0
2958
Газета Реалии Интернет-версия

03.04.2020 00:01:00

Ключ к пониманию главной военно-морской проблемы

О командных кадрах, управлении и о российской флотоводческой школе

Юрий КИРИЛЛОВ

Об авторе: Юрий Васильевич Кириллов – контр-адмирал в отставке.

Тэги: командиры, возрождении флота, потери вмф, адмирал флота ссср кузнецов, флотоводческая школа


командиры, возрождении флота, потери вмф, адмирал флота ссср кузнецов, флотоводческая школа Возрождение флота сегодня не по плечу не только Главкомату ВМФ, но и Министерству обороны. Фото РИА Новости

Оценивая боевой опыт российского военного флота за последние сто с небольшим лет, невольно задаешься нелицеприятным вопросом. Может, русским вообще не дано удивлять победами и военным искусством на морях? Ничего не бывает убедительнее, чем прибегнуть к сравнению. Обратимся к примеру Черноморской эскадры образца 1906–1908 годов, ходившей под флагом адмирала Цывинского Г.Ф., признанной британским Адмиралтейством на тот момент самой боеспособной в мире. Англичан вообще трудно заподозрить в симпатиях к русским, и особенно русскому флоту, и трудно удивить. Однако черноморцам тогда это удалось. Невозможно себе было представить, что поверженный в Русско-японской войне (РЯВ) русский флот восстановит свое честное имя буквально за два года после Цусимы? Но это факт – эскадра ЧФ выполняла огневую задачу централизованным эскадренным огнем на предельной (баллистической) дистанции (тогда более 100 каб.) за 15 минут с двумя пристрелками – по живой движущейся мишени. Залогом подобного мастерства стала превосходная морская школа, созданная выдающимся флагманом буквально через 1,5 года после нашего сокрушительного поражения на востоке и трагических беспорядков на том же ЧФ. Неудивительно, что эти национальные достижения стали достойной предтечей и предпосылками для процесса дредноутизации во всем мире.

Совершенно ясно, что во всех остальных случаях таковой (школы) не оказалось. В исторических примерах (подчеркнем, из отечественной истории) – ключ к пониманию главной военно-морской проблемы…

СОСТОЯНИЕ ВМФ

В очередной раз уяснив истинную роль человеческого фактора, в первую очередь роль командного состава, в деле строительства и подготовки флота (читай и армии) и справедливо полагая ее основополагающей, зададимся вопросом о его сегодняшнем состоянии. Вопрос вдвойне деликатный еще и потому, что прямого ответа на него нет. Хотя бы потому, что истина в военном деле это практика, которой является не что иное, как война. Как говорится, не дай Бог!

Между тем периодические свидания с флотом, связанные с испытаниями новой техники, оружия и вооружения, участие в инструктажах, подготовке и проведении мероприятий в море позволяют наблюдать и оценивать уровень командования во всех его звеньях. Навыки в управлении кораблями, эволюциями, поведение на мостике с усложнением ситуации в море, готовность действовать в строях, организация взаимодействия сил в море, организация службы на кораблях прямо указывают на то, что здесь есть над чем работать. Нетрудно объяснить: в свое время мы (тогдашнее командование) имели возможность много и далеко плавать, регулярно принимать участие в разных по сложности и масштабам учениях, буквально бортами терлись с многочисленным вероятным противником. И то нередки были промахи, нарекания и претензии к отдельным флагманам. Теперь таких возможностей нет. И надо думать, как и чем можно реально помочь нынешним командным кадрам, полагая, что остальных полагается и предстоит научить им самим.

Да вот и повторяющиеся неприятности с самым крупным кораблем флота авианосцем «Кузнецов» указывают на недостаточную организацию службы на флотах, в объединениях, соединениях и кораблях. Сегодня завод, док для военного корабля не менее опасны, чем ревущие сороковые или бой… В этой аварийности (а пожары на кораблях продолжаются с завидным постоянствам) отчетливо видны серьезные прорехи в организации службы: там, где перед постановкой в завод, док нужно самым ответственным образом расставить и озадачить людей, находят это время удобным для предоставления отпусков и т.д. Откровенно запущенный институт старших помощников, которые не понимают и не справляются со своими высокими обязанностями. А ведь это тоже школа, и прежде всего практическая школа! Из них вырастают командиры, да и все инстанции командования в конечном счете…

Редко случается теперь встретить способного подготовленного, может быть, даже талантливого командира. Скажем, такого, каким пришлось наблюдать первого командира корвета «Стерегущий» М. Буркина. Но таких нынешнее флотское начальство почему-то не жалует и, как правило, стремится избавиться от них. В то время как, наоборот, их надо выискивать, выращивать, беречь, продвигать – они будущее и надежда флота. К тому же их немного! Ведь первая заповедь командования – жить насущными интересами флота!

Наверное, бессмысленно обвинять во всем этом только нынешний персонал флота. Хотя бы учитывая путь, пройденный им, начиная с 90-х, когда флот переставал плавать: палуба уходила у моряков из-под ног фигурально и фактически в условиях тотального сокращения флота, всех его учреждений и институтов, когда служба на флоте теряла всякую былую привлекательность и смысл. Особенно ударило это безвременье по командному составу, по возможности его правильной полноценной подготовки и приобретения необходимого практического опыта в деле подготовки и применения сил. Бездействие флота тогда пытались оправдывать необходимостью сохранения наиболее новых и ценных кораблей, отсутствием топлива, аккумуляторных батарей. Да, тогда в лихие 90-е еще была возможность сохранить по крайней мере десятки новых и новейших кораблей, с тем чтобы с учетом их последующего ремонта и модернизации обеспечить надежное ядро флота этак лет на 20–25 вперед. Однако сохранить получилось плохо и мало. Да и возраст этих кораблей теперь перевалил за 30 лет – при отсутствии плановых ремонтов и должного обслуживания возраст, близкий к критическому, особенно для НК.

РАЗГОВОР О ВОЗРОЖДЕНИИ

Так что речь сегодня может идти в основном о возрождении флота. И здесь роль командного состав флота тоже исключительно важна во всем многообразии требований к перспективным кораблям и летательным аппаратам МА. Причем в условиях, когда опора на академию и ведомственные институты не может быть прежней: они тоже подверглись серьезному разгрому… Иначе не могло бы не последовать, скажем, предложение (-я) по разработке так называемой «бюджетной» (для массовой постройки) пла для ВМФ: ясно, что массово строить сверхдорогие суперпла крайне затратно, трудно, да и не нужно. Такие тенденции прослеживаются и у других стран – партнеров по ядерному клубу. Это когда для подобного проекта, скажем, можно вместо того, чтобы резать сохранившиеся в прекрасном состоянии прочные корпуса пла, например, пр. 671РТМ, достаточно разработать современную ЯЭУ, конечно, одну, современные главные и вспомогательные механизмы, современные оружие и вооружение. Насколько дешевле и быстрее может быть реализован подобный проект, специалисты знают, соотнося хотя бы стоимость прочного корпуса с полной ценой корабля (специалисты знают, сколь впечатляющим является соотношение). Далее, если не гнаться за рекордными показателями в скорости, глубине погружения, а, опершись на последние достижения высоких технологий, во главу угла поставить подводную шумность, хорошую акустику (скажем, перейдя на электродвижение, пропульсивный движитель, бортовые торпедные аппараты, позволяющие «закатить» в корпус гораздо более крупную антенну ГАК и др.), новое оружие – можно получить вполне приличный результат… И главное, совсем за другие деньги! Тут специалистам как раз впору усмехнуться: в том-то все и дело... Но не пора ли начинать думать по-государственному, в интересах государства, обороны его!

Не подвергалась бы, если продолжить, такой массовой хуле и травле перспектива ввода в состав флота новых для нас кораблей УДК типа «Мистраль». А то ведь наблюдался в свое время форменный шабаш вокруг этой идеи. Это к вопросу, когда глупость порою не лучше предательства!

Да, бессмысленно обвинять во все собственно персонал флота. Уже потому, что флот введен нынче в такое глухое подчинение Министерству обороны, округам, что не имеет не только никакой самостоятельности, но и никакого права голоса и права на собственное мнение. При этом спрашивают с него по полной схеме, не считаясь с положением, в которое его поставили. В таких условиях, видимо, удобнее всего прикинуться простаком, если не сказать больше. А ведь, если быть до конца честным и объективным, уровень своевременного решения краеугольных вопросов (возрождения флота) сегодня не по плечу не только Главкомату ВМФ (Главному штабу), но и Министерству обороны с его естественной ограниченной компетентностью как в морских вооружениях, так и в морских делах в целом; не по плечу он и Судостроительной корпорации, где практически невозможно разглядеть конкретных ответственных лиц – нередко этот уровень не ниже председателя правительства или даже первого лица государства (см. выше раздел «Структуры»). На том простом основании, что строить флот может и должна строить вся страна с максимальным при этом напряжением сил и возможностей. И дело зачастую тут вовсе не в запредельном финансировании, а уровне кооперации и организации процесса. Формальный, «удаленный», как теперь принято говорить, и отстраненный подход (участие) в этом деле не проходит – не тот случай! Во всяком случае, при всякой попытке ограничиться им, как сейчас, – всегда будет то, что сейчас, то есть ничего! Исторических аналогий на этот счет достаточно: возьмите в качестве примера весь более чем 320-летний опыт нашей национальной и морской истории!

Рассмотрение целого ряда вопросов, безусловно, влияющих на возрождение и становление флота, указывает, что процесс этот во всем многообразии своих составляющих нуждается во всесторонней поддержке, а всякая доброжелательная помощь не будет лишней. Cколь важна она может оказаться в части человеческого фактора, имели возможность убедиться, по сути, на всех этапах излагаемого материала.

Так мы подошли к главному вопросу: что можно сделать в существующей, более чем сложной, обстановке и кто способен помочь современным армии и флоту, с тем чтобы они в кратчайший срок стали соответствовать тому самому критерию, сделались самыми надежными союзниками своего государства?..

ЧЕСТНО ГОВОРЯ

Сегодня не на кого больше указать, кроме как на ветеранов армии и флота, которым посчастливилось захватить в своей службе лучшие времена, имеющих адекватный (масштабный) опыт подготовки сил (не время, видимо, ограничиваться им только шефской работой со школьниками по укоренившейся традиции ветеранского движения). Их (ветеранов) еще добротно учили; кроме того, им довелось исполнять свои командные обязанности, имея дело с полноценными силами и настоящими группировками (кому повезло и кто застал эти времена), их становление происходило под непосредственным влиянием ветеранов войны. Конечно, речь идет о лицах, сохранивших физический и духовный потенциал, у кого остался интерес к делу. Таких, признаться, не очень много, но они есть. Кто-то трудится в Судпроме, военных НИИ, преподает в вузах – и в курсе флотских проблем. Другие на пенсии, но искренне переживают за флот и положение дел в нем. Именно о них и идет речь – людях, преданных делу всей их жизни, имеющих бесценный опыт и собственное мнение на предмет строительства и подготовки сил. Во всяком случае, они способны заместить то, что относится к актуальному фактору преемственности – принцип добровольный и репутационный. Большинство из них, особенно адмиралы и генералы, уже немолоды, и, как говорится, настоящее предложение вовсе не бессрочно, оно актуально в ближайшие годы; далее возможность такая будет безнадежно утрачена по естественным причинам… А ведь в ней, повторимся, шанс; высокая цена использованного либо преступно игнорированного опыта. Добывать который собственными силами чрезвычайно непросто, а то и невозможно ввиду изменившихся условий; в военном деле еще и небезопасно – достаточно оглянуться на всю нашу историю…

Круг вопросов, доступных для решения этой категорией помощников? Да, по сути, весь, в объеме изложенной выше проблематики. Думается, институт этих лиц должен быть определен соответствующим приказом с объявлением их статуса, прав и обязанностей, формы взаимоотношений с действующим командованием и специалистами штабов и управлений. А круг вопросов, подлежащих проработке: от проверки и оценки кораблей и соединений и объединений на предмет фактической боеготовности до участия в разработке основополагающих документов, касающихся строительства, подготовки и применения флота, современных документов по ОП и БП – учений, планов ОП и БП, учебных программ.

Отдельное направление – участие в разработке и корректуре ТЗ на перспективные образцы кораблей, оружия и вооружения. Далее: сопровождение постройки и освоения новых кораблей, их оружия и вооружения с внесением целесообразных и необходимых предложений по разработке новых тактических приемов, связанных с их новизной и открывающимися боевыми возможностями и др.

Деятельность этих групп и отдельных экспертов должна быть, на наш взгляд, ненавязчивой, не фискальной, больше доверительной, однако твердой. Может, использование услуг ветеранов и не панацея, однако, повторимся, неиспользование любых подобного рода возможностей и резервов, как игнорирование лучших возможностей преемственности опыта, будет непростительной ошибкой в деле работы по сохранению и возрождению флота. Решающим доводом здесь является то, чтобы будущий, безусловно, гораздо более многочисленный и мощный флот не столкнулся с объективным дефицитом подготовленных флагманов, своевременно на нужном этапе ощутивших поддержку и плечо старших товарищей. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Талибы могут восстать против своих лидеров

Талибы могут восстать против своих лидеров

Игорь Субботин

Полевые командиры не принимают сделки политической верхушки с США

0
2565

Другие новости

Загрузка...
24smi.org