0
2829
Газета Спецслужбы Интернет-версия

30.06.2000

Операция "Турнир"


Десять лет назад встретились канадский журналист Найл Макдональд и один из ветеранов советской разведки. Обсуждался совместный проект создания телеверсии операции "Золотая жила", которую контрразведка Оттавы в 1970-х годах проводила с целью проникновения в некоторые военные и торгово-экономические секреты Советского Союза. Для этого Канадская королевская конная полиция (КККП) завербовала "русского коммерсанта" Анатолия Максимова, присвоив ему оперативный псевдоним Аквариус. В какой-то мере этот "водный" термин сыграл с канадской спецслужбой злую шутку - через много лет выяснилось, что Аквариуса, некогда служившего в военно-морской контрразведке КГБ, внедрила в сеть КККП советская разведка.

В 1991 г. благодаря стараниям Макдональда, работавшего в государственной Канадской телерадиокомпании, удалось получить согласие на встречу с журналистами нескольких бывших сотрудников КККП, принимавших участие в операции "Золотая жила". Так, шестеро отставных контрразведчиков подтвердили, что правительство "Страны кленового листа" было информировано о варианте вербовки Максимова, давало санкцию на изготовление для него канадских документов и финансирование работы по тайным каналам. В дальнейшем распад СССР "заморозил" журналистские расследования этого запутанного дела. И лишь совсем недавно в издательстве "Гея итэрум" в серии "Рассекреченные жизни" вышла книга воспоминаний Максимова, где автор раскрыл свою роль в операции "Турнир", которую разведка КГБ проводила с 1971 по 1978 год.

Конечно, общий замысел операции Максимову вряд ли был известен. Свою задачу он выполнил. Его интересные наблюдения существенно дополняют версии, изложенные с 1978 г. до сего дня в канадской прессе. Однако вопросы остаются. Прежде всего потому, что в операции с самого начала принимали участие спецслужбы США, о чем знал сам Аквариус от своих "друзей" из КККП. Какова роль ЦРУ во всем этом деле? Какие цели преследовал КГБ, фактически раскрыв своего сотрудника Николая канадцам, англичанам и американцам? Детали операции "Турнир" можно узнать, лишь заглянув в секретные архивные дела, хранящиеся в ФСБ и СВР. Однако и без этого ряд прямых и косвенных данных позволяют по-новому взглянуть на данный сюжет из истории разведок.


ВНЕДРЕНИЕ ТУРГАЯ

В первое главное управление (ПГУ) КГБ Анатолий Борисович Максимов пришел в 1961 г. после двухгодичной учебы в разведшколе. До этого были тбилисская школа контрразведки и служба в Особом отделе Северного флота. Вся его дальнейшая работа связана с Управлением "Т" - научно-технической разведкой ПГУ. Область интересов - новейшие технологии, экспорт которых в Советский Союз был тогда запрещен благодаря действовавшему на Западе эмбарго по соглашению КОКОМ. За три десятилетия Максимов, проходивший в оперативной переписке ПГУ с резидентурами в Японии и еще 10 странах под псевдонимом Тургай, получил от своей агентуры и доверенных лиц множество полезной информации, прежде всего оборонного значения. Ряд операций с его участием содействовал заключению важных для СССР торговых сделок с западными фирмами. Общий экономический эффект от них трудно оценить.

Тургаю довелось заниматься разными делами. Но особенно его интересовала химия полимеров, изделия из пластмассы, используемые в машиностроении. В Канаде на выставке "Экспо-67", где он представлял объединение "Теххимимпорт", познакомился с Джеффри Вильямсом, специалистом по пластмассам. Как полагает Максимов, Вильямс в конечном итоге вывел на него ЦРУ и канадскую контрразведку. Так Тургай стал еще и Николаем в операции "Турнир".

Поскольку Вильямс старался вовлекать Максимова в различные "левые" коммерческие сделки, об этом разведчик доложил своему руководству в ПГУ. Решено было продолжать оперативные игры с Вильямсом как предполагаемым "наводчиком" спецслужб США и Канады. Видимо, первоначальная идея задействовать Максимова в операции "Турнир" принадлежит Филиппу Бобкову, возглавлявшему на "Экспо-67" в Монреале оперативную группу КГБ (как известно, с 1968 по 1991 год Бобков возглавлял Пятое управление Лубянки - "службу идеологической контрразведки"). Весной 1971 г. замначальника ПГУ Борис Иванов предложил Максимову, как он говорит, в случае необходимости "выступить в роли предателя".

Фактически с этого момента началось дело "Турнир". Но здесь же и появляются первые вопросы. Мнения различных аналитиков по оценке первоначальной цели этой операции неоднозначны. Есть разночтения и относительно полученных результатов. Так или иначе, но Максимов согласился действовать в качестве двойника "на материальной основе", заметив, что для этого ему потребуются "свобода действий и максимум конспирации". Вильямс получил в ПГУ кличку Дрозд, а Тургай и Николай в одном лице отбыл в Канаду, пробыв там до мая 1972 года.


ПАУЗА В ИГРЕ

До 1984 г. у Страны кленового листа не имелось своей разведслужбы. Этим занималось подразделение в составе КККП. Согласно некоторым публикациям, отдел разведки возглавлял Билл Клифф, который встречался с Аквариусом-Максимовым. Но вначале был Фрэнк Дентремон, шеф отдела контрразведки по работе с гражданами СССР в Монреале. Он подсел к Максимову в поезде Оттава-Монреаль, представился и спросил: "Может быть, вы хотите остаться в Канаде или США?" Похоже, операция "Золотая жила" к тому времени шла полным ходом. Точно об этом нигде не написано, как и о начальной дате "Турнира". Стать невозвращенцем Максимов отказался, однако согласился в дальнейшем давать канадцам некую полезную им информацию в обмен на материальное вознаграждение.

До сих пор неясно, кто кого в итоге "обыграл". Канадца больше всего интересовали сведения о конкретных советских гражданах, а не военная или экономическая информация. Но зачем тогда он предложил "советскому коммерсанту" не возвращаться на родину? Знал, что тот работает в ПГУ? Это противоречие можно разрешить, если принять во внимание другую версию: операция "Турнир" задумывалась первоначально с целью "подставы" Максимова агентуре канадской и американской разведок... в Москве. Через несколько дней после вербовки его Дентремоном (или после зондажной беседы) наш Николай возвращался домой и никто не знал, пошлют ли его за океан когда-нибудь еще.

Отношения между СССР и Канадой складывались тогда успешно. Осенью 1972 г. в Москву впервые приехала знаменитая команда "всех звезд" канадского профессионального хоккея. Накануне Максимову пришло письмо от Вильямса. Среди прочего канадский химик сообщил, что в составе делегации будет Питер Стефен. Действительно, тот приехал, звонил Аквариусу и просил о встрече.

"Такого удовольствия мы канадцам доставить не имели права, и не доставили", - замечает Максимов, считая, что если бы встреча состоялась, то КККП и ЦРУ заподозрили бы его в связях с КГБ. Пройдя такую "проверку", Аквариус, ранее отказавшийся сотрудничать с канадцами на территории Советского Союза, нацелился на очередной выезд за рубеж. В надежде продолжать использовать Дрозда (Вильямса) как посредника в контактах со спецслужбами противника. Когда же состоялась первая встреча Максимова с Клиффом? Этот персонаж в мемуарах появляется весьма неожиданно, словно какие-то главы в книге были кем-то переставлены местами: "Не случайно же и Дентремон, и Клифф неоднократно поднимали в беседах со мной вопрос о целесообразности моей работы на американскую разведку".


СЕАНС МАЙКЛА ДЗЮБЫ

Поездку Аквариуса в Европу весной 1973 г. западные спецслужбы оставили без внимания. А в августе Максимова направили в Торонто. На Канадской национальной ярмарке он работал под "крышей" замдиректора советского павильона. Кстати, недалеко располагалась и фирма "Дансон", где служил менеджером тот упомянутый Стефен. Максимов ожидал появления Дентремона, и тот вскоре объявился, продолжив их контакт, прерванный на полтора года. Разговор снова вертелся вокруг вербовки Аквариуса и условий его дальнейшей безопасности как агента.

Через день они встретились опять, чтобы уточнить детали. Максимов высказал свои требования и пожелания. Прежде всего ему нужно гарантийное письмо о его канадском гражданстве за подписью премьер-министра Трюдо. Далее: канадский паспорт, свидетельство о рождении, открытие персональных счетов в канадских и швейцарских банках... Список завершался кредитной карточкой "Америкэн экспресс". Дентремон нехотя согласился изучить требования и сказал, что через пару дней познакомит Максимова с Клиффом, который прибудет из Оттавы.

На этой следующей встрече Клифф вручил русскому гостю визитку с именем Майкла Дзюбы, сотрудника фирмы "Дангарвин": "Это ваша визитная карточка. На это имя вам будет выписан канадский паспорт и открыты счета в банках Канады и Швейцарии". Все эти документы вместе с гарантийным письмом Максимову пообещали вручить позже, когда он снова окажется в зарубежной командировке. Странно, что после такой вполне конкретной беседы новая встреча состоялась только в апреле 1975 г. в Нью-Йорке. Не смещены ли даты в рассказе Максимова на один-два года вперед? Именно тогда наш разведчик якобы увидел в руках Клиффа "свой" паспорт на имя Дзюбы и прочие документы, включая гарантийное письмо за подписью министра юстиции Уоррена Олменда, датированное 23 августа 1973 г. (то есть временем их предыдущей встречи в Торонто).


ВАРИАНТ КЛИФФА

Максимов говорит, что он запомнил точный текст письма министра, данные паспорта с шестизначным номером, семизначные номера других документов, четырнадцатизначные номера банковских кредиток... В марте 1978 г. все эти группы чисел были опубликованы в "Литературной газете" в статье Аркадия Сахнина "Паутина", где говорилось о некоем коммерсанте Алексее Богдановиче Мартынове, ставшем жертвой происков канадской спецслужбы. Конечно, имя разведчика Максимова там не фигурировало. Но западные разведки прекрасно знали, о ком идет речь, когда КГБ реализует подобную информацию, указав страну.

В своих мемуарах "Первое главное управление" бывший генерал КГБ Олег Калугин утверждает: в начале 1970-х годов у ПГУ имелся надежный агент в канадской контрразведке. Его дальнейшая судьба неизвестна, кроме указания, что он занимал высокую должность в КККП. Как считают некоторые историки разведки, речь может идти о Билле Клиффе или о ком-то из тех, кто работал с Максимовым. Но Аквариус после 1975 г. встретился с Клиффом через год в Швейцарии, после чего канадец исчез из поля зрения Лубянки. Именно в мае 1976-го Николай, как сказано в книге, передал своему "другу" из Оттавы "солидную информацию". По мнению одного из отставных офицеров КГБ, операция "Турнир" потому и начиналась в ПГУ, что действия канадских и американских спецслужб в отношении Максимова контролировал Клифф, которого позже выдал противнику агент ЦРУ.

Этим и объясняется срыв в проведении "Турнира", после чего деликатная информация стала для КГБ ненужной. Сюжет с Максимовым был обыгран в печати, когда в феврале 78-го из Канады выдворили 13 советских дипломатов и торговых представителей. В беседе со мной отставной офицер ПГУ, пожелавший сохранить инкогнито, высказал следующее мнение: к Максимову претензий нет, он выполнял указания своего руководства, хотя некоторые даты в его книге могут не соответствовать материалам оперативных архивов ПГУ.

Очередное и последнее "рандеву" Максимова с канадцами произошло незадолго до финала операции "Турнир" в ноябре 1977 г. в Женеве. Новый собеседник Максимова назвался Томасом Квилли и сказал, что Клифф "ушел на пенсию" и Максимов теперь не Майкл Дзюба, а Ярослав Стадник. Поняв явное недоумение своего визави, Квилли пояснил: "Дзюбу знает ЦРУ. Они уже завалили не одного агента, назревают новые скандалы. Забудьте обо всем, что вам о ЦРУ говорил Билл. Что же касается документов и счетов в банках, то мы все предусмотрели". С этими словами он достал канадский паспорт и весь остальной набор документов "Аквариуса", выписанных на имя Стадника. Максимов снова, как и два года назад, запомнил эти группы чисел. Впоследствии он узнал, что документы на Дзюбу были фальшивые, на Стадника - подлинные.


БЕЗ СТРАХОВКИ

Из рассказа Максимова следует вывод, что крупные суммы денег от канадцев он все-таки получал, хотя, конечно, отчитывался о них в ПГУ. Комментируя его эпопею, бывшие разведчики, с которыми разговаривал автор этих строк, удивлялись "беспечности" Максимова. Как он мог передавать канадцам информацию, пусть даже и в качестве "дезы" на самом деле, не имея на руках такую "страховку", как указанные им документы? Значит, скорее всего имел. Однако наиболее вероятное объяснение, если принять к сведению версию с Клиффом, такое: копии материалов на Дзюбу имелись в ПГУ уже в 1973 г., а документы на Стадника либо были подброшены людьми из ЦРУ, либо вовсе отсутствовали.

С 1968 по 1979 год канадское правительство возглавлял Пьер Трюдо, лидер Либеральной партии. Когда Максимов впервые попал в Страну кленового листа на "Экспо" в 1967 г., Трюдо был министром юстиции. Его преемник в этой должности оказался в центре служебного расследования по "делу Максимова". Как позже сообщалось в канадской прессе, Билл Клифф также попал в жернова следствия.

Шесть "блестящих контрразведчиков" КККП из-за дела "Золотая жила" лишились своих должностей. В 1979 г. либералов у власти в Канаде сменили консерваторы. Ради этого затевался "Турнир"? Но все-таки Анатолий Максимов хорошо сыграл по всему полю шпионской баталии в команде "всех звезд" канадской разведки.

Анализируя дело "Турнир", профессионалы из спецслужб выделяют главное обстоятельство: разведки Канады, США и Великобритании с самого начала знали, что Максимов - сотрудник КГБ. И вербовали его с целью получения информации о ПГУ и передачи в Москву соответствующей дезинформации. Максимова "расшифровали" "супершпион" Олег Пеньковский (до его ареста в октябре 1962 г.) и сотрудник Управления "Т" ПГУ Алексей Кулак (агент ЦРУ Скотч и Федора в ФБР), а также сбежавший к англичанам в 1971-м Олег Лялин, с которым Тургай учился в разведшколе. Все трое упомянуты автором мемуаров как предатели. Можно сделать вывод, что на Западе каждый шаг Максимова находился под контролем местных спецслужб. А особенно в Канаде.


ДЕЛО О "КРОТАХ"

Лесли Джеймс Беннет в годы Второй мировой войны служил в разведке войск связи британской армии. С 1954 г. жил в Канаде, работал в контрразведке, где возглавил отдел по Советскому Союзу. В 1970 г. КККП установила за ним постоянное наблюдение. Вначале подозрения против него возникли после бегства в СССР Кима Филби, с которым Беннет в конце 40-х работал в Стамбуле. Затем поступили данные из ЦРУ. Операция по разработке Беннета как "советского шпиона" именовалась "Гридирон". Его уволили без пенсии, хотя следствие не имело никаких улик.

Американский исследователь Дэвид Уайз в своей книге "Охота на кротов" приводит слова бывшего сотрудника ЦРУ, знакомого с делом Беннета: "В этом состояла трагедия канадцев. С этим человеком поступили ужасно, его уволили, и от него ушла жена. А он абсолютно невиновен". По мнению Уайза, своя контрразведка пыталась устроить Беннету хитроумную ловушку, сообщив, что в Монреаль прибывает некий советский перебежчик. Если бы на встрече с "беглецом" оказались также и люди КГБ, то это означало бы, что Беннет вовремя передал эту информацию в Москву. Но "охотникам за кротами" помешала тогда снежная буря над вечерним Монреалем... Какое это имеет отношение к Максимову? Возможно, он ничего не знал о "Гридироне", хотя и был тогда в Монреале. Разгадка в другом - оперативной игрой против Беннета на месте руководил Дентремон. Тот самый, кто вербовал Максимова. Именно в 1972 г. на "канадской площадке" состоялся главный эпизод "турнира для профессионалов" между ЦРУ и КГБ, в котором принял участие Николай (он же Аквариус).

После визита в СССР канадской хоккейной команды в конце 72-го был уволен Беннет - "неистовый Джим", как его называли в Оттаве. Чуть раньше лишился оперативной должности тогдашний резидент КГБ в Монреале и одновременно наш консул Владимир Меднис, ранее возглавлявший американский сектор службы внешней контрразведки ПГУ. Он привез из командировки такой ворох "компромата" на сотрудников оттавской и монреальской резидентур, что руководство не стало разбираться и перевело Медниса в учебное подразделение разведки. А через два года директор ЦРУ Уильям Колби отправил в отставку своего главного контрразведчика легендарного Джеймса Энглтона, который, кстати, не верил в искренность "любимого агента" ФБР Кулака, считая того "подставой" КГБ, что было опровергнуто впоследствии с подачи ЦРУ в американской прессе.

Несомненно, Энглтон считал агента Аквариуса одним из своих "кротов", который будто бы снабжал ПГУ информацией, выгодной для американцев. Сегодня каперанг Максимов и полковник Меднис продолжают заочно обвинять друг друга в некомпетентности. После бесед с Владимиром Меднисом у меня сложилось мнение, что ни Клифф, ни Беннет не были советскими "кротами". Зато Владимир Августович подтвердил: он помогал Энглтону избавиться от Беннета, используя свою и американскую агентуру. И до сих пор уверен, что в КГБ были внедрены "кроты" ЦРУ, хотя отказывается их назвать. В рассказах обоих разведчиков нет сведений о конкретных действиях СИС. Похоже, британская разведка в данном "Турнире" выступила наиболее профессионально, получая информацию из всех источников. Не ломая судеб и карьер своих сотрудников, не раскрыв ни одной своей операции. Хотя и не достигнув здесь каких-то видимых результатов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин и Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров по мирному договору

Путин и Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров по мирному договору

0
173
ХАМАС считает отставку министра обороны Израиля признанием поражения

ХАМАС считает отставку министра обороны Израиля признанием поражения

0
182
В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

0
201
Чистая прибыль "Газпрома" за девять месяцев 2018 года составила 395,15 млрд руб.

Чистая прибыль "Газпрома" за девять месяцев 2018 года составила 395,15 млрд руб.

0
210

Другие новости

Загрузка...
24smi.org