0
3309
Газета Спецслужбы Интернет-версия

11.08.2000

Глобальный электронный перехват

Тэги: Новая Зеландия, шпионаж, Уилкес


В 1984 году новозеландский исследователь Оуэн Уилкес впервые обнародовал сведения о существовании в 150 км к северу от столицы этой страны - города Веллингтона, в местечке Тангимоана-Бич, секретной станции радиоэлектронного шпионажа. Отвечая на полученный в связи с этим парламентский запрос, 12 июня того же года премьер-министр Роберт Малдун признал данную информацию правдивой, раскрыв депутатам название крупнейшей в Новой Зеландии спецслужбы. Созданное под его патронажем семью годами ранее, это тайное ведомство получило наименование Бюро безопасности правительственной связи. В кратком официальном документе, предназначенном для общественности, говорилось, что ББПС занимается электронной разведкой - иначе говоря, "перехватом линий связи в других странах". Отмечалось также наличие тесного альянса Новой Зеландии, которая-де не ведет наблюдения за своими "друзьями в южной части Тихого океана", с США, Великобританией, Канадой и Австралией. Вместе эта "пятерка" составляет мощное и весьма секретное разведывательное сообщество в сфере контроля за линиями связи.

После доклада Малдуна в парламенте лидер оппозиции Дэвид Ланг, который через полтора месяца станет премьером на последующие пять лет, заявил по поводу правительственных данных о станции Тангимоана: "Особенное значение для нас имеет решительное уверение, что станция полностью контролируется правительством Новой Зеландии"... Тем не менее, даже возглавив кабинет, Ланг оставался в неведении относительно "полного контроля". Не знал он и о том, что с 1984 по 1987 год второй по значению пост в ББПС занимал кадровый сотрудник Агентства национальной безопасности США (АНБ) Глен Синглтон. В штаб-квартире новозеландской спецслужбы он руководил планированием, отчитываясь перед американской разведкой.

МЛАДШИЕ В АЛЬЯНСЕ

Сообщество пяти радиоразведок образовалось более 50 лет назад под названием УКУСА. Ежегодно руководители "пятерки" собирались вместе, чтобы обсудить вопросы планирования и координации деятельности по направлениям глобальной разведки. В 1984 году местом их встречи оказалась штаб-квартира ББПС - новое просторное здание "Фрайберг билдинг" на Айткен-стрит, напротив здания парламента. Среди наиболее важных гостей были: директор АНБ генерал-лейтенант Линкольн Форер, глава британской Штаб-квартиры правительственной связи (ШКПС) Питер Мэричерч, начальник Службы безопасности связи Канады (СБС) Питер Хант, а также шеф австралийского Управления оборонной связи (УОС) Тим Джеймс. Новую Зеландию представлял директор ББПС Колин Хэнсон. Ему предстояло в последующие три года убеждать свое правительство в необходимости утвердить план, выработанный на секретной встрече членов УКУСА. Такие же весьма деликатные "формальности" нужно было преодолеть и его австралийским партнерам.

Несмотря на закрытый характер совещания "пятерки", его цель позже стала известной. Как отмечает в своей книге "Секретная власть" новозеландский ученый Ники Хэгер, повестка дня включала планы оснащения ББПС новыми компьютерными и коммуникационными средствами, которые позволят разведке Веллингтона "интегрировать" свою оперативную деятельность в сеть, контролируемую АНБ. Тут же уточнялись отдельные важные детали, касающиеся и роли Новой Зеландии в будущей, новейшей для того времени, суперсекретной глобальной радиоэлектронной разведывательной сети. В частности, для нужд АНБ требовались дополнительные станции электронной разведки - в южной части тихоокеанского региона. С их помощью к концу 80-х намечалось вести перехват спутниковой информации, а также наблюдать из космоса за территориями других стран, не входящих в УКУСА, прежде всего - за СССР.

Так появилась глобальная система "Эшелон", деятельность которой на поприще шпионажа ныне пытается расследовать Европейский союз (ЕС).

После выхода из военного блока АНЗЮС и провозглашения безъядерного статуса Новой Зеландии, когда в порты этой страны был прекращен доступ кораблей ВМС США с атомным оружием на борту, сотрудничество в рамках УКУСА не претерпело особенных изменений. Между Веллингтоном и Вашингтоном продолжался обмен потоками секретной развединформации. Основная часть сведений, полученных в том числе через "Эшелон", уходила в АНБ, где сами американцы занимались их расшифровкой и дальнейшим использованием. А что получали новозеландские спецслужбы?

Вот несколько парадоксальных примеров. В феврале 85-го в ББПС бесшумные принтеры распечатали данные, где буквально по минутам была расписана хроника боевых действий между войсками Ирана и Ирака, сообщалось о советских маневрах в Афганистане... Тут же приводились сведения обо всех ливийских студентах в Британии и масса другой весьма секретной, но бесполезной информации из далеких от Океании частей света. Но среди сводок и отчетов по международному терроризму не было ни слова об агентах французской разведки ДЖСЕ, которые в тот момент уже находились на пути в Новую Зеландию. Они стали первыми иностранными террористами в этой островной стране за всю ее историю, взорвав судно "Рэйнбоу Уорриор" организации "Гринпис".

За несколько недель до падения Берлинской стены в 1989 г. близ новозеландского городка Бленхайм на острове Южный начала функционировать станция электронной разведки Уайхопаи. Как составной элемент системы "Эшелон", это мощное "ухо" ББПС является образцом электронного шпионажа ХХI века. По мнению Ники Хэгера, к 1996 г. "после перестройки и гласности" приоритеты, характерные для разведки Веллингтона в эпоху холодной войны, сменились на более отвечающие современным задачам. Однако переориентация Новой Зеландии шла в русле изменений, происходящих у заморских союзников. Это касается и разведки.

Некоторая корректировка задач ББПС не отразилась на его положении "младшего партнера" в альянсе УКУСА. Новозеландская разведка, считает Ники Хэгер, стараясь идти в ногу со временем и оправдывать свое существование, делает упор на сбор экономической и дипломатической информации - до следующих вьетнамов или фолклендов, когда она, как и прежде, будет готова вновь послужить альянсу. По мнению ученого, чрезмерная секретность, окружающая работу Бюро, остается его главным недостатком. А именно: секретность питает тайную власть, подверженную коррупции и склонную обходить законы. Кроме того, проблемой является еще недостаточный общественный контроль за деятельностью спецслужб. По этому поводу интересно мнение одного из сотрудников Бюро: "Наша секретность не для русских, а для обычных граждан. Если они узнают, чем мы занимаемся, то Бюро тут же закроют". Действительно, у Новой Зеландии всегда была неплохая разведка - но и она едва ли знала, кто у этой страны является противником. Тем более в Южной Океании.

ИСХОДНЫЕ ЦЕЛИ

Годовой бюджет ББПС по данным на конец 1990-х гг. составлял около 20 млн. долл. Это почти вдвое больше, чем объем финансирования новозеландской контрразведки - Службы безопасности, официально занимающейся разведкой внутри страны. К сообществу спецслужб Новой Зеландии эксперты относят также Управление военной разведки штаба оборонного ведомства и Специальную авиационную службу. Основным потребителем информации ББПС в этом сообществе является Бюро внешних оценок Министерства иностранных дел и внешней торговли, которое традиционно выполняет функции органа внешней разведки.

Небольшое по численности персонала, Бюро безопасности правительственной связи на первый взгляд можно отнести к органам, которые лишь собирают, а не анализируют развединформацию. Однако фактически ББПС располагает значительным потенциалом для выработки "разведывательной продукции", имеющей оперативную ценность. В его подразделениях данные, полученные с помощью электронного перехвата, облекаются в форму специальных документов, удовлетворяющих требованиям заказчика. Прежде всего это информационно-аналитические справки и отчеты, необходимые при планировании и подготовке разведопераций. Эффективность ББПС основана на использовании новейших технологий, мощной компьютерной базе и поддержке союзников по альянсу УКУСА.

Одним из неожиданных открытий для исследователей загадок ББПС явилось обнаружение факта, что "альянс пяти" ведет электронное наблюдение за японскими дипломатическими коммуникациями. В этой стране США еще недавно имели более дюжины станций радиоразведки. Обе страны сотрудничают по линии взаимодействия спецслужб, благодаря двустороннему договору в Токио обосновалась дальневосточная штаб-квартира АНБ. И вдруг выяснилось, что с помощью ББПС велась обработка шифрограмм дипломатического ведомства Японии. При этом фиксировались и сведения, на каком именно канале тайной посольской связи Страны восходящего солнца информация была перехвачена.

Работа на японском направлении в ББПС начиналась в 1981 г., когда там появилась секция К 3. Координатором этой глобальной сети по обработке и анализу данных перехвата стало АНБ. Часть японских шифров имеет высокую степень защиты и практически не поддается вскрытию. Но простые шифры, где одноразовые переговорные таблицы не используются, делали посольские телеграммы легкой добычей. При этом на долю ББПС выпадала расшифровка рутинной дипсвязи между Токио и его миссиями во всем регионе Тихого океана, главным образом телексных сообщений. Наиболее "чувствительную" информацию японцы посылали космической связью, которую в Новой Зеландии стало возможным получать с 1989 г. после возведения станции Уайхопаи.

С 90-х годов эта станция, войдя в систему "Эшелон", увеличила "долю" ББПС в анализе японских дипломатических шифротелеграмм, перехваченных через спутники-шпионы. Одной из точек перехвата, возможно, стала расположенная в Японии станция АНБ Мисава. Те данные, которые поступают в штаб-квартиру ББПС, сортируются лингвистами и аналитиками по темам, переводятся на английский и оформляются в виде докладных записок по стандартам УКУСА. Впервые информация о перехваченной японской дипкорреспонденции и других шпионских акциях новозеландской ББПС просочилась в прессу лет пять назад, когда велось расследование деятельности Отдела разведывательных операций этой спецслужбы.

Именно отдел разведопераций (О) обрабатывает получаемую через станции "Эшелона" исходную информацию для рассылки докладов заморским союзникам Веллингтона. К примеру, компьютерная система на Уайхопаи "зацепила" факс, отправленный обычной связью премьером небольшого островного государства Кирибати своему политическому союзнику на каком-нибудь атолле в Океании. Если это представляет интерес, текст сообщения переводят, включают в аналитическую сводку и рассылают членам "пятерки". Этим занимается секция отдела О.

Отдел состоит из трех отделений - сбора информации (C), связей с заказчиками и потребителями (L), среди которых числится и правительство страны, а также важнейшего в структуре ББПС отделения подготовки конечной разведывательной продукции (K). Численность персонала отдела О вместе с сотрудниками двух станций радиоперехвата недавно достигала 120 человек - около 60 процентов от всего личного состава Бюро. Несколько лет назад отделом руководил Уоррен Такер, пришедший в ББПС в 1982 г. А упомянутый Глен Синглтон, завершивший службу в АНБ, возглавил отделение К. До этого он в начале 90-х уже стал гражданином Новой Зеландии.

В отделе разведопераций секции КЕ и КР заняты анализом и переводом информации. Небольшая секция КН состоит из криптоаналитиков, работа которых - взламывание кодов электронной защиты "объектов проникновения" ББПС (иначе говоря, проникновение в секреты шифросвязи других стран). По просьбе союзников из АНБ и ШКПС в отделении К были образованы "региональные" секции К 2 (русская), К 3 (японская), К 4 (французская), позднее их включили в структуры секций КЕ и КР. Русская секция возникла в 1980 г., через год появилась японская, затем в 1983 г. - французская (ее главным объектом интереса стали ядерные испытания на полигоне Франции в Южной Океании). Можно отметить, что основателями русской секции являлись британский офицер разведки войск связи Клайв Комри и лингвист Барри О"Шиа. За отсутствием других целей, К 2 была ориентирована на слежку за рыболовными судами СССР в южном полушарии, а позже давала сведения для компьютерной базы данных США, которая фиксирует маршруты всех военно-морских и гражданских судов России.

ПЕРЕВОД СО "СЛОВАРЕМ"

Главным и весьма специфичным предназначением станции Уайхопаи являлся перехват сообщений, непрерывно передаваемых через международные спутниковые коммуникации системы Интелсат. В частности, во второй половине 1990-х гг. объектом слежения ББПС стал космический аппарат Интелсат-701, выведенный в 1994 г. на геостационарную орбиту над точкой пересечения экватора и 174-го меридиана. Это место расположено к северу от Новой Зеландии у островов Кирибати в Тихом океане. Всего система Интелсат (Международная организация спутниковых телекоммуникаций) имеет около двух десятков спутников, цепочкой зависших над экватором, через которые осуществляется преобладающая часть международных телефонных переговоров и сообщений по факсовой и телексной связи, а также электронной почты. Одновременно аппараты серии 701 и 703 способны обслуживать около 100 тысяч абонентов. Новое поколение спутников обладало более направленным и точным излучением антенных устройств в сторону южного полушария, что и вызвало необходимость в новых станциях: расположенные к северу от экватора станции глобального шпионажа альянса УКУСА оказались неспособными перехватывать линии под созвездием Южного Креста.

До недавнего времени само название системы "Эшелон" (от криптонима ECHELON) было строго засекречено. Когда это слово впервые появилось на страницах прессы, разведки "альянса пяти", да и многие другие тайные ведомства пришли в ужас. Не меньший шок испытала общественность, когда стало известно, что компьютеры на любой из точек сети "Эшелона" способны автоматически обрабатывать миллионы перехваченных сообщений в поисках необходимых элементов информации. Для "отлова" интересующих разведку сведений используются в памяти компьютеров ключевые слова, адреса, телефонные или факсовые номера. При этом перехват идет по всему диапазону частот и каналов связи.

Различные типы компьютерных систем "Эшелона", если говорить упрощенно, имеют свои особые шпионские "Словари" как инструмент поиска. В альянсе существует четкое разделение "сфер влияния" - каждая из разведок "пятерки" имеет свой особый список ключевых слов. Поэтому на любой станции "Эшелона" информация, перехваченная в эфире, сортируется строго по адресам "заказчиков". Как отмечает Ники Хэгер, такой вариант обмена разведданными указывает, что станции в Новой Зеландии работают главным образом как мощные автоматические накопители. Используя эти продукты, заморские союзники ограничили долю страны, условно говоря, в их потреблении. Новозеландцы даже не знают, что именно перехвачено в интересах союзников станциями Новой Зеландии.

Помимо наблюдения за линиями спутниковой связи, через "Эшелон" ведется разведка других систем коммуникаций. Сюда не относятся, как принято считать, ряд функций разведки войск связи. Например, выяснение технических характеристик радарных установок и систем вооружений других стран - иначе говоря, того, чем обычно занимается радиоэлектронная разведка, являющаяся частью вооруженных сил. Объектами "Эшелона" являются также региональные системы космической связи в России и других странах.

Интегрированные в структуру глобальной разведки, спутники США снимают информацию с наземных кабельных линий СВЧ и местных радиостанций, включая военную связь. Вся эта "продукция" обычно пропускается через "словарную систему" компьютеров. Еще одним элементом глобальной электронной паутины являются спутники, собирающие для нужд "Эшелона" данные с наземных линий связи и зондирующие уязвимые места магистральных кабельных коммуникаций, имеющих защитную оболочку.

Аналитические секции отделения К, расположенные на 14-м этаже штаб-квартиры ББПС, часто готовят переводы с русского языка. Джефф Холмс - один из типичных аналитиков и лингвистов русской секции новозеландской разведки. Окончил университет Отаго в 1983 г. Через три года обратился в министерство обороны, где требовались специалисты со знанием иностранных языков. Там его заметили люди из ББПС и предложили работу по русскому направлению. В результате он попал в секцию К2. Но лишь после того, как ему через полгода оформила допуск местная контрразведка. После этого он дал письменное обязательство до конца жизни не разглашать информацию о ББПС. Текст, который его обязали подписать, имел ссылки на уголовное законодательство Новой Зеландии, однако являлся точной копией документа, который был ранее принят во всех пяти разведках альянса УКУСА. Пять лет назад он первым из аналитиков ББПС был направлен в Форт-Мид под Вашингтоном, где находится АНБ.

Теснее всего ББПС с АНБ связывает поисковый "Словарь" таинственной системы "Эшелон". Его программа может считывать каждое слово и число во всех поступающих в компьютеры текстах сообщений. Тысячи посланий обрабатываются в режиме "реального времени" по мере их приема станциями перехвата. Хотя ББПС не анализирует, как правило, телефонные коммуникации, это не означает, что в Бюро не накапливают данное "сырье" в интересах других ведомств. Вся подобная информация передается со станций в Информационный центр веллингтонской штаб-квартиры через сеть Телеком в нераскодированном виде. Из Информцентра (ИЦ) данные поступают по оптическим волоконным кабелям в компьютерную базу данных ББПС, которая соединена с терминалами отделения К отдела О, где отбираются сведения, необходимые для разведопераций.

Между всеми службами "Эшелона" (разведками стран УКУСА) налажена четкая система отбора данных. Одновременно для каждой станции выдается задание на поиск той или иной конкретной информации. При этом оговаривается конкретный потребитель, имеющий право допуска к результатам аналитической работы по конкретному объекту. Но у операторов, имеющих дело с компьютерным "Словарем", нет полного списка ключевых слов. Каждый поисковый лист относится к заранее установленной категории допуска. Свой "словарный запас" ключевых разведывательных слов - до 50 по отдельным темам - имеет и ББПС.

КЛЮЧИ

Ключевые слова (ключи) могут быть самые разные: имена людей, названия кораблей, организаций, стран, а также характерные термины. Ключами служат номера абонентов телефонов и факсов, электронные адреса в Интернете, принадлежащие частным лицам, бизнесменам, организациям или правительственным службам. В компьютерном "Словаре" ключи обычно включены в элементы текстов - это облегчает поиск нужной информации. Определенный набор ключей дает возможность не только отбирать ценные сведения, но и отсеивать ненужные. Вся эта система контролируется АНБ, где принимают решения в том числе и о распределении сфер или зон ответственности между членами сообщества "Эшелон".

Даже если информация, прошедшая через новозеландские терминалы, после отбора уходит к другим потребителям, компьютеры ББПС фиксируют время и место перехвата, каждый такой "адрес отправителя" фиксируется на станции приема. В случае необходимости эти исходные данные могут быть проверены потребителем. Для остальных "участников процесса", не имеющих ключей, такие данные обезличены. Стороны получают к ним доступ лишь по запросам, если они мотивированы интересами национальной безопасности.

Едва ли не единственным случаем расследования действий "Эшелона" стала публикация в июле 1988 г. в американской газете "Плэйн дилер", издающейся в Кливленде, статьи о прослушивании телефонных разговоров сенатора от Республиканской партии Строма Тэрмонда. Возможным местом электронного перехвата была станция Менвит-хилл - британский элемент глобальной сети. Дополнительные сведения об "Эшелоне" рассказала комиссии конгресса США Маргарет Ньюсэм, некогда работавшая на станции Ментвит-хилл, где имелось не менее десятка компьютеров, обслуживающих систему. В июне 1992 г. группа действующих сотрудников ШКПС поделились информацией с корреспондентом газеты "Обсервер", поведав о шпионской работе британской разведки против таких уважаемых организаций, как "Международная амнистия" и "Христианская помощь". Всплыли и некоторые подробности того, как действует система поиска с использованием ключей. Но тогда общественность еще не знала, что "Словарь" является достоянием всего альянса пяти электронных разведок. Таким образом, можно было предполагать, что в шпионских операциях "Эшелона" задействована и Новая Зеландия. Однако точные данные об этом, по мнению Ники Хэгера, имеют лишь несколько человек в руководстве ББПС.

Каждый "Словарь" на станциях альянса получил кодовое обозначение в зависимости от своей "узкой" специализации. Список ключей на объекте Тангимоана был закодирован как FLINTLOCK. Возможно, сегодня роль ББПС в "Эшелоне" уже не такая, какой она являлась в 90-х годах. Правительство Новой Зеландии во главе с Хелен Кларк, лишь полгода находящееся у власти, подтвердило свою приверженность курсу на неучастие в военных блоках. Однако, судя по всему, кабинет лейбористов не владеет ключами от замка FLINTLOCK. Пока действует глобальная система "Эшелон", возможно, разговоры о ней по телефону "изучают" суперкомпьютеры новозеландской разведки.

На практике, когда дело касается вопросов национальной безопасности Новой Зеландии как "младшей сестры" в альянсе союзных стран, решения принимают не только в Веллингтоне. По мнению экспертов, любое из действующих правительств страны вынуждено считаться с целым рядом союзнических обязательств. Около 130 постоянных комитетов и рабочих групп держат такие вопросы под контролем. Альянс электронных разведок - наиболее сильное звено этой "секретной власти".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


АОН – гаджет контршпионажа

АОН – гаджет контршпионажа

Игорь Атаманенко

Как краснодарский Кулибин опередил технический прогресс

0
3360
В Иране казнен ученый-ядерщик Шахрам Амири, осужденный за шпионаж

В Иране казнен ученый-ядерщик Шахрам Амири, осужденный за шпионаж

0
666
Полиция госбезопасности предупредила шведские власти об иностранном шпионаже

Полиция госбезопасности предупредила шведские власти об иностранном шпионаже

0
928
Chanel № 5 для Вальтера Шелленберга

Chanel № 5 для Вальтера Шелленберга

Игорь Атаманенко

Вторая жизнь Коко Шанель – кутюрье и тайного агента германских спецслужб

0
2813

Другие новости

24smi.org