0
2663
Газета Спецслужбы Интернет-версия

27.07.2001

Мазурка… под бой Кремлевских Курантов

Тэги: Ярузельский, рылев, польша, гру, разведка, история

В середине 1981 года из некоторых источников нам стало известно о некоем секретном плане председателя Совета министров и министра национальной обороны ПНР Войцеха Ярузельского по выводу страны из кризиса. Смысл этого плана сводился к тому, что генерал Войцех Ярузельский, который сконцентрировал к тому времени всю государственную власть в своих руках, не собирался в дальнейшем играть роль марионетки Москвы или зависимого исполнителя воли Запада. Скорее наоборот: Варшава должна была диктовать свои условия и Москве, и Вашингтону, отношения между которыми во многом уже определялись развитием ситуации в Польше. Достичь этого было чрезвычайно сложно, но Войцех Ярузельский все же решился на сложную политическую игру.
Из досье "НВО" Юрий Сергеевич Рылев родился в 1935 г. Отец погиб в 1943 г. на Курской дуге. В 1956 г. закончил Одесское военное училище. В 1967 г. - с золотой медалью Военную академию бронетанковых войск. В 1971 г. - Военно-дипломатическую академию. В 70-80-е гг. занимал должности помощника военного атташе во Франции и военного атташе в Польской Народной Республике. Продолжительное время работал в аппарате Главного разведывательного управления. Службу в Вооруженных силах завершил в должности старшего преподавателя Военной академии Генерального штаба. Награжден правительственными наградами.

-Юрий Сергеевич, ваша служебная деятельность в Польше на посту военного атташе проходила в условиях обострения внутриполитической ситуации в стране и постепенного накала отношений между советским и польским руководством. Апогеем ситуации явилось введение в ночь с 12 на 13 декабря 1981 года военного положения и интернирование более 10 тысяч активистов оппозиционного властям профобъединения "Солидарность". Убывая в Польшу, причем по линии такой могущественной структуры, как ГРУ ГШ, вы, наверное, предполагали, с какими проблемами придется столкнуться.

- Поверьте, даже и не предполагал, что возникнут такие проблемы. Да не только я, но и мои достаточно информированные руководители. Как говорится, ничто не предвещало беды. И ведение какой-либо разведывательной работы на том этапе не предусматривалось.

- Неужели советская разведка при той роли, которую она играла в те времена, не имела своих высокопоставленных информаторов в Польше и налаженных каналов оперативной работы?

- Заявляю с полной откровенностью, что существовала официальная договоренность между всеми специальными органами стран Варшавского договора о недопущении ведения агентурной разведки друг против друга. Однако, как вы понимаете, назревающая кризисная ситуация в Польше вынуждала прибегать к определенным методам "контроля". Но в основном мы получали необходимые сведения вполне официальным путем. Я должен сказать, что многие представители военно-политического руководства Польши были сами напуганы складывающейся в стране обстановкой. Поэтому вполне искренне делились со мной необходимой информацией, в том числе и достаточно конфиденциальной.

К началу 80-х годов, когда волна забастовок и массовых акций неповиновения властям парализовала Польшу, нам, конечно, пришлось пересмотреть некоторые формы и методы работы.

На первых порах, наверное по моей вине, не сложились отношения, в частности, с начальником Главного политического управления Войска Польского генералом брони Влодзимером Савчуком. Однако затем подтвердилось, что он реально оценивал всю сложность ситуации в стране и всю пагубность той беспринципной позиции, которую занимало польское руководство по ряду важнейших вопросов. Генерал Савчук до конца был верен союзническому долгу, за что потом и поплатился своей карьерой.

Тем не менее с некоторыми генералами, занимавшими весьма высокие должности, мы поддерживали доверительные отношения. В ходе встреч они делились важной информацией о происходящем в стране и армии, что сыграло свою положительную роль в реальной оценке советским руководством происходящих событий, в том числе и в обосновании решения о недопустимости ввода войск Варшавского договора в Польшу для "наведения порядка".

Особо хотелось бы остановиться на личности генерала Мечислава Мочара - кандидата в члены Политбюро, секретаря ЦК ПОРП, бывшего министра внутренних дел ПНР. Так вот с ним у меня связаны личные, не совсем приятные воспоминания. Сегодня, я думаю, уже можно об этом рассказать. В первой половине 1981 года мы получили конфиденциальную информацию о том, что под председательством генерала Мечислава Мочара состоялась очередная неофициальная встреча некоторых влиятельных польских военачальников, на которой якобы обсуждался вопрос об инициировании отставки генерала Войцеха Ярузельского с высших государственных постов и замене его на более сильного и решительного руководителя. По сути, речь шла о том, что в Польше назревает заговор, а может быть, и государственный переворот. Мой помощник подготовил шифрограмму в Центр, но подписывать ее я не решился. Хотел подстраховаться и перепроверить по более надежным каналам. Вскоре состоялась моя встреча с уважаемым в польских военных кругах генералом Норбертом Михтой, ведущим сотрудником Польской академии наук, в ходе которой он подтвердил, что определенные волнения по поводу "либерализма" Войцеха Ярузельского у некоторых влиятельных военачальников Войска Польского имеются. Им также была названа фамилия основного "зачинщика недовольств" - генерал Мечислав Мочар.

В тот же день шифрограмма на имя начальника ГРУ генерала армии Петра Ивашутина ушла в Москву. В ней я изложил суть дела, но сделал серьезную оговорку: информация будет уточняться, много неясностей и так далее, следовательно, прошу рассматривать мою шифрограмму исключительно как "доклад в порядке информации". И не более. Но, как это у нас часто бывает, хотел сделать как лучше, а получилось "как всегда". Сразу по ее получении в Центре приняли решение немедленно доложить лично┘ Брежневу. А о том, что я просил время для перепроверки и уточнения данного факта, как-то забыли.

Вы можете себе представить, что началось в Москве. По линии МИД, КГБ и других представительств в Польшу пошли шифрограммы, в которых ставился вопрос: "Почему ГРУ знает, а вы нет?" Короче, "проспали подготовку государственного переворота". Напуганные руководители этих структур, в свою очередь, докладывали в Москву, что подобной информацией не обладают, высокопоставленные источники в польском руководстве ее не подтверждают, а значит, ГРУ сознательно дезинформирует советское руководство и так далее и тому подобное.

Пришлось держать ответ перед собственным руководством. Состоялся также нелегкий разговор с Главнокомандующим ОВС Варшавского договора маршалом Виктором Куликовым, которому министр обороны Дмитрий Устинов приказал "срочно и детально разобраться┘" А Устинову свое неудовлетворение по поводу непрофессиональной работы военной разведки в Польше высказал сам Леонид Брежнев.

Спустя некоторое время я почувствовал определенное недоверие ко мне со стороны командования ГРУ, мои информации перестали докладывать советскому военно-политическому руководству, старались их перепроверять по другим каналам. Такое отношение оскорбляло меня, давило психологически, и я все чаще стал подумывать о написании рапорта с просьбой о досрочном откомандировании в Москву. Хотя, как вы знаете, моя информация оказалась достоверной. Но для того чтобы это официально было подтверждено, понадобилось более 10 лет.

- Как известно, группа генералов Войска Польского, в обход официального польского руководства, обращалась к министру обороны СССР Дмитрию Устинову с заявлением о готовности "навести порядок в стране силами армии", а в случае необходимости и на оказание союзниками "интернациональной помощи". Во главе этой группы стоял вице-министр национальной обороны генерал Эугениуш Мольчик. Фактически повторялся чехословацкий вариант 1968 года?

- Были и другие факты. Мы имели информацию о том, что во время одной неофициальной встречи с представителями командования Северной группы войск командир 20-й танковой дивизии Войска Польского полковник Владислав Сачонек заявил, что "если союзнические войска войдут в Польшу, то польская армия окажет вооруженное сопротивление". После этого, как мне стало известно, маршал Виктор Куликов потребовал от министра обороны Войска Польского Войцеха Ярузельского уволить ретивого полковника из рядов вооруженных сил.

Кстати, если говорить об "интернациональной помощи", то даже те польские руководители, которые призывали Москву к вооруженному вмешательству во внутренние дела своей страны, не допускали возможности участия в операции войск ГДР. Как считало польское руководство, если немецкие военнослужащие займут те территории, которые когда-то принадлежали Германии, то вряд ли их уже оставят.

Поэтому я заявляю с полной ответственностью - польские военные руководители, которые в наших беседах высказывались за ввод войск Варшавского договора в Польшу, категорически высказывались против участия в операции армии ГДР. Причем прямо и открыто заявляли, что "против немцев будем воевать". В свою очередь, немецкие коллеги, настроенные очень решительно, мне говорили: "┘будем наводить порядок в Польше до тех пор, пока польское знамя не станет красным..." Вот такие у нас были союзники. Честно говоря, не знаю, как они сейчас уживутся в НАТО?

- Сегодня в Польше не подвергается сомнению тот факт, что Москва готовила интервенцию войск Варшавского договора с целью силового подавления польской оппозиции. Не сложилось ли у вас впечатления, что польское руководство, заняв выжидательную позицию и не предпринимая силовых действий по подавлению массовых антиправительственных выступлений, сознательно провоцировало союзников по Варшавскому договору на военное вторжение?

- Этот вопрос, насколько я знаю, не выяснен до конца в самой Польше. Могу лишь высказать свое мнение, которое сложилось у меня на основании документальных фактов и личных впечатлений того времени.

Сначала о фактах. Действительно в начале ноября 1980 года, когда Польша была буквально парализована забастовками и всевозможными акциями протеста, польское руководство было официально проинформировано, что армии Варшавского договора в ближайшее время начнут в непосредственной близости с границами ПНР крупнейшие за всю послевоенную историю войсковые учения "Союз-80". Боевые части и подразделения в составе 18 дивизий, а это приблизительно 200 тысяч военнослужащих, были рассредоточены вдоль польских границ в готовности выполнить последующие приказы. Командованием Варшавского договора был спланирован и второй этап учений, связанный с возможным вводом войск на территорию Польши. Однако, и хочу подчеркнуть со всей ответственностью, это могло произойти только после официального обращения государственного руководства Польши об оказании военно-политической помощи.

За три дня до начала учений в Москву был вызван первый секретарь ЦК ПОРП Станислав Каня. В присутствии Эриха Хонеккера и Густава Гусака советский лидер Леонид Брежнев заявил Станиславу Кане, что "польскому руководству дается шанс навести порядок в стране малой кровью┘" Польский руководитель, в свою очередь, заверил собравшихся, что "польские руководители готовы к решительным действиям по защите социализма на польской земле┘"

10 декабря начались совместные учения "Союз-80". Практически Польша оказалась блокирована войсками союзников, тем самым были созданы "благоприятные условия" для обещанных Москве "решительных действий польских коммунистов".

На происходящее в Польше и прежде всего на активность войск Варшавского договора совершенно адекватно реагировал и Запад. На территории Дании, а также некоторых других западных государств регулярно проводились крупномасштабные маневры НАТО, в частности "Amerikan Express", "Autum Forge", в ходе которых отрабатывались конкретные задачи по быстрой переброске союзнических войск в район Балтии, а также применению тактического ядерного оружия. Таким образом, получалось, что внутриполитические проблемы Польши постепенно приобретали международный характер и провоцировали новый виток конфронтации Восток-Запад, что по понятным причинам было очень невыгодно Советскому Союзу.

Я прекрасно помню тот сложный период. Допускаю даже, что мир мог находиться на грани новой мировой войны и многое, если не все, зависело тогда от обещанных решительных действий польских руководителей. А они бездействовали, искали компромиссный вариант, прекрасно понимая, что идти против собственного народа, брать на себя всю полноту ответственности за непредсказуемые действия равносильно гибели.

21 декабря, в день намеченного ранее завершения учений, министр обороны СССР Устинов связался по телефону с маршалом Куликовым и приказал "продолжить учения до особого распоряжения, так как не решен целый ряд важнейших политических вопросов". За одну ночь штаб учений разработал дополнительные учебные задания для войск. Тогда нам стало ясно: давление Москвы на польское политическое руководство желаемого результата не возымело┘

Подобная ситуация сложилась и в марте 1981 года. С 16 по 25 марта на территории Польши проводились совместные учения "Союз-81". Особый характер учениям придавал тот факт, что в качестве наблюдателей были приглашены все министры обороны стран Варшавского договора, а количество планируемых для участия в них, по некоторым данным, должно было составить 45 дивизий, то есть около полумиллиона человек. И опять же, за несколько дней до их начала, состоялся нелицеприятный разговор польских руководителей с Брежневым.

Так как совершенно секретный протокол этой встречи уже опубликован в Польше, процитирую некоторые выдержки из него. "┘Конфликт в Польше вошел в критическую фазу. Враги партии рвутся к власти. Существует угроза физической расправы над коммунистами. Возникла смертельная угроза делу социализма┘ Пора проявить мужество. Дальше откладывать нельзя. Нужно упредить и обезоружить врага. Применить к нему меры, соответствующие военному времени... Все средства должны быть использованы под лозунгом защиты демократии. Было бы хорошо, если бы удалось скомпрометировать оппозицию путем обнаружения двух-трех складов с оружием. Это было бы веским оправдательным аргументом для обоснования того, что вы предотвращаете гражданскую войну┘ Сегодня как никогда необходимы твердая воля и решительность руководства Польши. Пусть вам помогает уверенность в том, что мы с вами┘"

Но польское руководство, как известно, вновь не пошло на решительные действия, тем самым все больше втягивая в конфликт Советский Союз, международная позиция которого после ввода войск в Афганистан и без того была очень сложной.

Это были факты.

Теперь мое мнение. Вы спрашиваете: почему польские руководители до последнего оттягивали применение силы?

Во-первых, их "бездействие", а также антисоветская активность оппозиции должны были по-прежнему провоцировать Москву на ответные акции военно-политического и пропагандистского характера, что, по мнению Войцеха Ярузельского, указывало бы всему миру на реальную угрозу интервенции войск Варшавского договора.

Во-вторых, для реализации намеченного плана необходимо было провоцировать Запад на контрмеры военно-политического характера с целью создания мощного сдерживающего фактора для Москвы. В результате такой комбинации Польша, оказавшись между двумя враждебными сторонами, получала реальную возможность маневрировать какое-то время в поисках наиболее приемлемого для польского руководства выхода из положения. Причем не без экономической помощи обеих сторон.

Тем самым - а уже было очевидно, что военное положение в Польше неминуемо, - ответственность за дальнейший ход событий целиком возлагалась на Москву и Вашингтон. При таком раскладе генерал Войцех Ярузельский и его окружение, предприняв силовые действия и выступив фактически против польского народа, превращались в своего рода "национальных героев, спасших страну от интервенции с Востока или Запада".

Вот такая сложная комбинация. Но ведь и в Москве сидели не дураки. Там пришли к выводу, что поляки ведут крупную игру и все больше втягивают союзников в авантюру. Следовательно, пора было предпринимать аналогичные меры противодействия, которые бы обезопасили нашу страну от прогнозируемых негативных последствий. В том числе и мероприятия по линии спецслужб.

- Что вы имеете в виду?

- Я имею в виду блестяще спланированную и успешно проведенную многоходовую операцию советской военной разведки под кодовым названием "Кукловод"┘

- Ее суть?

- В октябре месяце 1981 года при загадочных обстоятельствах на Запад сбежал полковник Генерального штаба Войска Польского Рышард Куклинский. Он был правой рукой Войцеха Ярузельского и отвечал за разработку совершенно секретных документов, связанных с планами введения в Польше военного положения. Вот с этими планами он и скрылся. Фактически за два месяца до начала трагических событий в Вашингтоне уже были известны все детали предстоящей операции, в том числе и оперативные планы польских спецслужб о времени и местах арестов и интернирования лидеров оппозиции. Главное, что следовало из этих документов, - Советский Союз не планирует ввод войск в Польшу. Вот этот "прокол" и перечеркнул далеко идущие планы польского руководства.

- Личность Рышарда Куклинского неоднозначно оценивается сегодня в Польше. Одни считают его предателем, другие - национальным героем.

- Как мне известно, шпионская карьера Рышарда Куклинского началась еще в конце 60-х годов, когда, работая под прикрытием одного из Международных комитетов во Вьетнаме, он был завербован американцами. Причем попался на традиционном "проколе" - связь с местными проститутками и мелкий бизнес. Вербуя польского офицера, представители американской спецслужбы вряд ли тогда могли предположить, что буквально через 10 лет Куклинский превратится в одного из самых ценных и оберегаемых агентов ЦРУ. Более того, он будет включен в супперсекретный список всего из 5 агентов, информация которых ложилась на стол только президента США и директора ЦРУ.

Я не могу рассказать, как наши сотрудники вышли на Куклинского и каким образом он дал согласие исполнять роль двойного агента. Во всяком случае, в 1974 году его командировали в Москву якобы для учебы в Академии Генерального штаба ВС РФ. Как раз в этот период и я там учился. Параллельно Куклинский прошел и так называемые курсы переподготовки при Главном разведывательном управлении ГШ ВС СССР.

В дальнейшем его карьера складывалась удачно во всех отношениях. Старший офицер оперативного управления Генштаба Войска Польского, затем высокая должность в штабе ОВС Варшавского договора и так далее. Наверное, получил бы Куклинский генеральские лампасы и ждала бы его прекрасная военная карьера, если бы не события 1981 года, в которых мы пытаемся сегодня разобраться.

Я уже говорил, что в ответ на авантюру польских руководителей Москва предприняла многоходовую операцию "Кукловод" (по созвучию с фамилией Куклинский). С какой целью это было сделано? Не вдаваясь в подробности, отмечу, что, просчитав многочисленные варианты развития событий в Польше, а также спрогнозировав возможные негативные последствия для Советского Союза, в Кремле было принято решение проинформировать "нестандартным способом" Вашингтон о позиции Москвы в польской проблеме. Главное - убедить американцев, что Советский Союз ни в коем случае не предпримет силовых действий по нормализации обстановки в Польше. Вся полнота ответственности лежит на самих поляках, которые сами, своими силами, должны навести порядок в своем доме. Вместе с тем информация о том, что Вашингтону известны все детали плана введения военного положения, должна была подхлестнуть Войцеха Ярузельского и заставить пойти на решительные меры, причем в кратчайшие сроки. В противном случае "Солидарность", проинформированная кураторами из Белого дома, нанесет упреждающий удар.

В этих условиях ГРУ решило пожертвовать одной из своих значимых фигур. Цель - максимально снизить степень напряженности в американо-советских отношениях.

В ночь на 7 октября 1981 года Рышард Куклинский вместе со всей своей семьей и даже любимой собакой был тайно вывезен за пределы Польши.

Утром 12 декабря 1981 года Войцех Ярузельский доложил в Кремль: "┘в ночь с 12 на 13 декабря с.г. на всей территории ПНР будет введено военное положение. Всю ответственность за этот шаг я возлагаю на себя┘" Так была поставлена последняя точка.

- Получается, что Куклинский был тайно вывезен из Польши на дипломатической машине 7 ноября. Не ваша ли была машина? И не поэтому ли вас, буквально через неделю, срочно отозвали в Москву? Да еще боевой орден, насколько я знаю, вручили.

- Нет. Чужие "заслуги" мне не нужны.

- Тогда я позволю себе процитировать бывшего президента Польши Войцеха Ярузельского. Вот что он писал в своих мемуарах о причинах вашего срочного откомандирования в Москву: "Во время двухдневного совещания с руководящим составом советских дипломатических представительств в Варшаве, маршал Куликов требовал от каждого из присутствующих детальной информации о ситуации в Польше... Одним из последних докладывал военный атташе в Польше полковник Ю.С. Рылев. Куликов ожидал от военного атташе... однозначного предложения - в Польшу пора вводить войска. Без этого будет катастрофа. Но доклад Рылева не оправдал ожиданий маршала. Военный атташе согласился с мнением, что ситуация в Польше критическая. Но, учитывая опыт венгерских и чехословацких событий, а также проблемы американской армии во Вьетнаме и советской - в Афганистане, высказался против ввода союзнических войск в Польшу. Эти слова были отрицательно восприняты Куликовым. Когда Рылев попытался обосновать свои доводы, Куликов грубо оборвал его и "казарменным языком" приказал покинуть зал заседаний. Особо разозлило Куликова утверждение, что Польша - это не Чехословакия, что здесь дело дойдет до "большой крови"... Через некоторое время полковник Рылев был отозван в Москву..."

- Мне не хотелось бы комментировать этот инцидент, тем более что уважаемый мною Войцех Ярузельский не совсем точен. Но Польша действительно оказалась последней страной, где мне пришлось работать как офицеру ГРУ. Надеюсь, поляки на меня не в обиде.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
957
Москва по-прежнему цель номер один

Москва по-прежнему цель номер один

Александр Бартош

США, НАТО и ЕС рассматривают гибридную войну против России как объединительный геополитический проект Запада

0
1026
«Цицерон» на пути в «Сатурн»

«Цицерон» на пути в «Сатурн»

Андрей Мартынов

0
424
Без повышений и наград

Без повышений и наград

Мартын Андреев

Безымянные герои Стены Памяти

0
160

Другие новости

Загрузка...
24smi.org