0
5234
Газета Спецслужбы Интернет-версия

26.01.2007

Музей «Гороховая, 2»

Тэги: гороховая, вчк, музей


В Санкт-Петербурге, напротив здания Адмиралтейства, находится старинный четырехэтажный особняк, возведенный в конце XVIII века известным архитектором Джакомо Кваренги для лейб-медика императрицы Екатерины барона Фитингофа. Ныне здесь размещен музей, который, к сожалению, не известен широкой публике, поскольку не включен в перечень основных достопримечательностей Северной столицы. А между тем его экспозиция, пожалуй, могла бы заинтересовать многих людей, ведь посвящена она политической полиции России и органам госбезопасности.

ДО РЕВОЛЮЦИИ...

Почему музей разместился именно в этом доме?

После смерти Фитингофа особняк был выкуплен городской казной у его наследников, и с 1804 года в нем расположились «губернские присутственные места», то есть часть администрации Санкт-Петербурга. Факт этот интересен еще и потому, что здесь трудились будущие декабристы Кондратий Рылеев и Иван Пущин.

С конца 1877 года дом передается санкт-петербургскому градоначальнику, для служебной квартиры которого со стороны двора пристраивается пятый этаж. При высшем столичном должностном лице, ведавшим административно-полицейскими вопросами, непосредственно в помещении бывших присутственных мест размещаются Отделение по охране общественной безопасности и спокойствия, или хорошо знакомая нам охранка, а по соседству – губернское жандармское управление. Правда, затем они сменили адреса: губернское жандармское управление в 1898 году перебралось на Миллионную улицу, 11; в 1906-м Охранное отделение переехало в бывшую квартиру Александра Сергеевича Пушкина на набережную Мойки, 12.

Именно в доме на Гороховой, 2 24 января 1878 года Вера Засулич стреляла в градоначальника генерала Федора Трепова. Сюда привозили покушавшихся на жизнь императора Александра II народовольцев Александра Соловьева, Николая Рысакова, Николая Кибальчича, других менее именитых государственных преступников.

В мемориальном кабинете, ныне воссозданном в интерьерах конца XIX века, после Трепова восседал жандармский подполковник Георгий Судейкин – несмотря на столь скромный чин, фактически являвшийся руководителем российской политической полиции и впоследствии убитый собственным агентом – знаменитым провокатором Сергеем Дегаевым...

...И ПОСЛЕ

По иронии судьбы, в том же доме в течение 80 дней – в декабре 1917-го – марте 1918 года – будет находиться Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, а ее председатель, «рыцарь революции» Феликс Дзержинский ненадолго займет кабинет Трепова и Судейкина...

До окончания строительства широко известного в Ленинграде-Петербурге «большого дома» на Литейном проспекте в старом особняке располагались питерские подразделения ВЧК и ОГПУ. 30 августа 1918 года в подъезде дома эсер Канигиссер застрелил председателя Петроградской чрезвычайной комиссии Моисея Урицкого.

Между прочим, еще в 1925–1929 годах в особняке существовал первый Музей ВЧК-ОГПУ, правом посещения которого обладали все члены ВКП(б). Его появлению предшествовало следующее обращение Дзержинского к сотрудникам органов ОГПУ от 13 марта 1925 года:

«Дорогие товарищи!

История ВЧК-ОГПУ как органа диктатуры пролетариата имеет громадное значение не только при изучении Октябрьской революции и последовавшей затем борьбы за сохранение и укрепление власти пролетариата, но и практическое для европейского в его борьбе с капитализмом.

В будущем историки обратятся к нашим архивам, но материалов, имеющихся в них, конечно, совершенно недостаточно, так как все они сводятся в громадном большинстве к показаниям лиц, привлекавшихся к ответственности, а потому зачастую весьма односторонне освещают как отдельные штрихи деятельности ВЧК-ОГПУ, так и события, относящиеся к истории революции. В то же время кадры старых чекистов все больше распыляются, и они уносят с собой богатейший материал воспоминаний об отдельных моментах, не имеющих зачастую своего письменного отражения.

Поэтому мы, учитывая необходимость подбора материалов, которые полностью и со всех сторон осветили бы многогранную работу всех его органов, обращаемся ко всем старым чекистам с просьбой заняться составлением воспоминаний, охватывая в них не только работу органов ВЧК в разных ее направлениях, но и политическую и экономическую, сопровождающую описываемые события, а также характеристики отдельных товарищей, принимавших активное участие в той или иной работе, как из числа чекистов, так и местных партийцев вообще».

Но Дзержинский потребовал: «Все составленные таким образом материалы считаются совершенно секретными, пишутся от руки, на машинках не перепечатываются и в подлинниках (не оставляя у себя копии) направляются через фельдъегерский корпус лично в адрес заместителя председателя ОГПУ». И это во многом сказалось на историографии советских органов госбезопасности. В дальнейшем, в ходе проведения репрессий и чисток, бесценные документы были уничтожены.

И БЕНКЕНДОРФ, И КАЛУГИН

Чуть более тридцати лет назад в особняке Фитингофа, который еще в 1918 году был взят под охрану государства как памятник архитектуры и истории, открылся Мемориальный музей-кабинет Дзержинского, от которого и ведет свою родословную сегодняшний музей «Гороховая, 2» – филиал Петербургского музея политической истории России.

Есть тут свои герои и антигерои. От первого шефа жандармов и начальника Третьего отделения Александра Бенкендорфа до Николая Клеточникова, проникшего в святая святых политического сыска империи по заданию народовольцев. Или от друга Пушкина Ивана Липранди, по мнению многих литературоведов, выведенного в образе главного героя Марио в повести «Выстрел», до Федора Достоевского, проходившего обвиняемым первой категории по делу «противоправительственного кружка» петрашевцев.

Одним из интересных экспонатов этого дореволюционного раздела музея является картина Лупанова, запечатлевшего взрыв кареты Александра II 1 марта 1881 года, – художник оказался случайным свидетелем этого события.

В других залах представлена история советских и нынешних российских органов государственной безопасности. На первоначальном этапе существования музея немалую помощь ему в пополнении экспозиции оказывало Ленинградское управление КГБ, а затем УФСБ по г. Санкт-Петербургу.

Среди экспонатов, кстати, – фотография руководителей областного управления КГБ, на которой (среди прочих) запечатлен и небезызвестный генерал Олег Калугин. И это понятно: он, подобно многим другим, скажем так, «негативным персонажам», тоже навеки неотделим от недавнего прошлого страны.

– Мы видим свою задачу в том, чтобы донести до наших современников свидетельства прошедших эпох, – говорит директор музея Людмила Михайлова. – Мы не стремимся расставлять каких бы то ни было оценок – это дело историков и профессионалов других специальностей, мы же обязаны показать историю в наших экспонатах, рассказать о ней, в том числе и через судьбы конкретных людей┘

Олег Максимович Хлобустов – полковник запаса, эксперт Фонда национальной и международной безопасности.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Московская область покажет шедевры Фаберже

Московская область покажет шедевры Фаберже

Георгий Соловьев

В музее "Новый Иерусалим" открывается масштабная выставка работ знаменитого ювелирного дома

0
501
На солнечных качелях

На солнечных качелях

Елена Семенова

Выставка Ольги Лобановой откроет Год Пушкина

0
305
Щукин – в Москву, Морозов – в Петербург, Гейнсборо – из Лондона

Щукин – в Москву, Морозов – в Петербург, Гейнсборо – из Лондона

Дарья Курдюкова

Пушкинский музей объявил планы на 2019 год

0
1356
Церкви вместо планетария, училищ и музеев

Церкви вместо планетария, училищ и музеев

Лев Перчин

Теряя святыни Украины, Московский патриархат приобретает новую собственность в России

0
1157

Другие новости

Загрузка...
24smi.org