0
1905
Газета Спецслужбы Интернет-версия

17.10.2003

Сигнал "Ядерная атака!" поступил из Москвы

Тэги: Пеньковский, карибский кризис

Анатолий Иванович Докучаев - военный журналист.

РОССИЯНЕ старшего поколения хорошо помнят процесс по делу Олега Пеньковского, продававшего государственные секреты американской и английской разведкам. Об этом много писалось в 1963 году. Затем в освещении этой темы был перерыв. Однако с 1992 года (тогда отмечалось 30-летие Карибского кризиса) в печати прокатилась новая волна публикаций о "супершпионе" с совершенно неожиданным поворотом.

В России были опубликованы отрывки из книги Джеральда Шектера и Петра Дерябина с вопрошающим названием "Шпион, который спас мир?". Некоторые СМИ утверждали, что мир в 1962-м, в период Карибского кризиса, был спасен благодаря Пеньковскому, его бесценной информации, переданной Вашингтону. Впрочем, была выдвинута и другая версия - Пеньковский оказался пешкой в большой игре, но, сам не подозревая, сыграл огромнейшую роль в предотвращении военного конфликта в дни Карибского кризиса. Есть ли основания для таких версий?

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ

Версия "Пеньковский - спаситель мира" была запущена с подачи того же американца Джеральда Шектера. Дескать, бытует мнение, что выход из кризиса был найден благодаря мудрости политиков, осознавших все ужасы и бесполезность ядерной войны. На самом деле тут многое сделал Олег Пеньковский. Президент Кеннеди благодаря ему узнал, что Хрущев обманывал, заявляя о ядерном превосходстве СССР над США и производстве 250 межконтинентальных баллистических ракет в год.

Наоборот, превосходство было у Соединенных Штатов. По оценкам разведки, арсенал СССР насчитывал от 50 до 100 межконтинентальных баллистических ракет. По данным Пеньковского, СССР должен был иметь от 25 до 50 ракет только к 1962 году.

Пеньковский, если верить Шектеру, также передал ЦРУ и МИ-6 документы о советской ракете SS-4. Информация о том, сколько времени требуется на установку и приведение в боевую готовность ракеты, позволила якобы президенту Кеннеди начать переписку с Никитой Хрущевым, что в конечном итоге привело к выводу советских ракет с Кубы. Без такой информации президент был бы вынужден, дескать, принимать более поспешные и более опасные решения.

В США публикациями разразился бывший сотрудник ЦРУ Джо Булик, работавший с Олегом Пеньковским. Он поведал, что в сентябре 1962 года Пеньковский сообщил о размещении советских ракет на Кубе. 14 октября того же года ракетные установки были сфотографированы разведывательным самолетом U-2, что дало повод Кеннеди выразить протест Хрущеву.

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ

Версию "Пеньковский - пешка в игре спецслужб" запустил в одной из московских газет Александр Погонченков.

Под новый, 1961 год в Кремле состоялся большой прием. Никита Хрущев подошел к группе оживленно беседовавших западных послов, хитро прищурился и рубанул: "Между прочим, могу по секрету сказать, что для Франции и Англии у нас готово по 50 ракет с ядерными боеголовками... И для ФРГ - 30".

Высшие чины госбезопасности, увидевшие расшифровку записи с новогоднего банкета, были якобы шокированы. В дело вступил генерал-лейтенант Яков Хренов, курировавший ряд подразделений КГБ и ГРУ. Он позвонил своему знакомому академику Абраму Иоффе, ведущему специалисту в области ядерных вооружений. Тот при личной встрече сообщил точные данные о количестве ядерных боеголовок. У СССР их было 300, а у американцев - 5000. Никита Сергеевич блефовал, не представляя себе последствий, которые могло вызвать его заявление. Единственным выходом было сообщить американцам правду.

Но как? Нельзя было допустить, чтобы американцы усомнились в передаваемой информации. Значит, следовало передать целый ряд достоверных сведений, которые бы укрепили доверие к источнику информации. Посвящать кого-либо в истинный смысл этой операции было нельзя - служебное рвение и ведомственная ограниченность могли привести самого Хренова на скамью подсудимых. Поэтому Яков Ильич решил задействовать ГРУ "вслепую". В этом ведомстве были уверены, что передают важнейшую дезинформацию.

Об этой операции в руководстве ГРУ должны были знать два человека, один из них - Пеньковский, уверенный в полезности для Родины своей миссии. Но случилось непредвиденное - Хренов попал в госпиталь с подозрением на рак печени. Диагноз вскоре подтвердился. К этому известию Яков Ильич отнесся спокойно, а вот данные коллег из контрразведки о деятельности Олега Пеньковского не могли его не взволновать. Тогда Хренов решил пойти ва-банк. Пеньковскому передали, что в операцию внесены коррективы. Будет инсценирован его арест и, возможно, даже суд, а потом его обменяют на кого-нибудь из засыпавшихся советских разведчиков. Действуя по этому сценарию, Олег Пеньковский сыграл свою роль до конца.

Усилий Пеньковского для передачи сведений о ракетах, по мнению организаторов операции, оказалось мало. И тогда в игру вступил сам Яков Хренов. За три дня до ареста Пеньковского произошло событие, шокировавшее весь высший эшелон КГБ. Во время пребывания на Кубе в составе делегации Анастаса Микояна исчез генерал-лейтенант госбезопасности Яков Хренов. Как выяснилось, он дал указание советскому резиденту на Кубе Игорю Усольцеву выйти на резидента ЦРУ в этой стране Джона Войта с целью организации личной встречи Хренова с ним. Затем Хренова, по данным авторов версии якобы видели на вилле Мэрилин Монро, близкой подруги братьев Кеннеди. Побег должен был подтвердить данные, которые передал Олег Пеньковский. И, судя по всему, эта цель была достигнута.

Кеннеди не нажал пресловутую кнопку, и война не началась. Олег Пеньковский получил пулю в затылок, а о Якове Хренове предпочли просто забыть, будто бы такого человека не было. (Скорее всего его действительно никогда не было, поскольку ни одного упоминания о генерал-лейтенанте Якове Хренове, курировавшем одновременно отделы КГБ и ГРУ, найти не удалось. - "НВО")

Получается, "дело Пеньковского" является успехом советской разведки, сумевшей довести до руководства США правду о стратегических вооружениях СССР. Дескать, сказки Хрущева Западу об исключительной военной мощи Советского Союза могли очень дорого стоить.

У ОПАСНОЙ ЧЕРТЫ

Олег Пеньковский не был спасителем мира. Как не был и супершпионом. Он, наконец, не сыграл никакой роли в разрешении Карибского кризиса.

С 12 июля по 22 октября 1962-го проходила операция под кодовым названием "Анадырь". На Кубу было доставлено 43 тысячи советских военнослужащих, пусковые установки и ракеты Р-12, несколько десятков ядерных боеголовок, несколько самолетов - носителей ядерного оружия Ил-28. Переброска войск позволила предотвратить вторжение американцев, к тому же Вашингтон согласился в ответ на советское решение о выводе с Кубы ракет Р-12 и бомбардировщиков Ил-28, убрать свои ракеты "Юпитер" с территории Турции.

Среди рассекреченных докладов ЦРУ в октябре 1992 года был представлен меморандум под кодовым наименованием "Айронбарк", основанный на сообщениях Пеньковского. По оценкам экспертов, проанализировавших этот документ, летом и осенью 1962 года аналитики ЦРУ не воспринимали всерьез сообщения американских агентов , что на Кубе развертываются ракеты средней дальности (обратим внимание читателя - речь не о Пеньковском, а об агентах на Кубе). Один из них сообщал, например, что возле Гаваны видели колонну из 24 грузовиков, семь из которых везли нечто, напоминающее большие трубы, прикрытые брезентом. Еще один грузовик вез что-то похожее на радар.

Американские эксперты не смогли понять смысл советских действий и сочли, что Советский Союз размещает на Кубе ракеты ПВО. Присутствие советских ракет на Кубе стало реальностью для администрации США лишь 14 октября, когда самолеты U-2 сделали фотоснимки ракетных площадок.

Что касается начала переписки руководителей государств, то узнав о ракетах на Кубе, Кеннеди не поспешил сесть за письменный стол, а сделал 22 октября резкое заявление по национальному телевидению, объявив о военной блокаде Кубы. Это и стало началом пика Карибского кризиса, а не началом переписки, которая, кстати, шла и до этого.

Категоричность Джона Кеннеди руководство в Гаване поняло как готовность совершить агрессию и привело кубинские войска в высшую степень готовности. Командование советской группировки на острове также получило шифрограмму, разрешающую вступать в бой в случае прямой агрессии. В высшую степень готовности начали приводиться вооруженные силы США и СССР. И вот в этот самый момент директору ЦРУ Джону Маккоуну сообщили, что от агента в Москве получен сигнал "ядерная атака", означающий, что СССР готовит на США ракетное нападение. Рассказывают, что Маккоун поморщился и даже не дал команду перепроверить сигнал. Он посчитал телефонный сигнал провокационным.

А произошло вот что - об этом поведал 25 лет спустя Макджордж Банди. Пеньковского по случайному совпадению арестовали в самый разгар Карибского кризиса - 22 октября, и тот успел подать установленный в случае чрезвычайных обстоятельств телефонный сигнал. Однако вместо сообщения о провале просигнализировал, что СССР готовит ядерное нападение на США. Понятно, это могло довести в Белом доме обстановку до кипения. Но Маккоун знал, с кем имел дело.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шпионский "ребус" полковника Пеньковского

Шпионский "ребус" полковника Пеньковского

Николай Шварев

В чьих интересах на самом деле работал "агент мечты"

0
6740
Неусвоенные уроки Карибского кризиса

Неусвоенные уроки Карибского кризиса

Федор Ладыгин

Вашингтон все продолжает повторять стратегические просчеты

1
5854

Другие новости

Загрузка...
24smi.org