0
3318
Газета Спецслужбы Интернет-версия

11.04.2003

Водолазы особого назначения

Леонид Горожанин

Об авторе: Леонид Горожанин - капитан 1 ранга, кандидат исторических наук, доцент.

Тэги: море, водолазы, спецназ


НЕКОТОРЫЕ журналисты утверждают, что морской спецназ появился в СССР после того, как на пляже возле санатория советской партийно-государственной элиты в 1954 г. были обнаружены следы выхода аквалангистов. Это вызвало определенный страх у высшего руководства страны, и тогда-то состоялось решение о сформировании подразделений наших боевых пловцов.

Есть и совсем другая версия. Согласно ей, после прибытия в Великобританию в апреле 1956 г. крейсера "Орджоникидзе", на котором была установлена уникальная винторулевая группа, боевой пловец Королевских ВМС капитан 2 ранга Кребс опустился в воды Темзы для тайного изучения новой советской техники. Во время его повторного погружения корабельный винт крейсера "вдруг" провернулся, и английский офицер погиб. Советская сторона принесла свои извинения и выразила сожаление по поводу происшедшего, после чего в ВМФ СССР срочно организовали соответствующие подразделения, которые позже стали именовать морским спецназом.

НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

Но на самом деле еще в 1938 г. командиры-энтузиасты РККФ Савичев, Кривошеенко и Кроль высказали мысль о возможности использования индивидуального дыхательного аппарата (ИДА) подводника для разведывательно-диверсионной деятельности. Ими была доказана на практике возможность использования субмарин для высадки из подводного положения водолазов-разведчиков, обоснована необходимость в специальных подразделениях и сформулированы их основные задачи. Архивные материалы свидетельствуют, что первые учения по высадке водолазов-разведчиков из ПЛ, находящейся в подводном положении, были проведены на ТОФе в 1939 г. Но на этом дело застопорилось.

Только в начале Великой Отечественной войны в 1941 г., когда сложившаяся обстановка поставила перед разведывательным отделом штаба Балтийского флота (РО ШБФ) очень трудные оперативные задачи, стало ясно, что наиболее эффективным способом проникновения в тыл немецких войск является высадка десантников с моря с использованием легководолазного снаряжения. Предложение о создании спецподразделения, состоящего из водолазов, было высказано сотрудником агентурной разведки РО ШБФ старшим лейтенантом Афанасьевым в июле 1941 г. В конце июля этого года начальник ЭПРОН контр-адмирал Крылов доложил представителю Ставки Верховного командования адмиралу Исакову о целесообразности создания роты особого назначения (РОН). Окончательный результат вылился в следующий приказ по Наркомату ВМФ СССР от 11 августа 1941 г.:

"1. Сформировать при Разведотделе БФ роту особого назначения в составе 146 штатных единиц.

Роту укомплектовать командирами и краснофлотцами-водолазами, прошедшими специальную подготовку в Военно-морской медицинской академии и Управлении ЭПРОН по прилагаемому списку.

2. Командиром роты назначаю лейтенанта Прохватилова И.В. Политруком роты - политрука товарища Мациенко А.Ф. Для руководства и консультаций в подготовке по водолазному делу выделить военврача 1 ранга Савичева И.И.

3. Временный штат ввести в действие с 15 августа 1941 г.".

Для оснащения РОН использовались существующие легководолазные индивидуальные аппараты (ВИА-2), гидрокомбинезоны (ГК) и приспособления для плавания в виде спасательного круга. В 1942 г. было разработано специальное устройство, облегчающее передвижения по воде и состоящее из надувной подушки и полугидрокомбинезона из прорезиненной ткани. Позднее личный состав РОН наладил изготовление из материала аэростата индивидуальных надувных шлюпок, весивших 3 кг, с грузоподъемностью до 150 кг. В этот период штатные образцы оборудования, снаряжения, вооружения, предназначенные именно для морских спецподразделений, просто отсутствовали.

Теперь о личном составе РОН. Еще накануне Великой Отечественной войны по инициативе Военно-морской медицинской академии в Ораниенбауме (Ломоносов) были созданы курсы по подготовке водолазов-десантников. К концу лета 1941 г. эти курсы расформировали, а подготовленных ими специалистов передали разведке БФ, но сразу в РОН их не направили. Комплектовали же подразделение через Балтийский флотский экипаж за счет добровольцев различных возрастов и квалификаций, без отбора медицинской комиссией.

К тому же задачи роты на первых порах не были определены. Не имелось и программ обучения, учебных пособий, поскольку не было ни малейшего опыта подобной работы. Единственная задача по боевой подготовке в момент рождения РОН оказалась одна - за 14 дней, выделенных на формирование подразделения, каждому десантнику пройти под водой на глубине 20 м дистанцию в 1000 м. Из-за недостатка времени на теоретическую учебу было выделено очень малое количество часов. После 2-3 занятий в классе переходили к практическим погружениям под воду. При этом материальная часть изучалась в процессе непосредственных водолазных спусков. Одиночная подготовка почти не проводилась, потому что под воду спускались сразу по 8-10 человек. В устье реки Малая Невка прокладывалась путеводная нить, по которой водолазы обучались ходить под водой. Занятия проводились днем и ночью посменно. Помимо водолазной много времени еще уделялось и общевойсковой подготовке.

Большой вред приносила чрезмерная текучесть кадров из-за отсутствия строгой медицинской проверки в экипаже. Были случаи, когда из пятидесяти отобранных лишь 4-5 человек оказывались пригодными к водолазной службе. Результаты спешки в обучении сказывались и на первых погружениях. Появились случаи тяжелых водолазных заболеваний, а трое бойцов погибли. К концу второй недели обучения роновцы смогли проходить на глубине 4 м расстояние в 100-150 м. Подготовку увеличили еще на 10 суток, но это не дало заметных успехов.

И тем не менее роту в августе 1941 г. в полном составе направили на выполнение боевого задания в Выборг. Планировался захват одного из финских островов. В ходе предстоящей операции водолазам предписывалось форсировать под водой на глубине 20 м двухкилометровые рубежи. Для роновцев, прошедших столь слабую водолазную подготовку, это было не по силам. Однако попытки разведчиков обратить внимание командования на данное обстоятельство ни к чему не привели. Лишь благодаря тому, что противник, заметив скопление наших войск для штурма острова, сам покинул его, удалось избежать бесцельной гибели людей.

ПЕРВЫЙ БОЕВОЙ ОПЫТ

После возвращения из Выборга в Ленинград рота перешла уже в полное подчинение РО БФ. Через полмесяца в РОН направили водолазов из Ораниенбаума, что дало возможность отсеять плохо подготовленных и морально неустойчивых краснофлотцев. В результате спецподразделение окрепло, превратилось в мощную боевую единицу, способную успешно решать ответственные задачи. За годы войны рота провела более 200 разведывательно-диверсионных операций, половину из них - с использованием водолазного снаряжения.

Началом боевой деятельности балтийского РОН считают подрыв в августе 1941 г. моста через реку Нарва, южный берег которой заняли немецкие войска, накапливающие силы для дальнейшего наступления. Двое разведчиков, старшим из которых был старший лейтенант Пупков (фамилии второго в архивных материалах не сохранилось), ночью по течению вплавь отбуксировали морскую мину с временным взрывателем к мосту и закрепили ее на опоре. Мост обрушился, а диверсанты незаметно вернулись на базу.

Следует особо отметить работу личного состава РОН в проведении ледовой разведки на Ладожском озере. Именно по ее результатам была проложена знаменитая Дорога жизни. Операцию возглавлял сам командир РОН лейтенант Прохватилов.

Важное значение в деятельности водолазов-разведчиков имели поиск и обследование затонувших кораблей. Так, 30 июля 1944 г. катер-охотник под командованием старшего лейтенанта Коленко потопил в Выборгском заливе германскую субмарину, которая затонула на глубине 30 м. Немецкое командование сразу стало проявлять странный и необычный интерес к месту гибели ПЛ. Авиация противника неоднократно усиленно бомбила предполагаемый квадрат нахождения подводного корабля, прорвавшиеся сюда вражеские торпедные катера сбросили несколько десятков глубинных бомб.

Командующий БФ адмирал Трибуц приказал разведчикам РОН обнаружить и обследовать затонувшую вражескую ПЛ. Для проведения работ была сформирована команда из 16 водолазов во главе с командиром роты капитаном 3 ранга Прохватиловым. В течение трех суток, несмотря на глубины, превышавшие предельно допустимые для имевшегося на вооружении легководолазного снаряжения, постоянного артобстрела и штормовой погоды, задачу удалось выполнить. Выяснилось, что на субмарине находилось новое оружие немцев - две электрические, самонаводящиеся по акустическому каналу торпеды Т-5 с неконтактными взрывателями. С их помощью руководство фашистской Германии намеревалось нанести поражение западным союзникам СССР в Битве за Атлантику.

О находке советское руководство известило Лондон. В ходе личной конфиденциальной переписки между Сталиным и Черчиллем была достигнута договоренность о срочном направлении в СССР британских специалистов для изучения германской торпеды на месте.

Несколько позже в соответствии с указаниями Разведуправления МГШ подразделения водолазов-разведчиков, подобные балтийской РОН, формируются и на других флотах. Например, на Черноморском флоте к апрелю 1944 г. был создан разведывательный отряд особого назначения (РООН) в составе 10 человек под командованием старшего лейтенанта Осипова (бывший командир взвода РОН) и его помощника мичмана Павлова. Отряд участвовал только в одной боевой операции. 5 апреля 1944 г. он высадился с надводного корабля в поселке Любимовка. С 5 по 10 апреля разведчики сообщали командованию о движении кораблей противника в Севастопольской бухте. В дальнейшем РООН приступил к обследованию затопленных вражеских кораблей и извлечению оттуда ценных документов (шифр-таблиц, кодов, карт минных постановок и пр.).

На Тихоокеанском флоте подводно-десантная подготовка началась в первой половине октября 1941 г. В соответствии с приказом командующего ТОФ была сформирована подводно-десантная команда (50 человек), в которую направили тщательно отобранных курсантов учебного отряда подводного плавания и десять хорошо подготовленных по водолазному делу подводников. Командиром команды назначили лейтенанта Креймана.

Перед новым подразделением ставились следующие задачи:

- довести до совершенства общую и легководолазную подготовки;

- научить личный состав форсировать водные рубежи на глубине 20 м по компасу;

- обучить десантников подрывному делу;

- отработать выход из ПЛ через торпедные аппараты и люки и возвращение на ПЛ;

- изучить и отработать основные методы ведения разведки.

После завершения подготовки, в результате которой каждый десантник научился форсировать 3-километровый водный рубеж, команду перебросили... в Сталинград, где она обеспечивала переправу техники и войск через Волгу.

Впоследствии подготовка водолазов на Тихоокеанском флоте проводилась систематически, но не все десантники попадали на фронт. Отметим, что на ТОФ сохранили заложенные в 1939 г. традиции по проведению учений с высадкой разведгрупп из субмарин в подводном положении через трубы ТА. Например, в августе 1943 г. с лодки "Щ-113", лежавшей на грунте на глубине 30 м и на расстоянии 400 м от берега, высадились 23 человек. В это же время в таких же условиях с ПЛ типа "Ленинец" была десантирована группа из 40 человек.

В январе 1945 г. согласно директиве начальника штаба ТОФ на флоте приступили к формированию 140-го РООН со сроком готовности 15 марта. Командиром отряда был назначен Герой Советского Союза старший лейтенант Леонов, отличившийся на Северном флоте. Подразделение в августе 1945 г. провело ряд блестящих операций в корейских портах Юки, Рассин, Сейсин, Гензан и др., но водолазное снаряжение им ни разу использовано не было.

ЛИКВИДАЦИЯ И ВОЗРОЖДЕНИЕ

Так сложилось, что на фоне общих военных успехов действия малочисленных морских подразделений особого назначения и достигнутые ими результаты показались ничтожно малыми и неубедительными для командования ВМФ. К тому же опыт использования в ходе Второй мировой войны наших и иностранных боевых пловцов почти не изучался. Это привело к недооценке и недопониманию возможностей РОН и РООН, породило в МГШ уверенность в их ненужности. После проведенной в сентябре-октябре 1945 г. инспекции Балтийского флота начальник РО БФ и НШ БФ контр-адмирал Александров дал заключение о том, что разведывательные отряды в мирное время иметь нецелесообразно. Это заключение внесли в акт инспекции, который утвердил начальник МГШ адмирал Исаков (по иронии судьбы он же в 1941 г. своим приказом создал РОН, а в октябре 1945 г. его уничтожил). На основании этого документа все РОН флотов к концу 1945 г. расформировали.

Вдобавок в июле 1946 г. Исаков ответил отказом на предложение министра внутренних дел СССР Круглова передать ВМФ захваченные в Германии материалы на тему "Военно-морской пловец-подрывник" и интернированного немецкого инженера Неймаера, посвятившего разработке этой проблемы всю жизнь. Адмирал считал, что наш флот в морском спецназе не нуждается, а опыт боевых пловцов необходимо использовать армейскими диверсионными группами при решении задач на реках по подрыву мостов, переправ и пр.

Однако к началу 1950-х гг. Разведуправлением МГШ был более тщательно изучен опыт боевых действий РОН, извлечены уроки из операций разведывательно-диверсионных подразделений ВМС Италии, Японии, Великобритании, Германии, США, Франции и Норвегии, которые в период Второй мировой войны потопили 20 боевых кораблей, в том числе 5 линкоров, 3 крейсера, уничтожили 60 судов общим водоизмещением более 500 тыс. тонн. Только в Нормандской десантной операции 1944 г. боевые пловцы США разведали и уничтожили 2,5 тыс. средств и противодесантных заграждений, обезвредили более 200 мин.

Важную роль в возрождении подразделений морского спецназа сыграла статья "Использование ПЛ для высадки разведывательных групп из-под воды", написанная капитаном 2 ранга Марголиным, старшим уполномоченным по подводным кораблям тихоокеанской группы Управления государственной приемки кораблей, бывшего командира подлодки. Материал был подготовлен по предложению начальника ГРУ МГШ контр-адмирала Бекренева для бюллетеня морской разведки. Марголин четко и убедительно сформулировал задачи, которые могли бы выполнять водолазы-разведчики, обосновывались необходимость и преимущества их использования с соответствующим образом оборудованных ПЛ.

29 мая 1952 г. проблема создания спецчастей была рассмотрена военно-морским министром вице-адмиралом Кузнецовым и утверждена в "Плане мероприятий по усилению разведки ВМС", представленном контр-адмиралом Бекреневым. 24 января 1953 г. на совещании с начальниками управлений министр подтвердил необходимость создания на флотах отдельных морских разведывательных дивизионов (ОМРД)

Таким образом, в 1950-х гг. отечественный морской спецназ пережил свое второе рождение.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Браконьеры Дальнего Востока ежегодно зарабатывают миллиард долларов

Браконьеры Дальнего Востока ежегодно зарабатывают миллиард долларов

Татьяна Двойнова

В регионе подсчитали убытки от незаконного экспорта рыбы и краба

0
2622
Загрязнителей Японского моря пока наказать некому

Загрязнителей Японского моря пока наказать некому

Татьяна Двойнова

Экологи, эксперты и чиновники ждут появления единого хозяина акватории Приморья

0
928
День в истории. 12 августа

День в истории. 12 августа

Петр Спивак

0
333
Нервная реакция на стратегическом уровне

Нервная реакция на стратегическом уровне

США и Россия все чаще демонстрируют друг другу носители ядерного оружия

2
9821