0
13551
Газета Спецслужбы Интернет-версия

05.03.2004

О чем не был уполномочен заявить ТАСС

Олег Котов

Об авторе: Автор выражает признательность ветеранам КГБ СССР И.К.Перетрухину и С.В.Лекареву.

Тэги: сша, агент, Огородник, кгб, тасс


20 лет назад советские телезрители впервые увидели остросюжетный фильм "ТАСС уполномочен заявить" по одноименному роману Юлиана Семенова, повествующий об операции КГБ по разработке американского агента - сотрудника МИД СССР Александра Огородника, который, согласно официальной версии, покончил с собой во время ареста. С тех пор этот сюжет дал основу для множества статей, книг и телепередач. Одна из таких телеверсий - "Тайны разведки" - вышла на прошлой неделе на НТВ. Строго говоря, никаких тайн раскрыто не было. В качестве неизвестных ранее деталей было сказано, что в реальности африканская Нагония была Колумбией, что во время проведения тайниковой операции с двойником Дубова-Огородника на Краснолужском мосту была задержана Марта Петерсон, а не дипломат-мужчина, и что белая "Волга" была черной. Тем не менее свидетельства участников и очевидцев событий середины 1970-х оставляют огромный простор для размышлений об их истинной подоплеке. Вполне вероятной видится версия, что, с одной стороны, представленное как громкий успех контрразведки разоблачение мидовца-предателя прежде всего имело целью избавить высокопоставленного партийного деятеля от "нежелательного" потенциального родственника, а руководство КГБ - от неизбежного скандала. С другой стороны, это не являлось и просчетом для американцев, которые скорее всего преднамеренно сдали Огородника, чтобы прикрыть своих более ценных советских агентов.

"I" БЕЗ ТОЧЕК

Итак, в начале 1970-х в столицу Колумбии Боготу на должность 2-го секретаря посольства прибывает Александр Огородник. Ему чуть больше 30, окончил Суворовское училище и МГИМО, кандидат экономических наук, эрудит, спортсмен, ведет трезвый образ жизни, не курит, тщательно следит за своей внешностью и здоровьем. Но в, казалось бы, положительный образ советского дипломата были вплетены ниточки, потянув за которые, иностранная разведка сделала его "своим человеком" - это его неумеренная тяга к слабому полу и неудовлетворенные амбиции. Несмотря на, в общем-то, удачное продвижение по службе, в своем дневнике он жаловался на недооценку своих профессиональных заслуг руководством и тотальную глупость окружающих. При этом карьерные побуждения служили немаловажным фактором выбора спутниц жизни - выбора, оказавшегося роковым. После развода с Александрой Арутинян вышедшую за него замуж Ольгу Серову Огородник отравил, опасаясь, что та может сообщить "куда следует" о своих догадках о связях его с иностранной разведкой. А планы женитьбы на дочери секретаря ЦК КПСС Константина Русакова, имевшие реальные шансы осуществиться, учитывая расположение, которое питала к кандидату в зятья супруга "цековца" Тамара, похоже, привели к могиле и самого Огородника.

Вербовка Огородника была проведена по классической схеме заманивания в "медовую ловушку". Главным аргументом для согласия на "дружбу" с ЦРУ послужила пленка с изображением нескромных сцен с участием дипломата и сотрудницы Колумбийского университета Пилар Суарес. Малоизвестная деталь - справку о беременности своему любовнику из страны Советов прекрасная испанка не предъявляла: был ее телефонный звонок из Мадрида в Боготу, а потом визит к Огороднику колумбийских контрразведчиков, которым он заявил, что согласен работать только с их старшими партнерами. Таким образом, американцы сначала подступались к объекту через "младших братьев", сделав попытку вербовки "под чужим флагом", а уже потом открыли карты.

Первое, что ставит под сомнение тиражируемую более двух десятков лет версию, - источник, предоставивший советской контрразведке информацию о предательстве в дипмиссии. Им являлся перебежчик из Чехословакии Карел Кочер, который после соответствующей процедуры проверки, включающей полиграф, был зачислен в аналитический отдел ЦРУ. В конце октября 1975 г. он инициативно восстановил агентурную связь с разведчиками ЧССР, через которых и передал информацию о вербовке в латиноамериканской стране советского дипломата. Якобы этот факт стал известен Кочеру благодаря тому, что в сферу его профессиональных обязанностей входил анализ сводок прослушивания телефонных переговоров Огородника с целью составления его психологического портрета для последующей вербовки. Но КГБ получил от чехословацких коллег только общие сведения - установочные данные завербованного американцами советского дипломата не раскрывались, чтобы, в свою очередь, не выдать своего источника в американских спецслужбах.

Но ветераны КГБ считают, что эта история смахивает на легенду прикрытия, разработанную в недрах Лэнгли. Пока нельзя сделать вывод о том, чьим агентом все же являлся Кочер - внедренным в ЦРУ чехословацким или подставленным разведке ЧССР американским, либо, что более вероятно, классическим "двойником". В таких случаях говорят: "Смотри, кому выгодно". В этот период на американцев работали агенты такого высокого ранга, впоследствии ставшие перебежчиками, как Олег Гордиевский и Виктор Шевченко. Заокеанские хозяева вполне могли избавиться от "разведмусора", чтобы отвлечь внимание советской контрразведки от своих подопечных, которых им отнюдь не хотелось терять.

Версию о малополезности Трианона - такую кличку получил Огородник от американцев - подтверждает то, что после возвращения из загранкомандировки в Союз в декабре 1974 г. и вплоть до своего ареста в июне 1977-го Огородник не имел доступа к ценным, с точки зрения зарубежной разведки, сведениям. Его должность в отделе Америки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий МИД СССР, полученная не без протекции семьи Русаковых, на первый взгляд, была престижной и значимой, но позволяла знакомиться с документами далеко не наивысшей степени важности. Связь с Русаковыми могла служить дополнительным основанием для американцев "сбросить карту". Они хорошо сознавали, что, учитывая жесткую систему советского контрразведывательного режима, окружение высших должностных лиц тщательно проверяется. Кроме того, американцы смотрели сквозь пальцы на факт убийства Огородником своей супруги Ольги Серовой, да еще при помощи присланного им для самоликвидации в случае опасности специального яда, что было прямой дорогой к расшифровке.

Также примечательна деталь, что операцию по разработке Трианона-Огородника курировал Олдрич Эймс, в будущем - "суперкрот" советской разведки в Лэнгли, передавший сведения о 20 американских агентах. То, что сотруднику центрального аппарата ЦРУ Эймсу поручили завершить вербовку Огородника, свидетельствует о его значимости как профессионала в глазах руководства ЦРУ и оказываемом ему доверии, которое во многом помешало в дальнейшем вовремя вскрыть его как агента КГБ.

Операция получила условное наименование "Кайман", а объект разработки псевдоним Агроном. Подчиненные генералов Григория Григоренко и Виталия Боярова проделали огромную работу по выявлению Огородника из числа лиц, подпадавших под примерное описание облика агента, переданное чехословацкой стороной. Свидетельствам о том, что реализация оперативных материалов затягивалась - более чем на полгода - во многом из-за интриг между руководством МИДа и КГБ, конечно, стоит доверять. Руководитель Службы безопасности внешнеполитического ведомства генерал Курушев неоднократно информировал об Огороднике министра Андрея Громыко, реакция которого была примерно такой: "В МИДе предателей нет". Но все же степень влиятельности председателя КГБ Юрия Андропова в советской иерархии, видимо, была достаточной для преодоления корпоративного сопротивления руководства МИДа, необходимого для санкционирования таких операций.

"ПАРКЕР" - УБИЙЦА?

Арест Огородника, который, как известно, закончился его смертью, состоялся вечером 22 июня 1977 г. Подошедшего к двери своей квартиры мидовца встретила "группа товарищей". Обращает на себя внимание тот факт, что необходимой, согласно уголовно-процессуальному законодательству, санкции на задержание и обыск получено не было. Это говорит либо о том, что решение о пресечении шпионской деятельности было принято неожиданно, впрочем, как и о том, что исход визита чекистов был заранее предопределен. Все, кто знаком с этой историей, прекрасно помнят хрестоматийную сцену, когда после продолжительных заявлений о непричастности к предъявленным ему обвинениям, Огородник согласился изложить свои признательные показания на бумаге и, воспользовавшись по недосмотру сотрудников КГБ собственной авторучкой "Паркер", снабженной специальным ядовитым составом, покончил жизнь самоубийством. Но участники событий свидетельствуют, что у происходившего был всего лишь один свидетель - следователь, попросивший остальных членов спецгруппы, в которую, кстати, входил генерал из 7-го управления КГБ, удалиться из комнаты. Способен ли был жизнелюб и раб своего тела Александр Огородник на такой шаг? Тем более что он еще имел шансы пожить, в случае, если бы был включен в оперативную игру по разоблачению его заокеанских кураторов - иначе зачем нужно было впоследствии искать Огороднику двойника для организации захвата с поличным Марты Петерсон? Или Трианон-Агроном был ликвидирован ради сохранения реноме шефов Лубянки?

По крайней мере из воспоминаний заместителя начальника Второго главка КГБ Виталия Боярова, изложенных Вячеславом Кеворковым в книге "Прожить честно и интересно", мы можем узнать, что пришедший "на ковер" к Андропову генерал-контрразведчик с докладом о провале не встретил "ни одного упрека или даже просто недовольства". Один из подчиненных Боярова через несколько дней после завершения операции имел разговор с личным секретарем главы МИДа Макаровым, в котором последний произнес примерно следующую фразу: "На этот раз твой шеф просто молодец - не подставил нашего министра, а взял на себя и одним махом устранил проблему. Сделали все на профессиональном уровне, комар носа не подточит. Их же оружие против них повернули". Была ли смерть Огородника "заказом" или нет, но она избавила Андрея Громыко и Константина Русакова от многих неприятных деталей, которые могли бы всплыть на суде. А Юрий Андропов не только не усугубил непростые отношения с МИДом и ЦК, но даже извлек политические дивиденды. Американский посол Тун, явившийся в советский МИД сразу после высылки из страны арестованной с поличным Марты Петерсон в Америку, высказал настоятельную просьбу не предавать случившееся гласности, "что будет высоко оценено правительством Соединенных Штатов Америки".

В любом случае, книга и фильм "ТАСС уполномочен заявить", созданные в начале 1980-х, имели огромное пропагандистское значение. Советским гражданам демонстрировались коварство империалистических разведок и большая общественная значимость деятельности "репрессивного монстра" - КГБ. Американцам же (скорее речь идет о специалистах по "Совьет Раша") напоминалось о жестком контрразведывательном режиме, установленном наследниками Дзержинского, позволяющем держать под колпаком каждый шаг иностранной спецслужбы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
965
США берут Европу в заложники

США берут Европу в заложники

Владимир Иванов

Чем ответит Москва на ликвидацию Договора о РСМД

0
1284
Наступит ли мир  на Корейском полуострове

Наступит ли мир на Корейском полуострове

Вашингтон, Сеул и Пхеньян сплели такой клубок противоречий, что распутать его быстро не получается

0
656
Пекин переходит  в наступление

Пекин переходит в наступление

Александр Храмчихин

Китай продолжает выдавливать Россию и Индию из их традиционных зон влияния

0
1544

Другие новости

Загрузка...
24smi.org