0
1689
Газета Спецслужбы Интернет-версия

22.12.2006

Арнольд Шнеэ, он же Анри Робинсон

Валерий Кочик

Об авторе: Валерий Яковлевич Кочик - историк.

Тэги: красная капелла, шнеэ, вов, разведка


65 лет назад произошло событие, которое иной раз называют началом разгрома советской разведывательной сети, известной как «Красная капелла». Служба радиопеленгации абвера (германская военная разведка и контрразведка) засекла нелегальный передатчик в Брюсселе, на улице Атребат, 101. В ночь на 13 декабря 1941 года группой захвата во главе с капитаном Гарри Пипе в доме по указанному адресу были арестованы шифровальщики и радисты Давид Ками, Софья Познаньская, Михаил Макаров и хозяйка квартиры Рита Арну... Чудом избежал той же участи их руководитель Леопольд Треппер.

ЧТО ТАКОЕ «КРАСНАЯ КАПЕЛЛА»

Здесь нужны некоторые пояснения. До сих пор в литературе по истории спецслужб существуют разные толкования «Красной капеллы». Одни исследователи включают в ее состав лишь организации Леопольда Треппера (советская военная разведка – РУ-ГРУ ГШ; Франция, Бельгия, Нидерланды) и Харро Шульце-Бойзена – Арвида Харнака (советская внешняя разведка – ИНО-ИНУ НКВД-НКГБ; Германия). Другие – добавляют к ним швейцарскую нелегальную резидентуру во главе с Шандором Радо (РУ-ГРУ), группы Ильзе Штёбе (РУ-ГРУ; Германия) и Даниеля Гаулозе (Коминтерн, Нидерланды), разведывательно-диверсионную организацию Эрнста Вольвебера (ИНО-ИНУ; Швеция, Норвегия), некоторых деятелей и отдельные структуры Движения сопротивления в Европе.

В том же случае если «Красная капелла» понимается как общеевропейская разведывательная сеть, к которой относятся все люди, группы и организации, так или иначе связанные с Москвой, тогда ее действие распространяется и на Восточную Европу. В 1940-е – 1960-е годы в связи с «Красной капеллой» назывались, например, группы РУ-ГРУ: Николая Арцишевского (Польша), Генриха Фомферры и Ганса Шварца (Словакия), Александра Пеева и Владимира Заимова (Болгария). Но с той поры стали известны имена и многих других советских разведчиков, в том числе тех, кто работал за кордоном с довоенных времен до самого Дня Победы, а также действовавших на завершающем этапе Второй мировой в Германии, Польше, Болгарии, Чехословакии, Венгрии, Франции, Швеции, Швейцарии и других странах.

Из этого следует, что можно говорить о разгроме (да и то неполном) только части «Красной капеллы». Да провалы в сети «КК» случались уже в 1941 году (случай на улице Атребат не был единственным), а самый сильный удар по ней гестапо и абвер нанесли в 1942–1943 годах. Но советским разведслужбам удалось справиться с этой тяжелой ситуацией.

На данный момент о «Красной капелле» опубликовано громадное количество статей и книг, сняты художественные и документальные фильмы, но, надо думать, известно о ней еще далеко не все. Только в последнее время появились, например, некоторые подробности о жизни и деятельности руководителя одной из крупных организаций «КК» Арнольда Шнеэ, более известного как Генри (Анри) Робинсон.

РЕЗИДЕНТ ГАРРИ

Он родился 6 мая 1897 года в Брюсселе в семье евреев, эмигрировавших из царской России. Позднее переехал во Францию, получил гражданство этой страны и в 1920 году вступил во французскую компартию, а позднее – и в компартию Германии. Высшее образование Арнольд получил в Цюрихском университете, где изучал юриспруденцию. Всесторонне образованный человек, Шнеэ свободно владел английским, немецким, итальянским, французским и русским языками, что очень помогало ему в дальнейшем. В 20-е годы он познакомился с немецкой коммунисткой Кларой Шаббель, которая вскоре стала его женой, но виделись они довольно редко.

С 1921 года Шнеэ – сотрудник аппарата Коммунистического интернационала молодежи (КИМ) в Москве. Отсюда Арнольда направили в Рурскую область, оккупированную французской армией. Здесь он вел подпольную антивоенную работу, за что суд Франции приговорил его заочно к 10 годам тюрьмы. Потом Шнеэ вновь появляется в Москве, ведает конспиративными делами в Испанской комиссии Секретариата и в Орготделе Исполкома Коминтерна (1924–1928).

Выполняя задания ИККИ, Арнольд неоднократно выезжает за рубеж – в Германию, Францию и другие страны. Трудился он и в «М-аппарате» – военной организации КПГ, в результате чего с 1930 года его фамилия фигурирует в немецком «Бюллетене розысков». В 1924-м судьба (или ИККИ) привела в Москву жену Шнеэ, которую в Советском Союзе называли Кларой Людвиговной. Она работала стенографисткой в Разведупре Штаба РККА (1924–1925) и в Коминтерне (1925–1926), занимала ту же должность в советском торгпредстве в Германии, многие годы была разведчицей и хозяйкой явочной квартиры.

Сам Шнеэ начал оказывать помощь советской военной разведкой еще в 1923–1924 годах, когда находился в Германии по линии Коминтерна. Спустя три года он возобновил контакты с ней. Подобное совмещение обязанностей не было исключительным явлением в ту пору. Такое случалось сплошь и рядом. Да и обе разведслужбы СССР (РУ и ИНО) по ряду направлений объединили свою работу в первой половине 1920-х. Тогда же Шнеэ и обзавелся новыми документами – на имя Анри Робинсона (английский вариант этого имени – Генри Робинсон).

Кадровым сотрудником советской военной разведки Арнольд стал в 1933 году, когда по указанию Берзина его завербовал резидент РУ в Германии «Оскар» – Оскар Ансович Стигга, впоследствии руководитель военно-технической разведки. Шнеэ-Робинсона собирались использовать во Франции, Англии и Германии. Он получил псевдоним «Гарри» и приступил к выполнению заданий Центра.

С декабря 1935-го Арнольд является помощником резидента, а спустя два года назначается резидентом. Его штаб-квартира находилась в Париже. В период с 1937 по 1939 год «Гарри», который работал под видом журналиста, удалось создать большую, хорошо законспирированную и весьма эффективную разведывательную сеть, добывавшую исключительно важные сведения, которые, по заключению Наркомата оборонной промышленности СССР, позволили сэкономить миллионы инвалютных рублей. Робинсон имел агентов в Англии, Франции, Германии, Италии, Швейцарии и других странах. Среди них можно назвать Андре Лабарта («Жером»), Мориса Ойнис-Хенцлина («Робин»), Василия Максимовича («Макс»), Эрнста Вайса («Жан»), Ганса Любшинского, Хайнца Кальмана, обладавших широкими возможностями для получения ценной информации.

Но многие помощники Шнеэ так и остались неизвестными (видимо, навсегда) – это рабочие и инженеры военных заводов, сотрудники министерств и ведомств, ученые, журналисты, политики. Немцы, анализируя документы, найденные при обыске в доме «Гарри» после его ареста, выяснили, что он сумел установить связи даже с военным командованием Франции.

Диапазон военно-технической информации «Гарри», отмечает историк и журналист Николай Поросков, был необычайно широк: тут и сведения о разработках «сигнальной системы автоматических уловителей и предупредителей о приближающихся самолетах», магнитной торпеде, «слепой» посадке самолета; и доклады о частичной мобилизации в Англии в сентябре 1938 года, мероприятиях в области авиационных вооружений.

ОН СПАС МНОГИХ

В 1940-м Робинсон получил приказ сосредоточить внимание на Германии, а год спустя Центр связал его с Леопольдом Треппером («Отто»). Более двух лет эффективно действовала резидентура «Гарри». Она была хорошо законспирирована, подготовлена к работе в условиях военного времени, имела две рации (радист Медардо Гриотто) и вполне могла бы уцелеть до конца войны. Но...

21 декабря 1942 года гестаповцы схватили Альберта Шнеэ близ станции парижского метро «Зегур». По поводу его ареста существуют различные версии, достоверно лишь одно – он стал результатом предательства.

При обыске под деревянным полом квартиры «Гарри» немцы обнаружили секретные документы, несколько фальшивых паспортов и удостоверений личности. Благодаря этой находке удалось установить настоящую личность Робинсона. Так, в сопроводительном письме гестапо от 19 января 1943 года говорилось, что советский агент «Гарри» направлен в Берлин, поскольку он с 1930 года находится в имперском розыске и является исключительно важной персоной в партийно-политическом смысле.

На допросах Альберт держался стойко. С первых минут ареста он принялся утверждать, что всего лишь исполняет обязанности курьера и очень мало знает о людях, с которыми находился в контакте. Треппер после возвращения в Москву свидетельствовал: «Гарри» рассказал о многих людях, но они или были уже мертвы, или находились в Лондоне». Это подтверждает выдержка из доклада английской контрразведки МИ-5: «Робинсон, который был необычайно умным и разносторонне образованным человеком, мало дал немцам сведений во время допросов. Ему удалось спасти большое число своих агентов┘ Многие остались неопознанными до настоящего времени».

Разумеется, в гестапо тоже служили настоящие профессионалы, которые понимали, что «красный солист» хочет их обмануть. Шнеэ пытали, чтобы узнать коды и расписание сеансов связи, однако состояние здоровья арестованного было таким, что «форсированных методов» допроса он мог не выдержать, а преждевременная кончина столь ценного пленника в планы гестаповцев не входила.

Первые сведения о судьбе Робинсона после ареста Центр получил в конце сентября 1944 года, когда неизвестный передал в советское представительство в Софии следующую записку: «Французский товарищ Анри Робинсон «Гарри» был арестован гестапо в декабре 1942 года в своем доме. Он был выдан лицом, которое получило его адрес в Москве. Его жена и сын были подвергнуты пыткам и заключены в тюрьму, а затем казнены. Сам «Гарри» был заключен в одиночку и впоследствии отвезен в Берлин, Гауптзихерхайтсамт, Принц-Альбрехтштрассе (штаб-квартира РСХА, Главного имперского управления безопасности. – В.К.), где содержится в большом секрете в камере 15 в ожидании смертного приговора. Пишущий настоящие строки видел его последний раз 20 сентября 1943 года в день выхода из соседней камеры 16 и обещавший передать его сообщение». Само послание Робинсона помещалось под «запиской неизвестного».

Как вскоре установили компетентные органы Болгарии, эту записку вынес из тюрьмы Петро Божков. Он учился в Берлинском университете, когда гитлеровская Германия напала на СССР. За антифашистскую пропаганду и контакты с советскими военнопленными Божков был арестован гестаповцами и оказался в застенках на Принц-Альбрехтштрассе. Там во время одной из прогулок в тюремном дворе болгарин познакомился с заключенным, назвавшим себя «Гарри». В сентябре 1943 года, узнав, что Божкова высылают на родину, в Болгарию, он передал ему записку и попросил переслать ее в Москву.

На клочке бумаги размером со спичечный коробок Альберт Шнеэ рассказал максимально много об известных ему провалах и людях, но излагал все данные так, чтобы они были понятны только Центру. Вот полный текст этого письма:

«1. Паскаль с июля 42 работал на гестапо. Он предал: свою группу, группу Хемница, группу Симекс и Отто, и своих людей.

2. Муж Паолы в дек. 42 предал – Анни и Сисси, мою жену и моего сына.

3. Отто арестован перед нояб. 42. Также его помощники в дек. 42. Паола и радист Леон арест. в янв. 43. Арестованы радисты в Брюсселе и Париже. Н. из Бр. арестован в Марселе.

4. Выдан адрес в Праге.

5. Парашютист Оглиборн арестован в сент. 42 в Малинэ.

6. Предан мужчиной, единственным имевшим связь и адрес, полученные от вас. Я с другом был арестован в дек. По этому адресу найден материал. Друг приговорен к смерти. Жена 10 лет. Мой швейцарский друг в П. арестован в апреле, Бланше в мае. Четыре знакомых сотрудника также арестованы. Из аппарата все связи, вкл. с франц. минист. и ген. штабом, безопасностью, известны только ГА.

7. Здесь Анни со мной, предупредите Сисси.

Обезглавлен или расстрелян. Победа будет наша. Ваш Г.»

КОММЕНТАРИИ К ПРЕДСМЕРТНОМУ ПОСЛАНИЮ

Они необходимы, чтобы читатель понял, о ком идет речь, но вместе с тем убедился: узник гестапо мог в чем-то ошибаться.

«1. Паскаль с июля 42 работал на гестапо. Он предал: свою группу, группу Хемница, группу Симекс и Отто, и своих людей».

«Паскаль» – руководитель одной из разведгрупп организации Леопольда Треппера в Бельгии Константин Ефремов. Достоверных данных о его предательстве, как и о дальнейшей судьбе нет. Ветеран ГРУ генерал-майор Виталий Никольский, который знал Ефремова с детства, считал, что обвинения в его адрес ложны.

«Хемниц» – лейтенант Михаил Макаров (Карлос Аламо), в 1939-м направленный, как и Ефремов, в брюссельскую группу. «Очень скоро у меня сложилось самое благоприятное мнение о нем, – вспоминал впоследствии Треппер. – Правда, многое, несомненно, свидетельствовало о его неподготовленности. Герои на полях сражений не всегда становятся хорошими разведчиками. Его обучение на радиста в Центре длилось всего три месяца, что было явно недостаточно для подготовки виртуоза в этом деле. Но его чисто человеческие качества с лихвой компенсировали эти недостатки». Под крышей бельгийской фирмы «Король каучука» Карлос Аламо принимал активное участие в деятельности разведгрупп «Отто» (Треппера) и «Кента» (Александра Гуревича), пока не был схвачен гитлеровцами 13 декабря 1941 года в доме на улице Атребат, в Брюсселе. Где погиб Макаров и где похоронен ≈ до сих пор неизвестно.

Говоря о группе «Хемница», Робинсон, вероятно, имел в виду тех, кто избежал первого ареста в декабре 1941 года в Брюсселе и угодил в гестапо позже: Огюст Сесе, Герман Избуцкий, Морис Пеппер и многие другие антифашисты, входившие в состав брюссельских групп «Отто» и «Кента», работавшие под крышей фирмы «Симекс».

«2. Муж Паолы в дек. 42 предал Анни и Сисси, мою жену и моего сына».

«Паола», «Марта», «Симон» ≈ имена, под которыми была известна подпольщикам Жермен Шнайдер, швейцарка по национальности. Функционеры Коминтерна, Жермен и ее муж Франц, долгое время выполняли обязанности связных, курьеров и «почтовых ящиков» и были знакомы со многими коммунистами, которые останавливались в их квартире в Брюсселе. У них неоднократно бывал и Робинсон.

«Анни» ≈ Анна Максимович, дочь русского генерала, врач. Вместе со своим братом Василием принимала активное участие в работе парижской группы Треппера. «Сисси» ≈ Огюст Сесе, член брюссельской группы, был арестован 28 августа 1942 года в бельгийской столице. В апреле 1943 года его приговорили к смертной казни и в январе 1944-го расстреляли в берлинской тюрьме Плетцензее.

Клара Шаббель, жена Альберта Шнеэ и также сотрудница советской военной разведки, в годы Второй мировой войны являлась хозяйкой явочной квартиры. Была связана с антифашистской организацией в Берлине, которой руководили немецкие патриоты Харро Шульце-Бойзен и Арвид Харнак. Гестаповцы схватили ее 18 октября 1942 года в Хеннигсдорфе, в дверях собственной квартиры, после того, как она вернулась из госпиталя, где навещала своего сына Лео, раненного на Восточном фронте. Она с достоинством прошла свой дальнейший путь: гестаповские тюрьмы Плетцензее, на Принц-Альбрехтштрассе, Альт-Моабит и Барнимштрассе не смогли сломить ее. Имперский суд 30 января 1943 года приговорил Шаббель к смертной казни. Ее прошение о помиловании Гитлер отклонил. 5 августа 1943 года она была казнена в Плетцензее вместе с Хильдой Коппи, Эльзой Имме, Одой Шоттмюллер – членами организаций Шульце-Бойзена и Харнака.

Лео Шаббель был арестован 11 марта 1943 года и спустя 10 дней осужден гитлеровскими судьями к 5 годам тюремного заключения с формулировкой: «За подготовку к предательству». Весной 1945 года освобожден Красной армией. В 1969 году по ходатайству командования ГРУ Клара Шаббель была посмертно награждена орденом Отечественной войны II степени. Посол Советского Союза в ГДР Абрасимов вручил орден Лео.

«3. Отто арестован перед нояб. 42. Также его помощники в дек. 42. Паола и радист Леон арест. в янв. 43. Арестованы радисты в Брюсселе и Париже. Н. из Бр. арестован в Марселе».

«Отто» – Леопольд Треппер был арестован гестаповцами 24 ноября 1942 года в Париже, в кабинете зубного врача, о чем он много лет спустя рассказал в своих воспоминаниях. Его ближайших помощников схватили чуть позже: Гилеля Каца 2 декабря в Париже, Лео Гроссфогеля –16 декабря в Брюсселе. «Паолу» – Жермен Шнайдер, имя которой уже упоминалось выше, арестовали 31 января 1943 года в Париже. Пройдя через гитлеровские застенки, она выжила и умерла вскоре после окончания войны, в ноябре 1945-го в цюрихской больнице.

«Н. из Бр. арестован в Марселе».

Известно, что 12 ноября 1942 года в Марселе немцы схватили бывшего руководителя брюссельской разведгруппы «Кента», но ведь в марсельской группе работали и другие. Кого обозначил буквой «Н» Робинсон, остается загадкой.

«6. Предан мужчиной, единственным имевшим связь и адрес, полученные от вас. Я с другом был арестован в дек. По этому адресу найден материал. Друг приговорен к смерти... Мой швейцарский друг в П. арестован в апреле┘»

По поводу того, кто этот мужчина-предатель, существуют разные версии. «Швейцарский друг» – радист Медардо Гриотто. Гитлеровцы приговорили его к смертной казни, и он был гильотинирован 28 июля 1943 года в берлинской тюрьме Плетцензее. Та же участь ждала и самого «Гарри».

«Сисси» из 7-го пункта послания – по-видимому Рашель Дюбендорфер, которая руководила разведгруппой в составе резидентуры Шандора Радо.

Некоторое время ходили легенды о том, что Робинсон жив, что он, как и некоторые другие, согласился работать на немцев. Протоколы его допросов не сохранились. Однако попавший в плен к англичанам сотрудник зондеркоманды «Красная капелла» фон Копков рассказал, что «Гарри» был осужден тем же судом, что и Шульце-Бойзен, и затем казнен.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путинскими шпионами пугают Европу

Путинскими шпионами пугают Европу

Олег Никифоров

Атака на российские спецслужбы принимает масштабный характер

0
1131
Австрийский МИД пока замораживает контакты с Москвой

Австрийский МИД пока замораживает контакты с Москвой

Олег Никифоров

Шпионский случай с австрийским полковником осложнил отношения России с Альпийской республикой

0
1773
Безопасность Америки превыше всего

Безопасность Америки превыше всего

Владимир Иванов

Вашингтон решил оставить своих союзников один на один с террористами

0
2365
Осло против Москвы

Осло против Москвы

Леонид Печуров

Деятельность тайной полиции Норвегии во второй половине ХХ века

0
2936

Другие новости

Загрузка...
24smi.org