0
5592
Газета Спецслужбы Интернет-версия

26.01.2002

Радиоэлектронный щит и меч

Станислав Лекарев

Валерий Порк

Об авторе: Станислав Валерьевич Лекарев - полковник ФСК в отставке, профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ. Валерий Августович Порк - подполковник КГБ в отставке.

Тэги: фапси, юбилей


Юбилей

В конце минувшего года исполнилось 10 лет Федеральному агентству правительственной связи и информации при президенте Российской Федерации. 24 декабря 1991 г. Борис Ельцин подписал указ о создании новой силовой структуры, вышедшей из недр переставшего существовать КГБ СССР. В тот же день главой ФАПСИ был назначен 50-летний генерал Александр Старовойтов. Подчиненному ему ведомству поручили заниматься разведкой каналов связи, а также их радиоэлектронной и криптографической защитой, радиоперехватом, радиопротиводействием, радиомаскировкой и еще целым рядом видов радиоэлектронного воздействия на объекты своей компетенции и заинтересованности.

Нужно сказать, что сотрудники ФАПСИ с полным правом могут вести летопись своей службы с начала ХХ в. Тогда примерно главный орган политического сыска России - Департамент полиции - создал у себя дешифровальное подразделение. Заботясь о подготовке квалифицированных профессиональных кадров, руководство российской императорской армии в середине 1916 г. основывает в г. Николаеве школу радиоперехвата.

СПЕЦОТДЕЛ

Уже в годы советской власти 5 мая 1921 г. по постановлению Малого Совнаркома организуется криптографическая служба при Всероссийской чрезвычайной комиссии, известная как Специальный отдел (СПЕКО), руководителем которого по инициативе Дзержинского стал член коллегии ВЧК Глеб Бокий.

По его инициативе 25 августа 1921 г. в ВЧК был издан приказ, предписывающий всем подразделениям в центре и на местах "направлять в Спецотдел всякого рода шифры, ключи к ним и шифровки, обнаруженные при обысках и арестах, а также добытые через агентуру или случайно". При нем же в советском комплексе связи была введена более криптостойкая шифрсистема. В этой связи представляет интерес записка Ленина, относящаяся к 1922 г.: "Сообщают об английском изобретении в области радиотелеграфии, передающем радиотелеграммы тайно. Если бы удалось купить это изобретение, то радиотелеграфная и радиотелефонная связь получила бы еще более громадное значение для военного дела".

В 1925 г. Глеб Бокий благодаря своим успехам на поприще тайной войны сумел подняться по чекистской служебной лестнице до должности заместителя председателя ОГПУ. Он организовал образцовую работу по криптографии и радиоразведке. Именно Бокий был инициатором создания в СССР в сентябре 1927 г. так называемой "Радиопеленгаторной станции # 3", положившей начало советской военно-морской радиоразведке. Ввиду особого значения Спецотдела, а также в связи с тем, что его начальник имел очень большое влияние в партийных верхах, это подразделение фактически не подчинялось руководству органов госбезопасности, а находилось в ведении ЦК ВКП(б). В результате Спецотдел к своей немалой выгоде всегда оставался вне ведомственных рамок.

Одной из приоритетных задач заграничных резидентур советской разведки стало "привлечение к секретному сотрудничеству лиц, располагающих возможностями выполнять задания по добыванию информации об организации шифровальной работы западных спецслужб". Первый успех на этом направлении разведки был достигнут 20 июня 1929 г., когда находившийся с торговой делегацией в Париже шифровальщик управления связи британского Министерства иностранных дел Эрнест Холлоуэй Олдхем пришел в советское посольство и предложил за 2 тыс. долл. английский дипломатический шифр. Сотрудник резидентуры ИНО ОГПУ Владимир Войнович, подозревая провокацию, в соседней комнате сфотографировал шифр и, обвинив Олдхема в мошенничестве, выгнал его из посольства. Действия Войновича были признаны ошибочными и пришлось предпринимать очень сложную оперативную комбинацию, чтобы разыскать Олдхема и отблагодарить его соответствующим образом за проявленную инициативу.

После того как в сентябре 1936 г. во главе НКВД вместо Ягоды был поставлен Николай Ежов, началась реорганизация и чистка органов госбезопасности. Она коснулась и подразделений Спецотдела, который "в целях конспирации" переименовали в 9-й отдел и вновь переподчинили непосредственно Центральному комитету партии, как бы подчеркнув значимость его функций, в которые, в частности, входило "создание технических приспособлений и передвижных станций, отслеживающих передающие источники". Техническая база отдела в тот период располагалась на закрытом объекте в подмосковном Кучино.

7 июня 1937 г. в кабинете у Ежова арестовали Глеба Бокия, обвиненного в принадлежности к масонской организации "Единое трудовое братство", якобы занимавшейся шпионажем в пользу Великобритании. Вскоре он был расстрелян. Начальником Спецотдела назначили Шапиро, которого арестовали уже через месяц после вступления в должность.

ИЗМЕНЫ И ПОТЕРИ

В 1920-30-е гг. большой урон советской радиоразведке нанесли перебежчики из числа сотрудников Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ и советских дипломатов.

Так, в октябре 1937 г. отказался вернуться в Советский Союз директор Лондонского отдела Интуриста Арон Шейнман, бывший нарком внешней и внутренней торговли СССР, председатель правления Госбанка СССР и замнаркома финансов СССР. Шейнман хорошо знал все прикрытия советских разведчиков в системе Внешторга и имел прямой доступ к шифрпереписке.

29 мая 1938 г. с территории Монголии, воспользовавшись автомобилем, бежал к японцам работник штаба 36-й мотострелковой дивизии майор Фронтямар Францевич, пользовавшийся военным комплексом шифрпереписки.

12 июня 1938 г. начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю Генрих Люшков, испугавшись сталинских репрессий, перешел государственную границу и сдался японским оккупационным властям Маньчжурии. Он, помимо всего прочего, сообщил сведения об организации шифровальной связи. Люшков стал гражданином Японии под именем Ямогучи Тосикадзу. Когда советские войска в 1945 г. вступили в Маньчжурию, его ликвидировали японцы как нежелательный источник информации о методах японской разведки.

12 июля 1938 г., опасаясь ареста, бежал в США резидент ИНО НКВД в Испании Александр Орлов (Лейба Фельбинг). Он знал очень многое об организации шифрработы советской разведки. Орлов после бегства под именем Берга проживал в США, где и умер в 1974 г.

В октябре 1938 г. еще один работавший во Франции, Швейцарии и Испании нелегал ИНО Матвей Штейнберг отказался выполнить приказ о возвращении в Москву из-за опасения ареста и остался на Западе.

Можно только представить, что наговорили при целевых тематических опросах контрразведчикам все эти перебежчики. Во всяком случае, сведения, которыми они располагали, смело можно назвать бесценными для любой западной криптологической службы. Требовалось немало трудоемких и дорогостоящих усилий по перестройке шифрработы советских разведывательных и дипломатических ведомств. Необходимо было изменить всю технологию агентурной радиосвязи, что и делалось. В Париже, в частности, создали учебный центр, в котором агенты нелегальной разведки проходили за счет НКВД двухнедельную стажировку. В центре им преподавали криптографию, технологию агентурной связи и методы уничтожения "объектов заинтересованности".

АНГЛИЙСКИЙ УСПЕХ - ЭТО НАШ УСПЕХ

Результатом всех перечисленных провалов, а также репрессий явилась катастрофа 1941 г. Следует признать, что советские криптоаналитики так и не смогли в первые годы Великой Отечественной вскрыть высокосложные шифры Германии в отличие от англичан, сумевших разобраться с принципами работы электрической шифровальной машины "Энигма", применявшейся вооруженными силами и правительственными ведомствами гитлеровцев во время Второй мировой войны, и регулярно читавших немецкую шифрпереписку.

Уже в апреле 1940 г. британские криптографы, группу которых возглавлял Туринг из правительственной дешифровальной школы в Блечли-Парк, выполнили с помощью одного из самых первых компьютеров ("Колоссус") первую дешифровку ключа, с помощью которого немцы кодировали свои радиосообщения на "Энигме". Эта операция под названием "Алтре" проводилась во взаимодействии с МИ-6, при этом генеральный директор МИ-6 Стюарт Мензис смог добиться того, что расшифрованные материалы вначале поступали к нему, а уж затем он докладывал их руководству страны.

Правда, англичане не знали, что в Блечли-Парк внедрен агент НКВД Джон Кернкросс.

Вдобавок советская разведка через своего агента "Тони" (Блант) имела возможность знакомиться с материалами британской дешифровальной службы, которая за время войны перехватила и расшифровала свыше 15 000 немецких шифровок. В результате в январе 1943 г. управление связи вермахта пришло к выводу о вскрытии "Энигмы"... советскими криптоаналитиками. Дело в том, что в распоряжении окруженных под Сталинградом немецких войск было задействовано 26 шифровальных машин "Энигма", уничтожить которые в условиях окружения не представилось возможным. Кроме того, среди десятков тысяч пленных, захваченных под Сталинградом, были связисты и шифровальщики.

По данным заместителя резидента ИНО НКГБ в Турции Константина Волкова, который в августе 1945 г. пытался попросить у английского вице-консула политическое убежище и миллион в придачу, все шифрованные радиосообщения между Лондоном и Москвой в течение последних 2,5 лет дешифровывались в СССР.

ГОДЫ ПОБЕД И ПОРАЖЕНИЙ

Уже после войны в октябре 1948 г. советская шифровальная служба получила чувствительный удар. Американские криптоаналитики смогли прочесть радиограммы НКГБ, перехваченные в течение 1944-1945 гг., из сверхсекретного досье американской контрразведки "Венона", в котором были собраны более 2000 документов советского посольства и резидентур советской разведки в США. Их дешифровали криптологи под руководством Мередита Гарднера.

Так американцы узнали имена и псевдонимы 100 различных источников секретной информации советских спецслужб, получили сведения о деятельности ряда членов знаменитой "кембриджской пятерки". Это послужило толчком к созданию в США Агентства национальной безопасности (АНБ), которому был поручен "перехват и чтение шифрованной переписки всех государств". Директиву о создании на базе разведывательной службы войск связи АНБ президент США Гарри Трумэн подписал 20 мая 1952 г.

В этот период научный и конструкторский потенциал советской службы криптографии и радиоразведки весьма активно подпитывался за счет информации, добытой агентурным путем. В феврале 1953 г., например, в Восточном Берлине резидентурой МГБ СССР был завербован писарь-регистратор секретной части разведывательного отдела Берлинского командования армии США сержант Роберт Ли Джонсон, который позднее, в свою очередь, привлек к сотрудничеству своего друга курьера вооруженных сил в аэропорту Орли сержанта Джеймса Минткенбау. Последний длительное время передавал резидентуре советской разведки во Франции высокосекретные документы НАТО и командования вооруженных сил США в Европе.

Министерство обороны США в августе 1960 г. вынуждено было официально признать, что два сотрудника американской радиоэлектронной разведки АНБ дешифровальщики Вернон Фергюсон Митчелл и Уильям Гамильтон Мартин по неизвестной причине не вернулись на работу из отпуска. Позднее выяснилось, что они пошли инициативно на контакт с КГБ в 1959 г. во время отдыха в Мексике. Оба сотрудника АНБ вскоре через Кубу перебрались в СССР, где попросили политического убежища и дали пресс-конференции с разоблачением деятельности АНБ по планомерному дешифрованию корреспонденции стран-союзников США. После этого Митчеллу и Мартину предоставили советское гражданство. Мартин сменил фамилию на Соколовский и женился, а Митчелл, разочаровавшись в советской действительности, пытался запрашивать госдепартамент США о возможности своего возвращения на родину, но получил отказ.

В свою очередь, в январе 1961 г. ушел на Запад завербованный ЦРУ подполковник польской разведки Михаил Голениевский (оперативная кличка в ЦРУ "Снайпер"). Он передал американцам 300 страниц микрофильмированных документов и выдал английской контрразведке завербованного КГБ в начале 1950-х гг. шифровальщика британского военно-морского атташе в Варшаве Гарри Фредерика Хоутона (агент "Шах"), которого арестовали в Лондоне вместе с любовницей Этель Элизабет Джи, работавшей вместе с ним старшим клерком в бюро учета и размножения секретных документов НИИ подводных исследований в Портленде. Произошло это во время передачи агентом в районе знаменитого лондонского Шекспировского театра "Олд Вик" секретных материалов нелегалу советской разведки Гордону Лонсдейлу (Конон Молодый). Вскоре были арестованы и связники Лонсдейла - Питер и Леонтина Крогеры, обеспечивавшие шифрованную связь нелегала с Центром.

Понесенные потери восполнил сотрудник криптографического подразделения разведки США в Париже Джозеф Хелмич, передавший в августе 1962 г. агентам советской разведки за вознаграждение в 131 тыс. долл. секретную информацию об американских шифрах. Она позволила КГБ перехватывать связь американских войск в период войны во Вьетнаме. Хелмич был разоблачен только в 1980 г., когда ФБР зафиксировало его встречу с советским разведчиком. Арестованного гражданина США суд приговорил к пожизненному заключению.

В январе 1968 г. сотрудник британского специального дешифровального подразделения из Лондонской группы обработки Центра правительственной связи капрал Джеффри Артур Прайм, занимавшийся переводом перехваченной с советских каналов связи информации, возвращаясь после рождественских праздников на базу радиошпионажа английских ВВС в Западном Берлине и проезжая через контрольно-пропускной пункт, передал контролеру записку с предложением встречи с представителем разведки СССР. Затем в 1968-1977 гг., вплоть до своего провала, Прайм сообщал КГБ сведения о деятельности ШКПС, ее личном составе и базах прослушивания как внутри страны, так и за рубежом, о том, какие из советских кодов и каким образом раскрыты британскими криптографами, а также материалы по двум разведывательным спутникам США - "Биг берд" и "Райолайт". Прайма приговорили к 38 годам тюрьмы: 35 - за шпионаж и 3 - за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних школьниц (этот порок и погубил ценного агента советских спецслужб).

УОКЕР, ШЕЙМОВ И ДРУГИЕ

Одним из крупнейших успехов советская разведка добилась 15 декабря 1967 г. В тот день советское посольство в Вашингтоне посетил дежурный офицер связи в оперативном штабе командующего подводным флотом США в Атлантическом регионе шифровальщик Джордан Энтони Уокер, который передал за деньги чемодан с шифрами американских ВМС и сверхсекретными материалами, касающимися деятельности разведуправления Министерства обороны (РУМО). История сотрудничества с ним завершилась 17 ноября 1984 г., когда Барбара Уокер сообщила сотруднику ФБР о шпионской деятельности своего мужа. На проверку сигнала американская контрразведка потратила полгода, и в мае 1985 г. в Пулсвиле (Мэриленд) агенты ФБР арестовали заместителя директора школы радистов военно-морского учебного центра в Сан-Диего Джордана Энтони Уокера, который 18 лет работал на КГБ. Одновременно взяли под стражу отставного капитан-лейтенанта ВМС США, сотрудника военно-промышленной корпорации "Би Си Ай Ко" Артура Уокера, снабжавшего брата секретной информацией, и сына Джордана - Майкла.

Все Уокеры признали себя виновными, после чего Артур был приговорен к трем пожизненным срокам заключения, Джордан получил один пожизненный срок, а Майкл Уокер - 25 лет тюрьмы. Находясь под впечатлением публичного процесса, в июне 1985 г. ФБР добровольно сдался связанный с арестованным Джорданом Уокером сотрудник отдела снабжения базы морской авиации в Лос-Аламитос и учебного центра ВМФ в Сан-Диего 46-летний Альфред Джерри Уитворт, передававший советской разведке секретную военную информацию, в том числе криптографические материалы, шифровальные ключи и руководства по эксплуатации военных систем связи.

Уокер и его родственники передали советской разведке ключевые карточки шифров АНБ и описания аппаратуры для шифрования, что позволило русским воссоздать шифратор К-7, который служил для закрытия линии правительственной связи США. Уитворта в августе 1986 г. приговорили к 365 годам заключения с правом освобождения через 60 лет.

Достигнутые советской разведкой успехи на поприще агентурного проникновения к секретам шифрованной связи западных спецслужб были перечеркнуты в октябре 1979 г., когда в период командировки в Польшу 33-летний сотрудник отдела защиты шифровальной связи 8-го Главного управления КГБ СССР майор Виктор Шеймов инициативно установил контакт с американской разведкой. В Москве Шеймов имел несколько встреч с сотрудниками резидентуры ЦРУ, которым передавал информацию о своей работе. Опасаясь разоблачения, Шеймов с женой Ольгой и малолетней дочерью Еленой по нелегальному каналу западных спецслужб сумел выехать из СССР в США. Кстати, представителям прессы он рассказал о том, что в 1978 г. присутствовал при получении генералом Виталием Павловым, возглавлявшим представительство Комитета госбезопасности в Польше, телеграммы от председателя КГБ СССР Юрия Андропова, в которой говорилось: "Соберите информацию о том, каким образом можно приблизиться к папе?"

Используя информацию, полученную от Шеймова, армейское подразделение электронной разведки США в Западной Германии, известное под названием "Группа быстрого реагирования", провела в апреле 1981 г. операцию по закладке подслушивающих устройств в автомашины, принадлежащие советскому военному атташату в Западной Германии. При этом в шасси заказанных на заводе фирмы "Опель" в Руссельсхайме 12 автомобилей установили аппаратуру, которую можно было обнаружить, только разрушив машины. В результате американцы раскрыли несколько советских агентов и расшифровали ряд кодов советской военной разведки.

Между тем противоборство крипторазведчиков продолжалось, и, как всегда, с переменным успехом.

В конце 1970-х гг. шифровальщик посольства США в Боготе Джеффри Барнетт продал сотруднику советской разведки за 100 тыс. долл. копии открытых текстов шифртелеграмм резидента ЦРУ в Колумбии. Сопоставление копий с соответствующими зашифрованными вариантами позволило нашим криптоаналитикам пробить такую брешь в системе обеспечения безопасности связи американского посольства, что залатать ее можно было только с помощью полной замены посольских шифровальных машин. Выдал Барнетта в июне 1979 г. завербованный резидентурой ЦРУ в Джакарте подполковник КГБ Владимир Пигузов. Барнетта приговорили к 18 годам тюрьмы, а Пигузова в СССР - к расстрелу.

В январе 1983 г. посольство Франции в Москве сообщило в свой МИД о том, что начальник шифровальной службы диппредставительства обнаружил постороннее электронное устройство, способное передавать телеграфную информацию во внешнюю электросеть. Кроме того, известно, что в середине 1980-х гг. КГБ и МГБ ГДР (Штази) взломали код НАТО и читали сообщения между ФРГ и ее западными союзниками.

Но за этим последовало два провала. В мае 1985 г. сотрудник 16-го Управления КГБ СССР лейтенант Виктор Макаров (по английским источникам - Маркаров) инициативно предложил свои услуги британской разведке (МИ-6) и передал информацию о дешифровке канадских, греческих и немецких сообщений, содержащих сведения о НАТО и Европейском союзе. А в апреле 1996 г. после неудавшейся попытки вылететь в Германию ФСБ арестовала одного из заместителей генерального директора ФАПСИ генерал-майора Валерия Монастырецкого. В результате был наложен арест на его квартиру стоимостью 1,3 млн. долл., мебель на сумму 135 тыс. долл., две автомашины "Вольво" и два джипа "Чероки", наличную валюту, оцененную в рублевом эквиваленте на 1,5 млрд., а также изъяты ключи от депозитарного сейфа в зарубежном банке. В сентябре 1997 г. Монастырецкого освободили из-под стражи, но следствие продолжалось, а вот какой ущерб секретности российской шифрсвязи был при этом непомерном обогащении нанесен, не сообщалось.

АГЕНТСТВО

ФАПСИ было создано на базе Комитета правительственной связи при президенте РСФСР, Государственного информационно-вычислительного центра при Государственной комиссии по чрезвычайным ситуациям (Госцентр СССР) и Московского НИИ электротехники Научно-производственного объединения "Автоматика". Кроме того, в состав агентства вошли специалисты ведущих технических подразделений бывшего КГБ СССР.

Укрепляя законодательную основу деятельности российских шифровальщиков, президент России издал ряд правовых актов, регламентирующих эту сферу обеспечения общенациональной безопасности. Так, 24 сентября 1992 г. распоряжением главы государства за #═536-рп в составе ФАПСИ был учрежден Научно-технический центр правовой информации "Система". 19 февраля 1993 г. вступил в силу Закон "О федеральных органах правительственной связи и информации". В 1994 г. утверждено Положение о ФАПСИ, согласно которому в ведении агентства находятся четыре вопроса: спецсвязь; криптографическая безопасность шифрованной связи; разведывательная деятельность в системе спецсвязи; специнформобеспечение высших органов власти.

3 апреля 1995 г. президент РФ подписал Указ # 334 "О мерах по соблюдению законодательства в области разработки, производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предоставлении услуг в области шифрования информации и принимаемых мерах по обеспечению информационной безопасности в информационной телекоммуникационной системе специального назначения".

15 декабря 1998 г. выходит Постановление правительства России # 1492 о создании Воронежского военно-технического училища ФАПСИ.

В декабре 1998 г. в результате смены политических приоритетов в верхних эшелонах власти генеральный директор ФАПСИ Старовойтов вынужден был уступить место генерал-полковнику Владиславу Шерстюку. Последний, однако, долго он на посту не задержался: его сменил бывший заместитель гендиректора агентства Владимир Матюхин.

Сегодня техническая по большей части спецслужба (основные задачи ФАПСИ - создание шифров и радиоразведка) разделена на пять главных управлений:

Главное административное управление (ГАУ, бывший штаб ФАПСИ);

Главное управление правительственной связи (ГУПС, создано на базе Управления правительственной связи КГБ СССР для обеспечения безопасности 100 абонентов президентской связи; 1000 абонентов АТС-1, предназначенной для крупных правительственных чиновников; 7000 абонентов АТС-2 обычной правительственной связи, а также 5000 абонентов правительственной междугородней связи, предназначенной для общения с регионами);

Главное управление безопасности связи (ГУБС, создано на базе 8-го Главного управления КГБ СССР, контролировавшего все шифровальные службы, включая службу МИД, правительства и президента СССР);

Главное управление радиоэлектронной разведки средств связи (ГУРРСС, создано на базе 16-го Управления КГБ СССР, которое занималось радиоперехватом и электронной разведкой, имея в своем распоряжении спутники-шпионы и центры радиоперехвата типа Лурдес на Кубе и Камрань во Вьетнаме);

Главное управление информационных ресурсов (ГУИР, оно через Ситуационный центр поставляет президенту России около 80% информации и отвечает за информационное и информационно-технологическое обеспечение всех заинтересованных органов государственной власти от Совбеза до ФСБ, включая и региональный уровень. Именно ГУИР лучше всех в стране работает с открытыми источниками. Ведь в Законе "О федеральных органах правительственной связи и информации" указано, что в задачи ФАПСИ входит "обеспечение высших органов государственной власти Российской Федерации┘. и достоверной и независимой от других источников специальной информацией┘").

Кроме перечисленных структурных подразделений, в составе ФАПСИ есть Криптографическая служба, занимающаяся внешней радиоэлектронной разведкой и шифрованием. Следует особо отметить, что она собирает и осуществляет первичную обработку развединформации, направляя ее в Ситуационный центр, другие спецслужбы и правоохранительные органы. Наиболее важная информация докладывается лично президенту России. Существует в составе ФАПСИ и Служба собственной безопасности, которая обеспечивает охрану сотрудников и помещений агентства.

Известно, что сегодня штат ФАПСИ насчитывает несколько десятков тысяч человек, среди которых около 70 генералов.

ИНФОРММОНСТР

Агентство на сегодняшний день располагает одним из самых мощных информационных потенциалов в России. В активе ГУИР, например, - огромный массив баз данных (БД): согласно законодательству РФ различные ведомства бесплатно предоставляют в распоряжение ФАПСИ в виде "контрольного экземпляра" свою информпродукцию.

Дело в том, что еще в 1996 г. вышло постановление российского правительства о создании глобальной базы данных России, по которому все государственные БД подлежат обязательному учету и регистрации, а остальные - добровольному. Регистрацию ведут три государственных учреждения, два из которых - НТЦ "Система" и "Контур" - подведомственны ФАПСИ. Кроме того, агентство создало при своих региональных центрах особые подразделения, работающие как вычислительные комплексы. Они занимаются всей центральной, региональной и зарубежной прессой, статистической и оперативной информацией из регионов, анализируя социально-экономическую обстановку на местах. Все это оседает в собственных базах ФАПСИ (таких, как "Барометр", "Эльбрус" и др.)

Колоссальный информационный поток надо как-то обрабатывать. Дабы не изобретать велосипед, большинство спецслужб пользуется социологическими методиками. Например, "контент-анализ" - анализ содержания текстового документа или множества документов путем подсчета частоты появления определенных элементов. Метод - старый как мир: некоторые специалисты относят его появление к XVIII в., когда в Швеции частота появления тем, связанных с Христом, использовалась для принятия решения о еретичности книги. В 1950-е гг. западные аналитики на основе количественного анализа статей газеты "Правда" обнаружили резкое снижение числа ссылок на Сталина. Отсюда они сделали закономерный вывод, что новые хозяева Кремля стремятся дистанцироваться от покойного вождя.

А последние годы расхожим примером считается анализ президентских посланий стране Билла Клинтона в 1994 и 1995 гг. Они содержат от 7000 до 10 000 слов, которые можно разбить на категории, относящиеся к экономике, бюджету США, образованию, преступности, вопросам семьи, международным делам, социальной помощи и др. По изменению относительных частот в посланиях были сделаны выводы об изменении политики государства в различных областях. Например, в 1995 г. больше внимания уделялось вопросам образования, семьи, но меньше - преступности, международным делам, социальной помощи. На этом основании российские аналитики сделали выводы о приоритетах, намеченных правительством США.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


По пятьдесят и еще: Юбилей Андрея Щербака-Жукова в ЦДЛ

По пятьдесят и еще: Юбилей Андрея Щербака-Жукова в ЦДЛ

0
340
Какой же я эстет?

Какой же я эстет?

Андрей Краснящих.

К 100-летию поэта Бориса Слуцкого

0
116
У нас

У нас

0
1387
От корнета до «гения на белом коне»

От корнета до «гения на белом коне»

Сергей Побусько

Игорь Плугатарёв

Генерал Скобелев после боевых походов каждый раз возвращался на белорусскую землю

0
1700

Другие новости

Загрузка...
24smi.org