0
2934
Газета Спецслужбы Интернет-версия

10.11.2000

Война в четвертой сфере

Тэги: информация, ЦРУ, киберпространство


Мир продолжает стремительно изменяться и ставит множество новых вопросов перед человечеством.

Революционные изменения видны во многих отраслях мировой экономики, в первую очередь это область информатизации общества. Волна "цифровой революции" создала абсолютно новый экономический сектор, которого раньше просто не было. Это провоцирует рост интенсивности конфликтов с целью захвата и удержания превосходства в данном секторе новой мировой экономики. Капиталом, который играет главенствующую роль в "цифровой революции", является интеллектуальный капитал прежде всего в области информационных технологий.

И, наконец, основной продукт этого сектора - информация - обладает уникальными свойствами, не присущими другим секторам экономики. Информация в отличие от всех других ресурсов пригодна для многократного использования и для многочисленных пользователей, при этом чем больше она используется, тем более ценной становится. То же самое можно сказать о сетях, связывающих различные источники информации.

ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗГЛЯДОВ

Вместе с переходом от постиндустриального к информационному обществу новое прочтение приобретает и извечная борьба щита и меча, брони и снаряда. Поле боя в конфликтах XXI века - это виртуальное киберпространство, в котором разворачиваются действия информационных войн. Без сомнения, процессы глобализации накладывают определенный отпечаток и на модернизацию основных концепций военной стратегии XXI века. Это убедительно подтверждает построение новой национальной военной стратегии США.

Ряд официальных документов, таких, как доклад министерства обороны США "Report of the quadrennial Defense Review", концептуальный документ Комитета начальников штабов "Joint Vision 2010", доклад комиссии по национальной обороне "Transforming Defense National Security in the 21st Century, Report of the National Defense Panel", констатирует соответственно:

"┘мы признали, что мир продолжает быстро меняться. Мы не в состоянии полностью понять или предсказать проблемы, которые могут возникнуть в мире за временными границами, определяемыми традиционным планированием. Наша стратегия принимает такие неопределенности и готовит вооруженные силы таким образом, чтобы справиться с ними".

"Ускорение темпа изменений делает будущие условия более непредсказуемыми и менее стабильными, выдвигая широкий диапазон требований к нашим силам".

"Проблемы ХХI века будут количественно и качественно отличны от тех, которые были характерны для периода холодной войны, в связи с чем потребуются коренные изменения институтов национальной безопасности, военной стратегии и подходов к вопросам обороны к 2020 году".

Несмотря на неопределенность встающих угроз и проблем XXI века, США намерены и в будущем сохранить роль мирового лидера. Для этого они ориентируются на опережающее формирование адекватной их интересам стратегической среды, а в случае неуспеха - на готовность к силовой нейтрализации неблагоприятных для США процессов.

В этой связи примечателен следующий факт. В августе 1997 г. ЦРУ провело брифинг о развитии Каспийского региона как одного из наиболее богатых нефтяными и газовыми ресурсами. Для наблюдения за развитием политических событий в регионе и оценки его потенциала ЦРУ создало специальное подразделение. После доклада представителя ЦРУ присутствовавшая на брифинге госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что "одной из самых важных задач┘ будет работа над формированием будущего этого региона". В этих словах - суть информационного противоборства: создание всеми средствами необходимой, отвечающей глобальной стратегии США, политической атмосферы в тех регионах, которые, как они полагают, входят в сферу их национальных интересов. Характерно, что силовое решение вопроса при этом считается провалом и должно использоваться только в крайнем случае.

Такая концепция может быть реализована, например, как стратегия "управляемого хаоса", построенного, как в случае с Югославией, на межэтнических или религиозных конфликтах. Искры такой политики прослеживаются и на Кавказе, и в Крыму, и в Белоруссии. Все они направлены на достижение одной цели - дальнейшего ослабления России как соперницы США и препятствование ее возрождению.

ВЫХОД В КИБЕРПРОСТРАНСТВО

Понятие "информационное противоборство" появилось в середине 80-х годов в связи с новыми задачами вооруженных сил США после окончания "холодной войны". Оно стало активно упоминаться в прессе после проведения операции "Буря в пустыне" в 1991 г., где новые информационные технологии впервые были использованы как средство ведения боевых действий. Официально же этот термин впервые введен в директиве министра обороны США от 21 декабря 1992 г. и в директиве Комитета начальников штабов вооруженных сил США Т9.3600.1. (декабрь 1992 г.).

В кругах специалистов этот термин трактуется как открытое и/или скрытое целенаправленное информационное воздействие систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере.

Было бы неправильно ограничивать его рамками обычной радиоэлектронной борьбы. В основе такого противоборства лежат прежде всего психологические и мировоззренческие факторы, а также компьютерные технологии. Столь же неверно сводить его к классической спецпропаганде - в это понятие заложен куда более широкий смысл. Так, в конце 1996 г. на одном из симпозиумов Роберт Банкер представил доклад, посвященный новой военной доктрине вооруженных сил США XXI столетия (концепции "Force XXI"). Ключевым моментом в ней является разделение всего театра военных действий на две составляющих - традиционное пространство и киберпространство, причем последнее имеет более важное значение. Банкер предложил доктрину "киберманевра", которая должна явиться естественным дополнением существующие военных концепций, преследующих цель нейтрализации или подавления вооруженных сил противника.

Таким образом, в число сфер ведения боевых действий, помимо земли, моря, воздуха и космоса теперь включается и инфосфера. Как подчеркивают военные эксперты, основными объектами поражения в новых войнах будут информационная инфраструктура и психология противника (появился даже термин "human network").

Таким образом, под информационным противоборством (Information Warfare, IW) понимается комплексное воздействие на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство. В принципе это воздействие должно еще в мирное время приводить к принятию благоприятных для стороны - инициатора информационного давления решений, а в ходе конфликта полностью парализовать функционирование инфраструктуры управления противника.

Информационное противоборство состоит из действий, предпринимаемых для получения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии. А достигается оно путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой собственной информации и информационных систем и инфраструктуры.

Способность не только реагировать, но и предвидеть проблемы до того, как они достигнут кризисной точки, - та способность, которую стремятся приобрести США в ближайшем будущем. При этом они отдают приоритет системам и средствам, позволяющим резко снизить в начальной стадии конфликта (или до его начала) функциональные возможности противодействия государства-противника за счет проведения наступательных информационных операций.

ОБЛАВА НА УПРАВЛЕНИЕ

Информационное превосходство раскрывается как способность собирать, обрабатывать и распределять непрерывный поток информации о ситуации, препятствуя противнику делать то же самое. Оно может быть также определено и как способность назначить и поддерживать такой темп проведения операции, который превосходит любой возможный темп противника, позволяя доминировать во все время ее проведения, оставаясь непредсказуемым, и действовать, опережая противника в его ответных акциях.

Такого рода преимущество позволяет иметь реальное представление о боевой обстановке и дает интерактивную и высокоточную картину действий противника и своих войск в реальном масштабе времени. Информационное превосходство является инструментом, обеспечивающим командованию возможность применять в решающих операциях широко рассредоточенные построения разнородных сил, повышать защиту войск и вводить в сражение группировки, состав которых в максимальной степени соответствует задачам, а также осуществлять гибкое и целенаправленное материально-техническое обеспечение.

Информационное противоборство предполагает проведение мероприятий, направленных против систем управления и принятия решений (Command & Control Warfare, C2), а также против компьютерных и информационных сетей и систем (Computer Network Attack, CNA). Деструктивное воздействие на системы управления и принятия решений достигается с помощью психологических операций (Psychological Operations, PSYOP), направленных против персонала и лиц, принимающих решения и оказывающих влияние на их моральную устойчивость, эмоции и мотивы принятия решений; практических шагов по оперативной и стратегической маскировке (OPSEC), дезинформации и физическому разрушению объектов инфраструктуры.

Концепция информационного противоборства предусматривает:

- подавление (в военное время) элементов инфраструктуры государственного и военного управления (поражение центров командования и управления);

- электромагнитное воздействие на элементы информационных и телекоммуникационных систем (радиоэлектронная борьба);

- получение разведывательных данных в результате перехвата и дешифрования информационных потоков, передаваемых по каналам связи, а также по побочным излучениям и за счет специального внедрения технических средств перехвата информации;

- осуществление несанкционированного доступа к информационным ресурсам (благодаря использованию программно-аппаратных средств прорыва систем защиты информационных и телекоммуникационных систем противника) с последующим их искажением, уничтожением или хищением, либо нарушение нормального функционирования этих систем;

- формирование и массовое распространение по информационным каналам противника или глобальным сетям дезинформации или тенденциозной информации для воздействия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, принимающих решения;

- получение интересующей информации путем перехвата и обработки открытой информации, передаваемой по незащищенным каналам связи, циркулирующей в информационных системах, а также публикуемой в открытом порядке и СМИ.

В качестве основных объектов воздействия при информационном противоборстве выступают:

- сети связи и информационно-вычислительные сети, используемые государственными организациями при выполнении своих управленческих функций;

- военная информационная инфраструктура, решающая задачи управления войсками;

- информационные и управляющие структуры банков, транспортных и промышленных предприятий;

- средства массовой информации (в первую очередь - электронные).

В принципе о любой системе, способной по входным данным отрабатывать тот или иной алгоритм, можно говорить как об информационной системе - объекте информационной войны.

Ряд специалистов отмечает, что применение информационного оружия это технология, включающая в себя:

- анализ способов и механизмов активизации у конкретной системы-противника заложенных в нее программ;

- поиск программы самоуничтожения;

- разработка конкретного информационного оружия;

- применение информационного оружия по заданному объекту.

Поскольку информационное противоборство связано с вопросами информации и коммуникаций, то это есть противоборство за знания - за то, кому быстрее и точнее станут известны ответы на вопросы: что, когда, где, почему и насколько надежным считает отдельно взятая страна и ее армия свои знания о себе и своих противниках. При этом средством ведения информационной войны или "информационным оружием" выступает само использование информации и связанных с ней технологий для воздействия на военные и гражданские системы противника.

ОПЕРАЦИИ

Информационная операция - это комплекс мероприятий по манипулированию информацией с целью достижения и удержания превосходства через воздействия на информационные процессы в системах противника. С тем уточнением, что информационные системы рассматриваются в широком плане, не только в техническом аспекте, они включают в свой состав и государство, общество в целом.

Упомянутые операции можно назвать нервом информационного противоборства. Их не зря считают самостоятельным видом оперативного обеспечения, который реализует на поле боя концепцию информационной войны. По целям и задачам они подразделяются на информационное обеспечение, специальные информационные операции и собственно информационное противоборство, а в зависимости от характера применения могут быть оборонительными и наступательными.

Отличительными чертами наступательных операций являются использование таких методов, как стратегическая маскировка; дезинформация; психологические операции; радиоэлектронное противоборство; физическое разрушение и уничтожение объектов информационной инфраструктуры; атаки на компьютерные сети противника.

Доминирующая цель оборонительных операций - обеспечение безопасности собственных информационных ресурсов. Этому служат оперативная и стратегическая маскировка и физическая защита объектов информационной инфраструктуры. Важное значение придается и контрпропаганде, контрдезинформации, контрразведке, радиоэлектронной борьбе.

Все это призвано способствовать успешному выполнению целевых задач информационными и управляющими системами в условиях ведения информационного противоборства, а также обеспечивать сохранность информационных ресурсов и предотвращать утечки, искажения, утраты или хищения информации в результате несанкционированного доступа к ней со стороны противника.

Ряд экспертов подчеркивает, что эффективность сдерживания, проецирования силы и других стратегических концепций в большой степени зависит от способности США влиять на восприятие и решения правительств других стран. Во время кризисов информационные операции могут помочь сдержать противника от проведения акций, приносящих ущерб США и их союзникам.

Следовательно, заключают специалисты, на национально-стратегических и военно-стратегических уровнях как информационные операции в мирное время, так и информационные боевые действия в кризисные или конфликтные периоды требуют высокой степени координации между правительственными структурами, включая министерство обороны.

ТОЧНОСТЬ ПРОГНОЗОВ

Новая проблема заключается в интеграции информационных воздействий в общую стратегию национальной безопасности. Экспертами США отмечается необходимость разработки единой концепции информационной войны, включающей как военный, так и финансовый, торговый, психологический, юридический и другие аспекты.

При этом главная стратегическая цель наступательных информационных действий смещается с активного воздействия на автоматические системы и средства вооружений, на личность, то есть на человека, принимающего решения. По мнению экспертов, такие действия могут быть наиболее эффективными в мирное время и на начальных этапах зарождения конфликта, что хорошо согласуется с основными целями национальной политики безопасности США.

На основе прогноза стратегических условий до 2020 г. американские военные эксперты выявили и зафиксировали в официальных документах ряд основных тенденций мирового развития, ставящих перед США потенциальные проблемы. При этом уточняется, что заключения, базирующиеся на прогнозе тенденций развития, могут быть относительно точными только для ближайшего времени (от одного года до трех лет), но точность их теряется по мере удаления в будущее. Вполне понятно, что некоторые тенденции (например, демографические) могут быть отслежены с высокой степенью точности. Другие же (типа геополитических) менее предсказуемы. Они подвержены значительно более быстрым изменениям под влиянием различных событий.

Военные аналитики США делают общий вывод: государства хотя и остаются доминантными единицами международной системы, но в растущей степени будут подвергаться влиянию увеличивающейся мощи многонациональных корпораций и международных организаций. Развитие технологий, продолжающаяся геополитическая трансформация, демографическое "давление", а также усиление обозначившихся экономических и социальных тенденций могут радикально изменить реалии сегодняшнего времени. Диапазон возможных сценариев широк и их сложно (или невозможно) предсказать. Центральной проблемой для оборонной структуры является, следовательно, развитие в том направлении, которое позволит ей эффективно реагировать на любой вариант событий. Это предопределяет необходимость постоянной адаптации сил к просматривающимся тенденциям.

АТАКА НА КОМПЬЮТЕРНЫЕ СЕТИ

Возможности средств информационного противоборства все время увеличиваются. Однако в данной статье рассматривается только узкая часть вероятных воздействий, которая носит название "атаки на компьютерные сети" (Computer Network Attack).

В рамках этого ограничения будем понимать, что информационное оружие представляет совокупность специально организованной информации, информационных технологий, позволяющая целенаправленно изменять (уничтожать, искажать), копировать, блокировать информацию, преодолевать системы защиты, ограничивать допуск законных пользователей, осуществлять дезинформацию, нарушать функционирование носителей информации, дезорганизовывать работу технических средств, компьютерных систем и информационно-вычислительных сетей.

По данным американских экспертов, в настоящее время более чем в 25 странах мира ведутся разработки по созданию средств ведения кибернетических компьютерных войн.

Средства, используемые в качестве информационного оружия, называются средствами информационного воздействия (СИВ) или средствами специального программно-математического воздействия (ССПМВ). По цели использования информационное оружие делят на обеспечивающее и атакующее.

Обеспечивающим называется информационное оружие, применяемое против средств защиты информации атакуемой системы. В состав его входят средства компьютерной разведки и средства преодоления системы защиты.

Особая роль отводится использованию атакующего информационного оружия, предназначение которого - оказывать воздействия на хранимую, обрабатываемую и передаваемую в системе информацию. Оно включает в себя четыре основных вида средств информационных воздействий:

- средства нарушения конфиденциальности информации;

- средства нарушения целостности информации;

- средства нарушения доступности информации;

- средства психологических воздействий на абонентов информационной системы.

В совокупности применение этих средств направлено на срыв выполнения информационной системой целевых задач. По способу реализации информационное оружие можно разделить на три больших класса: математическое (алгоритмическое), программное и аппаратное.

Информационное оружие, относящееся к разным классам, может применяться совместно, некоторые его виды могут нести в себе черты нескольких классов.

МАНЯЩЕЕ ГОСПОДСТВО

Вопрос вопросов для американских стратегов - как обеспечить "всеохватывающее господство" в XXI веке? Попытка ответить на него предпринята в документе Комитета начальников штабов (Joint Vision 2010).

В соответствии с этим документом основной составляющей кардинального повышения боевых возможностей вооруженных сил является достижение информационного и технологического превосходства, которое преобразит современные понятия о маневре, ударах, защите и тыловом обеспечении и приведет к появлению новых оперативных концепций господствующего маневра, высокоточного сражения, целенаправленного тылового обеспечения и всеобъемлющей защиты. Реализация этих концепций, по мнению экспертов, даст возможность проводить решительные операции в любых условиях обстановки, то есть достичь качества, которое в документе "Единая перспектива - 2010" определяется как "всеохватывающее господство".

Оно выступает, если говорить о США в целом, в качестве национальной цели информационного доминирования по отношению к любой враждебной национальной или транснациональной общности. Что касается министерства обороны США, то оно нацеливается на создание мощной информационной системы для театра военных действий (ТВД), которая позволит, по мнению Пентагона, обеспечивать военных информацией такого уровня и качества, которые не были доступны ранее.

Планируемые на уровень 2010 г. характеристики информационной системы для театра военных действий дадут потребителям возможность получить намного более качественную его визуализацию (как по времени, так и в пространстве) и обеспечить концентрацию усилий рассредоточенных подразделений на решаемых задачах. Интегрированная из коммуникационных сетей и сетей датчиков, программного обеспечения и организационных структур, информационная система предоставит:

- надежную и качественную связь для подразделений;

- оперативную информацию о ходе операции;

- точные и своевременные разведывательные данные о местоположении и действиях противника;

- каталог баз данных, относящихся к зоне операции и способностям противника, а также доступ к этим базам;

- точное положение дружественных сил и их боевой статус (в реальном времени);

- способность проведения операций на всем ТВД, выполняемых непрерывно с рассредоточенных мест проецирования силы;

- обработку в реальном времени информации, дающей общую картину ситуации, складывающейся на ТВД;

- встроенные способности самозащиты (с многоуровневой защитой доступа), позволяющие распределять информацию среди организаций, союзников, неправительственных организаций.

ТЕХНОЛОГИИ

Информационные системы театра военных действий - это совокупность подсистем для сбора, обработки, анализа, архивирования и распределения информации, которые, собственно, и призваны обеспечить достижение информационного превосходства над противником. При сосредоточении на имеющемся или потенциальном противнике информационные системы, собирающие данные, охватывают открытые источники, традиционную разведку, системы наблюдения и обнаружения. Собранные данные становятся информацией после их обработки и приведения к виду, удобному для пользования. Для удовлетворения специфических запросов потребителя такая информация может трансформироваться в разведывательную - в случае применения к ней целенаправленного анализа, интерпретации, сличения с относящейся к запросам другой информацией и общим информационным фоном.

В эпоху становления информационного общества во многом изменился и характер стратегической разведки. Теперь, в качестве основной обязанности, возложенной на разведывательные службы, кроме опережающего оповещения высшего руководства страны о возможной агрессии, возложена и задача в достижении информационного превосходства над противником. В качестве развития средств ведения компьютерной разведки в последнее время упоминается виртуальная архитектура объединенной разведывательной информации (Joint Intelligence Virtual Architecture, JIVA). Она дает возможность перераспределить технические и программные ресурсы и формировать "виртуальную разведывательную рабочую среду", - особое подпространство в пространстве информационном. В нем осуществляется скоординированный просмотр, согласование, утверждение и распределение конечной разведывательной продукции.

Одной из главных предпосылок реализации своего информационного преимущества США считают технологическое опережение в области информатизации. В то же время военные аналитики США констатируют, что современные информационные технологии доступны любому, кто обладает финансовыми возможностями. Постоянно увеличивающиеся распространение и доступность информации создают для потенциального противника (при растущей зависимости США от информации и информационных систем) предпосылки достижения временного или локализованного паритета в боевом пространстве или асимметричного преимущества. Быстрое внедрение перспективных технологий делает вероятностным неожиданное появление асимметричных угрожающих способностей у широкого круга потенциальных противников. Ожидается, что уровень интенсивности информационных операций, проводимых противником и в мирное время, повысится с эскалацией кризисной ситуации.

Планируется, что к 2010 г. вооруженные силы получат в распоряжение интегрированную архитектуру принятия решений, базирующуюся на искусственном интеллекте, нанотехнологиях, эффективном синтезе информации, многофункциональных процессорах со способностью поддерживать принятие решений в реальном времени, технологиях сжатия данных для повышения скорости обработки. При этом использование командованием информационных систем с подключением установок искусственного интеллекта, как операционных умножителей эффективности боевых действий, окажет влияние на доктрину, организацию и обучение вооруженных сил. В частности, моделирующие установки позволят в интегрированном и интерактивном режиме прогнозировать варианты действий, менять их тактику, принимать решения и действовать.

Приобретая эффективные наступательные (как правило, превентивные) и оборонительные информационные способности, США, естественно, стремятся не только защищать свои системы от "кибернетических атак", но и быстро находить их источник и давать адекватный "ответ" на любом уровне действий, вплоть до его физического уничтожения.

Технологические достижения, дающие многие преимущества, таят в себе также и возможную уязвимость - при отсутствии систематических проработок их применения.

Так, растущие возможности систем обработки информации могут вызвать перенасыщенность данными. Чтобы избежать этой опасности, предлагаются технологии искусственного интеллекта, встроенные в системы поддержки принятия решений и помогающие преодолеть информационную перегрузку. Тем не менее американские специалисты отмечают, что способность индивидуального решения является уникальной человеческой чертой, которую не могут заменить даже наиболее совершенные системы поддержки. Ключ к решению - систематически разрабатывать, используя новые подходы в обучении, способность человека принимать правильные решения в быстро меняющейся компьютеризированной обстановке, отражающей распределенные театры военных действий.

Раздаются предостережения, что чрезмерная надежда на информационные системы может препятствовать принятию решений или сдерживать их, а также увеличивать "время на размышление". Следует также учитывать, что усложненные информационные системы имеют больший риск выхода из строя. Поэтому подготовка и волевые качества персонала - независимо от технологических улучшений, по-прежнему требуют неослабевающих усилий и продолжают оставаться основой будущих военных операций.

Таким образом, переход информации в разряд важнейших ресурсов человечества и возникновение проблемы обладания этим ресурсом, ведет к пересмотру основных стратегических концепций ведения боевых действий в XXI веке. Становится совершенно ясно, что информационное превосходство будет главной составляющей военной стратегии следующего столетия подобно тому, как в начале XX века такими составляющими явились господство в воздухе и массированное применение бронетанковой техники.

Основу достижения победы в военных действиях в XXI веке будут определять уже не технические средства вооружений, а информация. Это еще раз подтверждает те принципиальные различия, которые предстоит пройти человечеству при переходе от постиндустриального общества к обществу информационному.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ватиканский авантюрист, обманувший три разведки

Ватиканский авантюрист, обманувший три разведки

Алексей Казаков

Почему Вирджилио Скаттолини в ЦРУ называли «бумажной фабрикой»

0
276
Лишние вопросы мирозданию

Лишние вопросы мирозданию

Юрий Магаршак

Главным становится отбор и фильтрация информации вместо ее восприятия

0
2051
О доверии к медиа в эпоху постпропаганды

О доверии к медиа в эпоху постпропаганды

Главным становится не источник информации, а сама информация

0
2982
ЦРУ использовало голубей в разведмиссиях на территории СССР

ЦРУ использовало голубей в разведмиссиях на территории СССР

Фемида Селимова

Объектом слежки пернатых шпионов была судоверфь в Ленинграде

0
1420

Другие новости

Загрузка...
24smi.org