиков, пьянство, конфликты на расовой почве, дедовщина стали обычными явлениями. Неповиновение, неуважение к старшим по званию и должности превратились в настоящий бич ВС США. В американских СМИ приводились вопиющие факты гибели в начале 1970-х 45 офицеров от рук своих же подчиненных. Младшие офицеры стали открыто обвинять генералитет в бездарности и даже предательстве. В результате ВС США стали испытывать острейший дефицит личного состава. Так, в 1974 году только в сухопутных войсках недосчитывалось более 20 тыс. рекрутов. Среди тех же, кто был завербован в ряды СВ, более 40% не имели даже среднего образования.

Время пришло

В этих весьма непростых условиях у руля сухопутных войск оказался авторитетный в офицерской среде генерал Крейтон Абрамс, прошедший школу Вьетнама и в 1972 году занявший пост начальника штаба сухопутных войск (СВ). Новый начштаба, хотя и был на дружеской ноге со своим предшественником генералом Уильямом Уэстморлендом (до этого занимавшим пост главкома американских войск во Вьетнаме в самый трудный период – середине 1960-х годов), не разделял оптимистических взглядов последнего на будущее вооруженных сил страны и не скрывал этого. Абрамс, не питая особых иллюзий относительно быстрого исправления сложившейся ситуации, поставил перед собой задачу любой ценой привести сухопутные войска в соответствие с изменившимися после вьетнамской катастрофы условиями.

По мнению Абрамса, с учетом наметившегося сокращения численности личного состава (с 1,5 млн человек в 1968 году почти наполовину к 1975-му) следовало адаптировать сухопутные войска к новому критерию стратегии национальной безопасности: взамен приверженности формуле «две с половиной войны» ориентироваться в военном строительстве на более реалистичную одну крупномасштабную войну и один конфликт меньшего масштаба. Но для этого, как это ни парадоксально, следовало не сократить, а нарастить количество боевых формирований. В одном из своих выступлений перед офицерской аудиторией начштаба СВ даже поклялся «сделать все, чтобы увеличить количество дивизий с 13 до 16!». В числе одной из первоочередных мер, направленных на возрождение сухопутных войск, Абрамс весной 1973 года сформировал так называемую временную исследовательскую группу, названную по имени ее руководителя «Группа полковника Астарита», в функции которой было вменено «определение места сухопутных войск в стратегии ведения конвенциональной войны в поствьетнамскую эру». Группа, просуществовавшая короткий период, проделала большую работу, включая организацию целой серии конференций и семинаров с привлечением высокопоставленных лиц из Министерства обороны и других видов вооруженных сил.

Однако прогрессирующая онкологическая болезнь нейтрализовала высокую активность генерала-реформатора, как окрестили Абрамса американские журналисты. В этих условиях на первую роль в рядах теоретиков-преобразователей выдвинулся его единомышленник генерал Уильям Депью, который впоследствии был назван американскими военными экспертами одним из самых выдающихся генералов США за период после окончания Второй мировой войны.

«Фактор Депью»

Депью накануне Второй мировой войны окончил Университет Южной Дакоты, получив ученую степень в области экономики и став офицером резерва. После начала войны, прослужив некоторое время в национальной гвардии на территории США, он в 1944 году в составе пехотной дивизии убыл на Британские острова, чтобы в июне того же года принять активное участие в десантной операции «Оверлорд». Через некоторое время Депью, дослужившись до майорского звания, стал в возрасте 24 лет командиром батальона. К началу следующего года за проявленное личное мужество и умелое руководство подразделением был награжден четырьмя боевыми наградами и получил звание подполковника. Комдив генерал-майор Джеймс Ван Флит называл Депью «одним из наиболее подготовленных и успешных комбатов американской армии». Однако сам офицер оценивал своих прямых командиров невысоко, считая их «не подходящими для руководства в бою вверенными им формированиями».

Надо отдать должное Депью в том плане, что он обладал довольно редким ощущением явно недостаточного багажа знаний, которое стремился нивелировать путем самообразования, чтением трудов корифеев науки в разных областях, главным образом, конечно, в военном деле, а также военной истории и политологии. Эти качества пытливого офицера были замечены командованием, которое уже после окончания войны не стало препятствовать желанию Депью продолжить образование. Ему довелось пройти основные ступени американской системы подготовки руководящих кадров – от Военного института иностранных языков (где он в течение года изучал русский язык) до Штабного колледжа ВС США и Королевского колледжа оборонных исследований (Великобритания), а также успешно реализовать себя в ходе так называемой практики, в том числе в американских разведструктурах в странах Азии и аппарате американского военного атташе в Венгрии.

Безусловно, весьма заметное влияние на Депью оказала служба в Южном Вьетнаме сначала в качестве офицера штаба группировки американских войск (в непосредственном подчинении генералу Уэстморленду), а затем в качестве командира ключевой 1-й пехотной дивизии. Позднее Депью вспоминал о том, что мысли относительно явно неудовлетворительного состояния дел в американских ВС в целом у него возникли в период пребывания во Вьетнаме.

Именно в эти годы на страницах специализированных изданий появились его статьи, где он формулировал предложения относительно путей развития американских ВС после «неизбежного и бесславного» их вывода из Вьетнама. При этом Депью слыл весьма требовательным и даже «слишком жестким» начальником. Достаточно привести показательные в этом отношении факты снятия им с должностей 56 офицеров дивизии, включая семь комбатов. И все же, несмотря на, казалось бы, наличие достаточно большой группы недовольных, в руководстве американских вооруженных сил постепенно сформировалось твердое убеждение в том, что именно генерал Депью способен если и не спасти армию, то разумно обосновать пути возрождения не только сухопутных войск, но и былой военной мощи страны в целом.

Новое поле деятельности

47-12-1350.jpg
Американские пехотинцы во Вьетнаме.
Фото Национального управления архивов и
документации США
Эти соображения и явились причиной того, что в 1973 году Депью было поручено возглавить только что образованное Командование учебных и научных исследований сухопутных войск США (TRADOC) с одновременным присвоением ему звания трехзвездного генерала. Примечательно, что подобные командования в других видах американских ВС также будут образованы под влиянием сухопутного аналога, но с задержкой в несколько лет.

На Депью была возложена задача по курированию деятельности во всех учебных заведениях и научных центрах сухопутных войск США. Во главу угла своей работы Депью поставил задачу по реорганизации нормативно-правовой базы боевой подготовки подразделений, частей и соединений американских войск. Стало очевидно, что без всестороннего анализа опыта войн и военных конфликтов – причем не только тех, вSW которых принимали участие ВС США, – без обобщения результатов и выводов по ним, то есть без создания теоретической базы в виде концепции развития сухопутных войск в целом и входящих в них родов войск, увязанной с аналогичными изысканиями в других видах американских вооруженных сил, просто нереально обеспечить качественный рывок в развитии ВС страны.

Опыт вьетнамской войны был достаточно глубоко проанализирован и обобщен. Но для прогноза конвенциональных войн будущего этого было явно недостаточно. И вдруг случилось событие, которое сыграло на руку американским военным ученым: на Ближнем Востоке была развязана очередная, четвертая по счету война – так называемая октябрьская 1973 года.

Ближневосточный плацдарм науки

На этот раз инициированная арабами война взбудоражила не столько политиков, сколько военных, в том числе теоретиков военного дела. С одной стороны, ожесточенное противоборство сразу на двух фронтах – на Синае и Голанских высотах – подтвердило правильность прогнозов военных специалистов США в отношении скоротечности боевых действий в современных условиях и конфликтах ближайшего будущего. С другой – на этом правильность военно-технического прогноза была исчерпана.

По указанию увядающего, но все еще сидящего в кресле начальника штаба СВ генерала Абрамса была создана очередная специальная комиссия во главе с бригадным генералом Брэйдом по изучению особенностей форм и способов действий войск противоборствующих сторон на Ближнем Востоке.

Результаты оказались обескураживающими для американского военно-научного истеблишмента. Прежде всего впечатляли потери сторон: за три недели интенсивных боев обе воюющие стороны потеряли танков и артиллерийских систем больше, чем было на вооружении американских войск, дислоцированных к тому времени в Европе. Танковые сражения по своей интенсивности и результативности намного превзошли аналоги времен Второй мировой войны. Повсеместно отмечались танковые дуэли на расстоянии до 4 тыс. м. Египетские войска, взявшие на вооружение разработанную в СССР теорию общевойскового боя, успешно использовали пехотные подразделения с ПТУР в боевых порядках танковых частей и подразделений, нанося ощутимые потери танковым же подразделениям израильских ВС, действовавших практически изолированно, без должной поддержки пехоты.

Отмечалось активное и согласованное применение арабами многообразных средств ПВО, что лишило израильтян прогнозируемого подавляющего преимущества в воздухе. Необходимо было создать нечто новое, конкурирующее с советскими теоретическими изысканиями, воплощенными в жизнь. Главный же вывод, который сделали американские специалисты из анализа боевых действий на Ближнем Востоке в 1973 году, заключался в «необходимости разработки национальной теории оперативного искусства», чем раньше американцы пренебрегали.

Практические шаги

Командующий TRADOС с сожалением признавал, что для военно-теоретической школы США был традиционно характерен крупный недостаток, который заключался в учете выводов и предложений по анализу тех или иных конфликтов отдельно каждым видом ВС и даже родом войск без, казалось бы, само собой разумеющегося обобщения для вооруженных сил в целом. На этот раз генерал Депью посчитал необходимым сломать порочную традицию и заняться разработкой общевойсковой, то есть оперативной концепцией формально для сухопутных войск, но так, чтобы эту инициативу поддержали и другие виды ВС.

Учитывая факт сильной инерции и традиционный консерватизм, царившие в среде американского генералитета, Депью начал с поиска влиятельных единомышленников, которых решил сплотить в единый блок разработчиков новой концепции, и выявления скрытых и открытых оппонентов, которых следовало нейтрализовать. В этот блок помимо подчиненных ему военных теоретиков из TRADOC он довольно быстро «завербовал» популярного в войсках генерал-майора Старри, имевшего опыт командования 11-м бронекавалерийским полком в период войны во Вьетнаме. Вторым мощным союзником Депью стал также довольно известный в сухопутных войсках штабист бригадный генерал Горман, прославившийся написанием незаурядной разработки «Программа боевой подготовки частей и подразделений сухопутных войск США».

К числу наиболее серьезных оппонентов Депью относился генерал-майор Кашман, начальник Командно-штабного колледжа СВ, а до этого – командир 101-й воздушно-десантной дивизии, а также некоторые начальники школ родов войск.

Для обкатки своих взглядов, рекламы некоторых уже имевших место в TRADOC явных достижений в области военного искусства и вскрытия слабых сторон намеченных контуров будущей концепции по инициативе генерала Депью в штаб-квартире командования в Форт-Монро (штат Вирджиния) весной 1974 года была организована представительная конференция под названием «Влияние войны на Ближнем Востоке на тактику действий и ВВТ сухопутных войск США», на которую были приглашены представители и других видов ВС. Кроме того, генерал Старри предложил организовать во всех частях и соединениях сухопутных войск свободную дискуссию среди офицерского состава с целью выявления интересных идей в области военной теории.

Фактически весь 1974 и начало 1975 года прошли в интенсивных спорах и обсуждениях различных проектов отдельных положений концепции, которые выдвигались различными коллективами американских военных теоретиков. В частности, широко обсуждался и был подвергнут резкой критике подготовленный бронетанковой школой документ, в котором отстаивался преимущественно бронетанковый характер боев и сражений будущих войн. Большинство же теоретиков выступали за включение в будущую концепцию положения о преимущественно объединенном использовании в предстоящих операциях родов войск и видов ВС. Все интересные идеи и мысли, высказанные в ходе более чем год продолжавшихся обсуждений, концентрировались в TRADOC и изучались при личном участии его командующего генерала Депью.

Осенью 1974 года в Форт-Ноксе была организована еще одна представительная конференция, к участию в которой были привлечены практически все командиры частей и соединений СВ, дислоцированных как на континентальной части США, так и в Европе и Южной Корее. Выступления и дискуссии были «разбавлены» полевыми учениями и боевыми стрельбами. Все это было организовано с единственной целью: доказать боевым командирам преимущества разрабатываемых новых положений из области действий войск, новых нормативов и т.п., которые должны были составить ядро разрабатываемой оперативной концепции. Окрыленный успехом этого мероприятия, генерал Депью дал команду подчиненным ему генералам и офицерам в течение двух месяцев разработать план-проспект новой версии Полевого устава FM 100–5, содержание которого фактически и стало бы новой оперативной концепцией СВ США.

Однако несмотря на то что главную роль в практической разработке концепции играл генерал Старри со своими офицерами, проект устава решено было отдать на разработку в ведомство генерала Кашмана, то есть в Командно-штабной колледж. Как и следовало ожидать, устав получился слишком сырым. Позже Депью обвинил своего оппонента в схоластике, в нежелании понять, что концепция должна быть строгим, всесторонне обоснованным руководящим документом для всех подразделений, частей и соединений сухопутных войск в целом и даже «выходить за рамки одного вида ВС».

Поэтому Депью в апреле 1975 года был вынужден собрать всех офицеров и генералов, кто принимал непосредственное участие в подготовке проекта документа, и дал им подробные и четкие указания, что должно быть в этом документе, в том числе и по содержанию каждой из глав. В течение нескольких последующих дней разделенные на группы в соответствии с количеством глав разработчики устава активно перерабатывали текст. При этом Кашман со своими помощниками был фактически отстранен от работы. Доработанные главы были собраны генералом Горманом для сквозного редактирования на этот раз в штаб-квартире TRADOC.

Союзники – в помощь!

Для того чтобы продвинуть новую концепцию СВ, Депью было необходимо заручиться поддержкой кого-либо из союзников в Европе, поскольку именно на боевые действия на европейском театре главным образом ориентировалась, по его замыслу, разрабатываемая оперативная концепция.

Выбор пал на Западную Германию. Это было сделано по следующим причинам. С тех пор как в середине 1950-х начался процесс возрождения германских вооруженных сил в западной зоне оккупации этой страны, он впервые был взят под жесткий контроль американцами, в частности штабом 7-й армии ВС США, дислоцировавшейся в ФРГ. Когда же генерал Абрамс был назначен начальником штаба СВ США, он специальным распоряжением определил своего протеже генерала Депью связным между руководством американских сухопутных войск и командованием Бундесвера.

Депью наладил тесные неформальные отношения между генералитетом обеих стран и учредил специальную форму контактов между ними путем проведения ежегодных обсуждений всего спектра проблем, интересующих обе стороны. Естественно, эти переговоры, проводившиеся при широком участии представителей 7-й армии ВС США, осуществлялись под эгидой TRADOC. Депью всегда открыто симпатизировал немцам, особенно его восхищали достижения германской военной мысли. В частности, его интересовали новации Бундесвера в области тесного взаимодействия родов сухопутных войск, воплотившиеся в гибкие организационные структуры механизированных дивизий Бундесвера. Кроме того, на формировавшиеся взгляды Депью относительно новой видовой концепции оказала сильное влияние принятая в Бундесвере концепция активной обороны, предполагавшая быстрый и решительный переход в контрнаступление почти одновременно с отражением наступления противника. Оказавшуюся в его руках козырную карту германской тактической мысли Депью разыгрывал весьма искусно, при любом случае ссылаясь на поддержку германских друзей.

Трудный путь адаптации

Несмотря на существенное противодействие, в 1975 году проект новой концепции был подготовлен в виде очередной версии Полевого устава FM 100–5 и направлен в официальные инстанции, заинтересованные организации, части и соединения СВ США на оценку. Накануне Депью пришлось согласиться с целым рядом критических замечаний и включить под давлением пехотного лобби в проект концепции некоторые положения, повышающие роль пехоты в их совместных действиях с бронетанковыми частями и подразделениями. Кроме того, пришлось отдельно выделить и положение, касающееся нового элемента будущих боевых действий, а именно использования вертолетов для десантирования войск на тактическую и даже оперативную глубину и их широкого применения для поражения целей противника. Штаб американских войск в Европе высказал претензии относительно того, что в проекте мало внимания было уделено бою в городе, а также ядерным и химическим аспектам противоборства. Все это также было учтено в доработке окончательного варианта концепции.

В феврале 1976 года Депью официальным рапортом доложил новому начальнику штаба СВ США генералу Уэянду о готовности новой видовой концепции к утверждению. В этом рапорте Депью вкратце изложил все проблемы, с которыми пришлось столкнуться ему и его соратникам при разработке документа, дал критический анализ основным замечаниям, которые не были устранены с объяснением причин, привел оценки новой концепции со стороны союзников – командования ВС Германии и даже Израиля, а также позитивный отзыв руководства ВВС США. В отличие от своего предшественника генерала Абрамса, активно способствовавшего разработке новой концепции, генерал Уэянд продемонстрировал скорее свою индифферентность к этому труду, нежели поддержку или отрицание, но все же утвердил, как тогда казалось, окончательную версию устава, который 1 июля 1976 года и был опубликован.

Все сначала?

Но не прошло и месяца со дня выхода в свет новой версии Полевого устава FM 100–5, как началась кампания по ее дискредитации, причем зачастую в неожиданно беспрецедентных масштабах.

Наиболее непримиримую позицию занял помощник влиятельного сенатора Тафта Уильям Линд, имевший авторитет в военных кругах. Таким образом, он формально перехватил эстафету жестких критиков концепции у генерала Кашмана. Первым делом Линд написал разгромную статью, которую «любезно» согласилось протолкнуть в печать руководство Командно-штабного колледжа. Однако, узнав об этом в последний момент, Депью воспользовался своим авторитетом и не допустил ее публикации в журнале «Милитари Ревью». Но через некоторое время на страницах другого влиятельного журнала, «Армд Форсиз Джорнал Интернэшнл», был помещен материал с недвусмысленным названием «Доктрина, разработанная в вакууме?», где проводилась мысль о том, что концепция Депью и его единомышленников есть «не что иное, как документ внутреннего пользования TRADOC и уж совсем не общевидовая концепция».

Одновременно Линд начал «обрабатывать» членов военного истеблишмента США. Фактически критические положения этой статьи стали основой для последующего, по сути, повторного широкого обсуждения концепции. Только в одном из авторитетных изданий в течение последующих нескольких месяцев было опубликовано более 80 критических статей, заметок и писем читателей.

В конце 1970-х годов Депью, так и не дождавшись «лелеемого в мечтах триумфа», был вынужден по возрасту уйти в отставку. Его место в качестве командующего TRADOC занял соратник и единомышленник, к тому времени уже произведенный в трехзвездные генералы Старри, который рьяно ввязался в борьбу за отстаивание права концепции на существование и параллельно вплотную приступил к подготовке для публикации на этот раз ее окончательной версии. Ему опять пришлось учесть множество замечаний и предложений, но суть оперативной концепции – борьба с противником путем нанесения ему поражения одновременно на всю оперативную глубину – осталась нетронутой. В 1982 году труд возглавляемого им коллектива американских военных теоретиков увенчался успехом: в свет вышел Полевой устав FM 100–5, содержавший многострадальную видовую концепцию, получившую официальное название «Воздушно-наземная операция». Впервые за всю долгую историю развития военно-теоретической мысли в США оперативное искусство было признано в качестве составной части военного искусства в целом.

Надо отдать должное Старри: принимая поздравления от соратников и коллег по поводу окончания столь долго осуществлявшегося проекта и раздавая по данному поводу направо и налево интервью, он неизменно повторял мысль о том, что главная заслуга в этом принадлежит не ему, а генералу Депью.

Был ли это настоящий триумф американской военно-теоретической мысли, говорить сложно, ибо реализовать на практике концепцию так и не удалось ввиду исчезновения через некоторое время противника в лице Советской армии, для противоборства с которой, собственно, она и разрабатывалась. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Приоткрываются двери для молитвы

Приоткрываются двери для молитвы

Милена Фаустова

Верующие разных стран мира постепенно возвращаются к привычной богослужебной практике

0
870
Космические силы получили свой флаг, а войска – праздник

Космические силы получили свой флаг, а войска – праздник

Владимир Иванов

Белый дом учредил День Вооруженных сил США

0
1209
Трампа хотят лишить монополии на сделки с Эр-Риядом

Трампа хотят лишить монополии на сделки с Эр-Риядом

Игорь Субботин

Белый дом подозревают в продаже оружия в обход Конгресса

0
1384
Лидеры «большой семерки» рискуют сесть на карантин

Лидеры «большой семерки» рискуют сесть на карантин

Юрий Паниев

Дональд Трамп намерен организовать очный саммит G7 в конце июня

0
734

Другие новости

Загрузка...
24smi.org