0
2746
Газета Спецслужбы Интернет-версия

14.02.2003

Бумеранг комбинаций

Тэги: сталин. берия, дело


Авторы: Станислав Лекарев, Павел Матвеев, Александр Ви

НЕДАВНО в российских СМИ промелькнула информация о пропаже из архивов Главной военной прокуратуры (ГВП) ряда материалов из 47 томов уголовного дела Лаврентия Берии. В каждом томе обычно подшивается по 250-300 страниц, многие из которых имеют до сих пор не снятый гриф "Совершенно секретно".

ПРОДАЮТ СВОИ

Между тем некоторые эпизоды из дела Берии начиная с 1989 г. более или менее регулярно всплывают на страницах нашей печати (первоначально фрагменты из показаний обвиняемых и свидетелей были опубликованы в "Военно-историческом журнале"). По материалам Главной военной прокуратуры писателем Кириллом Столяровым были написаны две книги: "Голгофа" - о министре госбезопасности СССР в 1946-1951 гг. Викторе Абакумове и "Палачи и жертвы" - о лицах, проходивших по делу Берии. Обе - с комментариями главного военного прокурора (до 1992 г.) Александра Катусева.

С начала 1990-х гг. копии документов по делу Берия появляются на Западе. Как они попали туда?

Здесь уместно вспомнить бегство в Великобританию бывшего начальника архивного подразделения внешней разведки КГБ Василия Митрохина в 1992 г. Он прихватил с собой сделанные им выписки из секретных документов о деятельности советской разведки в 1930-1984 гг. Утверждают, что Митрохин представил сведения на 160 агентов НКВД-КГБ за границей. Не отстал от Митрохина и экс-работник внешней разведки журналист Васильев. В соавторстве с Вайнштейном, руководителем американского общественного "Фонда защиты демократии", он на основе копий нерассекреченных архивных документов НКВД-КГБ об операциях в США подготовил книгу "Лес призраков", опубликованную в 1998 г. в Лондоне и Вашингтоне.

Эти примеры показывают, что похитителей материалов из дела Берии, как и документов КГБ и ГРУ, следует искать прежде всего среди "заинтересованных лиц", стремящихся к несанкционированному доступу в секретные хранилища и преследующих свои собственные вполне конкретные цели. Тем более что "товар", предлагаемый ими, пользуется спросом за рубежом, в первую очередь - в США, Англии и Германии. В частности, материалы из архива Берии были использованы при создании документального фильма "Красная атомная бомба", который демонстрировался по телеканалу Би-би-си "Дискавери" в 1995 г. В 1997 г. в Германии была опубликована книга бывшего сотрудника Главной военной прокуратуры Бобренева и его соавтора журналиста Рязанцева по материалам до сих пор засекреченного дела начальника токсикологической лаборатории НКВД-МГБ Майрановского. Судя по всему, сборник "Американский коммунизм и НКВД в 1930-1950 гг." появился в США в результате соответствующей "деятельности" недавних чиновников Общего отдела ЦК КПСС.

ОТКУДА УТЕЧКИ

Да, очевидно, не только в архивах спецслужб копировались секретные бумаги. Некоторые историки и эксперты спецслужб указывают, что в 1980-1990-е гг. интерес к делу Берии постоянно подогревался в ЦК КПСС заявлениями двух уцелевших к тому времени ответственных работников НКВД генералов Судоплатова и Сазыкина, требовавших реабилитации и восстановления в партии. Осложнял жизнь советскому руководству аналогичными ходатайствами и бывший председатель КГБ СССР, экс-начальник ГРУ Иван Серов, исключенный из КПСС, лишенный звания Героя Советского Союза и разжалованный из генералов армии до генерал-майора после разоблачения англо-американского шпиона Пеньковского.

В результате в 1988 г. руководство ЦК КПСС (Михаил Горбачев, Борис Пуго, Александр Яковлев), видимо, приняло решение сосредоточить все наиболее важные дела, связанные с вопросами деятельности органов госбезопасности, в архиве Общего отдела Центрального комитета. В 1990 г. сюда было затребовано из ГВП дело Берии и скорее всего скопировано. Иначе как объяснить хождение по Москве ксерокопий протоколов допросов. По имеющимся сведениям, все тома дела были возвращены в Главную военную прокуратуру только после развала СССР, то есть находились в распоряжении ответственных сотрудников партаппарата фактически более двух лет.

Кстати, не только дело Берии было у людей со Старой площади. Согласно справке КПК при ЦК КПСС и Общего отдела ЦК КПСС в декабре 1990 г. на специальном хранении в распоряжении Секретариата генерального секретаря находились дела Сергея Круглова (нарком и министр внутренних дел СССР с марта 1946 г. по март 1953 г. и с июня 1953 г. по январь 1956 г.), Ивана Серова, Павла Судоплатова, Наума Эйтингона и специальные "формуляры" на Льва Троцкого, Николая Бухарина, Александра Рыкова, Льва Зиновьева, Льва Каменева, Вячеслава Молотова, Георгия Маленкова, Лазаря Кагановича, Дмитрия Шепилова и┘ жену Михаила Калинина.

Похоже, не все гладко обстоит с хранением секретов и в Главной военной прокуратуре. Так, хотя ГВП опровергла утверждения о хищении документов из дела Берии, сейчас не отрицается, что по обстоятельствам несанкционированного выноса и использования архивных материалов проводится служебное расследование. Более того, как стало известно, одна из сотрудниц прокуратуры все-таки пыталась вынести из служебных помещений своего ведомства ряд важных бумаг из уголовных дел на руководителей МВД-МГБ Азербайджана в 1940-1950-е гг., осужденных в Баку Верховным Судом СССР в 1956 г. Журналистам удалось узнать, что в связи с указанным делом оперативными сотрудниками уголовного розыска арестована архивариус Особого архива ГВП Елена Амирова, которая скрывалась у земляков мужа-азербайджанца.

КОМУ ЭТО ИНТЕРЕСНО?

И сегодня нет гарантий, что, несмотря на категорический запрет даже снимать копии с отдельных документов архивных дел, они все-таки не появятся в том или ином виде на Западе. Но кого и почему так волнуют там почти "преданья старины глубокой"?

Только один пример в качестве ответа. Знаковый интерес к истории применения спецслужбами различных токсикологических препаратов и ядов скрытого действия проявляют международные террористические группы. В публикациях же упомянутых выше Бобренева и Рязанцева цитируются выписки из показаний и записок Майрановского, которые направлялись им из Владимирской тюрьмы председателю КГБ Ивану Серову в 1955 г. А это - по сути - наставление по производству и скрытому применению ядов.

Нельзя забывать и о приближающемся 50-летии со дня смерти Сталина. Не за горами также полувековые "годовщины" ареста и казни Берии. Все новое, связанное с этими государственными и политическими деятелями, вдобавок мало-мальски тянущее на сенсацию, конечно, будет востребовано как различными пропагандистско-исследовательскими центрами, так и ведущими печатными и электронными СМИ. Следовательно, за такие материалы они заплатят по самой высокой цене.

СУДЕБНЫЕ ПАРАДОКСЫ

В связи со всеми этими архивными коллизиями нельзя не вспомнить вот о чем. Сравнительно недавно Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев заключение Главной военной прокуратуры, не сочла возможным пересмотреть смертный приговор и формулировку обвинения Берии, его первого заместителя по МВД СССР Богдана Кобулова и Всеволода Меркулова, являвшегося в момент ареста министром Госконтроля СССР. Причем признали их виновными в "измене Родине и организации заговора с целью захвата власти в интересах международного империализма и реставрации капитализма".

Однако в отношении обвиняемых по тому же делу генералов Гоглидзе (начальник военной контрразведки), Деканозова (министр внутренних дел Грузии), Мешика (министр внутренних дел Украины), Влодзимирского (начальник следственной части по особо важным делам) судебные решения о расстреле были пересмотрены. Военная коллегия, не применив к ним Закон от 19 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий", сочла возможным переквалифицировать обвинения со статьи 58 1а УК РСФСР на статью 193 УК РСФСР в редакции 1928 г. ("должностные преступления, совершенные военнослужащими"). То же самое произошло и с приговором по делу министра госбезопасности СССР в 1946-1951 гг. Виктора Абакумова, расстрелянного в декабре 1954 г.

Очевидно, что обвинения против Берии, Кобулова и Меркулова Военная коллегия не стала переквалифицировать из-за нежелания будоражить российское и зарубежное общественное мнение, поскольку была доказана причастность именно этой тройки к организации расстрела 22 тыс. польских военнопленных в Катыни под Смоленском, вблизи поселка Медное Тверской области и в Старобельске Харьковской области весной 1940 г.

Между тем, если принять во внимание упомянутые пересмотры судебных решений и полную реабилитацию привлеченных по делу Берии и Абакумова начальника управления охраны правительства МВД СССР генерал-майора Кузьмичева, бывшего посла СССР в Великобритании Ивана Майского, руководящих сотрудников разведаппарата НКВД-МГБ-МВД СССР в 1938-1953 гг. генералов Михаила Алахвердова, Павла Судоплатова, Наума Эйтингона и полковника Якова Серебрянского, а также начальника секретариата МГБ СССР в 1946-1951 гг. Чернова, получается, что версия о "заговоре Берии" повисает в воздухе, ибо не мог же он, предательски планируя "реставрацию капитализма и развал сельского хозяйства", опираться лишь на Кобулова и Меркулова, который к тому же находился в мае-июле 1953 г. на излечении в Кремлевской больнице.

Знаменательно, что в 1956 г. была полностью реабилитирована и главная "свидетельница", "через которую Берия поддерживал связь с английской и американской разведкой в Москве", советская кинозвезда 1930-1940-х гг. Зоя Федорова (10 декабря 1981 г. она была застрелена в своей московской квартире сообщником по незаконным операциям "бриллиантовой мафии", который и похитил драгоценности актрисы).

ЧТО НАДО ИССЛЕДОВАТЬ

Видимо, новое поколение наших военных юристов и историков спецслужб, не причастных к сфальсифицированным версиям и оценкам руководства ЦК КПСС, КГБ и прокуратуры 1960-1990-х гг., должно сказать свое слово по поводу ряда важных судебных процессов, проводившихся на фоне до сих пор почему-то засекреченных взаимоотношений правителей Советского Союза и руководителей МВД-МГБ-КГБ в 1950-е гг. Причем, думается, особый интерес для современников должны представлять не засекреченные эпизоды ликвидации политических противников, а оценка напряженности, например, в межнациональных отношениях после прекращения известного "дела врачей" и смены партийного руководства на Украине весной 1953 г.

Анализ "компрометирующих материалов" органов госбезопасности, реализованных в период смещений деятелей партийной и правительственной верхушки после смерти Сталина, показывает, что определяющим фактором использования компромата на военачальников и партийных руководителей были мотивы расстановки, в частности, Никитой Хрущевым, на ключевых постах в центре и на периферии лично преданных людей. Деловые и политические качества работников отходили на задний план. Реорганизация советских спецслужб в 1953-1954 гг. диктовалась прежде всего соображениями захвата власти и личного контроля за функционированием партийно-государственной машиной. Этот вопрос заслуживает, по нашему мнению, специального исследования на фоне масштабного разгрома под видом разукрупнения и реорганизации советских спецслужб и МВД в 1990-е гг. и нынешних планов реорганизации силовых структур.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Москве продолжается рассмотрение дела о хищении бюджетных денег, выделенных на проект "Платформа"

В Москве продолжается рассмотрение дела о хищении бюджетных денег, выделенных на проект "Платформа"

0
777
Путин принимал жалобы на правительство, КПРФ с боем отдавала Приморье

Путин принимал жалобы на правительство, КПРФ с боем отдавала Приморье

Иван Родин

0
2596
Фонд Олега Дерипаски "Вольное Дело" помог Школе-студии МХАТ выпустить новый спектакль

Фонд Олега Дерипаски "Вольное Дело" помог Школе-студии МХАТ выпустить новый спектакль

Сергей Никаноров

В Москве прошла премьерная постановка по мотивам произведений Виктора Астафьева

0
1260
В Киеве разоблачили очередного "российского шпиона"

В Киеве разоблачили очередного "российского шпиона"

Татьяна Ивженко

СБУ арестовала кандидата в президенты Украины

0
1931

Другие новости

Загрузка...
24smi.org