0
1772
Газета Реалии Интернет-версия

10.04.2020 00:01:00

Операция «Почтовые марки»

КГБ, каннибализм и филателия

Игорь Атаманенко

Об авторе: Игорь Григорьевич Атаманенко – писатель, подполковник в отставке.

Тэги: кгб, каннибализм, филателия, бокасса

Антуан Жан-Бедель Бокасса II – сын императора Центрально-Африканской империи Жана-Беделя Бокассы I. В 1965-м, занимая должность начальника штаба армии Центрально-Африканской Республики (ЦАР), Жан-Бедель Бокасса, застращав президента Давида Дако готовящимся против него заговором, отстранил его от власти, назначил себя маршалом и пожизненным президентом. 4 декабря 1974-го узурпатор провозгласил себя императором Бокассой I и переименовал ЦАР в Центрально-Африканскую империю. При этом главы экс-колоний Франции – Гвинеи, Камеруна, Того и Чада, идя навстречу пожеланиям самозванца, признали его чистокровным французом. Все это происходило с благословения высшего французского руководства, которое превратило Центрально-Африканскую империю в придаток Франции и получило возможность приобретать неограниченный объем урановой руды и алмазов в обмен на залежавшийся на французских складах ширпотреб.

13-9-1350.jpg
7 ноября 1977 года филателистические
магазины западноевропейских столиц
выставили на продажу марку в честь юбилея
Октябрьской революции.
Марка Почты СССР. 1977
Перед началом семинара на Курсах подготовки оперативного состава (КПОС) КГБ СССР офицеры-слушатели обсуждали вопрос о подборе агентов для реализации комплекса мероприятий, закодированного как САВРО (секретное агентурное внедрение в разработку объекта).

Решили, что если объект оперативной разработки – филателист или нумизмат, то подставлять ему надо агента из числа коллекционеров. Если гомосексуалист, то, понятное дело, подставляемый агент должен быть нетрадиционалом или хотя бы на первом этапе разработки делать вид, что им является.

Ну, а если объект склонен к поеданию себе подобных, тогда как? Кого подставлять в этом случае? Спор зашел в тупик, и тогда офицеры поручили старосте группы Олегу Казаченко задать этот вопрос руководителю семинара генералу Козлову.

Олег не привык плутать в лабиринтах дипломатического протокола и на семинаре рубанул с плеча:

– Товарищ генерал-майор, скажите, были ли когда-нибудь людоеды в агентурном аппарате комитета?

– Эк, вас, Олег Юрьевич, занесло! Людоеды… Слово-то какое употребили! Могли бы и поэлегантнее выразиться… Сказали бы – каннибалы. Конечно, это те же помидоры, только вид сбоку. И все-таки слух меньше режет!

Заметив растерянность в глазах Казаченко, генерал рассмеялся.

– Не уверен, что кто-то из наших остепененных ведомственных ученых занимался анализом качественного состава агентурного аппарата комитета, но одно могу утверждать твердо: инопланетян среди агентов КГБ не было никогда! А каннибалы? Да, чуть было не затесался один, но бог миловал.

Генерал Козлов вручил Казаченко «Информационный бюллетень Второго главка КГБ СССР».

– Здесь публикация некоего Сергея Владимирова. Разумеется, это псевдоним, под которым работает мой приятель из внешней разведки. Под «крышей» журналиста «Известий» он в 1970-е годы отработал во Франции и в сопредельных странах более 10 лет, у него были надежные источники информации в тамошних околоправительственных кругах, так что верить ему можно.

Речь идет о пропагандистской акции КГБ под кодовым названием «Почтовые марки». В орбиту деятельности внешней разведки был вовлечен кронпринц африканского государства и финансовые ресурсы его отца-императора. И хотя операция «Почтовые марки» и сопутствовавший ей казус случились не вчера, но актуальности своей не потеряют и послезавтра. В общем, весьма поучительный сюжет!

ЧУДОВИЩНАЯ НАХОДКА

Ночью 15 сентября 1977 года по аллеям Булонского леса медленно двигалась патрульная полицейская машина. Свет фар выхватил из мрака фигуру мужчины, который, подняв над головой огромный чемодан, швырнул его в пруд и исчез в прибрежных кустах.

– Как думаешь, Франсуа, – обратился сержант к напарнику, – что может находиться в чемодане, который надо утопить в пруду непременно ночью?

– Ну да... Это, как говорит комиссар, уже наша подследственность...

С большим трудом стражи порядка вытащили чемодан из воды. Он был так тяжел, что отбросить его дальше, чем на метр от берега, не удалось, поэтому затонул он у самой кромки берега. Сорвав замки, полицейские в ужасе отшатнулись – чемодан был до краев заполнен человеческими пальцами, ступнями и костями…

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ С ДИПЛОМАТИЧЕСКИМ ИММУНИТЕТОМ

Найти человека, избавившегося от чудовищной ноши, не составило труда. Таксист хорошо запомнил красивого африканца, которому вздумалось глубокой ночью вывезти в Булонский лес неподъемный чемодан.

Но самое главное – таксист отдал сыщикам окурки сигар, изготовленных по индивидуальному заказу. На золотых обрезах была выбита монограмма: «Кронпринц Бокасса». Пассажир бросал окурки не в пепельницу, а себе под ноги, и хозяин такси приберег случайные сувениры – не каждый день возишь коронованных особ!

Префект парижской полиции Жорж Симон впал в отчаяние. И было от чего: если исключить версию, что кто-то намеренно выводит полицию на владельца сигар, воспользовавшись его портсигаром, то чемодан в пруду утопил сын императора Центрально-Африканской империи Антуан-Жан-Бедель Бокасса II. А это чревато дипломатическим скандалом.

ДЖЕНТЛЬМЕНСКАЯ СДЕЛКА

Жорж Симон, оценив последствия, которые могли представлять угрозу его карьере, затей он расследование в отношении венценосного африканца, поспешил передать информацию в Управление по охране территории (УОТ – контрразведка Франции).

Расчет простой: сын императора Бокассы – представитель иностранной державы. А раз так, господа контрразведчики, вам и карты в руки – вы же присматриваете за иностранцами.

Заместитель директора УОТ генерал-майор Дезире Паран проявил несвойственную контрразведчикам покладистость, и, к радости префекта, они ударили по рукам, заключив джентльменскую сделку.

ОБЕСКУРАЖИВАЮЩИЙ ОБЫСК

Генерал Паран раскручивал наследного принца по полной программе: незамедлительно «приставил ему ноги» – обеспечил принца круглосуточным наружным наблюдением, а в его жилище провел негласный обыск, который поверг в шок даже видавших виды волкодавов французской контрразведки.

Морозильные камеры двух огромных холодильников были доверху заполнены частями тел молодых женщин. Под кроватью принца обнаружили пять отполированных черепов. Их легко было идентифицировать, так как рядом стояли фотографии их владелиц: Нади Освич, Греты Освальд, Ингрид Белофф, Стефании Бьянки, Норы Стейнбек. Все они, звезды парижских подиумов, в разное время загадочно исчезли из мира шоу-бизнеса.

Однако, судя по количеству грудей, носов и ушей в морозильных камерах, список убиенных на этом не заканчивался.

АХ, ЭТИ ПАССАЖИ НА ВЕРНИСАЖЕ…

Из сводки наружного наблюдения:

7 октября 1977 года в 13 час. 42 мин. сотрудниками Службы наружного наблюдения в Национальном центре культуры и искусства Жоржа Помпиду зафиксирован контакт «в одно касание» (рукопожатие) главы резидентуры КГБ Ивана Кисляка (далее Гном), выступающего под прикрытием первого секретаря посольства СССР в Париже, со студентом искусствоведческого факультета Сорбонны Антуаном Бокассой (далее Арап).

Гном покинул вернисаж сразу же, то есть в 13 час. 43 мин.; Арап – в 15 час. 03 мин., после чего посетил ряд парижских типографий и магазинов, торгующих почтовыми марками (список прилагается).

Оценивая обстоятельства, при которых произошло общение фигурантов, напрашивается вывод, что контакт, как и рукопожатие, произошли случайно и не являются запланированными.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ начальника Службы наружного наблюдения Ф. Пиньон

Ознакомившись со сводкой, генерал Паран принялся с жаром критиковать своего подчиненного из Службы наружного наблюдения.

– Мсье Пиньон! Вам ли не знать, что с точки зрения профессиональных разведчиков Центр Помпиду очень удобен для проведения «моменталки»?! Там «в одно касание» можно получить письменные инструкции или сдать отчет о выполнении задания…

Напомню вам, как это делается: стоишь, любуешься картиной какого-нибудь алкаша-авангардиста начала века, и вдруг бац! Какой-то олух толкает тебя плечом и, кланяясь, протягивает руку, чтобы извиниться за свой пассаж. И во время этого якобы примирительного рукопожатия происходит обмен материалами. А со стороны все выглядит естественно. Уверен, что именно такой спектакль разыграли Гном и Арап для наблюдавших за ними ваших подчиненных, мсье Пиньон!

Подтверждение своей правоты генерал получит ровно через месяц.

УДАР НИЖЕ ПЕЙДЖЕРА

7 ноября 1977 года филателистические магазины всех западноевропейских столиц выставили на продажу почтовые марки, восславлявшие 60-ю годовщину Октябрьского переворота в России и его предводителя Владимира Ленина. Скандал разразился вселенский!

13-8-1350.jpg
Император Бокасса I, обидевшись
на Францию, посвятил себя общению
с лидерами социалистических государств.
Фото из Национального архива Румынии
И кардинал от контрразведки Паран сразу вспомнил о контакте Антуана Бокассы с резидентом КГБ в центре Жоржа Помпиду.

«Выходит, мсье Кисляк, вы в моем доме занимаетесь коммунистической пропагандой. В октябре наружка фиксирует вашу встречу «в одно касание» с сыном африканского императора, а в ноябре филателистические магазины предлагают марки, посвященные победе большевиков в России!

Наследный принц выполняет ваш заказ – это доказали мои эксперты, установив, что марки, изготовленные во Франции, продаются по цене ниже себестоимости.

Подумать только, не какая-то подпольная секта коммунистов-люмпенов, а африканский кронпринц разместил в парижских типографиях заказ на изготовление тысяч почтовых марок, воспевающих Владимира Ленина – инициатора казни российского императора Николая II.

Сын африканского императора, не раз во всеуслышание заявлявший, что Франция – его вторая родина-мать, вдруг является советским наймитом. А вы, используя деньги его отца – ибо откуда могут быть средства у студента Антуана Бокассы, – устроили пропагандистскую диверсию! И где? В Париже, центре западного цивилизованного мира. Такое даже в страшном сне не привидится, ан нет! – на поверку выходит, что так оно и есть... Вы хотите вбить клин в братскую дружбу между Францией и суверенным государством – Центрально-Африканской империей, даром что она бывшая французская колония.

А ведь вспомните, как вы начинали три года назад. Мы тогда и всерьез-то вас не воспринимали, потому что вы даже французского языка толком не знали.

Припоминаю, как шеф наружки едва не получил апоплексический удар от смеха, докладывая мне о ваших судорожных метаниях в Лувре в поисках туалета. Вы были близки к обмороку или... к более углубленному изучению французского языка. Следуя указателю «sortir», вы все время выходили и выходили, но не находили того, что искали. Ведь по-французски sortir – это выход, а не туалет.

Это у вас в России туалет называется «сортир», и вы, решив, что русский и французский – родственные языки, постоянно следовали стрелке «sortir», пока принародно не обмочились, к неописуемому восторгу наружки.

Но я снимаю шляпу перед вашим усердием: за три года вы достигли значительного прогресса в овладении моего языка, если уж вам удалось без переводчика общаться с африканским принцем, который другими языками, кроме французского, не владеет. Ну, ничего! Вот раскручу я Антуана Бокассу по полной программе – и вам вновь придется вернуться к вашим привычным сортирам.

C’ est la vite, как говорят у нас во Франции, да и у вас в России тоже, мсье Кисляк! »

Паран в сердцах стукнул кулаком по столу. Но через минуту, обретя душевное равновесие, решил узнать, как реагируют коллеги-соседи на выход марки, и набрал номер телефона Майкла Хэнли, генерального директора МИ-5 (контрразведка Великобритании).

– Сэр, какие почтовые марки вы хотели бы увидеть на конверте моего поздравления по поводу присвоения вам очередного звания?

– Господин генерал, ценю вашу заботу, но мне не до шуток! Выброс в продажу той крамольной марки, которую вы имеете в виду, дорого обошелся ее величеству Елизавете II. Она слегла с гипертоническим кризом.

– А ей-то что до той марки?

– Господин генерал, пора бы знать, что королева – внучатая племянница убитого большевиками российского императора. Он и ее отец, король Георг V – кузены. Причем они были настолько схожи внешне, что их с трудом различали даже люди из их близкого окружения.

В этот момент в кабинете Парана стала издавать сигналы походная рация, и подполковник Пиньон доложил генералу, что минутой ранее в универсаме «Самаритен» состоялся контакт Гнома с Арапом и сейчас он на такси прибыл к себе домой.

– Черт возьми, – прокричал Паран, – не было ни сантима, и вот те на – целый луидор! Арап мог получить материалы, уличающие его в преступной связи с резидентурой КГБ, поэтому, как только он покинет жилище, проведите у него повторный обыск. Об остальном я уже позаботился.

«КЛУБ КОЛДУНОВ»

Дезире Паран, будучи студентом юридического факультета Сорбонны, увлекся работами Зигмунда Фрейда. Будущего контрразведчика Франции № 2 в трудах мэтра психоанализа привлек способ, как извлекать из подсознания пациента помимо его воли сокровенные тайны.

Заняв должность заместителя начальника контрразведки республики, он вопреки воле ретроградов из Министерства юстиции организовал секретное подразделение из психоневрологов и гипнотизеров экстра-класса. Завистники сразу окрестили новый отдел «клубом колдунов».

Действительно, находясь в гипнотическом трансе, человек мог сообщить специалистам нечто, что, находясь в обычном состоянии, никогда бы не сказал никому.

Практика показала, что информация, которую не удавалось получить от подследственных в ходе допросов с использованием традиционных методов, запросто вытекала из их уст при магическом воздействии гипнотизеров.

В случае с Антуаном Бокассой замначальника контрразведки не намерен был отступать от годами опробованных приемов.

ДОПРОС ПОД ГИПНОЗОМ

На следующий день на дверях деканата по работе с иностранными студентами появилось объявление: «В связи с массовыми отравлениями в кафетерии Сорбонны всем студентам-иностранцам необходимо пройти профилактическую диспансеризацию в медицинском кабинете университета».

Антуан Бокасса не мог проигнорировать воззвания и сразу же явился для прохождения псевдодиспансеризации.

Его ждали. Два профессора из ведомства Дезире Парана, играя роль санитаров заштатных клиник префектуры, предложили венценосному студенту сначала сдать кровь на анализ, затем выпить стакан «сыворотки истины» – смесь легкого вина и психотропов, раскрепощающих центры воли, чтобы, расслабившись, он мог ответить на несколько вопросов. Когда же африканец расслабился, его уложили на кушетку и погрузили в гипнотический транс.

В течение тайного допроса Антуан не только подтвердил свое участие в умерщвлении с целью последующего поедания молодых женщин, но и сообщил о таких своих отклонениях в сексуальной сфере, что Дезире Паран в сердцах воскликнул:

– Да это же не человек – сосуд пороков! Это монстр, который по злой воле судьбы уже седьмой год обучается на факультете искусствоведения! Этого вурдалака впору посадить на цепь в психиатрической клинике и показывать студентам факультета сексопатологии!

* * *

Через полчаса после начала работы с Антуаном Бокассой с помощью «сыворотки истины» и правильного сочетания успокаивающих и отвлекающих вопросов его сознание начало пробуксовывать на мелочах – верный признак того, что он стал входить в гипнотический транс. Тотчас Мишель Бернардини, старший группы психоневрологов, повел атаку по всему фронту.

Не подозревавший подвоха Антуан, все более распаляясь от задаваемых вопросов и собственного повествования, сообщил, что любовниц у него всегда было более чем достаточно и все они были рекламными дивами, снимавшимися для обложек журналов мод. Они только и делали, что отбирали у него имущество, скотски пожирали получаемые им от отца деньги и его беззащитную плоть. За это они понесли заслуженное наказание и сейчас уже находятся в аду.

– Кстати, – воскликнул Антуан, – я хотел бы воспользоваться случаем и получить у вас консультацию. Я обратил внимание на одну закономерность: стоило только моей очередной подружке отрезать кусочек от бифштекса, приготовленного из мяса ее предшественницы, и положить его себе в рот, как я тут же достигал оргазма! Невероятно, но это так. Не знаю даже, как это и объяснить. Возможно, у меня какие-то неполадки в эндокринной системе...

Все это Антуан описывал с невозмутимым спокойствием. Психоневрологи разом переглянулись: ничего себе «неполадки в эндокринной системе»!

* * *

Мишель Бернардини, как истинный естествоиспытатель, не мог не задать принцу вопрос о причинах, которые подтолкнули его к каннибализму.

– Как вы считаете, мсье Бокасса, какое событие, имевшее место в вашем детстве или отрочестве, подвигло вас к поеданию себе подобных, тем более что все они до этого были горячо вами любимы?

Африканец ответил просто:

– Я был самым любимым ребенком своего отца и единственным, кому он разрешал играть в своем рабочем кабинете. Когда мне было лет десять, отцу позвонил президент Уганды Иди Амин-Дада. Он был в ярости и пригрозил нашей стране военным конфликтом из-за того, что мой отец съел его посла.

Я слышал, как отец спокойно ответил: «Иди-Дада, какие проблемы? Я съел твоего посла – съешь моего и закроем тему. Мой ведь тоже полукровка: помесь англичанина и африканки».

После этих слов я понял, что плоть метисов или белых людей должна быть очень вкусной. И не ошибся. Действительно, мясо белых людей, особенно женщин, очень нежное, оно не сравнимо ни с мясом антилопы, ни буйвола. Я же предпочитаю груди белых женщин и обязательно блондинок или рыжеволосых.

ИЩУЩЕМУ КОНТРРАЗВЕДЧИКУ ДА ВОЗДАСТСЯ

Когда действие «сыворотки истины» достигло апогея, профессора, сменяя друг друга, стали задавать вопросы, какие просьбы русского дипломата Арап успел выполнить за время их знакомства.

Кронпринц перечислил все секретные материалы, которые он передал ему:

– карту дислокации французских военных баз на территории Центрально-Африканской империи;

– план Министерства обороны касательно французских поставок оружия в страну;

– отчет Министерства экономики и Министерства финансов о реализации французских инвестиций в экономику империи;

– карту геолого-изыскательских работ и справку о разработке новых урановых рудников на территории страны;

– сводные данные об объемах поставки во Францию урановой руды и алмазов из Центрально-Африканской империи.

ВСЕМ СЕСТРАМ ПО СЕРЬГАМ

..Резидент КГБ Иван Кисляк был объявлен persona non-grata и в ноябре 1977-го покинул Францию.

..Антуан Жан-Бедель Бокасса по решению консилиума всемирно известных психиатров и с одобрения президента Франции Валери Жискар д’Эстена был госпитализирован в психиатрическую клинику с диагнозом «мегаломан с каннибалистскими наклонностями».

…Заключение контрразведчиков, что именно император Бокасса I оплатил изготовление марки, повлияло на отношение к нему властей Французской Республики: его отлучили от Елисейского дворца.

В отместку опальный император посвятил себя общению с лидерами социалистических государств. Он стал частым гостем в Северной Корее, Китае, Монголии и в Советском Союзе – везде его принимали с неизменными объятиями и поцелуями. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выборами в Белоруссии займется КГБ

Выборами в Белоруссии займется КГБ

Антон Ходасевич

Лукашенко разрешил белорусам дискутировать на кухне

1
24545
Леня Макинтош – консультант на доверии

Леня Макинтош – консультант на доверии

От кого прячется авторитет за маской добропорядочного французского налогоплательщика?

0
6015
Холодная война и противостояние разведок

Холодная война и противостояние разведок

Юрий Юрьев

О том, как разрушался великий «единый» Советский Союз

0
6763
Его подозревали агентом КГБ

Его подозревали агентом КГБ

Владимир Соловьев

Илья Левков о прагматике-идеалисте Евгении Евтушенко и его конкуренте Бродском

1
5982

Другие новости

Загрузка...
24smi.org