0
1391
Газета Спецслужбы Интернет-версия

09.06.2000

Пресса наблюдает за разведкой


Разведка - слишком важный государственный институт, чтобы отдавать его на откуп самим разведслужбам и горстке политиков. Так утверждают израильские журналисты Дан Равив и Йосси Мелман в своей сенсационной книге "Каждый шпион - принц" ("Every spy a prince. The complete history of Israel"s intelligence community"). На Западе эта публикация была высоко оценена специалистами прежде всего как первое и наиболее полное исследование по истории "разведывательного сообщества" Израиля, основным элементом которого является знаменитый "Моссад". Собирая информацию, авторы опирались прежде всего не на публикации в прессе, а на свои личные беседы с профессионалами, большинство из которых просили не называть их имена. Среди них - десятки отставных и действующих разведчиков, бывшие руководители израильских спецслужб и другие ветераны тайных операций. Кроме того, собеседниками Равива и Мелмана были некоторые из прежних директоров американского ЦРУ. По свидетельству авторов, в собственной стране они "столкнулись с отказом спецслужб предоставить какие-либо документы или материалы". Военный цензор Израиля настоял на исключении из книги ряда материалов израильского происхождения.

В итоге получилось объективное, профессиональное исследование, где наряду с подробными описаниями секретных операций "Моссада" содержится и правовая оценка известных и неизвестных страниц из истории спецслужб Тель-Авива. Есть там и небольшие "пробелы", однако они восполняются в комментариях к российскому изданию книги. Предисловие написал полковник СВР профессор РАЕН Владимир Карпов. Труд Дана Равива и Йосси Мелмана продолжает серию "Секретные миссии" издательства "Международные отношения". В начале 2000 г. книга впервые вышла на русском языке под названием "История разведывательных служб Израиля".

Конечно, речь в ней идет не только о структурах израильской разведки, но также о контрразведке, системах охраны и безопасности, специфических вопросах обороны государства. Важная тема - контроль над спецслужбами в демократическом обществе, которое уже более полувека живет как бы в состоянии между миром и войной. Под этим углом зрения некоторые выводы двух израильских журналистов весьма актуальны в контексте нынешней внутренней, а отчасти и внешней политики России. Но прежде рассмотрим исторические факты, а также круг проблем, очерченных Равивом и Мелманом, дополняя информацию авторов сведениями из других источников.


"ПРИНЦЫ" И ПРИНЦИПЫ

Об израильских спецслужбах в последние годы написано достаточно много нового. Особенно "повезло" в этом смысле разведке "Моссад", по эффективности своей работы занимающей, согласно мнениям специалистов, четвертое или пятое место в рейтинге ведущих разведслужб мира. Авторы книги такую оценку не оспаривают, но их задача - профессиональный анализ как успехов, так и неудач, которые имели место в деятельности спецслужб Израиля с момента рождения государства в 1948 г. Раскрывая множество секретных страниц истории "Моссада", военной разведки "Аман", контрразведки "Шин Бет" и других подобных ведомств, Равив и Мелман стремились показать проблемы, методы их решения и значение, которое органы безопасности играли в жизни общества. Многие авторские оценки подтвердились уже после выхода первого издания их книги, о чем будет сказано ниже. Российский читатель может впервые составить представление о структуре разведывательного сообщества Израиля благодаря схеме, предложенной издательством "Международные отношения" (об израильских спецслужбах см. также "НВО", # 18, 1998 г.).

"Человеческий фактор - это самое главное для нашего общества и наших служб безопасности", - заметил однажды Меир Амит, бывший в 1963-1968 гг. директором "Моссада", а до этого два года возглавлявший "Аман". Подобно библейскому Моисею, Бен-Гурион и его соратники, провозглашая в мае 1948 г. независимость Израиля, хорошо понимали, что им будет нужна превосходная разведка. К секретным агентам предъявляли самые высокие требования. Как пишут Равив и Мелман, эти лучшие из лучших, "принцы" еврейского народа (отсюда название книги) должны руководствоваться прежде всего патриотизмом, а не только материальными соображениями. Они соблюдают уникальный принцип самоограничения, который в израильской армии называют "чистотой оружия": кровь никогда не проливается ради самого акта кровопролития... Очевидно, считают авторы, не каждый мужчина способен быть "принцем" и не каждая женщина - "принцессой".

Удалось ли израильской разведке выдержать подобные экзамены? На Западе спецслужбы отнюдь не стали объектами фетиша или "всеобщей любви". И даже в Великобритании или США у разведок иногда возникают трудности с набором кадров. Израиль во многих отношениях - уникальное явление в демократическом сообществе. "Несмотря на постоянное состояние войны, израильтяне в целом спокойно спят по ночам, зная, что их надежно защищают армия и службы безопасности, считающиеся лучшими в мире", - отметили Равив и Мелман. Однако такая, почти идиллическая, картина менялась со временем, хотя в целом Израиль не потерял свою репутацию страны, добивающейся успеха в проведении тайных операций.

Когда в 1979 г. в Тегеране местные экстремисты захватили посольство США, им в руки попал секретный документ ЦРУ: "Израильская разведка и службы безопасности принадлежат к числу лучших в мире. Опытные кадры и мощная техническая база обеспечивают высокую эффективность их работы; они демонстрируют выдающуюся способность собирать и анализировать информацию..." Апогей успеха, по мнению Равива и Мелмана, наблюдался в 1967 г. в ходе Шестидневной войны, когда триумф Тель-Авива стал "результатом блестящей работы разведки". Но те же структуры не способны были вовремя предвидеть начало войны "Йом киппур" ("Судного дня") в 1973 г. с Египтом и Сирией. Спецслужбы Израиля после этого отличились лишь в 1976 г., да и то в столице далекой Уганды, проведя силами армейского спецназа целую операцию по освобождению заложников в аэропорту Энтеббе...

Дерзкие акции, спланированные "Моссадом", осуществлялись и впоследствии, однако общественность реагировала на них неоднозначно. В 1980-е гг. новые израильские руководители, пишут авторы книги, "стали отдавать разведслужбам смелые приказы, не сопровождая их усилением контроля за деятельностью этих служб". Результат не заставил себя ждать: "В разведсообществе возникли острые конфликты между амбициозными руководителями, а также среди тех, кто покинул это тайное братство в погоне за наживой". Здесь Равив и Мелман имеют в виду такое явление, ныне распространенное и в России, как работа отставных рыцарей плаща и кинжала, имеющих опыт тайных операций и агентурно-оперативную информацию, в сфере частного бизнеса, а нередко на основе контракта с иностранными фирмами.

Широкая реклама, которую получили некоторые успехи израильской разведки, породили миф о ее непобедимости и абсолютной, тотальной осведомленности. Спецслужбы допускали ошибки, но все обставлялось так, чтобы о них не стало известно прессе и общественности. Делая такие выводы, журналисты Равив и Мелман цитируют мнение одного израильского разведчика, который в конце 80-х откровенно признал: "Мы заболели болезнью ЦРУ. Больше уже никто не любит "Моссад", "Шин Бет", а мы всегда чувствовали себя уверенно именно потому, что за нами стояла вся страна".


СЕКРЕТ МЕМУНЕХА

Конечно, никому в Израиле не приходила в голову мысль "сливать" спецслужбы воедино, по крайней мере, объединять разведку и контрразведку в рамках одного ведомства. Такие "варианты" Дан Равив и Йосси Мелман даже не рассматривают, поскольку во всем мире разделение функций добывания информации и ведения контршпионажа доказало свою эффективность. Как информационный институт, служащий жизненно важным интересам обороны и безопасности государства, разведка действует по указаниям руководства страны. Другое дело, когда разведок несколько и нужен какой-то оптимальный вариант их функционирования. Созданный 1 сентября 1951 г. "Моссад", во многом исходя из опыта ЦРУ США, получил статус "центральной разведки".

С тех пор "Моссад" стал координатором внешней деятельности всех других спецслужб Израиля, центральным звеном разведсообщества страны. Авторы книги утверждают, что никто толком не знает истинного названия этой таинственной организации. На самом деле, замечает в комментарии полковник СВР Владимир Карпов, полное название "Моссада" на иврите звучит так: "Ле Модиин ве ле тафкидим Махаюдин". Перевод весьма простой: "Институт разведки и специальных задач". Впрочем, по мнению автора этих строк, слово "задачи" здесь соответствует английскому термину "tasks" и означает "операции". Что касается расшифровки слова "Моссад" (часто употребляется и аббревиатура МОССАД), то вокруг этого еще немало легенд, как много их и вокруг имени Исера Харела, который возглавлял "институт" в 1952-1963 гг., а год назад опубликовал в Израиле свои нашумевшие мемуары.

Исер Харел - первый и пока единственный обладатель титула "мемунех", что означает - человек, который "руководит всем". Как поясняют Равив и Мелман, уроженец Витебска Исер Гальперин в молодости состоял в левой сионистской организации "Ха-Шомер" ("Молодая гвардия"), потом уехал в Палестину, где принял фамилию Харел и работал в кибуце (аналог коммуны, сельской общины). Пройдя школу подпольной деятельности в годы Второй мировой войны, Исер Харел стал первым руководителем "Шин Бет", а затем целое десятилетие был центральной фигурой "тайного сообщества", обладая в Израиле влиянием, которое в США имели директора ЦРУ и ФБР, вместе взятые.

Особый след в истории израильской разведки оставил опыт советских спецслужб, наряду с очевидным влиянием на "Моссад" американских и британских моделей. Авторы книги не излагают детали операций НКГБ и МГБ накануне создания Израиля, ставшие недавно достоянием гласности (подробнее см. "НВО", # 23, 1998 г.), однако делают любопытный вывод: "Исер Харел повысил эффективность разведки, в основном по советской модели. Русское влияние, возможно, неосознанно, но довольно заметно сказалось на облике израильской разведки. Это было наследие большевистского духа, который принесли с собой из России и Восточной Европы отцы-основатели Израиля. Русское влияние включало социалистические идеи, дух первопроходчества, централизацию и представление о том, что интересы государства должны ставиться выше интересов отдельного человека. Харел находился под влиянием этих идей, хотя его собственные инстинкты и природный ум перевешивали русское наследие".

Стоит упомянуть и тот факт, что именно в бытность Харела директором "Моссада" Израиль стал обладателем ядерного оружия. Вначале, правда, американцы в 1955 г. подарили Тель-Авиву небольшой атомный реактор мощностью 5 Мвт. Затем посодействовали французы, которые в обмен на участие Израиля в Суэцком кризисе согласились на поставку двух более мощных реакторов - до 24 МВт. Как утверждает в своих воспоминаниях сам Харел, в 1957 г. Шимон Перес за спиной Бен-Гуриона "обманным путем" создал независимую секретную службу "Лакам" - новую ядерную разведку... Умеет хранить секреты "мемунех", который руководил всем! Равив и Мелман, во всяком случае, сомневаются, что Бен-Гурион не знал ничего о "Лакаме".

До 1981 г. "Лакамом" руководил Беньямин Бламберг, в последующие пять лет - Рафи Эйтан. В годы напряженных отношений с Францией при де Голле Израиль получил на основе секретного соглашения 21 т тяжелой воды из Норвегии. Одновременно велись поиски высокообогащенного урана. Главным "снабженцем" ядерной программы Израиля выступили различные фирмы США, чему не смогли помешать ни ЦРУ, ни ФБР. Еще в начале 60-х на одном из заводов в Пенсильвании пропало 50 кг оружейного урана. В ноябре 1968 г. "Моссад" и агенты "Лакама" провели совместную операцию, где были задействованы химические компании Бельгии, Германии, фирмы других стран и судно под либерийским флагом. Итогом операции стала доставка 200 т уранового сырья на ядерный реактор в Димоне. Еще одним партнером Тель-Авива по созданию атомной бомбы стало тогдашнее правительство ЮАР, откуда бесперебойно шел уран. "К тому времени, - констатируют Дан Равив и Йосси Мелман, - уже было понятно, что Израиль стал шестым членом ядерного клуба".


СОПЕРНИКИ

По иронии судьбы, когда в области новейших технологий Израиль добился наибольших успехов, его разведывательные службы переживали упадок. Авторы книги отмечают череду скандальных провалов, следовавших один за другим. Это и просчеты "Моссада" в Ливане, и ошибочный перехват ливийского самолета, и убийство "Шин Бет" двух арестованных палестинцев с последующим укрывательством виновных. Сюда же относятся и неспособность израильских спецслужб предупредить правительство о начале палестинского восстания, и устаревшая и неэффективная система цензуры в стране, и неудачи "Моссада" в деле Иран - "контрас", а также провал разведчика Джонатана Полларда в США и выдворение группы израильских "двойников" из Британии...

Такой перечень негативных моментов, по замечанию авторов, в целом был бы характерен и для спецслужб других стран эпохи конца холодной войны: "внутренние распри и соперничество, недостаточный контроль со стороны политического руководства, желание расширить свои права за пределы разумного, слабая координация работы различных служб". Разведка обычно не участвует в формировании политики, но играет большую роль в реализации целей и задач, поставленных политиками. В целом, считают Равив и Мелман, израильская разведка решала задачи успешно, однако постоянно стремилась к повышению своей роли в сфере обороны, что вело ее к провалам стратегического характера. На излете холодной войны скрытное и доселе уважаемое разведсообщество стало "более известным, но менее уважаемым". В стране, которая полвека каждый день воюет с терроризмом.

Было ли реальным похищение в 1986 г. "атомного предателя", бывшего техника на объекте в Димоне Мордехая Вануну? Или это лишь крупная дезинформационная операция "Моссада"? Анализируя различные версии этого крупного скандала, Равив и Мелман признают: правду так и не открыли. Чтобы запутать следы и зашифровать методы работы "Моссада", спецслужбы пустили утечки в СМИ через Париж и юг Франции. Затем возник Рим как место похищения... Многие посчитали весь сюжет с Вануну, который исчез на территории Англии и оказался в израильской тюрьме, как результат сложной оперативной комбинации по запугиванию арабов путем инсценировки "утечки информации" о том, что Израиль обладает ядерным потенциалом. Но в итоге "самый большой секрет Израиля" стал обсуждаться на первых полосах мировой прессы.

Все мифы об израильских спецслужбах рухнули в один день, когда в 1995 г. агентом "Шин Бет", опять-таки по официальной версии, был убит премьер Ицхак Рабин. Сегодня каждый израильтянин знает о директоре "Моссада" Эфраиме Халеви, сменившем два года назад Дени Ятома, который занялся частным сыскным или охранным бизнесом. Тема отношений прессы со спецслужбами и цензурой по-прежнему актуальна: "хаотическая система охраны секретов" дает разным людям различные возможности. Но некоторые разглашают секреты, не публикуя ни слова, - бывшие сотрудники разведки, приобретшие оперативные знания в период прохождения службы, действуют по всему миру, передавая иностранцам свой опыт в сфере безопасности. Поэтому Равив и Мелман уверены: "Даже если демократия находится в состоянии войны, цензура должна быть рациональной и последовательной".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чиновники одумались: в регионах озаботились справедливостью при повышении зарплат

Чиновники одумались: в регионах озаботились справедливостью при повышении зарплат

Татьяна Попова

0
645
Сбербанк запускает сбор биометрических данных клиентов

Сбербанк запускает сбор биометрических данных клиентов

Сергей Киселев

0
641
Моногорода поддержат специальной программой, похожей на нацпроект

Моногорода поддержат специальной программой, похожей на нацпроект

За два года работы аналогичного проекта в РФ удалось создать более 300 тысяч рабочих мест, не связанных с градообразующими предприятиями

0
673
Россию поставили на второе место

Россию поставили на второе место

Владимир Щербаков

Москва обошла Лондон в рейтинге SIPRI топ-100

0
1770

Другие новости

Загрузка...
24smi.org