0
2278
Газета Спецслужбы Интернет-версия

12.01.2007

Фильм «Мертвый сезон» – это о нем

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов - ведущий эксперт Кабинета истории внешней разведки.

Тэги: молодый, мертвый сезон


23 марта 1961 года в Лондоне в знаменитом уголовном суде высшей инстанции Олд Бейли завершился судебный процесс по так называемому «портлендскому делу», основным из действующих лиц которого являлся канадский бизнесмен Гордон Лонсдейл. Его имя тогда не сходило с первых полос английских и американских газет. Но только спустя много лет стало известно, что в действительности этого человека зовут Конон Молодый и он – кадровый советский разведчик.

ШКОЛЬНИК, РАЗВЕДЧИК, СТУДЕНТ

Конон Трофимович Молодый родился 17 января 1922 года в Москве. Его отец, скончавшийся от инсульта в 1929 году в возрасте 50 лет, преподавал в Московском государственном университете и Московском энергетическом институте, а также заведовал сектором научной периодики в Госиздате. Мать была профессором Центрального научно-исследовательского института протезирования, во время Великой Отечественной войны стала военным хирургом.

В 1932 году с разрешения советского правительства Конон выехал в США к сестре матери Анастасии Наумовой, которая перебралась за океан еще за 18 лет до этого и обосновалась в городе Беркли, в Калифорнии. Ее племянник учился здесь в средней школе, где в совершенстве овладел английским языком. Много ездил по штату, посещал Нью-Йорк, другие американские города. В США эмигрировала и другая сестра матери Молодого – бывшая балерина Пьянкова, которая тоже хотела, чтобы племянник пожил с ней.

Когда Конону исполнилось 16 лет, встал вопрос о выборе юношей жизненного пути. Тетки настаивали, чтобы он в дальнейшем поступил в один из американских университетов и остался в Соединенных Штатах. Однако Молодый твердо решил вернуться на Родину. В 1938 году он приехал в Москву и продолжил учебу в 36-й московской средней школе, которую окончил в 1940 году.

В октябре того же года Конон был призван в ряды Красной армии. Прошел всю Великую Отечественную во фронтовой разведке. В должности помощника начальника штаба отдельного разведывательного дивизиона лейтенант Молодый неоднократно ходил в тыл противника, брал «языков», добывал необходимые командованию сведения, за что был награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», а также почетным нагрудным знаком солдатской доблести «Отличный разведчик».

После демобилизации из армии в августе 1946 года Конон поступил на юридический факультет Московского института внешней торговли. Учился легко. Сокурсники как-то сразу единодушно признали в нем вожака.

Генерал-лейтенант Виталий Павлов, который в начале 1950-х годов был руководителем англо-американского отдела нелегальной службы советской внешней разведки и изучал Молодого в качестве кандидата на работу в органы государственной безопасности, в своих мемуарах писал: «Тогда Конон Трофимович произвел сильное впечатление, надолго оставшееся в памяти. Он всегда стоял особняком, как, в известной мере, образец идеального разведчика...

...Когда он был еще студентом третьего курса института, на него обратила внимание советская разведка. Изучение его личных и деловых качеств в течение двух лет только подтвердило соответствие его кандидатуры высоким требованиям, которые предъявляет к разведчикам работа в нелегальных условиях.

Парень вызывал большую симпатию своим оптимизмом, уверенностью. Он обладал явными выдающимися способностями к разведывательной деятельности».

Окончив институт в 1951 году, Молодый остался в нем преподавателем китайского языка. В качестве соавтора принимал участие в создании учебника китайского языка, по которому, кстати, до сих пор занимаются студенты ряда вузов. Помимо блестящего знания английского и китайского языков, он свободно говорил по-французски и по-немецки.

КАНАДСКИЙ БИЗНЕСМЕН

В конце 1951 года Конон Молодый поступает на работу во внешнюю разведку органов госбезопасности и начинает готовиться к выполнению заданий за рубежом с нелегальных позиций. Он глубоко освоил теоретические основы разведывательной профессии и серьезно прочувствовал особенности предстоящей деятельности.

1954 год. Молодый нелегально выведен в Канаду, откуда с документами на имя канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла переехал в Англию, где стал руководителем резидентуры. В Лондоне он занялся бизнесом, создав фирму по продаже и обслуживанию игральных автоматов. Это являлось хорошим прикрытием для разведывательной работы и легализации средств, получаемых из Центра.

Вскоре к Бену (таким был оперативный псевдоним Конона Молодого) были направлены помощники – разведчики-нелегалы Моррис и Леонтина Коэны, выдававшие себя за новозеландских граждан Питера и Хелен Крогеров. Они поддерживали регулярную связь с Центром. (В середине 1990-х годов супругам Коэнам были посмертно присвоены звания Героев России.)

Резидентура Бена в течение пяти лет успешно добывала в большом количестве весьма ценную секретную документальную информацию Адмиралтейства Великобритании и военно-морских сил НАТО, касающуюся, в частности, английских программ разработки вооружений, в том числе – ракетного оружия, получившую высокую оценку советских специалистов. Ветеран внешней разведки полковник Василий Дождалев, который лично поддерживал периодический контакт с Беном и работал с одним из его источников в Англии, отмечал: «Думаю, Москва знала о подводном флоте Великобритании не меньше, чем сама королева Елизавета.

Помимо того, что мы полностью владели ситуацией, брали на вооружение и какие-то новые разработки. Полученные данные направляли в институты, в конструкторские бюро, активно внедряли в жизнь. Скажем, целая серия наших эхолотов была сделана на основе английских. Интерес к этим материалам был огромен».

А в архивных документах Службы внешней разведки России по этому поводу, в частности, указывается: «Это было одно из наиболее эффективных звеньев внешней разведки, которое успешно добывало секретную политическую, научно-техническую и военно-стратегическую информацию в важнейших учреждениях Англии и военных базах США, расположенных на ее территории».

Позже, на суде, было обнародовано заключение Королевской комиссии по делу Лонсдейла, в котором подчеркивалось, что в результате деятельности разведчиков «сколь-нибудь важных секретов в британском Адмиралтействе более не осталось».

ПРОВАЛ

Между тем еще в 1958 году ЦРУ завербовало одного из руководящих сотрудников польской разведки Голеневского. Он сообщил американцам о том, что у КГБ в Портленде есть ценный источник информации. Лэнгли проинформировало об этом английскую контрразведку. Последняя затратила на поиски советского агента целый год. К концу 1959 года он был установлен и взят в активную разработку. К середине 1960 года контрразведчики вышли на Бена, а затем и супругов Крогеров.

5 января 1961 года, испугавшись разоблачения, Голеневский, который находился в то время в командировке в Берлине, бежал в США. Предупрежденные об этом англичане из опасения, что Москва сообщит о случившемся своим разведчикам, поспешили взять под стражу Бена и Крогеров.

Когда Лонсдейла-Молодого арестовали 7 января, он держался подчеркнуто невозмутимо. На процессе Конон отлично контролировал себя, не расслаблялся ни на минуту, следил за своими жестами, выражением лица, чувствуя, как за ним внимательно наблюдает зал. В заключительном заявлении на суде советский резидент взял на себя всю вину, пытаясь облегчить участь супругов Крогеров.

Бен был приговорен к 25 годам тюремного заключения. Во время ареста, следствия и судебного процесса он вел себя стойко и мужественно, не выдав противнику никаких секретов. За исключением двух источников, о которых стало известно британской контрразведке, резидентура Бена так и осталась нераскрытой.

Публицисты Буллок и Миллер в своей книге «Кольцо шпионов» отмечали: «Приговор (25 лет) заставил ахнуть публику, заполнившую битком помещение суда. Даже самые максимальные предсказания, которые делали вовсю в течение нескольких дней, не превышали 14 лет заключения.

Лонсдейл же воспринял приговор с полуулыбкой и, четко повернувшись, быстро спустился по ступенькам к камерам, расположенным этажом ниже...»

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

Бен всегда был оптимистом, встречавшим любые невзгоды, большие и малые неприятности с уверенностью, что все преодолеет. В тюрьме он перевел около десятка английских книг на русский язык и – почти две тысячи страниц текста.

Однако, будучи уже в Москве, разведчик вспоминал: «Должен признаться, что в тюрьме я неожиданно остро ощутил одиночество. При мысли о своих родных и близких, живущих за тысячи миль, мне становилось очень грустно. Но я всегда находил утешение в мыслях, что моя работа полезна, в сущности, всем людям, включая и моих близких...»

Бен не сомневался, что на Родине о нем не забыли и делают все возможное, чтобы вызволить из неволи, о чем свидетельствует эпизод, рассказанный позже другим выдающимся советским разведчиком Джорджем Блейком (в результате предательства он был также арестован и приговорен к 42 годам тюремного заключения – самому продолжительному сроку наказания в истории британского правосудия, Молодый и Блейк некоторое время содержались в одной тюрьме): «...Я вспоминаю один наш разговор, который состоялся всего за несколько дней до того, как Лонсдейла внезапно перевели в другую тюрьму. «Ну что ж, – сказал он в своей обычной оптимистической манере, – я не знаю, что произойдет, но в одном я уверен. Мы с вами будем в Москве на большом параде в день пятидесятой годовщины Октябрьской революции». Это звучало фантастично в то время, когда мы только начинали отбывать очень длинные сроки наказания».

Самое интересное, что Бен оказался прав: оба разведчика были 7 ноября 1967 года на гостевой трибуне на Красной площади. Бен был освобожден, а Блейк бежал из тюрьмы.

В ноябре 1962 года Бен прочитал в одной из лондонских газет сообщение об аресте в СССР по обвинению в шпионаже английского коммерсанта Гревилла Винна. Это известие породило у него вполне обоснованные надежды на возможный обмен. И он действительно состоялся в 1964 году.

После возвращения на Родину Молодый работал в центральном аппарате внешней разведки. В одном из своих интервью советским журналистам Конон Трофимович отметил: «Я не воровал английские секреты, а методами и средствами, которые оказались в моем распоряжении, пытался бороться против военной угрозы моей стране».

«За мужество и стойкость, проявленные при выполнении особых заданий», полковник Молодый был награжден орденами Красного Знамени и Трудового Красного Знамени, а также нагрудным знаком «Почетный сотрудник госбезопасности». Работа Молодого положена в основу художественного фильма «Мертвый сезон», в котором он стал прототипом разведчика Ладейникова.

9 октября 1970 года Конон Трофимович Молодый скоропостижно скончался от инсульта. Похоронили его на Донском кладбище в Москве.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

24smi.org