0
1149
Газета Спецслужбы Интернет-версия

17.03.2000

Становление отечественного спецназа

Сергей Чуркин

Об авторе: Сергей Александрович Чуркин - эксперт Международной контртеррористической тренинговой ассоциации, магистр делового администрирования в области безопасности.


К НАЧАЛУ августа 1914 г. военно-политическое руководство большинства ведущих европейских государств было уверено в том, что исход грядущей войны решат крупные армии, созданные на основе всеобщей воинской повинности. Военнослужащий считался всего лишь винтиком военной машины, количество войск являлось более важным показателем, чем их качество. Высшие военные чины не уделяли должного внимания специальной подготовке личного состава.


Русские приоритеты

Штатные подразделения, предназначенные для проведения операций разведывательно-диверсионного характера, к началу Первой мировой войны имелись только в составе русской армии. Фронтовые генералы не только высоко ценили уникальные возможности пластунов, но и грамотно их использовали. Так, во время Брусиловского прорыва в авангарде русских войск были сосредоточены двадцать два пластунских батальона. Всего на фронтах: германском, румынском и турецком - воевало двадцать четыре кубанских, шесть донских, два терских пластунских батальона, а также несколько отдельных дивизионов и сотен.

Однако руководство Российской Империи не предпринимало никаких по-настоящему серьезных попыток использовать преимущества диверсионных операций на коммуникациях противника. Наиболее благоприятное для диверсионных действий время - период мобилизации и сосредоточения австро-венгерской и немецкой армий - Генштаб упустил. Правда, план Шлиффена, предусматривающий разгром России и Франции поодиночке, русской разведкой был вскрыт заблаговременно. В целом оперативная работа была не продумана. Попытки командования организовать партизанскую войну при отступлении русской армии из Царства Польского и Литвы также не увенчались успехом: удачно был осуществлен только налет на Невель в ноябре 1915 г.

Германия не имела перед Первой мировой войной подразделений, предназначенных для проведения специальных операций. Однако ее разведка, возглавляемая Вальтером Николаи, действовала талантливо и агрессивно. Была создана специальная служба "S" (саботаж и диверсии), которая планировала работу так, чтобы осуществить диверсии сразу после начала войны, до того как противник примет ответные меры. Наиболее известной диверсионной операцией, осуществленной агентурой Германии против России, является взрыв флагмана Черноморского флота линкора "Императрица Мария". Наиболее успешно преимущества малой войны против стран Антанты использовал генерал Пауль фон Леттов-Форбек в Танганьике и Кении.

Большое значение германское командование придавало организации специальных операций военного, экономического и политического характера против союзников в Китае и Средней Азии в 1915-1916 гг. Упор делался на организацию партизанской войны силами местного населения при очень умелой устной и письменной пропаганде. Германская агентура впервые в XX веке использовала элементы психологической войны применительно к специальным операциям.

У Великобритании были свои герои партизанской войны, в первую очередь Томас Эдвард Лоуренс, который утверждал, что войну следует выигрывать не только с помощью одной силы, но и с помощью ума. Целью действий отрядов Лоуренса в Аравии было уничтожение не личного состава турецкой армии, а ее материальной базы, чему способствовала широко разветвленная и хорошо организованная агентурная сеть. Аналогичным образом действовал в Персии и на Кавказе английский генерал Денсгервиль. В обоих случаях руководство действиями повстанцев осуществлялось при помощи армейских специалистов, при снабжении партизан оружием и снаряжением с военных складов союзников.

На Западном фронте, в условиях позиционной войны, и страны Антанты, и Германия к 1916 г. стали создавать специальные штурмовые подразделения, основной тактикой которых стало скрытое проникновение для блокирования и захвата узлов сопротивления противника. Именно с этого времени в лексиконе спецназа многих стран мира закрепляется термин "инфильтрация".

В апреле 1918 г. американский полковник Уильям Митчелл предложил свой вариант выхода из позиционного тупика - создание парашютно-десантных войск. Он же разработал и первую теорию их боевого применения. Идеи Митчелла были полностью поддержаны командующим американскими войсками в Европе генералом Джоном Першингом. В армии США началось создание парашютно-десантных подразделений, но война закончилась - и подготовка первой воздушно-десантной операции прекратилась. Формирование регулярных спецподразделений в армии США началось только после 1940 г.

Новый этап истории специальных подразделений начался в последний период Первой мировой войны и после ее окончания. Во многом это было связано с крушением старых государственных систем и возникновением новых. Так родились военные формирования, специально предназначенные для силового решения политических задач в интересах группировок, находящихся у власти. Они сочетали в себе функции армии, полиции, дворцовой охраны, разведки и контрразведки. Операции политически ангажированных спецподразделений зачастую велись методами, опробованными диверсионными группами во время войны. В Европе личный состав таких подразделений набирался на добровольной основе из офицеров и унтер-офицеров штурмовых, диверсионных, жандармских и т.п. подразделений.

Так, в 1919 г. в Великобритании был создан специальный экспедиционный корпус для борьбы с боевиками ирландской сепаратистской организации "Шинн фейн". В Германии появился Корпус стрелков и Кильская морская бригада для пресечения распространения коммунистического движения, в Восточной Пруссии и Латвии против местного населения и Советской России действовала "Железная дивизия". Однако наибольшего размаха диверсионная работа достигла в России с 1918 г.

История Первой мировой войны позволяет сделать следующие выводы:

- опыт партизанской тактики и диверсионных действий, приобретенный государствами в предыдущих войнах, к началу Первой мировой оказался утраченным и практически не использовался;

- продуманная подготовка к войне в мирное время значительно повышала эффективность диверсионной деятельности;

- на создание и боевое применение спецназа или партизанских иррегулярных формирований влиял боевой опыт военнослужащих младшего и среднего командного состава. Именно энтузиасты из их числа выступали инициаторами всех нововведений, впоследствии находивших поддержку в среде "окопных" генералов;

- большинство политиков и представителей высшего генералитета воюющих государств даже к исходу Первой мировой войны считали появление высокопрофессиональных, небольших по численности, прекрасно вооруженных и экипированных соединений ненужным излишеством и даже нарушением устава;

- после окончания Первой мировой войны большое значение в подавлении противоповстанческих операций или внутренних конфликтов играли профессиональные военные из элитных формирований.


Красные и белые

К началу гражданской войны ни у красных, ни у белых не было классической регулярной армии. Первоначально войска создавались из добровольцев. Основой для формирования новых вооруженных сил противоборствующих сторон являлись части и подразделения царской армии. Отсутствие сплошного фронта объективно способствовало тому, что обе политические силы широко использовали возможности войсковых и диверсионных операций на коммуникациях противника. Как показала история, к ведению войны партизанскими методами РСДРП(б) была подготовлена лучше своих противников.

В феврале 1918 г. председатель Всероссийского Центрального исполнительного комитета Яков Свердлов подписал постановление о формировании "1-го Авто-боевого отряда при ВЦИК". Это одно из первых в РСФСР специальных подразделений, которое предназначалось для охраны руководства высшего законодательного, распорядительного и контролирующего органа советской власти. В дальнейшем задачи отряда значительно расширились: наряду с охраной членов ВЦИК и Совнаркома он принимал участие в подавлении восстания левых эсеров в июле 1918 г., использовался в противоповстанческих операциях. Статус отряда можно считать уникальным: до перевода в 1921 г. в состав ВЧК он был "в полном распоряжении и исключительном подчинении ВЦИКу" и, конечно, его председателю. Спецназ, находящийся в прямом подчинении председателю парламента, - достаточно редкий случай в истории таких подразделений.

После покушения на Ленина осенью 1918 г. при ВЧК создаются Части особого назначения (ЧОН), имевшие особый статус и военно-политические задачи. По замыслу, основная функция ЧОН должна была сводиться к силовому противодействию любым попыткам организованного вооруженного сопротивления Советской власти. По сути, специальные подразделения ВЧК выполняли военно-полицейские функции, свойственные жандармским формированиям Российской Империи. При создании ЧОН учитывался и тот факт, что первая силовая структура ВЧК в июле 1918 г. перешла на сторону левых эсеров. Поэтому отбор кандидатов в новые подразделения осуществлялся в первую очередь с точки зрения их политической благонадежности.

В целях обеспечения высшего военного руководства РСФСР независимой от органов ВЧК информацией приказом Реввоенсовета в ноябре 1918 г. в составе Полевого штаба Красной Армии было образовано Регистрационное управление (военная разведка). Задачи управления, которое возглавил Семен Аралов, включали в себя не только добывание и анализ информации, но и организацию специальных операций в тылу неприятеля.

Становлению военной разведки Красной Армии способствовал переход на сторону советской власти ряда руководителей и сотрудников разведки царской армии. Например, генерал-квартирмейстер Главного управления Генерального штаба Николай Потапов сотрудничал с военной организацией при Петроградском комитете РСДРП(б) с июля 1917 г. Усиление роли военной разведки также было обусловлено вмешательством во внутренние дела страны вооруженных сил иностранных государств. При этом в числе интервентов оказались как бывшие противники России по Первой мировой войне, так и ее союзники. В этих условиях Советское правительство было вынуждено вести "смешанную" войну: против своих политических противников (внутреннюю) и против иностранных экспедиционных войск (внешнюю). Интервенция стала катализатором, ускорившим вступление в ряды Красной Армии и новых спецслужб значительного числа старых военных специалистов, которые предпочли служить пусть и не любимому, но российскому правительству.

Еще одной особенностью Гражданской войны было наличие в тылу основных воюющих сторон различных сепаратистских группировок, отрядов "зеленых", дезертиров и просто бандитов. Численность некоторых, не признающих никакой власти лесных "армий" иногда достигала нескольких тысяч человек и порой была сопоставима с крупными армейскими частями. Подобные группировки широко использовали тактику засад, налетов и партизанских рейдов, то есть методы их действий, даже в целях наживы, по форме были военно-диверсионными.

Что касается специальных пластунских частей царской армии, то их личный состав сражался по обе стороны баррикад и заслуженно ценился военачальниками противоборствующих сторон.

Успеху специальных операций, проводимых Красной Армией, ВЧК и партийными структурами РКП(б), способствовали следующие факторы:

- колоссальный опыт нелегальной работы в целом, наличие хорошо подготовленных боевиков, имеющих практический опыт подготовки и проведения террористических актов;

- четко сформулированная позиция высшего военно-политического руководства РСФСР по развертыванию широкого партизанского движения;

- объединение усилий партийных, военных и гражданских властей по организации диверсионного дела и создание специальных координирующих центров;

- использование знаний и опыта военных специалистов, перешедших на сторону советской власти.

Можно утверждать, что партизанская война против белой гвардии и интервентов являлась частью системы боевых действий, подчиненных стратегическим планам военно-политического руководства Советской России.

В отличие от красных противники не выполнили одно из главных условий диверсионных операций: управление и координация ими из единого центра при подчинении единой задаче. Это было обусловлено тем, что лидеры белого движения занимались не только борьбой с красными, но и выяснением далеко не простых отношений друг с другом.

Спецслужбы интервентов также действовали разобщенно и зачастую конкурировали между собой. В итоге личные амбиции резидентов иностранных спецслужб, вождей белой гвардии, а также руководителей антибольшевистских организаций возобладали над желанием уничтожить Советскую республику.

Во время Гражданской войны как красные, так и белые партизанские отряды и подпольные организации выполняли следующие задачи: добывание информации, осуществление боевых операций и проведение агитации среди населения и войск противника. Таким образом, в 1918-1921 гг. дальнейшее развитие получила тенденция единения разведывательных, диверсионных и психологических аспектов специальных операций.


Кадры для "малой войны"

Одним из самых секретных специальных подразделений в предвоенной истории СССР следует считать Нелегальную военную организацию, созданную в 1920 г. на Западном фронте. Первоначальной задачей этой спецслужбы была организация отпора боевикам, действующим с территории Польши, причем о создании Нелегальной военной организации знало только высшее руководство страны. Режим особой секретности был обусловлен тем, что боевые операции спецподразделения в Западной Белоруссии были зеркальным отражением диверсионных акций, осуществляемых противником на территории РСФСР. По условиям мирного договора 1921 г. между РСФСР и Польшей стороны обязались "не создавать и не поддерживать организаций, имеющих целью вооруженную борьбу с другой стороной". Однако нелегальная работа по подготовке вооруженного восстания в Западной Белоруссии продолжалась еще четыре года и была свернута только в 1925 г. по решению высшего политического руководства страны.

К середине 20-х гг. в СССР имелись объективные условия, позволяющие обобщить накопленный опыт нелегальной работы и начать подготовку специалистов для "малой войны":

- существование политических (Коминтерн) и специальных (ВЧК-ОГПУ и РУ РККА) органов, предназначенных для противодействия, в том числе и силовыми методами, внутренней оппозиции, эмигрантским и иностранным организациям;

- наличие кадров, имеющих боевой опыт подпольной, разведывательно-диверсионной и контрразведывательной работы, и лояльных к новой власти специалистов, владеющих методикой подготовки кадров в военных учебных заведениях Российской Империи;

- научная основа: опубликованные в открытой печати материалы по различным аспектам нелегальной работы.

С 1924 г. ОГПУ становится одним из основных центров по подготовке разведчиков-боевиков, используемых для подавления политических противников советской власти, а также по созданию сети разведчиков-нелегалов, подготовленных для проведения диверсий во враждебных СССР государствах. Такой работой занимались два подразделения ОГПУ: Иностранный отдел (ИНО) и Особая группа при председателе ОГПУ (наркоме НКВД). По воспоминаниям одного из руководителей ИНО, Павла Судоплатова, в задачи отдела входили ликвидация одиозных лидеров белого движения и расправа с предателями из своей среды. Целями работы Особой группы - возглавлена Яковом Серебрянским - были глубокое агентурное внедрение на военно-стратегические объекты вероятного противника и подготовка на них диверсий в случае войны. Группа была особо засекречена и опиралась только на собственную сепаратную агентуру. Именно ее сотрудники провели в 20-30-е гг. ряд успешных спецопераций.

Еще одним центром по подготовке военных кадров для специальных операций с 1923 г. становится Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала (ИККИ). В его составе - Постоянная комиссия по работе в армии и Постоянная нелегальная комиссия. Они действовали в самом тесном контакте с органами ГПУ-ОГПУ-НКВД и 4-м (разведывательным) управлением штаба РККА. В 1924 г. при ИККИ создаются военные курсы по подготовке нелегалов из числа иностранных граждан, впоследствии руководителем спецшколы становится Кароль Сверчевский. Всего за период с 1924 по 1936 г. в ней прошли обучение свыше пятисот человек.

Наиболее планомерная работа по обучению нелегальных групп по линии "Д", за организацию которой отвечало 4-е управление штаба РККА, началась в 1930 г. На территории Белорусского, Украинского, Ленинградского и Московского военных округов работало более десяти спецшкол по подготовке партизан. Отбор в эти школы был чрезвычайно тщательным: предпочтение отдавалось опытным кадрам либо лицам, имеющим нужную для диверсионной работы специальность. Наряду с базовой подготовкой слушатели получали конкретную военную профессию: сапер, разведчик, снайпер.

В соответствии с секретным планом штаба РККА, утвержденным Климом Ворошиловым, вдоль западных границ СССР были оборудованы десятки тайников с оружием, боеприпасами, взрывчаткой и т.п. В приграничных округах на коммуникациях была проведена работа по подготовке к взрывам мостов, водокачек и других стратегически важных объектов на всю глубину полосы обеспечения. В 1932-1933 гг. формируются специальные подразделения "ТОС" (техника особой секретности), на вооружении которых состояли радиоуправляемые взрыватели "БЕМИ", а впоследствии "Ф10". В приграничных областях, параллельно с РУ ГШ РККА, агентура ОГПУ создавала свою сеть на случай вторжения иностранных войск, а партийные органы вели подготовку к переходу своих активистов на нелегальное положение.

В 1934 г., после убийства Сергея Кирова, значительно усилилась роль личной охраны лидеров ВКП(б). Создается Главное управление охраны, предназначенное для обеспечения личной безопасности высших должностных лиц и государственных учреждений.

Наряду с серьезной подготовкой кадров проходили и полномасштабные учения: осенью 1932 г. под Ленинградом в общевойсковых тренингах работали около пятисот выпускников партизанских спецшкол из трех военных округов. В том же году под Москвой - в Бронницах - прошли секретные маневры войск НКВД с участием партизанских соединений и парашютного десанта. В 1933 г. в ходе командно-штабных учений под Киевом оценивались возможности скоординированных действий диверсионных отрядов и авиации. По итогам учений был сделан следующий вывод: заранее подготовленные подразделения, при надлежащем управлении из единого центра, в состоянии парализовать все коммуникации условного противника на территории Белоруссии и Украины. Всего к началу 1937 г. было подготовлено около десяти тысяч специалистов по ведению малой войны.

К середине 30-х гг. штаб РККА разработал и в ходе маневров опробовал теорию "глубокого прорыва", в которую органично вписывались разведывательно-диверсионные действия в тылу противника. В январе 1934 г. начальник штаба РККА Александр Егоров издал директиву, предписывающую создание штатных диверсионных подразделений в Красной Армии. В целях секретности эти подразделения создавались при дивизионных саперных батальонах и именовались "саперно-маскировочными" взводами. К началу 1935 г. они начали функционировать во всех дивизиях на границе с Прибалтикой, Польшей и Румынией, а также на Дальнем Востоке.

Личный состав отбирался из бойцов, прослуживших не менее двух лет, имеющих соответствующие данные, тщательно проверенные органами безопасности. Обучение велось по самым высоким стандартам физической и специальной подготовки того времени. После прохождения службы в составе взвода диверсанты увольнялись и компактно расселялись вдоль границы. Эти подразделения имели двойное назначение: могли действовать и в наступлении, и в обороне, в составе взвода и малыми группами. Оружие и снаряжение для них хранилось в ближайших воинских частях, а на территории сопредельных государств агенты Разведывательного управления приступили к созданию опорных баз для диверсантов.

Практическое подтверждение высокой эффективности диверсионных подразделений было получено в ходе гражданской войны в Испании, где проходили обкатку боем наши диверсанты. Можно утверждать, что продуманная подготовка к возможной партизанской войне во многом реализовалась к середине 30-х гг., то есть задолго до нападения гитлеровцев.


Смена ориентиров

Однако эта работа не была доведена до конца, более того, она была практически полностью свернута после того, как среди высшего военно-политического руководства СССР во главе с Иосифом Сталиным окрепла уверенность в возможности бить врага малой кровью и на чужой территории. Другие идеи не могли быть не только рассмотрены, но и высказаны, ибо противоречили генеральной линии партии, особенно в условиях борьбы за власть и связанных с этим политических репрессий. Идея о ведении только наступательных действий и только на чужой территории предусматривала масштабные операции с привлечением большого количества танковых и механизированных соединений, поддерживаемых штурмовой авиацией. Видимо, авторы доктрины полагали, что в таких условиях для активных действий диверсионных групп и тем более развертывания партизанского движения не будет ни времени, ни особой нужды. В 1937-1938 гг. все "саперно-маскировочные" взводы были расформированы, учебные центры закрыты, базы на территории сопредельных государств ликвидированы, минно-взрывные заграждения в полосе обеспечения демонтированы.

С другой стороны, к середине 30-х гг. обострилась борьба за власть внутри ВКП(б), и многие высшие военачальники были репрессированы по обвинению в участии в военно-фашистском заговоре. Среди них оказались и авторы возможной партизанской войны: Иероним Уборевич, Иона Якир, Виталий Примаков, Ян Берзин и многие другие. Работа по обучению партизан рассматривалась следователями НКВД как подготовка покушения на руководство страны с целью изменения государственного строя в интересах иностранных государств.

Репрессировали всех, кто имел отношение к программе подготовки диверсантов: в течение года были арестованы и расстреляны почти все партизанские кадры как по линии РККА, так и по линии НКВД и Коминтерна. Уцелели только те, кто перешел в состав Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД, Воздушно-десантные войска или находился в Испании. К марту 1938 г. почти весь личный состав Иностранного отдела и Особой группы подвергся репрессиям, иностранные резидентуры РУ ГШ РККА и ГУ ГБ НКВД были обескровлены.

Вслед за физическим уничтожением теоретиков и практиков диверсионного дела были уничтожены не только их теоретические труды, но и учебные пособия и наставления. Подверглись репрессиям и большинство ученых Остехбюро, занимавшихся разработкой секретной техники.

Начавшаяся 30 ноября 1939 г. война с Финляндией потребовала активной работы разведывательно-диверсионных групп Красной Армии в тылу противника. Их создавали в экстренном порядке и забрасывали на территорию врага без соответствующей подготовки и обеспечения. Большинство групп выполнить задание не смогли. При этом наша агентурная сеть в Финляндии была практически полностью парализована финской контрразведкой и оказать реальную поддержку диверсантам не сумела, многие группы погибли.

Финские разведывательно-диверсионные группы действовали в нашем тылу очень эффективно: сказалась заблаговременная политическая, организационная и специальная военная подготовка. Тактика финских диверсионных групп в полосе обеспечения "Линии Маннергейма" была отработана до совершенства. Особенно большие потери советские войска понесли от огня снайперов, прозванных нашими солдатами "кукушками". Поняв низкую эффективность обычных подразделений в борьбе с финскими РДГ (при уничтожении одного снайпера погибало до взвода пехоты), наше командование в очередной раз стало создавать мобильные лыжные отряды из пограничников и бойцов ВДВ.

Летом 1940 г. в результате политических маневров и силового давления в состав СССР вошли Латвия, Литва, Эстония, Бессарабия и Буковина. Эти операции проводились практически без использования специальных подразделений. Вплоть до июня 1941 г. именно ВДВ отводилась роль подразделений, которые в случае войны сумеют обеспечить блокирование коммуникаций противника.

В составе НКВД специальное разведывательно-диверсионное подразделение, вновь названное Особой группой, было создано 16 июня 1941 г. по личному распоряжению Лаврентия Берии. Ее руководителем был назначен Павел Судоплатов. Позже он вспоминал, что первой задачей группы было не допустить возможности провокации немецких спецслужб по типу акции в Гляйвице в 1939 г. До начала войны оставалось шесть дней.

Довоенный период развития специальных подразделений в СССР позволяет сделать следующие выводы:

- военные теоретики и практики Советского Союза уже к середине 20-х гг. адекватно оценили перспективы и возможности диверсионного дела. Подготовка специалистов для специальных подразделений в 20-30-е гг. осуществлялась на достаточно высоком теоретическом и практическом уровне;

- в ходе войсковых и командно-штабных учений середины 30-х гг. практическое подтверждение получает идея Дениса Давыдова о том, что партизанские формирования в состоянии решать не только тактические вопросы, но и выполнить стратегическую задачу: отрезать войска агрессора от источников снабжения;

- решение о ликвидации диверсантов в 1937 г. было принято по следующим причинам: под влиянием политической борьбы внутри правящей партии в очередной раз возобладал не научный, а авторитарный подход к проблеме стратегии и тактики будущих войн;

- опыт войны в Испании и в Финляндии показал высокую эффективность разведывательно-диверсионных подразделений, однако сравнительно легкое присоединение к СССР Прибалтики, Бессарабии, Западных Белоруссии и Украины на время уверило руководство страны в правильности выбранной им военной доктрины.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Роснефть" открыла первый автозаправочный комплекс нового формата

"Роснефть" открыла первый автозаправочный комплекс нового формата

Сергей Киселев

На трассе Москва–Рязань теперь можно не только заправиться, но и со вкусом пообедать

0
459
2018 год стал прорывным для московского волонтерского движения

2018 год стал прорывным для московского волонтерского движения

Татьяна Астафьева

Добровольцы помогают выполнять и масштабные, и локальные проекты в столице

0
354
Московская область покажет шедевры Фаберже

Московская область покажет шедевры Фаберже

Георгий Соловьев

В музее "Новый Иерусалим" открывается масштабная выставка работ знаменитого ювелирного дома

0
406
Медведи и балалайки снова едут в Давос

Медведи и балалайки снова едут в Давос

Анатолий Комраков

Власти РФ дорожат возможностью продемонстрировать отсутствие изоляции

0
780

Другие новости

Загрузка...
24smi.org